В чем не прав Анатолий Чубайс

Б.Нигматулин, д.т.н., первый замдиректора Института проблем естественных монополий, М.Козырев, редактор российского издания журнала Forbes

Какое количество электроэнергии необходимо произвести в России к 2020 году и какой среднегодовой темп роста производства электроэнергии нужен для этого? Какой объем генерирующих мощностей необходимо вводить в эксплуатацию ежегодно, чтобы обеспечить обоснованный темп роста потребления электроэнергии до 2020 года? Какой объем генерирующих мощностей реально может  вводиться в эксплуатацию ежегодно до 2020 года? Какова будет оптовая цена на электроэнергию уже в 2010-2011 годах при реально возможном темпе ввода новых генерирующих мощностей? Вот те вопросы, на которые дает ответ  эта статья.


2007 год прошел под знаком масштабной распродажи энергоактивов: РАО ЕЭС по итогам размещения дополнительных эмиссий акций лишилось контроля в восьми генерирующих компаниях. Продажа генерирующих компаний новым владельцам объясняется невозможностью иными средствами привлечь финансирование для строительства новых энергоблоков. А необходимость их форсированного строительства - высокими темпами роста энергопотребления.

К 2020 году, согласно официальным прогнозам РАО ЕЭС, производство электроэнергии в России должно увеличиться на 70% - 100%.  Тем не менее, зададимся вопросом: способна ли российская экономика обеспечить такие темпы роста потребления электроэнергии и, соответственно, необходимо ли строительство соответствующего объема новых генерирующих мощностей? Каковы при этом реальные возможности по строительству новых энергоблоков? И как в целом будет развиваться ситуация в электроэнергетике в ближайшие годы?


Реальные потребности

Прогнозы роста потребления электроэнергии у РАО ЕЭС меняются каждые два - три месяца. Тем не менее, вот некоторые цифры. В феврале 2007 года председатель правления РАО ЕЭС Анатолий Чубайс заявил о 5% ежегодного темпа роста энергопотребления[1]. В проекте “Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2020 года”, обнародованном осенью этого года, говорится о двух основных вариантах развития ситуации в отрасли. Согласно “оптимистическому” сценарию, рост энергопотребление может составить в период до 2020 года в среднем 5,2% ежегодно. В “базовом” варианте - 4,1% роста каждый год. В ноябре 2007 года Анатолий Чубайс заявил о том, что рост энергопотребления в ближайшие годы составит 4,1% и “даже выше”(рис. 1)[2].



Результат – исходя из прогнозируемого роста энергопотребления в 4,1% сформированы инвестиционные программы РАО ЕЭС и “Росэнергоатома”. Они предусматривают выход к 2010 году на уровень ввода в год 8,4 ГВт новых мощностей, а к 2014-2015 году – на уровень 14, 5 ГВт. И даже до 20,3 ГВт к 2015 году, если исходить из “оптимистичного” варианта прогнозов, предусматривающего ежегодный рост потребления в 5,2% в год (рис.2). В дальнейшем эти параметры пересматривались лишь в сторону повышения.

>

Откуда взялись цифры 5,2% и 4,1% ежегодного роста энергопотребления в прогнозах РАО? Можно предположить следующий вариант. В 2006 году была холодная зима, в 2005 году - мягкая. Рост энергопотребления в 2006 году относительно предыдущего года по предварительным оценкам составил 4,1%, затем, правда, было уточнение - 3,7%. Но, видимо, к тому времени базовые параметры “Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики” были уже выбраны. Это с одной стороны. С другой - существует общий интерес “разогреть” рынок перед распродажей генерирующих компаний, обрисовать блестящие перспективы сектора. Это, безусловно, стимулирует формирование существенно завышенных прогнозов.

Между тем, по данным Росстата, в 2007 году производство электроэнергии в России выросло на 2%[3], рост потребления составил 2,4%[4]. Разница покрыта за счет импорта[5]. Разница между прогнозируемым РАО ЕЭС показателем и фактическим темпом роста потребления в 2007 году составила 1,7%. Много это или мало? Всего в России было произведено в 2007 году 1,016 трлн. кВт.ч. 1,7% от этого объема составит 17,2 млрд кВт.ч. Для производства таких объемов электроэнергии необходимы около 3,5 ГВт. дополнительных мощностей. Исходя из стоимости строительства 1 ГВт мощности в $1,5 млрд. для угольной генерации и $2,5 млрд для АЭС (и это - минимальные оценки) объем необходимых инвестиций составляет от $5,3 млрд. до $8,8 млрд. Гигантские суммы. Дополнительные аргументы в пользу необходимости более точного прогнозирования энергопотребления не нужны.

