Нужна ли России морская стратегия

Развитие военно-морской стратегии (ВМС) с древнейших времён и до наших дней шло параллельно с практикой  применения сухопутных и  военно-морских сил. В России основы ВМС заложили Пётр I , Г.А.Спиридов, Ф.Ф.Ушаков, Д.Н.Сенявин. Период первой и второй мировых войн внёс свой вклад в военно-морское искусство и способствовал развитию военно-морской стратегии. Как создавалось военно-стратегическое направление в нашей стране , рассказывает Владимир Георгиевич  Лебедько, к.в.н., проф., контр-адмирал в отставке,  в течение ряда лет руководивший ведущими управлениями оперативно-стратегических штабов флота и сухопутных сил.


- Попытки разработки ВМС предпринимались ещё в конце  XIX  века перед русско-японской войной. Развитием теории прикладной морской стратегии в России занимались Н.Орлов (1896 г.), Н.Кладо (1905 г.), Б.Жерве (1919 г.), А.Немитц (1926 г.). Но и тогда были активные противники ВМС, отрицавшие необходимость разработки теории морской стратегии, такие как представитель Генштаба М.Петров (1928 г.).

 В 1939 году были подготовлены  «Наставления по ведению морских операций». Их развитию в полноценную ВМС помешала  война. Для решения стратегических задач, стоящих перед флотом, уже после Великой Отечественной войны, в 1950 году было создано военно-морское министерство. В 1952 году начальник Морского Генштаба адмирал  В.А.Фокин выступил тогда инициатором создания основ теории ВМС СССР. Но после смерти Сталина все эти начинания  ликвидировали. Был восстановлен аппарат Главного командования ВМФ. В течение почти тридцати лет (с 1956 по 1985 год) его возглавлял Главком адмирал С.Г.Горшков. Командовавший во время Великой Отечественной войны Азовской и Дунайской военными флотилиями, в начале 1950-х гг. -- Черноморским флотом, Горшков не оставлял мысли о разработке стратегии ВМФ. Но для того чтобы её разработать, надо было иметь современный морской флот. И этот флот он создал.

В период 1952-1991 гг. в создании и развитии теории стратегического применения ВМФ принимали участие С.Кучеров, И.Исаков, С.Горшков, В.Лисютин.

К 1985 году ВМФ СССР имел под своим флагом 1880 надводных и подводных кораблей, в том числе 250 атомных подводных лодок, 4 тяжёлых атомных ракетных крейсера (последний из них — « Пётр Великий» плавает до сих пор, остальные стоят на приколе). Большой разведывательный корабль «Урал» с атомной энергетической установкой, построенный в Ленинграде, был переведен на Тихоокеанский флот, где и пропал.

Несмотря на существование такого огромного флота, средства для развития береговой инфраструктуры выделялись в мизерных количествах. Многие новейшие проекты атомных подводных лодок и надводных кораблей быстро выходили на утилизацию из-за отсутствия необходимого берегового обслуживания. Сегодня из тех почти двух тысяч  кораблей осталось только 120. И это на четыре флота и Каспийскую флотилию!

На начало 2000 года в составе ВМФ находился 21 ракетный подводный крейсер с 328 баллистическими ракетами (1376 зарядов). Вместе с 756 МБР  и 926 крылатыми ракетами ВВС это обеспечивало стратегическим ядерным силам (СЯС) страны 5842 заряда. К началу 2007 года Россия располагала уже только 13 ракетными подводными крейсерами стратегического назначения со 192 БР. За семь лет (с 2000 по 2007 г.) СЯС утратили почти 2,5 тыс. зарядов. За это время было списано 440 МБР различного базирования (1). Положение с морской составляющей СЯС ещё хуже.

