Еще раз о стоимостном дисбалансе ядерного топлива или 4ДИС

М.Ю.Ватагин, к.э.н

Стремление к сбалансированности в природе принято считать нормальным и естественным. Дисбалансы в технике обычно рассматриваются в качестве угрозы ее разрушения. Если их не определять и своевременно не устранять, то неприятности неизбежны. Энергетикам, врачам и водителям это известно лучше, чем кому бы то ни было. 


Существует зависимость 4ДИС. Ежели уже проявляющийся дисбаланс[1]  не вызывает ощущений дисгармонии, дискомфорта или диспропорции, система не может быть отнесена к разряду устойчивых. Когда первый ДИС не порождает трех других, значит организм просто не чувствует болезни и потому предрасположен к самоликвидации.

В технике, здоровье и движении последствия наступают относительно быстро и почти всегда неотвратимо. Потому привыкли прислушиваться и чуть что - реагировать. В сфере общественных отношений, в силу некоторой отдаленности негативных следствий от начальных признаков, подобного зачастую не происходит. Раздражитель уже есть, а общественные железы гормонов еще не вырабатывают и в организм их не доставляют. В отношении к зарождению, развитию и протеканию недуга почти всегда допускается некоторая снисходительность. Сегодня не рванет, а завтра виноватого уже не будет в пределах досягаемости. Потому негатив накапливается и недовольство зреет, чтобы в удобный момент случилось то, что в технике происходит сразу при достижении известного предела. Результат очевиден, но у инициаторов всегда сохраняется надежда ускользнуть и остаться в стороне. Потому процесс накопления негативных отложений растет и ширится. Тем более что этому способствует заметный рост плутанины в настоящих представлениях. Сегодня все реже встречаются способные отличить деньги от экономики, стоимость от цены или скажем затраты от расходов. Много понятнее и привычнее монополии, тендеры, дисконты и откаты…

Подобное вступление показалось уместным, ибо настоящей истории много лет и зарождалась она довольно давно. Можно сказать, еще на заре гражданской атомной энергетики, которая некогда рассматривалась побочным продуктом известного производства, обеспечивающего демонстрацию превосходства. Тогда, если верить очевидцам, неизбежно выделяемая энергия ядерных реакций расценивалась вредным отходом, требующим дополнительных усилий по его утилизации. Прошли годы, относительная стабильность устройства[2] развалилась. Вдруг навалился рынок с неизбежными инфляцией, кризисами, обесцениванием и прочими прелестями. Дисбалансы стали повсеместным явлением, регулярно возникая то там, то сям. К их неизбежности стали привыкать, воспринимая уже неожиданное проявление уравновешенности как исключение. Атомная энергетика не стала исключением, а уж сфера ее экономического обеспечения, никогда не ориентировавшаяся на потребителя, рынок, конкуренцию и прочие изыски, тем более.

Преимуществом атомной энергетики, кроме экологических аспектов при условии соблюдения безопасности, рассматривается энергетический потенциал ядерного топлива. Удельная способность выделения первичного тепла, многократно превышающая органические аналоги, соответственно меньшие расходы на доставку и, как следствие, относительно  низкая зависимость стоимости производства энергии от величины топливной составляющей себестоимости. При этом цены ресурсов, определенные через любой энергетический эквивалент, скажем условное топливо, отличаются пока в меньшую сторону в разы.  Так, условное топливо в пересчете на уран по ценам текущего года обойдется украинским АЭС около 18 $/тн, что меньше угольного аналога в 8 раз, а газового в 12. С экономических позиций всё остальное тоже важно, но не оказывает определяющего влияния на общие результаты. Такие дела успокаивают. Развивается САМОуспокоение. А это уже не есть хорошо, ибо когда потребуется собраться - могут возникнуть сложности…. 