Каким же образом можно оценить реальный спрос на электроэнергию и сделать соответствующий прогноз? Проведем анализ динамики энергопотребления в РФ в предшествующий период. В 1991 году производство электроэнергии в РСФСР составляло около 1 070 млрд. кВт.ч. К 1998 объемы генерации упали до 824 млрд. кВт.ч 9. В 2007 году производство достигло уровня 1 016 млрд. кВт.ч. Сопоставим динамику ВВП и энергопотребления в РФ на отрезке 1998 - 2007 гг., в период возобновления экономического роста в РФ (рис. 3).



Средний рост электропотребления за этот период составил 2,3%, рост ВВП - 6,8%. Коэффициент эластичности в среднем - 0,3 (рис. 4). Его величина оставалась практически неизменной как в пятилетке 1998-2002 гг., так и в период 2003-2007 гг. Постоянство этого показателя показывает, что структура экономики России мало изменялась в это последнее десятилетие.



Эластичность энергопотребления относительно ВВП - один из фундаментальных показателей национальной экономики. Коэффициент эластичности на уровне 1 характерен, например, для советской экономики в довоенный период и в 50-70-ые годы прошлого века. Когда, напомним, активно строились капитало- и энергоемкие индустриальные объекты. Схожую ситуацию мы наблюдаем сегодня в Китае, который демонстрирует фантастический рост ввода генерирующих мощностей (табл.1).   Из них около 75 % угольных ТЭС, около и 25 % ГЭС и 1-2 % АЭС.



При росте ВВП 12 % в год рост генерирующих мощностей в 2005 г. был 15,9 %, коэффициент эластичности – 1,3; в 2006 г. – 21,6 %,  коэффициент эластичности –1,8; в 2007 г. 14,6 %, коэффициент эластичности –1.2.

Рост российского ВВП не сопровождается теми же темпами роста потребления, они в три раза ниже. Есть ли основания ожидать этих изменений в среднесрочной перспективе, до 2020 года? На наш взгляд – для этого нет никаких предпосылок.

Достаточно взглянуть на состояние дел в энергоемких отраслях промышленности. Строительство новых мощностей по выплавке алюминия в основном привязано к гидроэлектростанциям, созданным еще в советский период. Перспективы массового строительства новых производств алюминия, и, соответственно, генерирующих мощностей, на Дальнем Востоке и в Северо-западном регионе Европейской части РФ выглядят призрачными. В первом случае - из-за конкуренции с производством алюминия в Китае и других странах Юго-Восточной Азии. Во втором – в связи экологическими ограничениями в отношении проектов на побережье Финского залива и избытка генерирующих мощностей на Кольском полуострове.

Черная металлургия, еще один энергоемкий сектор, сегодня в своем росте ограничен жесточайшей конкуренцией на внешних рынках. Надо понимать, что Китай - нетто-экспортер черных металлов, он определяет цену на мировом рынке. Цена китайского производства значительно ниже, чем в России, у отечественной металлургии нет возможностей серьезно наращивать производство и экспорт. Нефтедобыча стагнирует, по итогам 2007 года она выросла лишь на 2,1%, добыча газа упала на 0,8%. Нефтехимия? Ни одного нового крупного нефтеперерабатывающего завода за последние 15 лет не построено. А в ближайшем будущем, если и будет построено, то один - два НПЗ (экспортоориентированные производства в Приморском крае и Ленинградской области). Компании занимаются модернизацией мощностей, введенных в эксплуатацию еще в советский период. За исключением производства нескольких видов топлива, сегодня выгоднее инвестировать в добычу и продажу сырой нефти, чем в переработку.

Серьезный рост производства возможен в индустрии строительных материалов. Но тут надо следует принять во внимание, например, тот факт, что сегодня в Российской Федерации цемента производится меньше, чем в советский период. Жилья вводится так же меньше. Речь, таким образом, и здесь идет лишь о восстановлении объемов производства 80-ых годов прошлого века. Знаковым в этом смысле будет преодоление уровня производства электроэнергии в 1070 млрд кВт.ч. – показателя 1991 года. Что является основным двигателем роста энергопотребления в России? В первую очередь - потребление домашних хозяйств, которое растет опережающими темпами.

