Россия строит уникальный ледокол

Денис Нижегородцев, Деловая газета "Взгляд"

В ЦНИИ им. А. Н.Крылова в Петербурге проходят испытания модели атомного ледокола нового поколения. Он будет иметь не одну, а две осадки, рассчитанные на разную глубину, – два ледокола в одном. «Это все равно что объединить вездеход и гоночный автомобиль», – говорят испытатели. Корреспондент газеты ВЗГЛЯД, который был единственным представителем газет в стенах института, увидел, как модель чувствует себя во время шторма и во льдах.


Институт, в котором проходят испытания, – место уникальное. Любая разработка, выходящая из этих стен, претендует на то, чтобы называться ноу-хау. Достаточно сказать, что несколько лет назад именно специалисты ЦНИИ им. А. Н. Крылова выполнили расчетно-экспериментальные проработки не имевшей аналогов операции по подъему со дна моря затонувшей подлодки «Курск».

На сегодня институт является ведущим центром кораблестроения и морской техники России. Петербуржцы как никто в мире умеют повышать боевые и эксплуатационные качества кораблей, особенно если это касается скрытности, защиты и надежности, являются ведущими специалистами в таких областях, как гидродинамика, прочность кораблей, снижение шумов и вибраций различных механизмов и т. д. Помимо проектирования судов в этих стенах выполняют технико-экономические обоснования развития военного и гражданского флотов. ЦНИИ им. Крылова – настоящий мозг российского флота.

Выходим с проходной. Вдаль уходят корпуса лабораторий и стендов. На территории площадью 0,8 квадратного километра расположено больше 100 объектов. Чтобы добраться до ледового «опытового» бассейна, с которого начинается экскурсия, приходится садиться в машину.

Нам предстоит увидеть, как модель нового атомного ледокола, который пока имеет только техническое название – «проект 22220», не покидая Петербурга, преодолеет арктические льды. Лед здесь не обычный, с улицы, а гранулированный, идеально белый, ровный, какого не увидишь даже в ледовых шоу на центральных каналах. Его напыляют постепенно, буквально по капле соленой воды (вода в бассейне – как в море). Льду придают четко заданные кондиции и внимательно следят за его качеством, толщиной и температурой.

«Давайте поторопимся! Все рассчитано на испытания только в определенный период времени, когда все кондиции идеальны. Потом лед начнет таять, портиться, – торопят испытатели. – Испытания здесь проводятся через день, нескольким часам работы с моделью предшествует большая подготовительная работа, лед надо растопить, воду убрать и т. д.».

Внутри бассейн напоминает большой холодильник. Как говорят сотрудники НИИ, при «засеве» было –25 градусов. Холодно. На стенах – обледеневшие радиаторы. Впереди – огромная конструкция, напоминающая комбайн. Она будет ездить вдоль длинного продолговатого бассейна по специально проложенным над водой рельсам. Ученые называют тяжеловесную конструкцию легким словом «тележка».

Под «тележкой» снизу закреплена «лодка», так ее называют конструкторы, потому что корабль действительно похож на обычную рыбацкую лодку. На самом же деле это самая настоящая модель атомного ледокола, сделанная в масштабе 1 к 74. Пока на модели еще нет никаких конструкций, рубки и т. д. Специалисты заняты оптимизацией формы корпуса, обеспечением эффективности работы гребных винтов и т. д.

Нам разрешают забраться на «тележку» и «прокатиться» на ней несколько раз из одного конца бассейна в другой, наблюдая, как модель крушит ледовый панцирь.

«По тому, как модель ломает лед, мы уже можем видеть какие-то огрехи конструкции или наоборот, что все хорошо», – комментируют специалисты.

Нынешняя модель – уже одна из последних, где все подобрано, как надо.

В ходе многочисленных экспериментов ученые выбрали форму идеального носа, идеальной кормы корабля и т. д.

Периодически мы слышим специфические команды и элементы профессионального сленга испытателей, которые непосвященного заставляют улыбнуться: «Давай вибрацию! Возбуждение включи!», «Поехали назад, для снятия нулей». Начальник бассейна приговаривает почти по-отечески: «Хороший ледок получился сегодня. Молодцы!»

Дальше мы едем на машине в мореходный бассейн, уже без льда. Он больше предыдущего. На рельсах над водой стоит похожая «тележка» с «лодкой». На наших глазах модели предстоит справиться со штормом в 7 баллов. Начинают работать волнопродукторы (вращающиеся винты) на краю бассейна, на модель надвигается волна. Будущий ледокол раскачивается, но выдерживает волнение – все в порядке.

Для нас испытания на сегодня закончены. Но двумя бассейнами испытания, конечно, не ограничиваются. Модель также проходит через аэродинамическую трубу, с ней экспериментируют на мелководье и т. д.

Резюмирует итоги однодневной экскурсии начальник центра исследований и проектных разработок средств освоения ресурсов морей и океанов ЦНИИ им. А. Н. Крылова, доктор технических наук Евгений Апполонов. «Этот ледокол действительно уникален. Он с двумя осадками, на 8,5 и на 10,5 метров, способный и во льду уверенно себя чувствовать, и на мелководье, и на глубокой воде. По сути, он объединит в себе свойства сразу двух кораблей. Это все равно что сконструировать машину, совмещающую черты внедорожника и гоночного автомобиля, – говорит специалист. – Мы уже испытали пять моделей формы корпуса в различных эксплуатационных условиях и пришли к тем параметрам, которые максимально близки к тому, что мы хотели получить. Работа сложная, объект весьма дорогостоящий. Но я думаю, это все окупится потом, в результате серьезного повышения эффективности работы наших полярников».

Уникальный ледокол, носящий временное техническое название «проект 22220», будет построен примерно к 2015 году. Работа над техническим проектом ледокола ведется уже около трех лет, в следующем году планируется приступить к разработке рабочего проекта, в 2010–2011 годах судно начнут строить на одном из предприятий Петербурга, скорее всего, на Балтийском заводе, где построили большинство атомных ледоколов для морского флота России.

Опубликовано на сайте ежедневной деловой газеты "Взгляд" 12.12.2008

назад

Материалы из архива

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…

7.2009 Производство для потребления или…

М.Ю. Ватагин, к.э.н.,  директор ЭФЭН-Киев; И.В. Вережинская, ведущий экономист ЭФЭН-КиевПотребители, в народном хозяйстве, противопоставляются производителям, хотя каждый, относительно, есть и то, и другое.         Словарь В.И. Даля [1] Богат не тот, у кого МНОГО, а кому ДОСТАТОЧНО.    Народная мудрость

5.2009 Система АЭС малой мощности как фактор национальной безопасности России

Т.Д.Щепетина, к.т.н., нач. лаб. ИЯР РНЦ «Курчатовский институт» Но никогда ИМ не увидеть НАС      Прикованными к веслам на галерах!В.Высоцкий, «Еще не вечер»Концепция национальной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности… в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах.