Кто, чем и от кого будет защищать страну?

С.Н.Ковалев, академик РАН, Генеральный конструктор ЦКБ МТ «Рубин»


В сегодняшней крайне противоречивой и непредсказуемо развивающейся международной обстановке, если Россия хочет оставаться суверенным государством, она должна быть в экономическом отношении развитой и независимой, а в военном - очень сильной, а это само собой не получится. Поддержание и развитие морских стратегических сил приобретает все большее значение. Но пока огромные доходы от распродажи природных ресурсов не направлены на укрепление государства.



Очнувшись от демократического угара, Россия намерена восстановить позиции мировой державы, сильной в экономическом и военном отношении. Но во имя какой благой цели надо было разрушать собранную веками, ценой огромных усилий и потерь страну? Скоропалительный, безумный и преступный развал СССР нанес непоправимый вред всему государству, всем населявшим его народам. Важнейшие отрасли промышленности, в развитие которых вкладывались огромные средства, оказались за границами России. Сегодня нас учат, что много денег в стране - вредно. Вероятно, действительно вредно, если их пускать на закупку заграничных поездов, самолетов, сельхозпродукции, а не поднимать из руин собственные промышленность, коммунальное, сельское хозяйство.

Понимая, что жить долго на продаже нефти и газа природа не позволит, мы ищем ту сферу «наукоемкой» деятельности, которая обеспечит нам конкурентоспособность и процветание. Это невозможно. Только промышленно развитые страны могут иметь приоритетные конкурентоспособные направления деятельности. Всякие «наукограды» и «технопарки» сами по себе, возможно, и полезны, но как оазисы в пустыне процветающей они страну не сделают.

В тяжелейших военных условиях в 1940-е годы мы смогли создать танки, пушки, самолеты даже лучше, чем немецкие, а теперь вроде бы подурнели. Почему наши истребители и стратегические бомбардировщики - лучшие в мире, а гражданские самолеты надо закупать, так как хороших делать не можем. Законы аэродинамики, строительной механики, конструкционных материалов для военных и гражданских самолетов едины.

Трудно понять нашу экономическую политику, когда министр транспорта заявляет, что закупка немецких скоростных поездов даст мощный толчок к развитию нашей промышленности. Почему не развивать промышленность на строительстве собственных поездов, самолетов, добычных платформ и многого другого, как это делалось в прежние времена?

Почему страна, располагающая всеми возможными природными ресурсами, нищенствует, а Япония, не имеющая ничего, - процветает? Раньше говорили, что мы слишком много тратим на оборону. Теперь этого нет. Нет и монолитной России. Промышленность нельзя делить на военную, которую надо развивать, и гражданскую, которую можно заменить импортом. Собственное производство надо развивать, даже если это сегодня экономически не выгодно.

Разнопланетяне, а не сообщники

Народ неоднороден социально, идеологически и даже физически. Общей цели у такого сообщества нет и быть не может. Одному надо приумножать капиталы, другому пробиться в начальники, третьему - на скудную зарплату или пенсию купить дорогостоящие лекарства, растить детей, просто выживать. Это разнопланетяне, а не сообщники.

Экономика страны скатилась до уровня развивающихся или малоразвитых стран.

Паритета сил уже нет, а есть США, которые полностью развязали себе руки и окружают
по границам Россию своими системами ПРО. Есть Китай, который стремительно развивается и накачивает мускулы.

Китай ограничивает рождаемость, а мы стоим на грани демографической катастрофы. И дело не только в количественном, но и в качественном составе населения. Деревня спивается, хлебородные поля зарастают кустарником, в армию приходит умственно и физически ущербное пополнение.

