Куда ведут флот России

Р. А.Голосов, Герой Советского Союза, вице-адмирал, Москва

Международная ассоциация общественных организаций ветеранов ВМФ и подводников по своему статусу общественной организации непосредственного участия в создании программы возрождения и развития ВМФ не принимает. Но она объединяет огромное количество офицеров, генералов и адмиралов, много повидавших, имеющих возможность  с высоты прошлого опыта и сегодняшней действительности оценивать, что происходит с флотом в нынешней России.


Вполне естественно, что мнение такого сообщества является весьма авторитетным. Кто ещё может  высказать сегодня независимое, достаточно обоснованное  мнение по многим проблемам, касающимся ВМФ. Молодёжь, которая состоит на службе, такого опыта ещё не имеет и, судя по происходящему, может его и не получить. Да, и по уставу  она вынуждена оглядываться на начальство, высказывая своё мнение и памятуя, что «начальник всегда прав». Ветеранам за свои бывшие кресла можно уже не беспокоиться. Съезд ветеранов ВМФ и подводников должен подготовить письмо Президенту РФ, являющемуся Верховным главнокомандующим. Конечно, наивно полагать, что российские власти тут же бросятся выполнять советы ветеранов, но пусть хотя бы знают их мнение. Если когда-нибудь соберется народный трибунал, чтобы спросить с властей России за их деяния по развалу и втаптыванию в грязь великого государства и его Вооруженных сил, спросят и с ветеранов: «А вы, соколики, что в то время делали и почему молчали в тряпочку?» Нельзя молчать, когда на наших глазах творятся преступные дела по отношению к Родине!

Президенты России, что действующий, что предшественник  неоднократно в своих выступлениях поминали флот, бывали на кораблях, присутствовали на ракетных пусках, красиво смотрелись на корабельных мостиках. Молодцы! И флот обещали строить – лодки подводные, авианосцы как-то упомянули. Хорошо говорили! Однако, наблюдая, куда и как сегодня плывет флот, радостное впечатление от президентских разговоров как-то  исчезает.

После второй  мировой войны в Советском Союзе был создан второй в мире по боевой мощи ВМФ, способный действовать и обеспечивать реализацию национальных интересов государства, практически, во всех районах Мирового океана. Торговый флот насчитывал более 1800 судов общим тоннажем свыше 22 млн тонн. Советская океанография являлась одной из лучших.

Конечно, в безудержной гонке вооружений  безрасчетное, зачастую, строительство столь дорогой системы,  как ВМФ, приводило к огромным затратам финансовых, материальных и интеллектуальных ресурсов страны и к серьезным ошибкам.   Представляется, что основной из них явилось то, что с самого   начала флот не проектировался и не строился как единая боевая система, состоящая из подсистем, тщательно сбалансированных между собой.

К основным из таких подсистем можно отнести:

ударную – боевые корабли, авиация и береговые войска с соответствующим вооружением;

обеспечивающую – силы и средства разведки, целеуказания, радиоэлектронной борьбы, маскировки, все виды обороны и защиты;

обслуживания – базирование, судоремонт, подготовка кадров, тыловая и социальная инфраструктура;

управления – органы управления,  командные пункты, средства связи и автоматизации управления.

Развитие ВМФ осуществлялось, прежде всего, путем наращивания его ударной подсистемы в ущерб остальным. Создавались отличные, зачастую не имеющие аналогов в мире надводные корабли и подводные лодки, но не строились должного количества и качества средства обеспечения базирования и судоремонта. Создавались отличные крылатые ракеты морского базирования большой дальности действия, но для них не создавались соответствующие средства разведки и целеуказания, что не позволяло реализовать боевые возможности ракет. Подобные примеры можно продолжать и продолжать.

Кризисные явления в состоянии и развитии ВМФ, как впрочем, и Вооруженных Сил и государства, были отчетливо видны уже к концу 1970-х годов. Их нужно и  можно было преодолевать реформированием в научно выверенном плановом порядке. Почему тогдашние государственные мужи этим не занимались, историки, возможно, докопаются. «Перестройкой» и «реформированием» занялись граждане  Горбачев и Ельцин, сначала  развалив государство, а затем добравшись до армии и флота.

После развала СССР начался  развал ВМФ под лозунгом его реформирования, как и Вооруженных Сил в целом. Флот убивали энергично. Уже на 1 октября 1997 года в боевом составе ВМФ оставалось лишь 39% боевых кораблей от того, что имелось на 1 января 1986 г. Ныне флот остался и без морской ракетоносной авиации, являвшейся вместе с подводными лодками основной ударной силой ВМФ. Умирают другие рода морской авиации.

