Как оплатить военные расходы в 21-м веке

Редакционная статья "The New York Times", США

В последние недели мы на страницах этой газеты призываем к осуществлению крупных перемен в американских вооруженных силах. Среди предлагаемых мер увеличение численности сухопутных войск, снижение зависимости от резерва ВС, новые вооружения и система подготовки, которые должны прийти на смену оружию и доктринам времен "холодной войны". Чтобы оплатить все это, понадобятся деньги, но Пентагону больше нельзя давать карт-бланш в виде незаполненного чека, как было на протяжении всех лет правления Буша.

С 2001 года базовые военные расходы выросли на сорок процентов в реальном долларовом выражении за вычетом инфляции. И это не считая огромных сумм дополнительных ассигнований, которые каждый год выделялись на ведение войн в Афганистане и Ираке без серьезных дебатов и анализа. Такая не подвергаемая сомнению щедрость спасает Пентагон от настоящего давления, нацеленного на сокращение ненужных систем вооружений и прочих разорительных расходов.

В результате военный бюджет обрастает лишним жиром. Ниже мы излагаем свои взгляды на то, что можно сократить и от чего можно отказаться, дабы получить средства на новые вооружения и провести реформы, которые действительно необходимы для обеспечения безопасности страны.

Прекратить производство самолетов F-22 для ВВС. F-22 предназначался для обеспечения победы в воздушных боях с истребителями будущего, которые могли появиться на вооружении у Советского Союза. Но Советский Союз не дожил до создания таких самолетов. ВВС следует вместо F-22 использовать версии нового высокоэффективного многоцелевого истребителя F-35 Joint Strike Fighter, производство которого начнется в 2012 году. Как и в F-22, в нем используется технология "стелс", позволяющая ускользать от РЛС противника.

А пока ВВС могут использовать модернизированные версии F-16. Этот самолет по своим характеристикам превосходит любые летательные аппараты любого нашего потенциального противника. А F-35 обеспечит еще больший запас превосходства в воздухе. Чистая ежегодная экономия от этого составит около 3 миллиардов долларов

Отказаться от строительства эсминцев DDG-1000 класса Zumwalt. Это океанский боевой корабль-невидимка, предназначенный для ведения таких битв в открытом море, какие не собирается вести ни одна страна. Военно-морские силы вполне могут пользоваться действующими эскадренными миноносцами DDG-51 класса Arleigh Burke. Это мощный, хорошо вооруженный корабль, имеющий на борту передовую систему Aegis для слежения и уничтожения воздушных, надводных и подводных целей. ВМС резко сократили объем заказов на корабли класса Zumwalt - с 32 до двух.

Если отказаться и от строительства оставшихся двух эсминцев, мы сможем ежегодно экономить более 3 миллиардов долларов. Эти средства можно будет направить на закупки в больших количествах боевых прибрежных кораблей (LCS), которые действительно необходимы. Такие корабли способны совершать быстрые передвижения и маневры в мелких прибрежных водах, оказывая вертолетную и прочую непосредственную поддержку войскам во время проведения наземных операций, которые гораздо более вероятны, нежели морские.

Остановить производство подводных лодок класса Virginia. На сегодня построено уже десять этих никому не нужных многоцелевых подлодок, которые создавались по образцу субмарины класса Seawolf времен "холодной войны". В ее задачи входило противодействие советским ударным подводным лодкам с ядерными ракетами на борту. Данная программа - не более чем проект по спасению рабочих мест. Ее цель - сохранить военно-морские верфи в Ньюпорт Ньюс, штат Вирджиния, и в Гротоне, штат Коннектикут.

ВМС могут продлить срок эксплуатации действующего флота ударных атомных подводных лодок класса Los Angeles, которые в состоянии вполне успешно выполнять все задачи периода после окончания "холодной войны", начиная с запуска крылатых ракет для противодействия развивающемуся, однако уступающему нам в техническом плане подводному флоту Китая. Чистая экономия здесь будет равна 2,5 миллиарда долларов.

Остановить производство самолета для корпуса морской пехоты V-22 Osprey. Этот футуристический и совершенно не нужный летательный аппарат с вертикальным/укороченным взлетом и посадкой после 25 лет испытаний так и не смог доказать свою надежность и безопасность. Уже построенных 80 самолетов этого типа более чем достаточно. Вместо производства 40 новых самолетов V-22 корпусу морской пехоты следует больше закупать хорошо зарекомендовавших себя вертолетов H-92 и CH-53. Чистая экономия в этом случае будет равна от двух до двух с половиной миллиардов долларов.