О текущем моменте

Базой информационного обеспечения в сфере экономических отношений принято считать данные учета, именуемого бухгалтерским, налоговым, финансовым или управленческим. Именно на их основе рождаются отчеты, рассчитываются налоги и обязательства, определяются активы и в конечном итоге принимаются приемлемые решения. Вот тут то с развитием рыночных отношений у атомщиков отчетливо проявилась одна мелочь.  Преимущества ядерного топлива на словах и по ощущениям есть, но достойно выразить их в скучных отчетах не под силу. В натуре они как бы присутствуют, но на бумаге не просматриваются, а потому общественность их наблюдать не может и соответственно в расчет не принимает. Как следствие, уран отсутствует в официальной структуре баланса энергетических ресурсов. В стратегии энергетического развития продукция АЭС именуется «условно первичной ядерной энергией», сравнительная стоимость энергетических ресурсов не фигурирует перед правительственными мужами в качестве значимого аргумента. А тут в последние годы еще одна напасть проявилась и навалилась. Именуется она Стоимостным Дисбалансом Ядерного Топлива и обозначается ныне СДЯТ.

СДЯТ выражается в превышении суммы оборотных средств, необходимых для приобретения свежего ядерного топлива (СЯТ) с целью проведения текущих перегрузок энергоблоков АЭС, над величиной топливной составляющей себестоимости электроэнергии, произведенной в отчетном периоде. Величина дисбаланса ЯТ показывает размерность вынужденного отвлечения прибыли на пополнение оборотных средств для закупки СЯТ в текущем периоде. О причинах и следствиях чуть позже, для начала следует прояснить масштаб бедствия по-украински.

С начала 2000г. по сентябрь 2008г. СДЯТ АЭС Украины составил 3,5 млрд.грн. или в среднем 397 млн.грн. в год, что эквивалентно его приросту на 1,1 млн.грн. каждый божий день или на 45,3 тыс.грн. в час[3]. При этом стоимость закупки СЯТ ежегодно на 28% в среднем превышала величину топливной составляющей себестоимости энергии (ТСС), отражаемую в финансовой отчетности лицензиата.

«И что с того?» - спросят. Ничего особенного, кроме необходимости привлечения скажем в 2008г. из прибыли чуть больше одной копейки в расчете на каждый отпущенный потребителю кВт*час электроэнергии с целью сделать возможным закупку СЯТ. Возразят: «Подумаешь одна копейка, мелочь недостойная внимания». Но принимая во внимание, что в течение года АЭС отпускают потребителям почти 90 млрд.кВт*час, то копейка превращается почти в миллиард.

Тоже не бог весь какая сумма. Но следует помнить все же, что  пользование инструментарием государственного регулирования цен на энергию укладывает дополнительный груз на плечи потребителей, которым хотя бы из вежливости не мешало сообщить, что, покупая энергию АЭС, они должны к тому же оплатить еще скрытый налог на приобретение СЯТ. Можно конечно начхать и на потребителей, хотя каждый им является в быту. Не впервой. Но возникает более серьезная проблема в плане поддержания той самой способности конкурировать в сфере, называемой рыночными отношениями и к которой, согласно декларации намерений, мы все стремимся со страшной силой. Ведь тогда наличие СДЯТ будет означать относительный проигрыш производителя по сравнению с теми игроками, у которых его нет или которые сумели минимизировать болезненные проявления.

В прошлом году СДЯТ прирастал уже на 2,1 млн.грн. за сутки. За 9 месяцев текущего года он оценивается в 678 млн.грн., что эквивалентно превышению закупки над ТСС почти на 40%. Часовая интенсивность прироста возросла до 104 тыс.грн.  Если так пойдет и дальше, то на приобретение СЯТ на запланированную в тарифе 2008г. сумму 3228 млн.грн. понадобится привлечь из прибыли уже 910 млн.грн., против 753 млн. в прошлом году. У врачей принято оценивать состояние динамикой процесса. Не зря говорят, что состояние тяжелое, но динамика уже положительна и, значит, есть надежда. Картинка в обозначенной сфере описывается диагнозом: «развитие процесса приближает к состоянию, не совместимому с понятием сначала здоровья, а потом жизни».

О следствиях

Денежное выражение недуга 4ДИС является только видимой частью айсберга: скрыты более значимые воздействия отрицательного характера, среди которых следует выделить психологическую (духовную), вещественную (материальную) и разумную (культура мышления) составляющие. При достижении определенной концентрации они обязательно станут явными. Как и полагается любым нарывам и гнойникам.