 За прошедшие 15 лет «реформирования» не построено, практически, ни одного нового корабля для российского ВМФ.  Достроенная атомная ПЛ «Гепард» ещё  из советских заделов. Трагедия с гибелью 20 человек на ходовых испытаниях атомной ПЛ «Нерпа», заложенной в 1991 году и достроенной в 2008 году, сейчас расследуется. Широко разрекламированный ракетоносец «Юрий Долгорукий», спроектированный в советское время, строится более 10 лет и конца пока не видно. Судостроительная промышленность России постепенно хиреет, теряя опытные кадры. Спасибо Китаю, Индии, другим странам, поддерживающим наше судостроение своими заказами. За счёт этого  удалось построить для ВМФ несколько новых кораблей – корветов, не очень понятного предназначения.

 По прогнозам начала века, при сохранении существующего отношения государства к своему ВМФ, в его составе к 2015 году сохранится не более 60 кораблей (атомных ПЛ-- 22, дизельных ПЛ -- 9, надводных кораблей --29).И это на четыре географически разобщенных флота и Каспийскую флотилию! Такое положение фактически приведет к прекращению активной военно-морской деятельности Российской Федерации. (Заметим, что военно-морская группировка НАТО насчитывает более 800 кораблей)

Океанографические исследования находятся в столь же плачевном состоянии, а без них нельзя рассчитывать на  успехи в освоении Мирового океана.

В октябре 1994 года ряд комитетов Государственной Думы организовали слушания по проблемам ВМФ. В итоговом документе по результатам слушаний было записано: «При сохранении неизменным существующего положения обеспечения, содержания и строительства флота уже во второй половине 1990-х годов будет утрачена большая часть состава сил ВМФ.

Утрата Россией ВМФ приведет к непредсказуемому падению её авторитета и влияния как великой державы. Допустить этого нельзя!» Однако, допустили! Утешает, правда, то обстоятельство, что чем слабее становится флот, тем больше тостов поднимается за его былую мощь и величие на разных банкетах.

До 1997 года никакой мало-мальски обоснованной морской политики в России не проводилось. Под гнусные вопли о перестройке и реформах шло предательское уничтожение, разворовывание и распродажа с целью наживы созданного в СССР морского потенциала государства.

В результате раздела средств морского транспорта  между бывшими республиками СССР и не лучшего варианта их приватизации, Россия практически потеряла свои торговые флоты на Балтике и Черном море. В северо-западном и южном бассейнах она лишилась рефрижераторных и большей части пассажирских судов, танкеров ледового класса, лихтеровозов. На Балтике не стало наливного флота,  на Черном море – сухогрузного. Резко снизилась пропускная способность российских портов, составив всего 37% от общей потребности страны.

С 1997 года  началась разработка ряда концептуальных документов, посвященных национальным интересам в Мировом океане. В 1998 году Постановлением правительства РФ утверждена федеральная целевая программа (ФЦП) «Мировой океан».

4 марта 2000 года Указом Президента Российской Федерации утверждены «Основы политики РФ в области военно-морской деятельности на период до 2010 года», в которых определены государственные интересы России в Мировом океане и основные положения, характеризующие ее военно-морскую деятельность.

27 июля 2001 года таким же Указом утверждена «Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года», в общих положениях которой указывается, что Морская доктрина является основополагающим документом, определяющим государственную политику России в области морской деятельности – национальную морскую политику. В начале сентября 2001 года Постановлением правительства России образована Морская коллегия под председательством премьер-министра для координации деятельности правительства в морских вопросах.

Таким образом, разработан объёмный пакет программных и других документов, определены организационные структуры для их реализации. Остаётся ожидать практических результатов. Но, похоже, особых иллюзий питать не следует. Где-то в 2002 или 2003 году скромно и незаметно в официальном издании «Российская газета» прошла информация о значительном сокращении финансирования ФЦП «Мировой океан». После сообщений об одном или двух заседаниях Морской коллегии о дальнейшей деятельности её не было слышно. О печальных итогах строительства кораблей сказано выше. Настораживает и постоянный заброс за дальние горизонты сроков реализации документов – 2010, 2020 годы. А впереди ещё много лет! Как известно, Ходжа Насреддин предлагал падишаху за 20 лет научить ишака говорить, справедливо полагая, что за это время или падишах умрет, или ишак копыта отбросит.

Буквально в последние дни появилась информация о новом «реформировании» армии и флота путем их значительного сокращения (на флотах предполагается сократить численность офицеров в полтора – два раза). После этого. скорее всего, о боеспособных Вооруженных силах в России можно будет лишь вспоминать.

В «Основах политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2010 года» зафиксированы следующие положения:

- Военно-Морской Флот – это главная составляющая и основа морского потенциала Российского государства, вид Вооруженных Сил Российской Федерации, предназначенный для обеспечения защиты интересов Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.