--Для сохранения режима гарантированной ядерной стабильности, ядерного сдерживания, по мнению эксперта ВПК С.Брезкуна, значимой составляющей СЯС наряду с  Ракетными войсками стратегического назначения должен оставаться флот ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПК СН) с приоритетом их строительства  и ввода в строй. «Наш флот должен быть атомным, ракетоносным, подводным и современным».(2)

--В год мы разрезаем 18 АПЛ, взамен из ремонта или со стапелей должны получать хотя бы  одну лодку. На деле на создание одной лодки уходит почти десять лет. Пока со стапелей сошли только АПЛ «Юрий Долгорукий», заложенная ещё в 1996 году, и «Дмитрий Донской», постройки 1982 года, более 10 лет проходившая модернизацию, да две дизельные лодки. За период 1992-1999 гг. ВМФ получил около 50 кораблей и катеров, заложенных ещё в СССР. За эти годы построены одна атомная подводная лодка (АПЛ) 971 проекта, две ПЛ проекта 877, несколько сторожевых катеров. Было начато строительство ещё 6 подлодок и 10 катеров. Заложены головные корабли новых проектов: АПЛ «Северодвинск», ДЭПЛ «Санкт-Петербург», сторожевой корабль «Новик». С 2000 года поступление новых кораблей на флот резко упало. Были построены одна АПЛ 971 проекта «Гепард», один ракетный катер, один тральщик (1).

Серьёзнейшей проблемой ВМФ остаётся необеспеченность кораблей ремонтом, из-за чего списываются боевые единицы, которые могли бы оставаться в строю ещё 10-20 лет. Сегодня в составе российского подводного флота находятся 12 ракетных крейсеров стратегического назначения (АПЛ проекта 667 БДР и БДРМ), около двух десятков многоцелевых ракетно-торпедных АПЛ  и около 25 дизельных ПЛ (2).

За последние два десятилетия наш флот из океанского превратился в прибрежный. Вряд ли для такого состава ВМФ нужна военно-морская стратегия.

--Но стратегические задачи у России остались. В связи с истощением мировых энергетических и биологических ресурсов, стратегические вопросы обеспечения национальной безопасности во всех ведущих странах выходят на первое место. США активно вмешиваются в энергетические стратегии других государств. В начале 2007 года  Конгресс США рассмотрел законопроект под названием «Акт об энергетической дипломатии и безопасности», ставящий энергетические вопросы во главу американской внешней политики. В очередной раз был поднят вопрос о том, что природные ресурсы Сибири и севера нашей страны должны принадлежать всему миру, а не только России. Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики в области безопасности Хавьер Солана и комиссар ЕС по внешним связям Бенито Ферреро-Вальдерн призвали ЕС выработать единую политику в отношении арктического региона с тем, чтобы не допустить Россию в энергетические зоны Арктики(4). А палата представителей Конгресса США одобрила закон, запрещающий создание в мире (!)газовых картелей типа ОПЕК, с тем чтобы никто кроме Вашингтона не мог контролировать сырьевые поставки. Возможно, именно поэтому главком ВМФ В.Высоцкий в перечне национальных интересов России, защищаемых с участием ВМФ назвал:
-обеспечение гарантированного доступа РФ к ресурсам и пространствам Мирового океана,
-недопущение доминирования каких-либо государств или блоков в пространствах Мирового океана,
-формирование и обеспечение эффективного функционирования коммуникаций.
Правда, при этом ни слова не было сказано о главном назначении ВМФ в гарантированном исключении внешней агрессии против России, что и должно являться приоритетной задачей ВМФ(2).
   
--Еще в середине 1980-х гг. при подготовке перспективного плана рекогносцировки южного побережья Баренцева, Карского морей, островов Новой Земли и ряда других районов с целью создания пунктов маневренного базирования и погрузки ракет на РПК СН вблизи государственных границ, в Амдерме, где работала группа Оперативного управления штаба флота, командир истребительного авиаполка ПВО рассказывал, что американские самолёты-разведчики  ЕС-135, прилетающие с Аляски, частенько посещают внутреннюю часть Карского моря вплоть до Ямала, изучая потенциальные районы боевых действий и реакцию наших ПВО в случае нанесения удара по нефтедобывающим районам Западной Сибири. Районы добычи стратегического сырья были и остаются одной из главных целей в мировом противостоянии потенциальных противников. Именно энергоресурсы сегодня являются основным источником региональных военных конфликтов.

В 1980-е годы холодная война была в самом разгаре. В соответствии со стратегией «прямого противоборства» Соединённых Штатов нашему Северному флоту противостояла группировка Объединённых военно-морских сил НАТО и США в составе 500 боевых кораблей, в том числе, 8 авианосных ударных групп, 40 ракетных подводных лодок, 90 ракетных кораблей, 1000 самолётов и свыше 500 вертолётов.

