От головки до хвостовика

Александр Черновалов, ИД "Коммерсант"

Российская корпорация ТВЭЛ и НАЭК "Энергоатом" подписали договор о производстве в Украине комплектующих для ядерного топлива, которое будет использоваться нашими АЭС. Это позволит "Энергоатому" снизить его стоимость на 10%, а для российской корпорации фактически означает победу в борьбе с американской Westinghouse за украинский рынок сбыта.

"Энергоатом" и ТВЭЛ подписали лицензионное соглашение по производству в Украине головок и хвостовиков – элементов тепловыделяющих сборок (ТВС; топливо для АЭС),– заявил вчера президент НАЭК Юрий Недашковский. По его словам, производство планируется наладить в течение трех лет предположительно на "Атомэнергомаше" – подразделении "Энергоатома". В "Энергоатоме" уже подсчитали, что собственное производство отдельных элементов позволит снизить стоимость ядерного топлива для украинских АЭС на 5-10%.

Член комитета Верховной рады по ТЭК Александр Гудыма называет получение лицензии первым шагом по активизации сотрудничества стран в атомнопромышленном комплексе. "Подписанное соглашение активизирует работу по строительству в Украине завода по фабрикации ядерного топлива для наших АЭС и созданию совместного производства циркония",– считает он. Напомним, министр топлива и энергетики Юрий Продан неоднократно заявлял, что совместное производство циркония планируется осуществлять на ГП "Цирконий", после того как завершится процедура его санации. А завод по фабрикации ТВС из обогащенного урана планируется построить и лицензировать к 2011 году.

Впрочем, основной конкурент ТВЭЛа в Украине – американская Westinghouse – также ведет переговоры с "Энергоатомом" о сотрудничестве в производстве топлива для украинских АЭС, сообщили вчера в компании. В 2000 году "Энергоатом" начал сотрудничество с Westinghouse по адаптации производимого ею ядерного топлива к работе в украинских реакторах. Тогда сотрудничество с американской компанией объяснялось необходимостью диверсификации партнерства в сфере производства ядерного топлива.

Но исследования с топливом Westinghouse до сих пор не закончены – и Госкомитет ядерного регулирования пока не дает разрешения на его промышленное использование, напоминает ведущий научный сотрудник Института проблем национальной безопасности при СНБО Ольга Кошарная. "Поэтому, скорее всего, мы будем изготавливать головки и хвостовики по российской технологии",– говорит она. "Сотрудничество 'Энергоатома' с ТВЭЛом взаимовыгодно: мы получаем технологии и производство элементов ТВС в Украине, а ТВЭЛ сохранит долю на украинском рынке",– объясняет Александр Гудыма.

Опубликовано на сайте ИД "Коммерсант" 13.11.2008

назад

Материалы из архива

5.2009 Система АЭС малой мощности как фактор национальной безопасности России

Т.Д.Щепетина, к.т.н., нач. лаб. ИЯР РНЦ «Курчатовский институт» Но никогда ИМ не увидеть НАС      Прикованными к веслам на галерах!В.Высоцкий, «Еще не вечер»Концепция национальной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности… в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах.

5.2006 Еще раз о причинах Чернобыльской аварии

Дмитрий Стацура, начальник отдела технической поддержки Представительства ЗАО «Атомстройэкспорт» в г.Ляньюньгане, Китай, e-mail: statsuradmitriy@rambler.ru В последние годы появилось большое количество публикаций, посвященных причинам аварии на Чернобыльской АЭС. Обсуждение этого вопроса продолжается с 1986 года, и до сих пор не сложилось общего мнения. Хотя имеется ряд экзотических гипотез...

7.2006 Стратегические задачи обращения с радиоактивными отходами

О.Э.Муратов, к.т.н., начальник отдела радиационных технологий ООО «ТВЭЛЛ», член Координационного совета по атомной энергетике, ядерной, радиационной и экологической безопасности при Полномочном представителе Президента РФ в СЗФО, С.-Петербург Исторический опыт обращения с производственными и бытовыми отходами сформировался в условиях, когда осознание опасности отходов и программ ее нейтрализации опиралось на непосредственные ощущения.