Вакуум в головах

Самое ценное, что есть в любой стране - ее люди, которые должны жить счастливо и трудиться эффективно (а потому и жить счастливо). Посмотрите сейчас, сколько здоровых парней у нас охраняют все - от пивных ларьков до персон, считающих себя важными. Сколько вообще слоняются без дела или околачиваются во всяких сомнительных движениях, кем-то финансируемых. Это следствие того, что рабочие места за наши национальные природные богатства создаются за границей. Без обширной и, конечно, дорогостоящей программы приобщения к делу морально и физически больного подрастающего поколения беспредметно говорить о будущем страны. Руки подрастающего поколения надо занять работой, его пустые головы заполнить чем-то полезным. Сегодня руки государства до молодежных голов не доходят. Да и идей, которые туда надо вкладывать, нет. Телевидение культивирует идиотское хохмачество, секс и насилие. На этом воспитывается молодежь. Если это неизбежное следствие рыночных отношений, то есть над чем задуматься. Как учил Е.Гайдар, рынок отрегулирует всё сам. Как учит физика, само по себе всё катится только под гору, к хаосу. Чтобы подняться вверх, надо иметь желание и приложить усилие. Таких усилий государство пока не предпринимает.

Будущее благополучной страны - ее образованная молодежь. Но только модой на высшее образование кадровой проблемы не решишь. Многие выпускники вузов работают не по специальности, а там, где больше платят, где полученные знания не востребуются. Былой государственной системы обучения рабочих кадров вообще практически нет. Частные предприятия в их обучении не заинтересованы. Эта проблема поважнее подготовки юристов и финансистов. Малые дела по реформе нищенствующей российской науки и образования, для придания должной масштабности, сопровождаются большим шумом, уходящим в гудок. Но пока профессор в институте получает меньше рабочего низкой квалификации и на порядок меньше банковской девочки-операционистки, то о какой перспективе образования и науки можно говорить? Кто, чем и от кого будет защищать нашу страну?

Сдержать глобальную катастрофу

Во исполнение указов Президента Российской Федерации сегодня мы работаем по дальнейшему количественному и качественному развитию системы морских стратегических вооружений. Создаваемое нами оружие - система морских стратегических ядерных сил, в отличие от автоматов Калашникова, может принадлежать только своему государству, стрелять или сдерживать только по усмотрению этого государства. Как создателям глобального оружия огромной разрушительной силы, нам небезразлично, насколько крепки руки и светлы головы, которые им распоряжаются, и как они способствуют сохранности и развитию этого оружия, которое сегодня и в обозримом будущем будет гарантом от развертывания глобальной катастрофы. Нам не безразлична и внутренняя экономическая политика, когда ряд предприятий, поставляющих нужную продукцию, искусственно банкротятся, перекупаются, перепрофилируются, а управы на это со стороны государственных органов нет. Работая для укрепления обороноспособности страны, зная о ее сложном экономическом положении, мы приспосабливаемся к нему.

Не в ущерб качеству принимаются такие технические решения и методы строительства, которые обеспечивают минимальный уровень затрат для достижения заданной цели. Но неоправданных препятствий в финансовых и организационных вопросах работы по обеспечению обороноспособности страны иметь не должны. Экономически и политически слабая страна не может иметь сильной оборонной мощи, а ее целостность и благополучие населения не могут быть гарантированы.

Так вокруг чего суета?

По непонятным для меня причинам мы не можем расходовать деньги, получаемые от распродажи наших природных ресурсов, для мощного экономического и военного подъема страны, для того чтобы оставить потомкам процветающее государство. Но если так, то не лучше ли сберечь для потомков эти природные ресурсы, которые сегодня мы превращаем в неприкасаемые иностранные ценные бумаги - с риском их потерять, в отличие от природных ресурсов, которые не теряются и ценность которых со временем только возрастает?

