«Урановыми хвостами» — по России

Алла Ярошинская, ИА "Росбалт"

Более недели назад из Германии в Петербург прибыло очередное судно со  специальным грузом – отвальным гексафторидом (так называемыми «урановыми хвостами»). Предполагалось, что через несколько дней после перегрузки на железнодорожные платформы, этот небезопасный груз будет отправлен на один из заводов вглубь России.


Неожиданно состав с токсичными и радиоактивными отходами экологи обнаружили в районе станции питерского метро «Автово», вблизи жилых домов. Замеры радиационного фона возле контейнеров показали его повышение более чем в 30 раз — 680 микрорентген/час. Между тем, чтобы срезать часть пути, мимо радиационно-опасного груза, ни о чем не подозревая, проходили люди.

История повторяется: в 2006 году «Гринпис» обнаружил железнодорожный состав контейнеров с отвальным гексафторидом у питерской платформы «Капитолово». Радиационный фон возле состава составлял 2 тыс. мкР/час (!). Это более чем в 100 раз выше естественного фона. В тот раз факт нарушения требований транспортировки радиоактивных материалов был подтвержден надзорной организацией, и начальнику Октябрьской железной дороги было предписано устранить нарушения.

На обнаруженном в этот раз железнодорожном составе контейнеров с  отвальным гексафторидом поблизости станции метро «Автово» экологи растянули транспарант «Нет ввозу ядерных отходов!». Они потребовали от властей провести официальные измерения радиационного фона, исследования состояния контейнеров. Однако, пока информация о том, что кого-то «в верхах» это заинтересовало, не появлялась. Вместо этого, через некоторое время после начала акции, рассказал активист из неправительственной экологической организации «Беллона» Рашид Алимов, вблизи железнодорожной платформы появился вооруженный человек, который потребовал от телеоператора, приехавшего с экологами, прекратить съемку. Видимо, это был охранник контейнеров с ядерными отходами.

Анализ этой ситуации наводит на противоречивые мысли. С одной стороны, люди вправе знать уровень радиационного фона в любом месте страны, так же как и протестовать против ввоза и транспортировки опасных грузов через всю Россию. С другой — возникает вопрос: под видом экологов к спецгрузу мог подойти любой террорист и показать всем «кузькину мать», взорвав тонны отвального гексафторида. На видео, выложенном в Интернете, за грузовыми эшелонами виднеются жилые кварталы и все происходит вблизи станции питерского метро. Как утверждают эксперты британской атомной компании BNFL, выброс большого количества гексафторида урана при определенных условиях может привести к смертельным концентрациям в радиусе 32 км от места выброса».

Такие суда с «урановыми хвостами» из Европы в Россию можно назвать уже рейсовыми. С 1996 г. только по контрактам с западной германо-британско-нидерландской компанией Urenco к нам доставлено, по данным экспертов,  около 100 000 тонн отвального гексафторида, который образуется при обогащении урана. Срок контракта заканчивается в 2009-м. К этому времени, оценочно, в Санкт-Петербург и далее, из этой компании прибудет еще не менее 20 000 тонн «ядерных» подарков для «дорогих россиян». Контракт с французской компанией Eurodif — до 2014 года.

Между тем атомщики на голубом глазу утверждают, что никаких ядерных отходов в страну они не ввозят и что «зеленые» и экологи не только вводят народ в заблуждение, но и выступают могильщиками ядерной промышленности, которая на переработке «ядерных хвостов» с европейских АЭС облагодетельствует Россию. Что же происходит на самом деле?

Начнем с того, что на Западе за годы работы сотен АЭС уже накопились миллионы тонн отвального гексафторида, который там, на их территории, в обозримой перспективе не планируется к использованию. Это радиоактивные отходы, которые они всеми способами пытаются «сбагрить» нам. Потому что больше никто в мире эту «грязь» к себе домой из-за рубежа не завозит. В США отвальный гексафторид урана решением «Комиссии по регулированию ядерных вопросов» от 18 января 2005 г. официально признан радиоактивными отходами. И сегодня Россия – единственная страна в мире, принимающая в промышленных масштабах «урановые хвосты» на свою территорию из-за рубежа.

Согласно контрактам, между германо-британско-нидерландской компанией Urenco, французской Eurodif и другими, обратно в дообогащенной форме им возвращается всего 10% этого «добра». А 90% — просто остается в России, хранится на нашей земле с риском и для окружающей среды, и для людей. Кроме того, при дообогащении образуются и новые радиоактивные отходы, которые тоже никуда от нас не деваются. Западноевропейские эксперты, однако, утверждают, что существуют и такие контракты, где вообще не предусмотрен возврат на Запад продуктов переработки «урановых хвостов» ни в каком виде и не под каким «соусом».

Между тем, согласно российскому «Закону об использовании атомной энергии» (от 21 ноября 1995 года № 170-ФЗ) радиоактивные отходы (РАО) – это ядерные материалы и радиоактивные вещества, дальнейшее использование которых не предусматривается. (Или «Росатом» держит «планов громадье» на многие десятилетия вперед по использованию сотен тысяч тонн западных радиоактивных отходов, которые чудесным образом при пересечении российской границы превращаются в «ценное сырье», от общественности в секрете?) А по российскому законодательству, ввоз радиоактивных отходов в страну запрещен. 10% дообогащения – это та пыль в глаза обществу, которая и должна заслонить 90% навсегда остающейся в России радиоактивной «грязи» с западных АЭС. Что же и кому еще не ясно?