Остановить преждевременное развертывание системы противоракетной обороны. Пентагон в будущем году хочет потратить примерно 9 миллиардов долларов на систему обороны от баллистических ракет. Сюда включены те деньги, которые планируется потратить на развертывание дополнительных ракет-перехватчиков на Аляске, а также на строительство новых объектов в Центральной Европе. Израсходовав за последние 25 лет на эти цели примерно 150 миллиардов долларов, Пентагон так и не сумел пока создать достаточно надежную национальную систему ПРО, способную реально обеспечивать безопасность. Существующие и действующие системы ПРО можно легко обманывать, запуская вместе с ракетами дешевые металлические радиолокационные ловушки.

Мы не преуменьшаем опасность баллистических ракет. Мы согласны с тем, что надо продолжать испытания и исследования, изыскивая более подходящие варианты. А поскольку наиболее вероятная угроза может исходить со стороны Ирана и Северной Кореи, нам следует провести серьезные переговоры с русскими по вопросу совместной программы противоракетной обороны. (Мы знаем, что эта система не представляет угрозы для России, но от этого оправдания пора уже отказаться.) Исследовательская программа будет ежегодно обходиться примерно в 5 миллиардов долларов. Чистая экономия также будет равна 5 миллиардам.

Переговоры о серьезном сокращении ядерных вооружений. Согласно московскому договору о сокращении стратегических наступательных потенциалов от 2002 года, Соединенные Штаты Америки и Россия обязуются к 2012 году сократить количество своего стратегического ядерного оружия на 1700-2200 единиц. О дальнейших сокращениях переговоры не ведутся. В этих условиях следует договориться о новом существенном сокращении - примерно на 1000-1400 единиц, а также взять на себя обязательства и дальше сокращать количество ядерного оружия.

Избранный президент Барак Обама должен также понизить степень готовности баллистических ядерных ракет и взять на себя обязательство о сокращении абсурдно больших арсеналов запасных боеголовок. Такие шаги сделают наш мир более безопасным. Они укрепят репутацию Обамы и дадут ему больше оснований требовать от других умерить свои ядерные амбиции.

Трудно сказать, сколько денег удастся сэкономить благодаря таким сокращениям. Но в долгосрочной перспективе суммы наверняка окажутся значительными.

Сократить действующие силы флота и военно-воздушных сил. Соединенные Штаты Америки имеют полное господство в Мировом океане и в воздухе, и сохранят его в течение многих лет. В то же время, сухопутные войска и морская пехота оказались слишком малочисленными и не отвечают потребностям одновременного ведения двух войн на суше - в Афганистане и Ираке. Это те силы, которые вероятнее всего будут привлекаться для будущих действий против террористических группировок и для спасения несостоявшихся государств. Сократив ВМС на одну авианосную ударную группу, а ВВС на два авиационных крыла, мы сможет сэкономить около 5 миллиардов долларов в год.

Пойти на такие сокращения будет непросто с политической точки зрения. Эти виды вооруженных сил все громче говорят о будущих военных угрозах (в основном речь идет о враждебно настроенном Китае, до зубов вооруженном подводными лодками и оружием космического века). А военные подрядчики ссылаются на угрозу иного рода, говоря о сотнях тысяч уволенных в стране, и без того ослабленной рецессией. Все мы, конечно же, за экономию и за новые рабочие места - но не за счет отвлечения и без того ограниченного оборонного бюджета от реальных и настоятельных потребностей - или отказа от новых программ, как раз и создающих такие рабочие места.

Вышеуказанные сокращения дадут экономию в размере 20-25 миллиардов долларов в год. Этим средствам можно будет найти лучшее применение, а именно:

Увеличить численность сухопутных войск. Нынешнее наращивание численности сухопутных войск и морской пехоты в ближайшие шесть лет обойдется в 100 с лишним миллиардов долларов. За счет оптимизации боевого и численного состава ВМС и ВВС, замедления процесса развертывания неготовой пока системы ПРО и отказа от самолетов Osprey значительную часть этих затрат удастся компенсировать.