Модно стало каждое дело начинать не с выделения средств и производства работ, а с реструктуризации, в основе которой лежит забота о прохождении финансовых потоков, то есть о доходах управляющей прослойки. Природа мудрее нас, она не терпит «реструктуризации» и резких перемен, а если таковые и наступают, то это называется природными катастрофами. А мы по-прежнему лихо играем в квартет дедушки Крылова. Это относится и к промышленности, и к флоту. Организационная неразбериха и деградация уровня управления налицо. Добро бы стояли новые грандиозные задачи, требующие кардинальной реорганизации производства и управления. Строительство корвета или одного маленького тральщика сегодня мы вынуждены превозносить выше, чем в прежние времена создание серии ракетоносцев. Так вокруг чего суета? Темпы вывода и утилизации подводных лодок, многие из которых могли бы быть еще использованы, значительно превышают темпы ремонта и нового строительства. Экипажи выводимых лодок с унынием и горечью ждут своей участи. Созданная большими усилиями кооперация поставщиков оборудования разваливается при отсутствии перспективы крупных заказов. Зарплата командира ракетоносца, в руках которого жизнь экипажа и судьба континентов, ниже заработка водителя большегрузного автомобиля (в отличие от последнего, без всякой возможности дополнительного заработка). Очевидно, что в обозримом будущем мы не будем иметь мощного океанского флота. Но стратегический подводный флот на Севере и на Дальнем Востоке с морским и береговым обеспечением необходимо развивать соответственно угрозам неблагоприятно изменяющегося мира. Имея по шесть ракетоносцев на Северном и Тихоокеанском флотах (при наличии двух экипажей на каждом), можно обеспечить непрерывное боевое дежурство на обоих флотах.

Что касается конкретного заявления Президента о создании в ближайшие годы двух стратегических подводных ракетоносцев, вооруженных новым ракетным комплексом, то это задание будет реализовано благодаря выжившим в «перестроечных процессах» разработчикам нового оборудования и сохранившемуся «доперестроечному» материальному заделу.

Реализация майских установок "Президента по кардинальному преобразованию государства требует адекватного кардинального изменения государственной политики и идеологии, а не «плана мероприятий», составляемого правительством в трехдневный срок. Хватит ли на это пороха и желания исполнителей? Будем оптимистами... Оптимизм, конечно, должен быть, но и поводов для не очень оптимистических размышлений более чем достаточно.

Рыжий, гони бабки!

При закладке в 1996 г. в день 300-летия Российского Флота головного ракетоносца 4-го поколения «Юрий Долгорукий» на Севмашпредприятии озлобленные и голодные рабочие кричали присутствовавшему при этом торжественном событии Чубайсу: «Рыжий, гони бабки!».

А при закладке в 2004 г. первого серийного корабля этого проекта общее настроение было уже приподнятым, праздничным. Завод начал выходить из кризиса. В лучшие времена СМП часто посещали министры, члены ЦК, руководители ВМФ, ВПК. Принимались решения, которые потом реализовывались. Сейчас обширной кораблестроительной программы у нас нет. Отдельные корабли строятся для решения отдельных (чаще прибрежных) задач, но это не большой флот. Россия - держава морская, и без флота существовать не может.

Во время создания океанского флота со стапелей СМП сходило по три ракетоносца в год. Серьезное беспокойство сегодня вызывает намерение государства сохранить под своим крылом небольшое количество мощных оборонных предприятий, защитив их от приватизации и банкротств, а остальная промышленность пусть развивается по бандитскому беззаконию нашей «рыночной экономики». Это все равно, что растопить подводную часть под сверкающей вершиной айсберга. Он неминуемо опрокинется. Нельзя вышибать из-под оборонщиков основание, на котором они держатся. Но не реально и каждому иметь собственное основание. Необходимо защитить многие предприятия, питающие оборонную промышленность, тем более, что интересы и потребности у различных оборонных отраслей схожие. Министерство оборонных отраслей в наших условиях должно быть единым с возрождением ВПК как координатора всего военного строительства. Военная промышленность без жесткого государственного регулирования и финансирования в наших условиях работать не может. Пока же деятельность учрежденной ВПК не направлена на возрождение угасающих или исчезнувших технологий, на создание в России производств, оказавшихся за рубежом после развала Союза, на поддержание влачащих жалкое существование отраслей науки, без которых не может быть создана передовая военная техника. А это серьезная оперативная работа, требующая квалифицированных специалистов и широких административных и финансовых полномочий. В условиях интенсивно развивающегося процесса исчерпания природных ресурсов, противостояние государств будет только увеличиваться.