Во-первых, утрачивается интерес специалистов к потребности оптимизировать процесс и повысить его эффективность. Физикам просто ни к чему, если за это не спрашивают и не платят. Экономистам не дают доступа к информации. Начальникам не до того, а ценовому регулятору самому сложно разобраться. В итоге всем, что называется, по барабану  и каждый в отдельности не причем. Многим удобно. Но в целом нехорошо. Вот пример действительного разговора с сотрудником планового отдела АЭС:

- Скажите, каким образом вы отражаете затраты на ЯТ в составе себестоимости?
- Эту цифру нам дает бухгалтерия.
- А как ее определяют бухгалтера ?
- У них есть соответствующая методика, которую они никому не показывают.

Стоит ли потом поражаться тому, что три из четырех АЭС написали в пояснениях к ежегодным балансовым разборкам, что они не планируют затраты на ядерное топливо, поскольку данный вопрос отнесен к исключительной компетенции дирекции НАЭК. Можно конечно и так. Пусть будет топливо и производство на площадках, а непонятные подсчеты соберутся в столице. Допустим. Но есть одно обстоятельство, требующее осмысления. Квалификационный потенциал сосредоточен именно на местах, а не в конторе. Значит и вероятность улучшений находится там же. Но подсчет результатов перемещен за тридевять земель, а причастные по месту измерений не понимают. Но ведь известно, что нельзя улучшить того, что невозможно измерить. Но сегодня именно так до поры, до времени, пока…

Во-вторых
, исчезает количественный ориентир повышения эффективности энергетического производства. Его критерием всегда было принято считать удельные расходы топлива на производство энергии при соответствующем коэффициенте полезного действия блока. Но если КПД и расхода ни натурального, ни условного топлива нет, то и заботы соответствующие пропадают. На нет, что называется, и суда нет. В результате выбор новых конструкций осуществляется по каким угодно признакам, кроме главного – его эффективности. Оптимизацией топливных загрузок вообще можно не заниматься, что, кстати, по словам знающих людей и происходит.

В-третьих, но не в последних по значимости. Наличие очевидных специалистам расхождений реальности с отчетностью, при молчаливом согласии окружающих или неспособности их заметить, рождает безразличие к присутствию двойных стандартов поведения и стремлению оправдать себя в собственных глазах и в представлении других. Виноватые всегда потом найдутся, аргументы бездействия отыщутся уже сегодня, но обманывать себя все равно придется постоянно. Или же надобно все мысли из головы выбросить, чтобы она не перегрелась. Но атомщикам такое действие не безопасно в принципе. Чиновникам, руководящим государством и отраслью, органами ценового регулирования и сбора податей, без подсказки видимо не понять, а  значит и не спросить. Но замешанными в конечном итоге назовут и их, причем не в последнем числе. Правда персональную ответственность установить очевидно не получится, и это обстоятельство некоторым образом успокаивает, хотя и не устраняет состояние 4ДИС.
В итоге прорисовывается очевидный диагноз: «Искусственное стимулирование отсутствия интереса специалистов к повышению производственной эффективности, сопровождающегося общим привыканием к допустимости искаженного восприятия действительности без ответственности за интенсификацию негативных проявлений». Если и подобное предостережение не настораживает, то остается дождаться естественного завершения происходящего…

О причинах

Причиной возникновения СДЯТ служит несовершенство методики учета. В основе лежит выбор единицы учета запасов ЯТ, именуемой ныне тепловыделяющей сборкой (ТВС). ТВС не способна дать адекватного представления о мере[4] расхода ресурса на производство единицы энергии в принципе. Особенности ТВС, как единицы учета запасов ЯТ, просто несовместимы с требованиями стандартов финансовой отчетности и бухгалтерского учета. Всё дело в том, что срок ее использования намного превышает длительность любого отчетного периода, а фактическое использование ресурса определимо лишь через несколько лет после состоявшегося  момента трансформации в энергию. Дальше все просто. Нет учета - не может быть планирования. Нет планирования – нет управления.

