Тормозящий атом

Ирик Имамутдинов, специальный корреспондент журнала «Эксперт»


Томская область испытывает нарастающий дефицит электроэнергии. Местные власти делают ставку на строительство АЭС. Однако сроки ее возведения могут отодвинуться из-за дефицита энергомашиностроительных мощностей и нехватки квалифицированных строительно-монтажных организаций


В феврале будущего года в Томской области планируется провести общественные слушания по вопросу строительства Северской АЭС, сообщил первый заместитель губернатора Сергей Точилин. По его словам, жителям предстоит утвердить площадку, на которой предполагается построить новую атомную станцию. Сейчас рассматриваются несколько вариантов, но к слушаниям выберут один.

Дискуссии о необходимости строительства Северской атомной электростанции вблизи 600−тысячного Томска, даже после принятия федеральным правительством решения о финансировании проекта, не затихают и, видимо, не затихнут еще года три-четыре — специалисты-атомщики полагают, что сроки начала строительства станции будут перенесены. Произойдет это по нескольким причинам. Прежде всего из-за того, что «Росатом» слишком долго верстает контракты с российскими энергомашиностроительными предприятиями, изготавливающими основное оборудование для АЭС. Другая причина — кадры. Причем речь идет о строителях с соответствующей квалификацией — ведь только в России до 2020 года «Росатом» собирается возвести 26 блоков, а у нас нет опытных организаций, готовых быстро и качественно провести строительно-монтажные работы на атомных объектах.

Как возник северский проект

20 сентября этого года вышло в свет постановление правительства России №705 «О программе деятельности государственной корпорации по атомной энергии “Росатом” на долгосрочный период (2009–2015 годы)». В нем официально закреплено решение о строительстве под Томском Северской АЭС. Уже полностью запланировано финансирование работ по возведению первого энергоблока (66,26 млрд рублей) и на 60% (38,5 млрд рублей) — второго. В целом же предварительный план финансирования проекта до 2017 года оценивается в 134 млрд рублей. За эти деньги рядом с областным центром собираются соорудить два блока по 1150 МВт (оптимисты-проектанты говорят, что будет даже больше — по 1170 МВт) и пустить их поочередно в 2015−м и 2017 году.

В «Декларации о намерениях инвестирования в строительство энергоблоков №1 и №2 Северской АЭС», утвержденной еще в конце апреля этого года, говорится о четырех вариантах размещения станции. Первая из рассматриваемых площадок расположена в 2,5 км северо-восточнее Северска и в 8,5 км от северных окраин Томска, вторая — в 11,5 км к северу от Томска. Третья удалена от областного центра на 26 км и расположена на реке Самуська — притоке Томи, четвертая — на берегу самой Томи в 20 км от городской застройки областного центра. По словам советника губернатора Томской области по развитию атомной энергетики Николая Дроздова, две последние считаются основными и там идут сейсмологические и другие изыскательские работы. Эти площадки приоритетны, так как позволяют в будущем увеличить число блоков с двух до четырех, к тому же они не так нервируют «зеленых» — они не так близки к районам плотной городской застройки Томска.

Так вот, в федеральной целевой программе «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на перспективу до 2015 года», по крайней мере в ее первоначальной версии, упоминаний о Северской атомной станции нет вовсе. Эта программа, принятая постановлением правительства России от 6 октября 2006 года, предусматривает «реализацию ускоренного развития атомного энергопромышленного комплекса для обеспечения геополитических интересов страны и энергетической безопасности РФ за счет ввода в эксплуатацию новых типовых серийных энергоблоков атомных электростанций общей установленной электрической мощностью не менее 2 ГВт в год». Для федерального бюджета утвержденная более двух лет назад программа стоит 674,8 млрд рублей, еще 796,6 млрд рублей должны выложить сами предприятия атомной отрасли.

Но с целевой программой вышла по крайней мере одна системная государственная нестыковка. Атомная ФЦП №605 была принята за полтора года до одобрения — опять-таки правительством — «Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2020 года» (22 февраля 2008 года), подготовленной руководством РАО «ЕЭС России» и, по сути, являющейся главной энергетической стратегией страны. Генсхема как документ на ранг выше ведомственной ФЦП «Росатома», так как должна определять развитие всей электроэнергетики страны (в бывшем РАО этот документ из-за его важности не стесняясь называли «ГОЭЛРО-2»), а не только ее шестой части — 16% — примерно столько приходится на долю атомной энергетики в России сейчас.

В феврале 2007 года для согласования наиболее очевидных противоречий между разработанной «Росатомом» и уже принятой правительством ФЦП и схемой, разрабатывавшейся тогда под общим идеологическим руководством бывшего технического директора РАО ЕЭС Бориса Вайнзихера, представители обеих госкомпаний провели совместную коллегию. На ней присутствовали и представители «Газпрома», и чиновники Минпромэнерго.

