О пользе рациональности

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности:
- Религиозный тип мышления оказывается очень живучим… Речь идет о примате верований над фактами. А верить можно как в Бога, так и в зеленую энергию или невидимую руку… Так, Брюссель уверен, что его энергобезопасность может быть достигнута только за счет снижения зависимости от России. Рациональных контраргументов можно предъявить множество. Альтернативные виды топлива все равно существенно дороже углеводородов, уголь неизбежно ухудшит экологическую ситуацию, атомная энергетика требует урана, которого в Европе нет, зато хоть отбавляй у террористических структур, которые могут воспользоваться ростом числа атомных станций… Раньше торговцев изгоняли из храма. Теперь пришла пора выгнать политических фундаменталистов с биржи.

назад

Материалы из архива

2.2006 Выход один – акционирование

Отраслевая система повышения квалификации – эффективный инструмент реализации амбициозных планов руководства Росатома Ю.П.Лисненко, ректор ГРОЦ Уже два года отраслевая система повышения квалификации лихорадочно ищет способы сохранения своего потенциала в рамках проводимой реформы науки и образования. Шесть отраслевых институтов повышения квалификации (ИПК) не обеспечены отраслевыми заказами, заявки предприятий отрасли на образовательные услуги ничтожно малы, что вынуждает ИПК привлекать сторонних заказчиков.

1.2008 Атом имени Ломоносова

Александр КулешовРазговоры о строительстве атомной теплоэнергоцентрали (АТЭЦ) в Архангельске велись еще в 80-х годах прошлого столетия. Однако Чернобыльская катастрофа поставила жирную точку на проекте, не смотря на то, что площадку под строительство уже начинали готовить. Неподалеку от Архангельска до сих пор можно наблюдать несколько заросших, частично асфальтированных дорог, ведущих к горам песка. Больше здесь ничто не напоминает о начавшемся когда-то строительстве.

2.2008 Бомба для масс-медиа

Е.О.Адамов, бывший министр атомной промышленности РФЯ требовал, чтобы меня освободили, чтобы я вернулся в Россию и имел возможность, во-первых, опровергнуть все обвинения, которые, как я понимаю, изначально тогда выдвигали, чтобы вернуть меня в Россию, и потом таким же образом поехать в США и с теми обвинениями разделаться. Начнем с США Там два, по сути, обвинения. Одно обвинение – что украли средства у института моего родного, которым я руководил 12 лет, прежде чем стал министром, в который вернулся после того, как обокрал его…