Может сложиться впечатление, что никто не ведает об очевидной аномалии. Но так сказать нельзя.  Попытки поправить ситуацию предпринимались даже на уровне правительств. На Украине, например еще в 2000г. г-жа Тимошенко в свойственном ей стиле революционной целесообразности поручала органам государственного управления разработать аж самостоятельный стандарт бухгалтерского учета затрат на ЯТ. Но стандарт на то и стандарт, что он является общим для всех. Взгляд на отдельные особенности чего-либо может быть чем угодно, но не стандартом. Хорошо хоть у тогдашнего Минфина не поднялась рука на изменение основы учетного единства. В России, тоже Правительственным решением, взяли да и признали ТВС, ни много, ни мало, основными средствами, подлежащими амортизации, встав естественно перед необходимостью отменить  свою методологическую шутку через полтора года после введения.

Но незадача продолжала беспокоить. Поэтому сначала россияне, а следом и Минтопэнерго Украины решили всю стоимость топливной перегрузки относить на себестоимость энергии в течение первого года использования пропорционально количеству времени работы реактора на номинальной мощности, сделав, по сути, мерой расхода топлива единицу времени. Ну и что, что ТВС служит 3-4 года, ну и что, что вообще пропадает понятие соотнесения расхода ресурса на производство продукции, а сама ТВС, начиная со второго года, имеет нулевую стоимость, сохраняя и честно отдавая энергетический потенциал. Зато, может, экономические потери снизятся. Можно успокоить авторитетное собрание, при таком подходе  дисбаланс как был, так и останется. Об этом предупреждал НТС Минтопэнерго при рассмотрении проекта методологического новшества и указывал на целесообразность дальнейшего поиска приемлемого решения. Но своя рука владыка, а осторожные всегда были и будут.., да не они решают. Что из данного изыска за время методического волюнтаризма получилось на Украине можно судить по диаграмме.


Результативность нового подхода, внедренного на время с середины 2004г., очевидна и комментариев не требует. СДЯТ остался, факт с текущим планом как не совпадал, так и не совпадает, доверия долгосрочным прогнозам при полном бедламе в оперативной отчетности не было раньше, и вряд ли появится в дальнейшем.

Думается, что и в России на самом деле ситуация не намного лучше, по крайней мере, была пару лет назад.

К слову сказать, год назад НАЭК «Энергоатом» провела тендер на разработку новой методики взамен неудачно отслужившей. Представляющие суть и располагающие предложениями отказались, ибо зачем тендер, если требуется опробовать и внедрять готовое. Поучаствовали и победили иностранные аудиторы финансов. Прошёл еще год, накопился очередной негатив СДЯТ, заплатили какую-то копейку смельчакам. Те честно, в меру имеющихся аудиторских представлений о ядерной специфике, подготовили более толстый, но неизменившийся по сути документ. Кстати, рассмотрев проект, ценовой регулятор уже сказал, что он неприемлем ни по сути, ни по форме. Круг в очередной раз замкнулся. Наша песня хороша, начинай с начала.

Любопытная картина в общем и целом получается. Видится, что нехорошо, даже скорее плохо. Пробуем не обращать внимания и затуманить последствия, но они все равно вылезают. Пытаемся поправить в пределах имеющихся представлений – не получается. Напрашивается простой вывод. Раз трудно изменить сам процесс, может проще подкорректировать своё представление об его составляющих и закономерностях. Но для этого следует изменить точку своего зрения. Вообще то, как уверяют психологи, это нестрашно. Даже полезно с позиции расширения сектора обзора.

Совершенно очевидно, что добиться эквивалентности смыслового значения понятий «мера» и «единица учета» применительно к ядерному топливу, идентифицируемому с ТВС, невозможно. Для адекватности учета необходимо научиться измерять зависимость роста количества производимой энергии по мере количественного[5] расхода «единицы учета». Всего то лишь. Но отсутствие подобной зависимости делает бессмысленной нормирование, планирование, анализ и контроль топливной составляющей себестоимости электроэнергии, удельного расхода ЯТ и пр.

Более понятно ситуацию можно продемонстрировать на примере. Допустим, для изготовления одной табуретки столяру нужно несколько гвоздей. Но гвозди продаются в магазине ящиками, при этом количество гвоздей в ящике известно только приблизительно. Чтобы не чувствовать себя стесненным, столяр периодически покупает коробку гвоздей и высыпает ее в ящик, чтобы тот был полон. Сколько гвоздей в коробке тоже точно не известно, но каждая их них имеет цену настоящего момента, которую мастер честно записывает в своем гроссбухе. Раз в год к столяру приходит сборщик налогов и требует мзду, определенную по местным правилам в процентах от разницы между стоимостным выражением доходов от продажи табуреток и расходов на их изготовление. С доходами разобраться просто. Количество проданных табуреток - и поступившая выручка известны. О расходах столяр докладывает налоговику, исходя из потраченного им времени на изготовление, включая в их состав часть стоимости приобретения последней коробки гвоздей, определенную в соответствующей пропорции. Но цены на все, включая гвозди, растут из года в год.

