Подводные грифы

Павел Фельгенгауэр, обозреватель «Новой газеты»

Многоцелевые атомные подводные лодки (АПЛ) проекта 971 («Щука-Б»), пожалуй, лучшая советская массовая серия в своем классе кораблей. Задуманные в ответ на американские ударные АПЛ класса «Лос-Анджелес», они получились самыми тихими на ходу отечественными АПЛ, с мощным реактором на 190 мегаватт, с подводной скоростью 30 узлов, с возможностью не только ставить мины и пускать торпеды, но также крылатые ракеты большой дальности (3000 км) «Гранат» со стандартной боеголовкой в 200 килотонн.

Во второй половине восьмидесятых выпуск АПЛ проекта 971 разогнали вовсю, но после 1991-го с заложенными и частично сделанными кораблями стало непонятно, что делать.

Вне рамок «холодного» противостояния с флотом США и Великобритании у скрытных и быстрых охотников проекта 971 не осталось достойных противников. Они должны были, в частности, защищать развернутые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (ПЛАРБ) с баллистическими ракетами (БРПЛ) от нападения столь же быстрых и скрытных американских и английских ударных АПЛ. Но в девяностые наши ПЛАРБ практически все время проводили у пирса, да и сейчас их в море считаные единицы. Нашему ВМФ не были нужны дополнительные АПЛ, когда для имеющихся не хватает задач и ресурсов. Тем временем дизельные подлодки, оставшиеся на верфях после краха СССР, успешно доделывались и с выгодой продавались в Китай и другие страны, а ядерное подводное наследство зависло.

Пекин много лет настойчиво домогается недостроенных подлодок проектов 949.А и 971 по цене новых, что принесло бы серьезные доходы всем участникам процесса, поскольку доукомплектовывать уже во многом готовое изделие — не с нуля строить. Сегодня Германия и Франция предлагают всем на мировом рынке (кроме КНР и некоторых других стран под санкциями) неядерные подлодки и технологию их производства с анаэробными двигателями, которые, как ядерные, неделями не нуждаются в атмосферном кислороде. Технологически оставшиеся в прошлом веке российские (советские) дизельные ПЛ французским и немецким аналогам — не конкуренты. Но АПЛ никто никому не продает, на этом новом рынке РФ могла бы стать монополистом.

Правда, Китаю наше руководство пока отказывается продавать или сдавать в аренду АПЛ, что привело к серьезному и затяжному кризису в отношениях: с 2005-го Пекин не заключил с нами ни одного нового серьезного оружейного контракта. В Москве, особенно в военном ведомстве, опасаются, что, купив наши самые передовые военные технологии, китайцы в конечном итоге получат потенциальную возможность обратить их против нас же. Но с Индией таких опасений нет, мы им как союзнику против КНР еще в советское время сдавали в аренду ядерную подлодку. Переговоры о новом ядерном контракте с Индией продвигались успешно, а в Комсомольске-на-Амуре на «Амурском судостроительном заводе» начали достраивать заложенную еще в советское время, в 1991-м АПЛ «Нерпа» проекта 971И — вроде бы по заказу Минобороны РФ, а по правде для Индии, на что указывает литера «И». Индийцы согласились заплатить 650 млн долл. за 10 лет аренды АПЛ, которую решили назвать Chakra. Сообщают, что недавно Москва запросила за аренду АПЛ дополнительно 125 млн долл.

Индийцы могли добавить, поскольку хотят две такие АПЛ. В Дели опасаются, что в случае войны с главным потенциальным противником — КНР — китайский флот вторгнется в Индийский океан, а многочисленные китайские подлодки, в том числе купленные в РФ, перекроют пути морской торговли и поставят страну на колени. Потому индийские военные стараются нарастить морские возможности океанской зоны, чтобы встретить китайцев на дальних подступах у Сингапура, а АПЛ проекта 971И, к примеру, скрытно послать непосредственно в китайские воды. Потому для Дели так важна малошумность данных АПЛ, а также способность наносить удары крылатыми ракетами по наземным объектам.

История с АПЛ «Нерпа» была с самого начала политически крайне щекотливой. В Москве начальники много разглагольствуют о том, что в мире теперь скоро будет править блок новых великих держав БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) вместо НАТО и США, а тут мы готовим АПЛ для Индии против Китая, отказывая в том же последнему, несмотря на все заявления о «стратегическом партнерстве». Надуманный политический блок БРИК и так больше похож на противоестественный союз кошки, собаки, попугая и змеи. Потому наши официальные лица вопреки очевидности так отчаянно и безнадежно отрицали, что «Нерпа» — для Индии. Но страшная трагедия отравления фреоном разрушила прикрытие.

Индийцы вряд ли полностью откажутся от аренды, несмотря на трагедию — такую лодку им нигде больше не найти. Но могут потребовать существенных модификаций: противопожарная система, которая мгновенно губит экипаж, может показаться им слишком радикальной. В любом случае переплачивать вряд ли станут. Похоже, лучший выход из ситуации — найти виновного матроса и быстро закрыть дело, убрать историю с экранов, чтобы не злить еще больше «стратегических партнеров» и в Дели, и в Пекине. Надо отвадить прессу и общественность, чтобы заводчане не рассказывали любопытным журналистам о значении литеры «И», об установленных на «Нерпе» иностранных чипах, которые могли оказаться несовместимы с корабельной советской АСУ в подлодке, которую строят уже почти 18 лет.

Опубликовано в "Новой газете" 20.11.2008

назад

Материалы из архива

12.2008 Лучшей заменой АЭС в Литве будет газ

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности: - Атомные станции очень сложно и дорого строить. Есть опасения, что заявленные "советские" темпы - по два реактора в год - соблюдаться не будут, тем более в условиях кризиса. У нас в этой сфере достаточно много проблем - и в машиностроении, и у всех остальных участников производственной цепи. Надо понять, кто будет строить реакторы, кто будет строить станции, и надо помнить, что мощностей для строительства реакторов очень мало,..

10.2007 К скупке патентов отношусь положительно

Фонд Содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере - один из первых учрежденных государством фондов, созданный с целью продвижения на рынок разработок инженеров, ученых. Отделения Фонда работают во всех регионах страны. На вопросы редакции отвечает Николай Николаевич Ермилов, директор  ЗАО ИЛИП - официальный представительства Фонда  в Северо-Западном регионе.

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…