Доля населения в общем объеме отпущенной компаниями РАО ЕЭС электроэнергии выросла с 7,5% за первое полугодие 2004 г. до 10,45% за первое полугодие 2007 г. Данные РАО ЕЭС. Можно прогнозировать, что в ближайшие годы эта доля не будет расти столь существенно и не достигнет 30% (как в странах Европы, Северной Америки и Японии) в силу ограниченного платежеспособного спроса на жилье в России

Вернемся к официальным прогнозам. Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) в своем прогнозе (рис. 5) социально-экономического развития РФ до 2020 года рассматривает несколько сценариев:

  • инновационный, рост ВВП 6-7% в год
  • энергосырьевой, рост ВВП около 5%
  • инерционный, рост ВВП до 4%


На этом же рисунке представлены темпы роста электропотребления – максимальный и базовый. Если считать, что рост потребления идет по максимальному варианту, а рост ВВП по инновационному сценарию то коэффициент эластичности равен 1. Если рост электропотребления  меняется по базовому сценарию, а рост ВВП – по инновационнму, то коэффициент эластичности 0.7. Оба эти сценария  абсолютно не соответствует сегодняшним реалиям, когда коэффициент эластичности равен всего 0,3. 

Возьмем за основу инновационный сценарий, как наиболее вероятный для развития экономики России до 2020 года. Тогда при коэффициенте эластичности роста ВВП к росту потреблению электроэнергии 0,3, среднегодовые темпы роста потребления электроэнергии составят 2,1%, или при сегодняшнем производстве электроэнергии 22 млрд КВт.ч. Сегодня 221 ГВт генерирующих мощностей вырабатывают 1016 млрд. КВт.ч, следовательно на 1 ГВт мощности приходится около 4,6 млрд КВТ.ч .
Это означает необходимость строительства 4,8 ГВт новых мощностей в год (без учета увеличения КИУМ). Кроме того, требуется 1,3 ГВт новых мощностей в год для замещения выбывающих из эксплуатации. Общий объем необходимых новых вводов, таким образом, составляет около 6ГВт в год. Это существенно меньше заявляемых РАО ЕЭС и Минпроэнерго показателей. Но насколько реалистична даже эта программа? Прежде всего, стоит отметить, что “скромными” 6 ГВт в год являются лишь относительно официальных цифр РАО ЕЭС. Например, в последнюю советскую пятилетку в 1986 – 1990 гг. на территории РСФСР было введено в эксплуатацию 35 ГВт генерирующих мощностей (рис. 6). То есть, по 7 ГВт год, из них 2 ГВт - АЭС. Есть ли сегодня в РФ условия для реализации столь же масштабной программы строительства в энергетике?





Реальные возможности

С 2000 года в России в год вводились не более 2 ГВт генерирующих мощностей. В основном достраивались энергоблоки, строительство которых было начато еще в советский период. С “нуля” был построен лишь один крупный блок – блок №1 Калининградской ТЭЦ-2 мощностью 0,45 ГВт. Его строительство растянулось на 36 месяцев вместо среднемировых 18 для такого типа блоков и обошлось в полтора раза дороже строительства таких блоков в Европе и Северной Америке.

Возможности строительной индустрии иллюстрирует так же пример достройки блока №3 Калининской АЭС. Завершение строительства блока с 55% готовности заняло три года и потребовало концентрации усилий всей атомной отрасли. Иными словами, мощности строительно-монтажного и пуско-наладочного комплекса атомной промышленности к 2005 году составляли 0,15 блока в год. Что изменилось с тех пор?

Наиболее серьезные подвижки произошли в вопросах финансирования. Продажа акций тепловых генерирующих компаний уже принесла РАО ЕЭС около 500 млрд рублей. К моменту ликвидации РАО ЕЭС, то есть до июля 2008 года, от распродажи тепловых энергоактивов планируется выручить еще столько же. В развитие сетей и гидроэнергетики будет вложено около 170 млрд рублей до 2010 года из федерального бюджета. Федеральная целевая программа развития атомной энергетики предусматривает выделение до 2010 года 253 млрд. руб. С учетом собственных средств энергокомпаний, планируемых займов и кредитов совокупный объем финансирования энергетики до 2010 года составит около 3,9 трлн руб. Астрономическая сумма.

Однако, с другой стороны, невиданное за последние два десятилетия финансовое изобилие сопровождается столь же беспрецедентной инфляцией закладываемой в контракты стоимости оборудования и строительных работ. Возьмем, к примеру, инвестиционную программу ОГК-2. В декабре прошлого года собрание акционеров компании (основной на тот момент акционер - РАО ЕЭС с долей в 65,5%), утвердило итоги конкурса по строительству двух “угольных” энергоблоков совокупной мощностью 1320МВт на Троицкой ГРЭС. Цена была определена в 68 млрд рублей[6]. Или $2100 за кВт установленной мощности. Много это или мало?

Средняя стоимость строительства угольных блоков в Китае составляет $ 800-900 за установленный кВт мощности. Российская Уральская горно-металлургическая компания (УГМК), подписала весной прошлого года меморандум с французской Alstom о строительстве трех электростанций общей мощностью 1 ГВт по цене $1200 за кВт установленной мощности. Разброс цен (особенно учитывая то, что в ходе IPO акции генерирующих компаний РАО ЕЭС продаются исходя из цены около $570 за кВт мощности по данным А.Чубайса на конференции 18.12.2007 "РАО ЕЭС Росии: открытая компания") свидетельствует об отсутствии у инвесторов четкого видения ценовых ориентиров и перспектив отрасли. В этих условиях приток средств от распродажи акций тепловых компаний и фактически неограниченное (при условии сохранения  текущих цен на нефть) бюджетное финансирование открывает возможности для завышения стоимости строительства, коррупции, делает фактически неизбежным срыв утвержденных инвестиционных программ ОГК и ТГК и  сроков строительства.

Впрочем, главная, с нашей точки зрения, проблема заключается даже не в этом. Существует ряд объективных проблем, без решения которых, даже при наличии адекватного финансирования, невозможно раскрутить маховик масштабного строительства новых энергоблоков.

25 января 2008 года Анатолий Чубайс, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, сообщил о последних (по крайней мере из публично озвученных на сегодняшний день) параметрах инвестиционных программ энергокомпаний, созданных на месте РАО ЕЭС[7]. Объемы новых вводов должны увеличиться с 2,5 ГВт в 2008 году, до 7 ГВт  в 2009 году и 15,9 ГВт - в 2010 году. Ранее планировалось 4.3 ГВт  в 2008, 12.4 ГВт в 2009, 20.4 ГВт в 2010 году. План ввода мощностей в 2007 году не был выполнен, вместо 3,1 ГВт ввели менее 2 ГВт.

Строительство новых энергомощностей должно подстегнуть развитие смежных отраслей. Спрос на продукцию энергомашиностроения, по словам Чубайса, вырастет в 2010 году в восемь раз по сравнению с 2006-ым, электротехническую продукцию - в четыре раза, услуги строительно-монтажного комплекса - в восемь раз (рис.7). На рисунке имеется опечатка: в России добывается угля по данным Росстата не 731 млн т, а 310 млн т. Но для электроэнергетики интересны не вообще угли, а энергетические,  в 2007 году потребность в них составила для ТЭС (без  блок-станций) 136 млн т. А к 2010 году потребность увеличится примерно на 25 млн тонн. Насколько отечественные компании готовы удовлетворить столь стремительно растущий спрос?




Средний рост в 2006-2007 годах ключевых для электроэнергетики отраслей промышленности составляет чуть более 10% (табл. 2).



При сохранении текущей динамики роста производства, например, в энергомашиностроении, в период 2006-2010 годов этот сектор способен покрыть максимум 30% декларируемых Анатолием Чубайсом потребностей.