Наш флот в те времена интенсивно пополнялся новыми подводными лодками, надводными кораблями, самолётами и вертолётами. Общий состав флота насчитывал до  180 атомных и дизельных ПЛ, 250 боевых кораблей и 380 самолётов и вертолётов, представлявших передовой эшелон Вооружённых сил Советского Союза.

Ни о каком паритете при таком количественном соотношении речи быть не могло. Достичь его  было возможно  только политическими и военно-стратегическими усилиями. Главком ВМФ С.Г.Горшков постоянно искал эти возможности. В условиях когда только на одну Москву были нацелены 48 ядерных баллистических ракет с американских  АПЛ, несущих боевое дежурство в северо-восточной Атлантике, Средиземном море, мы должны были иметь резерв для ответно-встречного ядерного удара. И поэтому активно  осваивали арктический подлёдный район. Последнее слово оставалось за ним. Кто владел северной вершиной планеты, тот контролировал ситуацию в мире.

--Таким образом, советская Арктика находилась в зоне «национальных интересов» США задолго до начала разведки шельфовых месторождений углеводородов в Баренцевом и Карском морях?  

--Ещё  в 1972 году начальник погранзаставы на мысе Челюскина доложил об обнаружении иностранной подводной лодки, всплывшей вблизи побережья. В тот раз  начальство ему не поверило, а через десятилетие было получено подтверждение, что иностранная лодка действительно посещала этот район. Более того, за два года до этого через пролив из моря Лаптевых в Карское прошла американская атомная подводная лодка, обогнула Северную Землю и ушла в сторону Чукотского моря.

В ноябре 1969 года мне самому довелось стать участником инцидента, случившегося в результате столкновением нашей АПЛ «К-19» с американской подводной лодкой «Гэтоу» в Баренцевом море.

--«К-19»-- та самая «Хиросима», пожар на которой в 1972 году унёс жизни 28 моряков?

--Да,  «К-19» была первой ракетной атомной подводной лодкой СССР и ей довелось перенести все виды аварий, какие только были возможны на корабле. Она прослужила на Северном флоте тридцать лет, пережив столкновение под и над водой, пожар, ядерную аварию главной энергетической установки, вывод из строя реактора, переопрессовку первого контура. По-видимому, поэтому и получила у моряков прозвище «Хиросима».

В ноябре 1969 года «К-19» должна была отрабатывать боевую задачу на полигоне в Баренцевом море. Старшим на борт АПЛ «К-19» был назначен я, в то время бывший заместителем командира 18 дивизии подводных лодок Северного флота.

Занимаясь подготовкой к отработке боевой задачи в подводном положении, мы столкнулись с неизвестным дрейфующим предметом, которым, как выяснилось  через много лет, оказалась американская АПЛ «Гэтоу», осуществлявшая разведку в Баренцевом море по заданию Центрального разведывательного управления США.

Благодаря своевременным мужественным действиям вахтенной команды центрального поста экипаж ПЛ «К-19» остался цел и лодку удалось спасти.

Только в 1986 году из обобщённой разведсводки по флотам НАТО удалось установить, что 15 ноября 1969 года в Баренцевом море потерпела аварию американская подводная лодка «Гэтоу».

В те дни Советский Союз готовился к переговорам с Соединёнными Штатами о заключении договора по ограничению стратегических вооружений ОСВ-1. Ни американскому, ни нашему военно-политическому руководству это столкновение не  было нужно.  Все сведения об данном инциденте сразу засекретили. Правда, в середине 1970-гг. американская пресса сообщила, что их лодка-разведчик «Гэтоу» столкнулась в Баренцевом море с советской субмариной. За последующие тридцать лет таких столкновений произошло более двадцати. К счастью, ни одна из подводных лодок тогда  не погибла, чего нельзя сказать о  катастрофе с «Курском», унёсшей жизни 118 подводников.

По мнению ряда отечественных и иностранных специалистов-подводников аналогичная история с атомным подводным крейсером «Курск», произошедшая 12 августа 2000 года на учениях Северного флота в том же Баренцевом море, повторила ситуацию с АПЛ «К-19» в 1969 году. Здесь можно провести и  политические параллели: в 2000 году планировалась встреча Большой восьмёрки в Брунее, где Россия должна была утвердиться в качестве её полноправного члена. И опять же ни России, ни США общественный резонанс по поводу этой катастрофы был не нужен.