В результате столяр, отражая в расходах часть прошлой стоимости ресурсов пропорционально времени на изготовление продукта, будет вынужден при каждом новом приобретении коробки возмещать разницу между ее исторической и настоящей стоимостью за счет части выручки от продажи в текущем периоде, именуемой в налоговой отчетности прибылью. Следует заметить, что прибыль направляется на указанные цели, только после выполнения соответствующих налоговых обязательств[6]. Мздоимцу это выгодно, и потому он не возражает. Но столяру неудобно.

Чтобы совсем было ясно, разберем на численном примере. Уточнив только, что коробка гвоздей, содержит около 100 ± 5 шт. Начальная стоимость коробки (200 у.е.) ежегодно возрастает: первый год на 20%, второй на 15% и третий 25%. Столяр покупает её, как правило, в середине года. Тогда

 

Подобная ситуация возникает и у атомщиков. Если специалистов несколько, как к примеру блоков АЭС, то эффект стоимостного дисбаланса никуда не денется, просто он усреднится в целом по мастерской.

Как говаривал Ш.Холмс: «это же очевидно Ватсон…». Спросят: «а можно ли избавиться от такой жуткой напасти?» Исходя из опыта доктор заверит, что несомненно можно, нужно и давно пора. Надо только действительно захотеть, искренне выразить стремление исправиться и приготовиться к уместному изменению собственного видения относительно процесса, протекающего естественным образом. Если самому страшновато, требуемые меры следует осуществлять по рекомендациям и под наблюдением искренне желающих ДОБРА и ЛАДА.

Попутно

Управление основывается на способности получать в распоряжение и адекватно использовать информацию. Критериями ее пригодности рассматриваются достоверность, своевременность и полнота. Конечно, есть и другие, но без этих остальные пользы не принесут. Не случайно, но справедливо и обоснованно первым требованием к информации выступает достоверность, указывающая на то, что сказанное или написанное вполне верно, истинно, а потому несомненно. Отправная точка на пути достижения достоверности - привычка называть вещи своими именами. Без этого никак не обойтись. Например, отражение в донесении о событиях или об уплате налогов неверных или вымышленных обстоятельств издревле называлось подлогом. При этом значимо, что он не перестает быть таковым, даже если все происходит по глупости доносящего, наивности слушателя или в результате общего шутейного настроения. Если спросят, зачем толковать о хорошо известном, то следует  заметить: только для акцента внимания на начальных позициях. Для определенности точки отсчета, так сказать.

Если метод сообщения отражает правду – он именуется соответствующим, т.е. отвечающим определенным требованиям. Если кривду – называется «МЕТОД - НЕТОТ» с ударением для созвучности на первом слоге в обоих словах. То, что сегодняшний метод, называемый официально «списанием» именно «НЕТОТ» сомневаться не приходиться, так как в результате его использования достоянием общественности становится не описание реальных событий, а вымысел относительно:

1)     Использования загруженного в реактор за последний раз ЯТ в течение года, хотя используется оно для производства энергии в течение трех-четырех лет.

2)     Увеличения ценности использованного сегодня на определенную долю в зависимости от исторической стоимости того, что может быть не будет использовано в будущем. Именно так по сути выглядит списание части первой загрузки.

3)     Соотнесения части стоимости последней загрузки без указания количества ресурса не с количеством готового продукта (энергии), а с относительным временем работы реакторной установки в течение отчетного периода.

И грустно даже не то, что много грамотных людей с одной стороны утверждают явную чушь, а с другой – делают вынужденно умный вид и притворяются, что верят сказанному. И в общем-то не то, что потребитель, покупая энергию АЭС, вынужден безропотно оплачивать скрытый налог, производный от величины стоимостного дисбаланса ЯТ. Уже как-то привыкли платить за вранье.