Со строительно-монтажным комплексом ситуация выглядит еще менее оптимистично. В последнее десятилетие существования СССР (когда, напомним, на территории РСФСР ежегодно вводилось в среднем 7 ГВт мощностей), численность занятых на стройках составляла около 200 000 человек. Из них специалистов  и рабочих строительно-монтажных организаций Минэнерго - около 150 000. Дополнительные трудовые ресурсы - военные, осужденные по “легким” статьям, специалисты из стран СНГ - составляли еще около 30 %. Сегодня, по нашим оценкам, в строительстве объектов электроэнергетики занято не более 45 000 человек. Даже с учетом лучшей технологической оснащенности и применения современных управленческих решений, минимально необходимая численность занятых на строительстве энергообъектов в рамках программы, обеспечивающей ввод 6 ГВт мощностей в год, составляет не менее 150 тыс. человек. В том числе, нескольких десятков тысяч квалифицированных (5-6 разряд) рабочих узких специальностей: монтажников-наладчиков энергетического оборудования, сварщиков труб высокого давления, монтажников теплового оборудования, электромонтажников и т.п.  Подготовка таких специалистов требует свыше пяти лет при условии наличия соответствующей инфраструктуры. По данным Росстата, темпы роста строительной индустрии увеличились с 10,5% в 2005 году до 18,2% в 2007 (рис. 8).



Если  даже принять среднюю динамику роста объемов работ по деятельности “строительство” в период 2006-2010 года равной 20%, то к 2010 году мы получим рост объемов относительно 2006 году максимум в два раза. это касается строительной индустрии в целом, где проблемы кадров, подготовленной инфраструктуры, заделов прошлых периодов не стоят так остро, как в энергетическом строительстве. Здесь сложности в развертывании масштабных проектов еще более велики. Увеличить годовые объемы строительства энергообъектов в 2010 году по сравнению с 2006 годом в восемь раз абсолютно нереально.

Логичным ответом на сформулированные выше вызовы могли бы стать привлечение зарубежных строительных компаний и расширенный импорт необходимого оборудования. Однако использование зарубежных ресурсов в значительных масштабах затруднено рядом объективных сложностей - производство турбин и генераторов имеет длинный цикл (два - четыре года и более), а резерва свободных мощностей западные производители не имеют, равно как не имеют и свободного резерва в десятки тысяч высококвалифицированных специалистов строительных специальностей, которых можно было бы перебросить на российские объекты. Исключение составляет Китай.  Однако привлечение большого количества китайских строителей на энергетические объекты в  Европейской части  России надлительный срок превращает их в  иммигрантов именно в этой части России.  Это чревато проблемами социального характера, аналогичными тем, с которыми столкнулись Франция, и Германия и Великобритания, использующие рабочую силу из арабских стан, Турции   Индии и  Пакистана соответственно.  При этом следует помнить о том, что китайцы практически не ассимилируются с местным населением.

Еще одним препятствием к развертыванию строительства генерирующих мощностей в масштабах, о которых сегодня говорят руководители РАО ЕЭС, является проблема топливного обеспечения новых объектов, в первую очередь природным газом. На сегодняшний день ни одна из ОГК и ТГК не запустила строительство новых  угольных блоков которые могли бы замещать природный газ в электроэнергетике. Учитывая, что срок строительства угольных блоков составляет от трех до пяти лет, можно предположить, что 29 ГВт тепловой генерации, ввод в эксплуатацию которых с 2006 до 2010 года обещает Анатолий Чубайс, будут в основном “газовыми”.

Между тем, даже “оптимистичный” прогноз МЭРТ[8] предусматривает лишь 12,5 % увеличение поставок природного газа для нужд электроэнергетики в период 2006-2010 гг. Исходя из 150 млрд куб. м. газа, потребленного электроэнергетикой в 2006 году, объем возможных поставок газа энергокомпаниям в 2010 году можно оценить в 169 млрд куб. м. Иными словами, речь идет о 19 млрд куб. м. нового предложения. При оптимистической оценке КПД парогазовых установок новых энергоблоков в 51% (текущий показатель - 40%), 10,5 ГВт - это максимальный объем газовых генерирующих мощностей, работу которых могут обеспечить поставки 19 млрд куб топлива. Из них 2,7 ГВт уже введено в 2006-2007 годах.

Таким образом, в течение трех оставшихся до 2010 года (включительно) лет можно ожидать ввод в среднем 2,6 ГВт в год новой газовой генерации. Отметим так же, что до сих пор РАО ЕЭС, а  также компании, образованные в ходе реструктуризации не подписали с “Газпромом” ни одного долгосрочного контракта на поставку природного газа на новые электростанции.     В советское время до начала строительства новых электростанций требовалось согласование на поставку топлива не менее, чем на 20 лет.