В июле 2002 года  Петербург посетил Барри Мерил, бывший агент национальной безопасности США. И вот что он рассказал через 23 года после того столкновения.

 «АПЛ «Гэтоу» действовала по плану секретной разведывательной операции «Холлистоун», проводимой совместно Агенством национальной безопасности и Разведуправлением ВМС США ( решение задач стратегической разведки). К этому походу «Гэтоу» прошла специальную подготовку с целью максимального снижения уровня шума ПЛ. На лодке был сооружён специальный отсек, начинённый новейшей аппаратурой для радиоперехвата и прослушивания сообщений штабов ВМФ. Аппаратуру спецотсека  обслуживали 8 сотрудников Агенства национальной безопасности, в которые входил и Барри Мерил.

С вечера 14 ноября 1969 года «Гэтоу» следила за нашей лодкой, то есть с первого момента погружения «К-19». Командный пункт «Гэтоу» ошибся при определении скорости  «К-19», посчитав, что наша лодка идёт восьми узловым ходом. «Гэтоу» обогнала «К-19» и, решив, что она повернула вправо, сделала то же самое. И тут раздался страшный удар в правый борт на расстоянии 3 футов от корпусной защиты реактора. Лодка с глубины 66 метров провалилась до 100 метров. Запаниковавший командир минно-торпедной части «Гэтоу» приказал подготовить к стрельбе две торпеды и ракету «Саброк» с ядерными боеголовками. К счастью, командир АПЛ отменил его приказание. Лодка подвсплыла на глубину 25 метров и взяла курс на восток (где мы не стали бы её искать,В.Л.) в район мыса Святой нос. На востоке «Гэтоу» всплыла, легла на левый борт, заделала пробоину и своим ходом вернулась в базу».

Капитан Лоуренс Бурхард доложил командованию ВМС США, что столкнулся с советской подводной лодкой в районе горла Белого моря. За это столкновение должностями поплатились старпом «Гэтоу» (с формулировкой:  « за  повреждение правого борта при входе в док»), а чуть позднее и её командир.

По результатам  расследования комиссии, изучавшей АПЛ «К-19» после постановки её  в док судоремонтного завода в Пала-губе, начальник Главного штаба ВМФ в докладе начальнику Генштаба ВС СССР маршалу М.В.Захарову отметил следующее: «общей причиной столкновения подводных лодок является несовершенство существующих средств подводного наблюдения на ПЛ, не позволяющее своевременно обнаруживать малошумные цели».

Для нас то столкновение закончилось достаточно благополучно,  из экипажа никто не погиб. Лодка самостоятельно вернулась в базу. На американской лодке в результате пробоины размером 15 на 30 см должен был затопиться отсек и находившиеся в нём люди, по-видимому, погибли. Если бы «К-19» на момент столкновения имела скорость на 1-2 узла больше, она разрезала бы американскую лодку пополам.

Наше арктическое побережье американцами контролируется давно. А сейчас в Конгрессе и Сенате США исподволь идёт подготовка общественного мнения, чтобы не пролонгировать договор СНВ-1, подписанный в 1991 году. В этом случае их перевес в боеголовках станет троекратным.

--В какие годы  происходило наиболее активное освоение Арктики советским подводным флотом?

--С 1963  до середины 1990-х гг. советский атомный подводный флот господствовал в Арктическом регионе. За этот период в Арктике было совершено более 300 походов. Наши ракетные подводные крейсеры находились подо льдами по 60-90 суток. Баренцево, Карское, море Лаптевых, Чукотское, моря Бофорта и Баффина, Гренландское море -- во всех этих морях несли постоянное дежурство советские АПЛ.

Находясь в Арктике, советские ракетоносцы могли нанести ответно-встречный удар по любым целям вплоть до экватора отовсюду: от причала, находясь в доке или даже из- подо льда в океане.

Уже первые стрельбы с АПЛ из приполюсного района в начале 1980-х гг. продемонстрировали хорошие результаты. В те времена за выполнение текущих боевых задач Героев Советского Союза не присуждали. Это были обычные военно-морские будни.

В 2006 году ракетные стрельбы с АПЛ «Екатеринбург» показали все ведущие ТV каналы России. Отработка военных тактико-технических задач стала разменной картой в политических играх руководителей мировых держав.