Система морских стратегических вооружений - мощный фактор стратегического сдерживания

Мое серьезное приобщение к атомному подводному кораблестроению началось с проекта 658 ракетоносцев с баллистическими ракетами первого поколения. После перевода в Москву И.Б.Михайлова я был назначен на этот проект Главным конструктором. Головная ПЛ уже строилась на Севмашпредприятии. При всем огромном значении ракетоносцев первого поколения их боевая эффективность из-за небольшой дальности полета была ограниченной. Для скорейшего наращивания морского ядерного потенциала в условиях холодной войны было начато создание ракетоносцев второго поколения (проект 667А). Именно атомные подводные ракетоносцы (АПР) этого проекта, построенные в большом количестве на СМП и на заводе Ленинского Комсомола положили начало системе морских ядерных стратегических вооружений как мощному фактору стратегического сдерживания.

Они имели важное политическое значение как противовес размещенным в Европе американским ракетам «Першинг» с малым полетным временем до целей на территории СССР. Задача американцев состояла в том, чтобы не допустить наши лодки к берегам США на дальность полета ракеты 2500 км. В США были отпущены огромные средства на создание ближних и дальних рубежей акустического обнаружения ПЛ. В противовес их системе у нас была развернута гигантская работа по снижению шумности ПЛ и увеличению дальности полета ракет до межконтинентальной.
Новый ракетоносец должен был обеспечить боевое патрулирование Мирового океана в любом районе, включая арктический бассейн, и вблизи берегов, где расположены потенциальные цели.

Для обеспечения скорейшего серийного строительства и возможности базирования на существующих базах Северного и Тихоокеанского флотов, в новом проекте была сохранена двухвальная, двухреакторная схема энергоустановки, а надежность самой паропроизводительной установки значительно повышена. По инициативе И.Д.Спасского, заместителя Главного конструктора по этому проекту, была реализована эшелонная схема компоновки энергоустановки, когда обе турбины размещались не рядом в одном отсеке, а последовательно, в двух турбинных отсеках, причем пар от любого реактора мог поступать на любую турбину. Достоинства такой компоновки позволили впоследствии внедрять мероприятия по снижению шумности на этой и последующих модификациях ракетоносцев второго поколения.
Для обеспечения скорейшего наращивания ядерного потенциала при условии сохранения технологии серийного производства подводных лодок было решено разместить на ПЛ первоначально 16 ракет. Таким же качеством ракет были оснащены и американские АРП.

Несмотря на одинаковое количество ракет, подводные ракетоносцы проекта 667А принципиально отличались от американских ПЛ типа «Джорж Вашингтон» не только по конструкции, но и концептуальному подходу.

В отличие от одновальных и однореакторных американских ракетоносцев, базирующихся и эксплуатирующихся в условиях теплого климата, наши ракетоносцы эксплуатируются в суровых климатических условиях, вплоть до патрулирования во льдах Арктики, не имея других баз, кроме собственной.

Запас плавучести у наших лодок в два раза больше, что обеспечивает возможность всплытия в тяжелых ледовых условиях и применение ракетного оружия из Арктики, что американские ракетоносцы делать не могут.

Удачная конструкция подводных лодок проекта 667А позволила на их технической базе последовательно создать несколько модификаций, вооружаемых новыми, более совершенными ракетными комплексами, с более низким уровнем шумности (который в последней модификации проекта 667БДРМ был снижен по сравнению с первоначальным в 30 раз), более совершенным радиоэлектронным вооружением.

С 1967 по 1990 гг. было построено 77 ракетоносцев 2-го поколения по проектам 667А, 667Б, 667БД, 667БДР и 667БДРМ. За этот период ракетное вооружение под руководством В.П.Макаеева усовершенствовалось от моноблочной ракеты с ограниченной дальностью полета до ракеты с межконтинентальной дальностью и разделяющимися по целям боевыми блоками.

Под руководством Г.Ф.Носова и академика Ф.М.Митенкова совершенствовалась и ядерная паропроизводительная установка. Революционными темпами шло развитие систем радиоэлектронного вооружения, реализуя задачу «догнать Запад» по радиоэлектронным технологиям. Элементную базу производили сами, строго выдерживая принцип комплектования военных кораблей только изделиями собственного производства. Сегодняшняя ориентация на импортную элементную базу возможно и дает экономический выигрыш по сравнению с организацией собственного производства, но последствия такой политики могут быть весьма нежелательными.

Ракетоносцы третьего поколения

С 1971 г. США приступили к созданию подводных ракетоносцев класса «Огайо», вооруженных мощными твердотопливными баллистическими ракетами «Трайдент-1» и «Трайдент-П». В ответ на вызов США в СССР было принято Постановление о создании серии ракетоносцев 3-го поколения, вооруженных 24 твердотопливными ракетами (проект 941, шифр «Акула») и создании нового мощного морского твердотопливного ракетного комплекса Д-19.

Подводные лодки проекта 941 имели важные преимущества: две автономные энергетические установки, размещенные в отдельных корпусах, работающие каждая на свой винт; сообщенные между собой в носу корпуса, позволяющие при необходимости личному составу перейти из одного корпуса в другой; любая авария ракеты не приводила к повреждению корпуса и травмированию личного состава. Реализация новой архитектуры корабля позволила получить принципиально новые положительные качества корабля.

Подводная лодка проекта 941 занесена в книгу рекордов Гиннеса, как самая большая подводная лодка в мире. На мой взгляд, она является и самой надежной лодкой. Приступив к проектированию подводных ракетоносцев проекта 941 («Акула») мы предложили создание головной ПЛ, баллистической ракеты и всего берегового и морского обеспечения для них объединить в единую систему «Тайфун». К сожалению, создание системы не состоялось. Несмотря на более поздний запуск проекта, головная подводная лодка проекта 941 вышла на морские испытания на месяц раньше американской «Огайо» (4 июля 1981 г.). При этом затраты США на создание ПЛ, в том числе «Огайо», многократно превышают наши.

Строительство ракетоносцев 941 проекта завершилось в 1991 г. сдачей шестого корабля, обеспечив установленную для ВМФ квоту по количеству боевых блоков. В общей сложности было построено 91 единиц подводных ракетоносцев 1, 2, 3-го поколений, со средним темпом строительства более трех кораблей в год. Уникальные корабли проекта 941, являющиеся народным достоянием, красотой и гордостью ВМФ, за отсутствием средств не прошли плановый заводской ремонт и сегодня выводятся из действия, не прослужив и половины положенного срока. Наше добровольное разоружение оплачивается американцами.

В конце 1980-х годов были приняты планы по созданию подводных лодок 4-го поколения. Однако, в связи с развалом СССР и отсутствием финансирования, реализация этих планов растянулась на десятилетия. Сегодня, когда руководство страны пришло к пониманию того, что государственные интересы надо защищать силой, а не только игрой в демократию, и что военная промышленность в разумных пределах способствует прогрессу и обогащает, а не разоряет государство, появилась надежда на создание флота, без которого не может быть Российской государственности.

Опыт подводников - нефтедобытчикам и газовикам

В начале 1990-х гг. возникла правильная идея крупномасштабного привлечения научно-технического потенциала и производственных мощностей оборонных предприятий для добычи углеводородного сырья на континентальном шельфе Баренцева, Печорского, Карского морей, шельфа острова Сахалин.

Для реализации проекта освоения северных месторождений: нефтяного «Приразломное» в Печорском море и газового «Штокмановское» в Баренцевом море, - было организовано ЗАО «Росшельф», акционерами которого стали многие крупные промышленные предприятия, КБ и НИИ Северо-Западного региона.