Выделить средства на столь нужные ВМС боевые прибрежные корабли. Такие корабли, действующие в прибрежной зоне и оказывающие поддержку войскам в наземных операциях, стоят около 600 миллионов долларов за единицу. Отказавшись от строительства эсминцев DDG-1000 (каждый из них обходится в три с лишним миллиарда), а также субмарин класса Virginia (такая подлодка стоит более двух миллиардов долларов), мы получим необходимые деньги.

Перевооружение и переоснащение национальной гвардии и резерва. При сохранении нынешних темпов замены оружия, оставленного либо уничтоженного в Ираке и Афганистане, национальной гвардии и в 2013 году будет не хватать 20 с лишним процентов от того, в чем она нуждается. Отказавшись от строительства самолетов F-22, мы получим достаточно средств, чтобы на годы ускорить процесс перевооружения.

***

Часть этих изменений могла уже сегодня быть реализована, если бы система закупок и материально-технического обеспечения Пентагона более оперативно реагировала на существующие потребности и выбралась из плена военно-промышленного лобби. Министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates) жалуется на так называемые "потребности будущей войны". Речь идет о том предпочтении, которое в рамках системы материально-технического обеспечения изначально отдается потребностям потенциальных войн будущего, а при этом насущные потребности сегодняшнего дня уходят на второй план. В частном порядке большая часть представителей высшего военного командования признается, что их бюджеты, которые после 11 сентября мало кто жестко контролирует, можно немного сократить.

Конгрессу надо будет проявлять больше реализма и сдержанности. Лоббисты, проталкивающие программы создания дорогостоящих и ненужных систем вооружений, находят активных сторонников среди законодателей, которые стремятся к созданию новых и сохранению старых, защищаемых федеральными властями рабочих мест в своих избирательных округах. Такие крупные подрядчики, как Lockheed Martin, Boeing, Northrop Grumman, Raytheon и General Dynamics стали настоящими хозяевами в деле распределения рабочих мест, и активно пользуются этим для получения широкой поддержки при голосовании в Конгрессе. Так, заказы на создание самолета F-22 были распределены по субподрядчикам из 44 штатов.

Гейтс, который останется на своем посту, должен избрать в качестве приоритета реформирование системы закупок и материально-технического обеспечения. Эпоха неограниченных бюджетов подошла к концу, и Гейтсу придется выдвинуть жесткие требования, чтобы не выходить за бюджетные рамки. А Конгрессу следует уделять больше внимания общим потребностям нации, и меньше - узким местническим интересам.

Для отладки процесса закупок и материально-технического обеспечения Пентагона потребуется полная поддержка Обамы. Мы верим: американские налогоплательщики готовы поддержать те перемены, которые более надежно обеспечат безопасность страны, и в то же время, помогут более эффективно использовать их деньги.

Опубликовано на сайте ИноСМИ 22.12.2008

назад

Материалы из архива

1.2007 Эффект серийности

Деньги считают все, и богатые, и бедные. Особенно, когда речь идет о деньгах, измеряемых миллиардами долларов. А именно такими суммами оперирует сегодня атомная энергетика. Неудивительно, что в тендерах на строительство атомных энергоблоков ценовой фактор подчас становится определяющим при выборе победителя. Ф.М.Митенков, научный руководитель ФГУП «ОКБМ», академик РАН Б.А.Авербах, д.т.н., гл. специалист отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ» И.Н.Антюфеева, инженер­конструктор 1 категории отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ»

9.2009 Принцип финансиста: ''Не навреди''

Николай Соломон, заместитель генерального директора по финансам ГК "Росатом": - Одна из стратегических целей нашей госкорпорации состоит в достижении максимальной эффективности управления... Нам требуется адекватный времени и новым задачам механизм управления… Необходимо добиться, чтобы принятые у нас технологии управления, особенно на самом верху, соответствовали общему высочайшему технологическому уровню нашей отрасли…

6.2007 Сегодня годовщина Балаковской аварии 1985 года

Игорь Карпов, депутат городской думы, город Курчатов Курской области Как следовало из коротких сообщений Минэнерго на «одной из АЭС» во время горячих промывок 1 блока АЭС были объединены 1 контур РУ, имевший рабочие параметры, и система низкого давления. На последней сработал ПК и пар был сброшен в помещение РУ. В ходе аварии на «боевом посту» было заживо сварено сначала 11 человек, затем, после повторного открытия граничной арматуры, еще 3 работника.