- Военно-Морской Флот является одним из инструментов внешней политики государства.

- Военно-морская деятельность, связанная с защитой государственных интересов и обеспечения безопасности Российской Федерации в Мировом океане, относится к категории высших государственных приоритетов.

В этом же документе сформулированы тринадцать основных задач ВМФ. Приведу лишь первые две из них:

- сдерживание от применения военной силы или угрозы ее применения в отношении Российской Федерации и её союзников с морских и океанских направлений, в том числе участие в стратегическом ядерном сдерживании;

- защита интересов Российской Федерации в Мировом океане военными методами.

А теперь вопрос для сообразительных: можно ли при современном состоянии ВМФ решить хотя бы указанные  две задачи? Учтем при этом, что маховик разрушительных «реформ» раскручен, набрал инерцию, и состояние флота в ближайшей перспективе будет только ухудшаться. Заметим и другое: если даже сегодня руководство России вдруг поймет драматизм складывающейся ситуации и примет решение начать возрождение флота, то следует чётко представлять влияние фактора времени. По опыту советского периода, когда возможности проектных организаций и судостроительной промышленности в разы превосходили имеющиеся сегодня, от начала проектирования головного корабля в серии до его вступления в строй проходило 7-10 лет. А воевать, если, не дай Бог, придётся, можно будет лишь тем флотом, который создан в мирное время. В ходе войны никаких мало-мальски солидных кораблей, не говоря уже об атомоходах, построить не удастся. По всем центрам судостроения уважающий себя противник будет наносить удары с первых дней войны.

Но, может быть, президент, премьер, другие властные структуры России всерьез считают, что до тех самых  двадцатых – тридцатых годов текущего столетия никаких солидных войн не будет. Быть может, иностранные коллеги им достоверно об этом сообщили во время «встреч в галстуках» и без оных в рамках «восьмерок» и «двадцаток». Тогда, разумеется, следует до упора сокращать Вооруженные силы, а остатки флота утилизировать. Президентский полк, конечно, оставить, а сэкономленные деньги отдать беднягам-олигархам, «внезапно» попавшим в лапы мирового кризиса. Они же не виноваты, поверили Гайдару, Грефу, Кудрину, другим чубайсам, что рынок все отрегулирует. А он видишь, как завернул, Америка и та затряслась!

А коль флот не нужен, упомянутые выше «основные направления», «морскую доктрину» и прочие документы следует признать  устаревшими и вредными, как лапша на уши для любителей флота.

Если же современное руководство государства все-таки поймет, что без современных, а не потешных Вооруженных сил и ВМФ в их составе,  с Россией никто в мире считаться не будет, то, пока еще не поздно, надо начинать их возрождение, а не добивание. Наверное, потребуется пересмотреть и военную доктрину, и на её основе задачи Вооруженных сил и всех входящих в их состав видов, включая, конечно, и ВМФ. Определить, исходя из задач, облик ВМФ с учётом положительного и негативного опыта советского ВМФ, географических и других особенностей каждого из флотов. Предусмотреть сбалансированность всех подсистем, составляющих единую боевую систему – Военно-Морской Флот.  Скрупулезно разобраться с организацией подготовки кадров для флота, памятуя, что без них мертвы самые чудо-корабли. Обсудить все «за» и «против» на высоких научных форумах и принять Закон о возрождении флота, включающий и кораблестроительную программу. Именно государственный Закон, а не протокол о намерениях, который президенты, премьеры и их преемники могут трактовать как угодно по своему разумению или по советам «заклятых друзей». Много, что придется сделать, но  всякий путь начинается с первого шага. Честный, а не холуйский научный анализ может показать, что причина всех бед в навязанном России социально-экономическом курсе, по которому нас ведут как баранов на убой. Тогда следует начинать с его изменения.  А деваться нам некуда. Или осознаем и сделаем, или в очередной раз, скорее всего последний, История посмеётся над Россией на её поминках. Конечно, виновники в этом случае имеют возможность смыться  куда-нибудь на Лазурный берег, или в Лондон, например, но народу России бежать некуда.

Несколько слов о только что ставшей известной предстоящей «реформе» военно-морского образования. Основная  идея заключается в том, чтобы все военно-морские учебные заведения Петербурга и окрестностей: военно-морскую Академию, военно-морские институты, нахимовское училище, кадетские корпуса, – согнать с исторически насиженных мест и разместить на одном пятачке в Кронштадте, создав некий центр военно-морского образования. Естественно, идеологи этой «реформы», себя из скромности не афиширующие, считают, что качество военно-морского образования резко улучшится. Никто, правда, не доказал, что оно в СССР и нынешней России было плохим и не обеспечивало потребностей ВМФ в квалифицированных кадрах. Говорят, удобнее и дешевле будет обучать, профессорско-преподавательский состав можно  более эффективно использовать на разных уровнях обучения, спорткомплексы построим с бассейнами, шлюпочную базу, яхт-клуб. И вообще здорово, курсанты и слушатели разных поколений будут все вместе. Так сказать, под один удар высокоточных крылатых ракет противника.   