В дополнение к вводам ОГК и ТГК можно ожидать так же около 1 ГВт в год вводов новых мощностей ГидроОГК. Кроме того, от 0,5ГВт до 1ГВт тепловой генерации в год способны строить компании, не входившие в систему РАО ЕЭС. Перспективы ввода в эксплуатацию до 2010 года второго блока Волгодонской АЭС мы оцениваемы как мало реалистичные[9]. Таким образом, ежегодный объем вводимых до 2010 года в эксплуатацию новых энергомощностей, по нашим оценкам, составит в среднем до 4 ГВт. Напомним, что согласно приведенным выше расчетам, средний рост энергопотребления в ближайшие годы нами оценивается в 2,1% в год. Его обеспечение требует, в свою очередь, ежегодного ввода около 6 ГВт новых мощностей, из них 1,5 ГВт - на замещение выбывающих из эксплуатации энергоблоков.

Можно предположить, что в связи с возникающими дефицитами электроэнергии, программа замещения устаревших блоков будет максимально сокращена. За счет этого удастся не допустить критического отставания предложения от спроса на электроэнергию, однако ситуация останется в неравновесном состоянии. В любом случае, массированного ввода в эксплуатацию новых мощностей до 2010 года, выхода избыточного предложения на рынок, и как следствие, снижения цен на электроэнергию (такова логика РАО ЕЭС), ожидать не приходится. А чего стоит ожидать?


Реальный баланс

Согласно утвержденному Правительством в сентябре прошлого года графику либерализации цен на электроэнергию, уже к 2011 году 100% электроэнергии (за исключением поставок для населения[10]), будет реализовываться по ценам, определяемым рынком. Каков будет их уровень? Согласно официальным прогнозом Минэкономразвития, темпы роста цен составят  12,5% в 2009 г. 13,5% в 2010 году и достигнут уровня 1 руб за кВт.ч. (цены оптового рынка для Московского региона) к 2010 году.

Однако, с нашей точки зрения, реальный потенциал роста цены на электроэнергию можно оценить исходя из динамики котировок на торговой площадке АТС. В сентябре 2007 года, в период дефицита электроэнергии, вызванного выводом из эксплуатации энергоблоков в связи с ремонтной компанией, цена на спотовом рынке “сутки вперед” достигала 1,15 руб. за КВт.ч. (более чем двукратное превышение регулируемого тарифа – 41,3 коп. за КВт. ч. , а с учетом оплаты за мощность 61,0 коп. за КВт. ч. для Москвы). В первые дни января 2008 года, в связи с задержками в заключении долгосрочных договоров на поставку электроэнергии по регулируемому тарифу, котировки на торговой площадке АТС достигали уровня 1,2 руб. за КВт.ч. при тарифе ФСТ в 55,9 коп. за КВт.ч. а с учетом оплаты за мощность 76,0 коп. для Москвы.  По мере увеличения сектора свободного ценообразования средняя цена будет все больше подтягиваться к уже обозначившейся верхней границе цен. Реальный порог проявится лишь после того, как уровень цен будет обеспечивать новым владельцам тепловых генерирующих компаний доходность строительства генерирующих мощностей, сопоставимую с другими рынками (не менее 20-25% годовых).

Впрочем,  с нашей точки зрения давление на цены скорее окажет другой фактор, нежели начало массового строительства новых электростанций. По данным Международного энергетического агентства, энергоемкость ВВП России в 11 раз выше, чем в Германии, в 6 раз выше, чем в Канаде, в 4 раза больше, чем в Польше. С выходом в ходе либерализации рынка электроэнергии оптовых цен на уровень 1,2 руб за КВт.ч., цена электроэнергии в России фактически сравняется с уровнем цен, например, в США ($0,06 или около 1,5 рублей за КВт.ч. по итогам 2006 года для промышленных потребителей). Результатом будет вывод из эксплуатации производств, теряющих конкурентоспособность в связи с ростом цен на электроэнергию, а значит - сокращение темпов роста ВВП. Однако одновременно будут запущены рыночные механизмы по внедрению энергосберегающих технологий. Остается лишь прогнозировать бум в развитии энергосберегающих технологий и компаний, работающих в этом сегменте.