У двух госкомпаний особых противоречий в отношении Генеральной схемы, должной определить почти на полтора десятилетия вперед развитие всей электроэнергетики — стратегической для страны инфраструктурной отрасли, — вроде как не должно было быть. К тому же техническая и идейная основа и росатомовского, и раошного документов была списана с советских госплановских стратегий развития энергетики, просчитавших площадки для новых станций — и атомных, и традиционных тепловых — еще в 80−х годах прошлого века. Новых стратегий управленцы новой России сочинять еще не научились, да и системно считать хотя бы те же балансы энергоресурсов — тоже.

Документы той согласительной совместной коллегии остались закрытыми, но можно догадаться, что «Росатом» пересмотрел утвержденную атомную ФЦП под давлением РАО ЕЭС. Важным фактором, который также пришлось учесть атомщикам, стала необходимость строительства магистральных и прочих электросетей. Более чем триллионный бюджет ФЦП атомщиков такого не предусматривал, а ведь это еще как минимум плюс четверть к цене пуска новых станций. Сегодня, с кончиной РАО ЕЭС, обязанность создать сетевую инфраструктуру для новой генерации осталась за государством. Невыполнение Федеральной сетевой компанией, представляющей государство, своих обязательств заставит энергетиков радикально пересмотреть и собственные инвестиционные обязательства.

В своей программе «Росатом» (следуя примеру советского Госплана) стремился по максимуму сэкономить при строительстве новых АЭС за счет так называемых станций-дублеров, возводимых рядом с существующими АЭС, и совместного использования ими работающей инфраструктуры. Территория около действующих станций уже исследована и была просчитана еще в советские времена с точки зрения геологии и гидрологии. Дублеров предполагалось построить около Ленинградской, Смоленской, Курской, Нововоронежской, Калининской и Балаковской АЭС. По первоначальным планам «Росатома», со временем эти дублеры должны были обеспечить мощности выводимых из эксплуатации советских блоков.

Сегодня в качестве дублирующих площадок остались только Ленинградская и Нововоронежская. Остальные дублеры пока из программы убраны. Блоки Курской АЭС-2, в частности, намеченные целевой программой к пуску в 2015−м и 2017 году, исчезли из Генеральной схемы, но, судя по срокам пуска, их и заменили аналогичные энергоблоки в Северске.

Энергия нужна позарез

По словам представителя «Росатома», план был скорректирован с учетом запросов регионов и коммерческих интересов крупных компаний. Выбор Северска в качестве места для возведения АЭС обусловлен несколькими обстоятельствами.

Начнем с очевидного — дефицит энергетических мощностей уже сегодня сдерживает развитие экономики Томской области. По словам губернатора Виктора Кресса, подчиненная ему территория — «динамично развивающийся регион, в котором темпы прироста основных макроэкономических показателей опережают общероссийские». Так, за последние семь лет (2000–2006 годы) валовой региональный продукт увеличился в реальном выражении на 160,8% (в целом по России — на 158,4%), объем промышленного производства — на 158,8% (по РФ — на 147%). Область приняла амбициозную «Стратегию социально-экономического развития до 2020 года» и начала сразу несколько масштабных проектов. В их числе создание особой экономической зоны технико-внедренческого типа в Томске, освоение нефтяных и газовых месторождений на правом берегу Оби, разработка Бакчарского железорудного месторождения, строительство автомобильных и железнодорожных магистралей, освоение лесного хозяйства. В результате реализации этих проектов общее потребление электроэнергии в регионе к 2016 году возрастет примерно вдвое. При этом область не покрывает собственными генерирующими мощностями потребности экономики. Дефицит составляет сейчас, по разным оценкам, от 50 до 60% и закрывается поставками электроэнергии из единой энергосистемы страны.

Ситуация с региональным дефицитом электричества усугубилась в этом году, когда на Сибирском химическом комбинате (СХК) 20 апреля и 5 июня были отключены два промышленных канальных реактора АДЭ-4 и АДЭ-5. Работая на выработку и обогащение оружейного урана и плутония, они попутно выдавали 432 МВт электроэнергии (это более трети от всей установленной мощности в Томской области), а также тепло для самого комбината, в ЖКХ Северска и отстоящего от него всего на 10 км Томска.