Реализация подобной «реформы» приведет к разрыву истории военно-морского образования, насчитывающей более трех столетий. Военно-морские учебные заведения стабильно работали в Петербурге, Ленинграде, снова в Петербурге и в царское время, и в советское, и в сегодняшней России. Сохранялись и передавались лучшие традиции моряков российского флота. Возможно, идеологи реформирования полагают, что  исторические традиции – вещь, в деньгах не измеряемая и потому несущественная. Интересно, сами они где учились?

В случае перебазирования в Кронштадт неизбежно будет потеряна вся (или частично) существующая  учебно-лабораторная база, воссоздание  которой потребует значительного времени, в течение которого учебный процесс поневоле станет затруднен. Профессорско-преподавательский состав, особенно самые опытные и в возрасте специалисты, едва ли в нынешнее время сменят жилье в Питере на Кронштадт. Кто будет обучать? Ожидать прихода опытных специалистов с флота, при его нынешнем состоянии, мало вероятно. Преемственность в передаче педагогического опыта неизбежно  нарушится.

Представители многих поколений морских офицеров, обучавшихся в Петербурге-Ленинграде, свидетельствуют, что в деле их формирования как разносторонне образованных людей, общение с культурными ценностями Питера играло, пожалуй, большую роль, чем учебные программы. Обучение в Кронштадте значительно затруднит общение  с Петербургом. А флоты  находятся на периферии, где приобщиться к достижениям культуры, практически, невозможно.

О финансовых затратах говорить не приходится. Удивляет, что власть, со своим стонущим от якобы безденежья Минфином, считает возможным найти средства на реализацию столь сомнительного проекта, который  в широких флотских и научных кругах, судя по всему, и не обсуждался. А может быть, полагают, что выручка от продажи зданий, земли и всей инфраструктуры учебных заведений «деловым людям» с лихвой окупит все затраты, а прочее не существенно. Деньги ведь будут крутиться огромные. В чем польза для Военно-морского флота, а в чем ещё для кого-то  желающие могут поразмышлять на досуге сами.

У истоков этой «реформы», наверное, стояли  офицеры российского флота. Если они получили военно-морское образование в Ленинграде, можно посоветовать сдать свои дипломы в военно-морской музей потомкам на память. А взамен попросить какую-нибудь справочку из военно-морской академии Штатов в Аннаполисе. Ведь старались сделать, как «у них». Может, и дадут за усердие.

Корабль России к западу дрейфует,
Нет штурманов толковых у руля.
В сырых трюмах команда водку дует,
По курсу рифы, не видна земля.
Был Флот в России, мог помочь Отчизне,
Когортой адмиральскою ведом.
Увы! Теперь по флоту правим тризну,
Да и Россия стала, что дурдом!
                                Р.А. Голосов

В развитие выступления на съезде Международной ассоциации общественных организаций ветеранов ВМФ и подводников 23 октября 2008 г.

назад

Материалы из архива

1.2009 Тридцатипроцентное правительство

Андрей Колесников, заместитель главного редактора журнала The New Times: - Вместе с остановкой административной реформы, одним из результатов которой могло бы стать улучшение качества бюрократического человеческого материала, начался отрицательный противоестественный отбор: интеллектуальный и морально-нравственный уровень российской бюрократии стал падать, а процентное соотношение либеральных технократов и нелиберальных силовиков стало резко меняться в пользу последних.

5.2009 Перспектива развития энергетики с точки зрения науки

Н.Н.Пономарев-Степной, вице-президент Курчатовского института, академик РАН: - Наверное, 47 лет назад… я летал на самолете с атомным реактором. Вы знаете, тогда действительно атомная отрасль накопила очень могучие силы и мозговые, и интеллектуальные, и производство, и хотела попробовать эти силы в самых разных направлениях. В том числе, это атомный самолет, атомная ракета, т.е. ракета с ядерным двигателем, и космические установки… Я назову это ближайшее время…

11.2007 «Западные ценности» в обмен на энергоресурсы

Э.П.Щербинина, специалист по мировой экономике, Санкт-Петербург, shcherbinina@bigmir.net Анализ событий, происходящих в течение последних нескольких лет в мире и, особенно на Ближнем и Среднем Востоке, однозначно указывает на намечающиеся крупные сдвиги в соотношении политических сил на мировой арене. Мир постепенно движется к многополярности, причем весьма заметную роль в нем начинают играть представители незападных цивилизаций...