В 1998 году одна из наших АПЛ была направлена к берегам Америки, где ей удалось отследить передвижения американской подводной лодки, а затем спокойно возвратиться в свои территориальные воды. Какой шум поднялся по этому поводу  тогдашним российским руководством: « Как посмели? Возникнет конфронтация!» Командира лодки чуть ли не сняли с должности. Хотели вообще выгнать с флота. Но тут на своих подводников «наехал» американский Конгресс: «Как ВМС США допустили, что русские следили за американской лодкой!» После такой оценки американскими «коллегами» действий российских подводников наше руководство срочно присвоило командиру АПЛ звание Героя России.

--И всё-таки,возвращаясь к главной теме, существует ли в нашей стране, омываемой 13 морями,  военно-морская стратегия, позволяющая осуществлять развитие ВМФ с учётом требований обеспечения национальной безопасности страны в условиях современных мировых политических тенденций?

--После Главкома ВМФ С.Г.Горшкова, при котором советский подводный флот стал океанским и господство Советского Союза в Арктике обеспечило океанский паритет с ВМС США, говорить о сформированной военно-морской стратегии не приходиться.

Во-первых, морскую стратегию нужно рассматривать только во взаимодействии ВМФ с наземными ракетными войсками стратегического назначения, стратегической авиацией, а в будущем, и с военно-космическими силами, которым так много внимания уделяется США.

Строительством ВМФ должны заниматься моряки, а не сухопутные генералы, не ВПК. При историческом верховенстве сухопутного руководства флоту у нас отводилась одна задача—содействовать сухопутным войскам, оказывать им артиллерийскую и авиационную поддержку, обеспечивать переправу войск через водные преграды, фьорды.

Во времена Главкома Горшкова военно-политическое руководство страны стало склоняться к решению о необходимости создания флота, способного выполнять многоплановые задачи на морских и океанских направлениях. Не только содействовать сухопутным войскам, но и обеспечивать поиск и уничтожение ракетных подводных лодок противника, его авианосных ударных группировок, нарушать морские коммуникации противника, разрушать его наземные стратегические объекты, осуществлять оборону своих коммуникаций и систем базирования флота. ( Сегодня к этим задачам добавилась и необходимость уничтожения военных космических объектов. В отличие от нас американцы уже создают такие ПЛ).

Тогда же появились теоретические наработки к созданию ВМС в виде теории стратегических операций на океанском театре военных действий при решающей роли ВМФ. Как никто другой С.Г.Горшков понимал роль интегральной общности всех составляющих морской мощи государства: военного, транспортного, рыбопромыслового, научного, других флотов, а также их береговой инфраструктуры. Авторский экземпляр книги С.Г.Горшкова «Морская мощь государства», подаренный мне в 1984 году, я обещал Сергею Георгиевичу носить вместо ордена. В те годы ВМФ стал передовой группировкой Вооружённых Сил СССР.

--Но холодная война отличается от горячей скорее борьбой идеологий, экономическим, политико-психологическим противодействием сторон?

--Даже в самый разгар холодной войны советское военно-политическое руководство делало ставку на противостояние только вооруженных сил, в то время как американцы, помимо заботы о росте военного потенциала, тратили миллиарды долларов на такие направления холодной войны, как внутреннее разложение основного противника—советского государства, и в первую очередь, его руководства.

В самые критические моменты доклады начальника разведки флота не выходили за рамки военного противостояния по аналогии с первой и второй мировыми войнами. Чьи методы оказались успешнее, сегодня можно судить по уровню социально-экономического обвала нашей страны в 1990-х гг., по исчезновению с карты мира могущественного государства—СССР.

Чтобы история учила, а не наказывала, из неё следует извлекать уроки. Наличие сильного военно-морского флота в 1980-е гг. позволяло нам двумя небольшими бригадами пограничных кораблей на Севере и Чукотке охранять свои арктические территории от Северного полюса до Кольского полуострова и Чукотки, имея за спиной мощь Северного и Тихоокеанского флотов. Появление в те времена  одного советского тральщика в районе Марокко приводило в чувство марокканских артиллеристов, позволявших себе расстреливать с катеров советские сейнеры, ведущие лов рыбы в нейтральных водах в этом регионе Атлантики.