Американцев очень нервировала эти реакторы СХК — их продолжающуюся работу после заключения соответствующих договоров об ограничении и снижении ядерного потенциала Россия объясняла не потребностями российских стратегических сил. В 2007 году в составе этих сил и так находилось 702 носителя, оснащенных 3155 ядерными боезарядами, способными уничтожить весь мир от Антарктиды до Арктики. Реакторы продолжали работать, чтобы обеспечивать теплом и электричеством два города-спутника — Северск и Томск. Правда, при СХК есть ТЭЦ, на реконструкцию которой американцы, торопившиеся с закрытием оружейных реакторов, выделили 285 млн долларов. В результате проведенных работ тепловая мощность теплоэнергоцентрали выросла с 1000 до 1750 Гкал/ч., а электрическая — с 480 до 714 МВт, то есть всего на 235 МВт. СХК и сейчас продолжает обеспечивать функционирование отечественного ядерного оружейного комплекса (проверяет состав ядерной начинки зарядов и, вероятно, их обновляет), а у «Росатома» существуют серьезные намерения по увеличению выработки обогащенного урана, производство которого весьма энергоемко. К тому же комбинат — одно из немногих предприятий страны по переработке отработанного ядерного топлива. При таком раскладе энергии даже на деятельность самого комбината может не хватить, и с закрытием реакторов дефицит лишь усугубился.

В пользу строительства АЭС в регионе говорит также возможность инвестировать в экономику области за счет федерального и росатомовского бюджетов по крайней мере 134 млрд рублей в течение 13 лет. От таких инвестиций трудно отказаться. Кроме того, по словам Игоря Конышева, начальника департамента «Росатома» по работе с общественными организациями и регионами, для вывода энергии с новой станции потребуется построить в регионе линии электропередачи. А это еще 34 млрд рублей.

Губернские власти подчеркивают и еще одно обстоятельство — на СХК, в закрытом Северске (Томск-7), расположен центр по обогащению урана с 15−тысячным квалифицированным персоналом, обученным обращению с радиоактивными материалами и ядерными технологиями. К тому же совсем рядом находится Томский политехнический университет — один из ведущих вузов страны, поставляющий специалистов для нужд предприятий всей российской ядерно-топливной отрасли. Построив АЭС, можно будет сохранить этот кадровый потенциал.

А под ногами бурый уголь

Некоторые специалисты (причем не только «зеленые»), критикуя намерение строить АЭС под Томском, указывают на возможность использовать местный уголь — бурый, правда, но его суммарные ресурсы оцениваются в 75,7 млрд тонн. В Институте проблем естественных монополий считают, что на территориях, расположенных не далее 500 км от мест разработки угольных месторождений, с этим топливом не может конкурировать ни один другой (ни атомный, ни газовый) источник энергии. ТГК-11 и даже СХК уже закупают треть необходимого им угля за пределами региона (более 5 млн тонн каменного угля поступает сюда из Кузнецкого и Канско-Ачинского бассейнов). Проблема в том, что месторождения на территории Томской области не разработаны, а ТГК-11 обещает подготовить технические проекты электростанций под использование местных углей только через четыре года.

Но и атомщики энергетическую проблему области быстрее не решат — для того, чтобы пустить Северскую АЭС в 2015 году, нужно уже сейчас заказывать комплект основного оборудования — ведь только на его изготовление уйдет до четырех лет. К тому же опыт последних росатомовских пусков АЭС в Китае и Индии показывает, что после поставки оборудования на новую строительную площадку необходимо еще как минимум три-четыре года на монтаж и пуск каждого энергоблока.

Опубликовано в журнале "Эксперт" 24.11.2008

назад

Материалы из архива

10.2007 Программный комитет ярмарки «Атоммед-2007» провел первое заседание

Программный комитет ярмарки «Атоммед-2007» провел первое организационное заседание. В его работе приняли участие представители Российского агентства по здравоохранению, Комитета Государственной Думы по образованию и науке, Комитета Государственной Думы по охране здоровья, Главного военно-медицинского управления Министерства Обороны, Торгово-промышленной палаты РФ, ОАО «Российские железные дороги», Московского научно-исследовательского Онкологического института им. П.А. Герцена

11.2007 Голос за кадры

Андрей Долгов, выпускник 2007 года кафедры «Ядерные реакторы и энергетические установки» МГТУ им. Н.Э. Баумана. О ситуации с развитием атомной энергетики пишут различные СМИ, говорят с высоких трибун высокопоставленные чиновники и Президент. Но для  успешной реализации заявленных реформ необходимо обеспечить профилирование  кадров, создание механизма их привлечения для работы в столь сложной и  ответственной области, как атомная энергетика.

7.2006 Новое решение проблемы безопасного хранения отработавшего ядерного топлива

Самаров В.Н., д.т.н., Хомяков Е.И., к.т.н, Непомнящий В.З., к.т.н. «Лаборатория Новых Технологий»; Левин Б.В., чл-корр. РАН (Дальневосточное отделение); Романовский Н.Н., проф., МГУ Сегодня Россия демонстрирует готовность взять на себя ответственность за одну из самых важных составляющих мировой стабильности – энергетическую безопасность...