Тем не менее, «урановые хвосты» вот уже более десяти лет ввозятся из Европы в Россию через порт Санкт-Петербурга, а далее транспортируются на заводы в Ангарск в Иркутской, Северск в Томской, Новоуральск Свердловской областей и Зеленогорск в Красноярском крае. Обедненный гексафторид урана хранится на открытых площадках в баллонах, представляя значительную опасность для окружающей среды. Нетрудно представить, что произойдет, например, при авиакатастрофе или пожаре, не говоря уже о террористическом акте. Ведь при  контакте обедненного гексафторида урана с воздухом образуются высокотоксичные соединения отнюдь не полезные для всего живого.

«Атомщики завозят уран, очищают его, в обогащенном виде отправляют обратно, а отходы остаются нам. Это и есть завуалированная, скрытая форма ввоза ядерных отходов, — пояснил «Росбалту» свое видение проблемы доктор химических наук, президент российского союза «За химическую безопасность» Лев Федоров. — И «Росатом» должен, наконец, перестать обманывать население России – он занимается завозом чужих ядерных отходов».

Интересно, что некоторое время назад, по этому поводу в самих Нидерландах разразился громкий скандал. Голландский физик-ядерщик Кееса Андриссе (Kees Andriesse) в эфире одной из радиостанций прямо заявил о том, что предприятие Urenco «сбрасывает» в Россию «ядерные отходы» и призвал компанию отказаться от дальнейшей продажи Москве обедненного урана. Он рассказал, что большая часть экспортируемого в Россию из Urenco урана складируется на российских предприятиях на длительный срок в виде ядовитого гексафторида». «Нельзя сбрасывать свой мусор кому-то другому, — призвал физик-ядерщик, — нидерландское государство должно само взять на себя ответственность за утилизацию ядерных отходов». По мнению Андриссе, для Urenco «это дешевый способ избавиться от урана, который фирма не может использовать сама».

Директор компании Urenco Хююб Ракхорст (Huub Rakhorst), неуклюже  оправдываясь, только подтвердил сказанное физиком. По его словам, обедненный уран Urenco продает в Россию для переработки на предприятиях в Сибири. Небольшая часть переработанного урана, объяснил он, вновь поставляется в Нидерланды фирме Urenco, а 70% — складируется на неопределенное время на российских заводах в городах Новоуральск, Ангарск и Северск.

На каждую тонну обогащенного урана приходится 7 тонн отходов обедненного гексафторида урана. Как утверждают эксперты, за последние 10 лет в результате дообогащения РАО, полученного от западных компаний, в России образовалось не менее 500 000 – 600 000 тонн новых радиоактивных отходов, которые навсегда остаются в стране. Что же, спрашивается, хорошего в том, что кто-то под шумок транзитного периода превращает Россию в мировую ядерную свалку?

Нет сомнений в том, что если бы переработка «урановых хвостов» была выгодна и соответствовала западным стандартам экологической и иной безопасности, то «акулы империализма» обогащались бы на ней сами и уж точно не делились с «Росатомом». То же самое касается и стоимости захоронения этих радиоактивных отходов: не выгодно! По оценкам специалистов,  в разных странах утилизация только одной тысячи тонн этого «добра» колеблется от 2 до 22 миллионов долларов. И если бы компании Urenco и Eurodif не нашли «Росатом», а утилизировали эти отходы у себя сами, то стоимость их продукции возросла бы, как свидетельствуют эксперты, не менее чем в 5 раз. Почему же Россия вот уже более десяти лет проводит эту почти благотворительную акцию для богатых западных компаний? И кому на самом деле все это выгодно?

Опубликовано ИА "Росбалт" 22.03.2008

назад

Материалы из архива

7.2009 Производство для потребления или…

М.Ю. Ватагин, к.э.н.,  директор ЭФЭН-Киев; И.В. Вережинская, ведущий экономист ЭФЭН-КиевПотребители, в народном хозяйстве, противопоставляются производителям, хотя каждый, относительно, есть и то, и другое.         Словарь В.И. Даля [1] Богат не тот, у кого МНОГО, а кому ДОСТАТОЧНО.    Народная мудрость

6.2009 Как сокращали морские стратегические ядерные силы

В.В.Мурко, инженер-кораблестроитель, директор судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске (1972-1983 гг.), президент ОАО «Морское кораблестроение» (1993-2004 гг.)28 ноября 1988 г. ЦК КПСС и СМ СССР издали Постановление «О развитии морских стратегических ядерных сил», в котором предписывалось к началу XII пятилетки завершить разработку комплекса Д-19УТТХ и осуществить перевооружение ТРПК СН проекта 941.

6.2007 ПЛАВУЧИЕ АЭС: «ХРОМАЯ УТКА» РОСАТОМА

Надежда Попова, «Аргументы неделi»В недрах атомного ведомства страны разгорается скандал. После бодрых рапортов о том, что в России в ближайшее время будет построена флотилия из 7 плавучих атомных станций (по другим данным, из 15, а академик Евгений Велихов и вовсе озвучил цифру 150), стали раздаваться робкие вопросы: а потянем ли? а не опасны ли эти плавучие АЭС? как охранять будем? Некоторые опасения по вопросу безопасности атомных поплавков выражают и ученые Института ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт». Свои мысли вслух о дороговизне проекта озвучил министр Герман Греф.