Теперь же в российских территориальных водах браконьеры всех мастей варварски уничтожают колонии крабов и других ценнейших представителей морской фауны.

--То есть морской державе военно-морская стратегия нужна не только для решения военно-политических задач, но и для сохранения политического и экономического  веса  нашей страны на мировой арене?  

--Конечно. И чем раньше поймёт это наше руководство, тем быстрее и легче будут решаться многие хозяйственные задачи внутри страны, внешнеэкономические и политические проблемы на мировой арене. Последние месяцы об этом наконец-то заговорили в Правительстве РФ.

--Пока же окончательные сроки принятия Военной доктрины России ставятся в зависимость от результатов президентских выборов 2008 года.
 По мнению президента Академии военных наук генерала армии М.Гареева военная доктрина должна стать декларацией  политики государства в области обороны, объявленной своему народу и всему миру и  отвечать на 4 основных вопроса:
-характер современных угроз для безопасности России и вытекающие из них оборонные задачи,
-какая военная организация нужна для нейтрализации потенциальных угроз и выполнения оборонных задач,
-возможные способы применения Вооруженных Сил в вооружённых конфликтах на современном этапе,
-как подготовить к обороне страну в целом: в экономическом, военно-промышленном и морально-политическом отношении (5).
Характер же угроз зависит от будущего политического устройства мира, перспективы которого сегодня ещё не очень ясны.
--Современная Военная стратегия России должна иметь три составляющих: морскую, континентальную и воздушно-космическую, в соответствии с потенциальными угрозами национальной безопасности страны. А поскольку энергетические интересы ведущих игроков на мировой арене всё больше смещаются к Северу, соответственно должна возрастать и роль морской составляющей в решении этой проблемы.
--Но пока «стратегический» подход к формированию военной, в том числе, и морской стратегии российского государства  поставлен в зависимость от политических выборов.
--Современная Военная стратегия России должна иметь три составляющих: морскую, континентальную и воздушно-космическую, в соответствии с потенциальными угрозами национальной безопасности страны. А поскольку энергетические интересы ведущих игроков на мировой арене всё больше смещаются к Северу, соответственно должна возрастать и роль морской составляющей в решении этой проблемы.

Литература
1.Доклад Института национальной стратегии по результатам исследования «Кризис российской армии», 12.02.08
2. С.Брезкун «Ядерно-подводный недобор?», ВПК №9(225),  2008
3. Д.Литовкин «Элитная группировка АПЛ нового поколения», справка «Известий», 16.03.06
4. Правда.РУ, 12.03.08
 5. Доклад М. Гареева на военно-научной конференции  в Академии военных наук 20.01.07

Подготовила Т.Девятова

назад

Материалы из архива

2.2008 Повышение КПД преобразования тепловой и ядерной энергии в электрическую

В.Т.Ворогушин, Г.Б.Тельнова, К.А.Солнцев, Институт физико-химических проблем керамических материалов РАНУвеличение потребности в электроэнергии при неэффективном сжигании топлива приводит к истощению полезных ископаемых и к экологическим проблемам. Поэтому необходимо развивать возобновляемую энергетику и повышать КПД тепловых и атомных электростанций. С начала запусков первых искусственных спутников земли появилась необходимость в создании источников тока, удовлетворяющих требованиям космической энергетики.

2.2009 Энергетика послекризисного мира

С.В.Коровкин, главный инженер проекта ОАО «Атомстрой», НИКИМТВсе согласны с тем, что индустриальный мир после кризиса будет другим. Другими будут не только экономические, но и технологические системы индустриального общества. Уже сейчас проясняется будущая энергетическая система послекризисного индустриального мира. Основным источником энергии в  XXI веке в развитых странах будет  не нефть, не газ, не уран, не дрова и не солома.

5.2006 Еще раз о причинах Чернобыльской аварии

Дмитрий Стацура, начальник отдела технической поддержки Представительства ЗАО «Атомстройэкспорт» в г.Ляньюньгане, Китай, e-mail: statsuradmitriy@rambler.ru В последние годы появилось большое количество публикаций, посвященных причинам аварии на Чернобыльской АЭС. Обсуждение этого вопроса продолжается с 1986 года, и до сих пор не сложилось общего мнения. Хотя имеется ряд экзотических гипотез...