Внедрение самых очевидных мер по энергосбережению (рационализация работы осветительных приборов, теплоизоляция и т.д.) может дать 10-15% снижения затрат электроэнергии. Сопоставимый эффект может принести изменение суточного и недельного профиля графика энергопотребления - смещения пиков нагрузки на выходные дни и ночные часы (возможность приобретать электроэнергии по более низким тарифам).

Наконец, энергокомпании в условиях дефицита электроэнергии будут более эффективно выстраивать свои ремонтные компании, повышать коэффициент использования установленной мощности, снижать затраты электроэнергии на собственные нужды,  потери на транспорт электроэнергии и т.д. В совокупности эти меры дадут, с нашей точки зрения, снижение прироста энергопотребления в течении трех-четырех лет с нынешних 2,2%. Что означает сокращение объемов необходимых новых вводов до 3-5 ГВт в год. Сравните с  заявляемым нынешним руководством РАО ЕЭС цифрами необходимого строительства новых генерирующих мощностей. Впрочем, главный вопрос заключается в том, с какими издержками промышленность и население переживет переходный период. Те самые три - четыре - пять лет, в течение которых установится реальный баланс между имеющимся платежеспособным спросом на электроэнергию с одной стороны и аппетитами энергетических и строительных компаний - с другой. И что может сделать новое Правительство, чтобы смягчить переходный период?



[1] "Новая инвестиционная программа Холдинга РАО "ЕЭС России" .Выступление Председателя Правления РАО "ЕЭС России" А.Б. Чубайса 13 февраля 2007 г.

[2] Интерфакс, 15.11.2007

[3] Сайт Ростата: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d040/i040220r.htm

[4] Предварительные данные ФГУП ЦДУ ТЭК.

[5] Темпы роста потребления и производства практически совпадают, объемы трансграничных перетоков составляют несколько процентов в объеме производства (потребления) электроэнергии.

[6] ОГК-2. Сообщение о существенном факте. Решения собрания акционеров 28 декабря 2007 г.

[7] Анатолий Чубайс. Либерализация электроэнергетического сектора: российский путь. Давос, 25 января 2008 г.

[8] Минэкономразвития РФ. Прогноз социально-экономического развития РФ на 2008 г, параметры прогноза на период до 2010 г и предельные уровни цен /тарифов/ на продукцию /услуги/ субъектов естественных монополий

[9] Второй блок Волгодонской АЭС согласно ФЦП “Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007 - 2010 годы и до 2015 года” должен быть введен в эксплуатацию в 2009 году. Однако  при необходимом количестве 4,5 - 5 тыс. человек сегодня численность занятых на достройке блока не превышает 1000 человек. Строительство катастрофически отстает от утвержденного графика. Необходимо также учитывать, мощнейший отток строителей юга России на олимпийские объекты в Сочи.  По оптимистичному прогнозу блок может быть введен только в 2012 году.

[10] Это, как минимум, около 10% всего потребления. Здесь стоит отметить, что механизмы субсидирования регулируемого (подразумевается - более низкого) тарифа для населения до сих пор не прописаны. Продекларирована лишь необходимость ликвидации перекрестного субсидирования тарифов для населения за счет промышленности.

назад

Материалы из архива

8.2007 Опасные экологи

Дмитрий Верхотуров, «Эксперт online»В Иркутской области завершились летние акции протеста против создания Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) в Ангарске, на базе Ангарского электролизно-химического комбината. 16 августа в Иркутске прошел митинг, который подвел итоги двух лагерей протеста. У экологов две победы – они добились консолидации разных антиатомных движений и получили широкое освещение проблемы МЦОУ в федеральных СМИ.

1.2006 Еще раз о национальной гордости

"23 января в Москве состоялась рабочая встреча руководителя Федерального агентства по атомной энергии Сергея Кириенко и руководителя Управления национальной ядерной безопасности Министерства энергетики США Линтона Брукса... В ходе разговора было выражено обоюдное желание перехода от оказания американской стороной содействия России в этой области к полноценному партнерству. Были также обсуждены перспективы двустороннего сотрудничества в ядерной сфере.

9.2008 О государственном регулировании ядерной и радиационной безопасности в России

В.А. Сидоренко, член-корреспондент РАН, заслуженный энергетик РоссииСпецифическая опасность деятельности, связанной с использованием ядерных материалов и радиоактивных веществ, определила особое внимание к формированию в мире единого согласованного подхода к обеспечению того, чтобы использование ядерной энергии было безопасным и хорошо регулируемым.