За отсутствием государственного финансирования были привлечены иностранные фирмы на основе «положения о разделе продукции». В результате во главе проекта платформы «Приразломная» были поставлены иностранные фирмы при ограниченном участии российских предприятий. Они, естественно, ориентировались на иностранных поставщиков оборудования, а не на российских производителей. Этим срывалось условие о 70-процентном участии российских предприятий в освоении месторождения.

В последние годы организация работ по Приразломному месторождению меняется в лучшую сторону, с опорой на российские средства.

По Штокмановскому месторождению, где глубина моря более 300 м и возможны айсберги, мы в проектно-исследовательском плане конструкции платформы продвинулись успешно, но отстает организационная сторона, и нет общей концепции освоения месторождения, с чего бы следовало начинать.

Опыта создания платформы в условиях Севера и Сахалина, где действуют мощные волновые, ледовые и сейсмические воздействия, в мире нет ни у кого. В России в этом направлении выполнены теоретические, экспериментальные и производственные работы.

Наша наука и промышленность готовы к самостоятельному освоению месторождений.

Были бы государственный интерес и финансирование, объем которого, в конечном итоге, потребуется значительно меньший, чем при ведущем иностранном участии.

Конечно, в отличие от атомных подводных лодок, где мы вынуждены были до всего доходить своим умом и учиться на собственных ошибках, в освоении шельфа можно и нужно использовать богатый иностранный опыт.

Пока в проекте освоения шельфа сиюминутные конъюнктурные выгоды превалируют над долговременными государственными интересами. Поэтому слабо ведутся геологоразведочные работы, нет генерального плана работ на шельфе и, соответственно, его финансирования.

Но надеюсь, что в обозримой перспективе мы станем великой добычной державой на морском шельфе, который у нас очень богат. По уровню технического обеспечения мы уже сравниваемся с иностранцами, а теоретической подготовке и кругозору наших специалистов нам позавидует любая страна.

P.S.

Как много правильного говорит наш Президент, и как мало делают подчиненные ему структуры! Мой скромный опыт говорит о том, что если бы мои подчиненные, не проявляя собственной инициативы, дожидались бы указаний Главного, а получив таковые, вяло бы исполняли их, само существование могучего стратегического атомного подводного флота оказалось бы под вопросом. И так на каждом участке - большом и малом, а тем более в масштабах огромного государства. Но не будем терять оптимизма и продолжим честно трудиться на своем посту в полную силу. А Россия на обочине истории не останется. Не позволят масштабы.

назад

Материалы из архива

2.2007 Без прошлого нет будущего

В декабре 2006 г. курские атомщики отметили сразу три профессиональных праздника: тридцать лет со дня ввода Курской атомной станции в эксплуатацию, продление срока службы энергоблока № 1, День энергетика. 19 декабря 1976 г. началась промышленная эксплуатация Курской атомной станции. За пуском первого энергоблока последовал ввод в эксплуатацию второго, третьего, четвертого… Вклад Курской АЭС в энергетический фундамент страны среди атомных станций России – один из самых крупных.

9.2009 Ядерный полураспад

Руслан Горевой, газета «Наша Версия»Авария на Саяно-Шушенской ГЭС застала врасплох и российских энергетиков, и тех, кто планировал государственный бюджет текущего года. Устранение последствий катастрофы обойдётся казне в 40 млрд. рублей. Впрочем, реально истратить на энергетику придётся в десятки раз больше. Всё дело в том, что вслед за «РусГидро», восстанавливающим разрушенную СШГЭС, в очередь за государственными миллиардами готовы выстроиться и ядерщики.

5.2008 Японский физик заявил о проведенной реакции холодного ядерного синтеза

Ещё одна группа учёных заявила о том, что ей удалось провести в лабораторных условиях реакцию холодного ядерного синтеза. Заслуженный профессор в отставке Йосиаки Арата из Университета Осаки и его китайский коллега Юэчан Чжан из Шанхайского университета представили результаты эксперимента, в ходе которого было зафиксировано не предусмотренное известными законами выделение энергии.