В долгосрочном аспекте есть более серьезная угроза родному сообществу. Так сказать подарок ничего не подозревающим потомкам. Ведь на самом деле ориентация на возможность отделаться от очевидного несоответствия косметическими приемами означает общее ослабление отрасли (ООО) или утрату ее конкурентоспособности. И тогда вот вам, детишки-ребятишки, дар от предков - чудо атомное, слегка, правда, утратившее способность противостоять вызовам современности. Но было бы чудо, а уж приспособить его к потребностям дело пользователя.

Только не худо, однако, мудрые подсказки припомнить. Например, каким образом В.И.Даль толкует: «Временить, мешкать, медлить, отлагать, откладывать дело, отсрочивать, оттягивать, тянуть время... Временщик - человек случайный, нечаянно достигший почестей и знатности; любимец, жалуемый. Народ воздохнет, и временщик падет. Временщики да любимцы те же опричники. Не царь гнетет народ, а временщик. Сильны временщики, да не долговечны…»


[1] Принято считать, что ДИСБАЛАНС происходит от французского disbalance, понимаемого как неуравновешенность вращающихся деталей машин относительно их оси, в котором латинская приставка dis означает нарушение или утрату, а balance – весы.
[2] Здесь имеется в виду существовавшее ранее общественное устройство.
[3] Более образно данный параметр можно представить постоянным развитием недуга со скоростью 1,3 грн. на одного работника отрасли за каждый прошедший период, равный одному часу. При этом процесс расширяется вне зависимости от того, работает, ест или отдыхает сотрудник. Он развивается постоянно и в заданном темпе.
[4] МЕРА – принятое значение  оценки изменения количества.  ЕДИНИЦА УЧЕТА – принятая за целое часть материального актива определенной формы с известными характеристиками (например, ТВС). ЕДИНИЦА УЧЕТА ЗАПАСОВ – в финансовой отчетности  наименование или однородная группа, позволяющая установить зависимость объема производства от расхода запасов.
[5] Именно количественного соответствия, но не виртуальной зависимости «рост объема готовой продукции – снижение совокупной стоимости последней партии ресурса пропорционально времени работы генератора».
[6] Для каждого государства состав бюджетных обязательств различен и определяется соответствующим законодательством. Применительно к Украине можно говорить определенно о государственных дивидендах из чистой прибыли, оценочно – о налоге на прибыль вследствие прироста балансовой стоимости запасов и условно – о налоге на добавленную стоимость пропорциональном величине пополнения оборотных средств за счет прибыли предприятия. Впрочем, каждая из составляющих весьма значительна сама по себе, чтобы стимулировать активизацию усилий по ликвидации диспропорции за счет проведения соответствующих изысканий и исследований.

назад

Материалы из архива

9.2009 Ядерный полураспад

Руслан Горевой, газета «Наша Версия»Авария на Саяно-Шушенской ГЭС застала врасплох и российских энергетиков, и тех, кто планировал государственный бюджет текущего года. Устранение последствий катастрофы обойдётся казне в 40 млрд. рублей. Впрочем, реально истратить на энергетику придётся в десятки раз больше. Всё дело в том, что вслед за «РусГидро», восстанавливающим разрушенную СШГЭС, в очередь за государственными миллиардами готовы выстроиться и ядерщики.

2.2009 Энергетика послекризисного мира

С.В.Коровкин, главный инженер проекта ОАО «Атомстрой», НИКИМТВсе согласны с тем, что индустриальный мир после кризиса будет другим. Другими будут не только экономические, но и технологические системы индустриального общества. Уже сейчас проясняется будущая энергетическая система послекризисного индустриального мира. Основным источником энергии в  XXI веке в развитых странах будет  не нефть, не газ, не уран, не дрова и не солома.

8.2007 Атомная синергетика Дальнего Востока

Виталий Корепанов, ВШБ МГУ, Химфак МГУАтомная отрасль способна эффективно решать первостепенные геостратегические задачи России на Дальнем Востоке – развитие инфраструктуры и интеграцию со странами АТР. А ее конкретные проекты обеспечивают синергетический эффект от реализации важнейших стратегических инициатив современной России. Атомная программа на Дальнем Востоке насчитывает 20-летнюю историю.