Незнание закона не освобождает от ответственности

Об экономической ситуации в России в переломный для мировой экономики период мы беседовали с В.Т.Рязановым, д.э.н., профессором, заведующим кафедрой экономической теории СПбГУ в 2003 году. Актуальность статьи подтвердило время. Всего через пять лет могущественный финансовый колосс, стоящий на дутых электронных ногах, закачался, увлекая за собой в бездну финансового кризиса целые государства и национальные экономики, накрывая «цунами» мирового кризиса и тех, кто  не мечтал о сверхпотреблении и жизни «на халяву» в кредит. Расплачиваться за незнание (или игнорирование) фундаментальных законов теперь придётся всем.


- Виктор Тимофеевич, в своей книге «Экономическое развитии России. Реформы и российское хозяйство в XIX-XX вв.» вы обращаетесь к теории цикличности развития природных явлений и их влиянию на общественно-экономическое развитие, позволяющей осмысленно воспринимать логику хозяйственного развития всей мировой экономики и отдельных национальных экономик, в частности, прогнозировать будущие экономические процессы. Один из подразделов посвящен проблеме синхронности российских реформ «большим циклам» мировой конъюнктуры Н.Д. Кондратьева [1]. А американский социолог Иммануэль Валлерстайн, исследующий социальные процессы современного мира, в работе «Конец знакомого мира» приходит к выводу, что сложившаяся историческая система вступила в критическую фазу, характеризующуюся системным кризисом капиталистического мирохозяйства.

Нисходящая фаза кондратьевского цикла,  начавшаяся в 1967-1973 гг.,  усугубила системные противоречия капиталистического производства, достигшие уровня, при котором незначительные модификации уже бессмысленны. К таким системным противоречиям И. Валлерстайн относит «повсеместное разрушение сельского уклада жизни, достижение предела устойчивости экосистемы и кризис государственных финансов, вызванный политической демократизацией. Разрушение сельского уклада жизни, истощение экосистем и демократизация общества, каждое по-своему, ограничивают возможности накопления капитала» [2].

 Превышение производства над существующим эффективным спросом, снижающее норму  прибыли в производственной сфере, приводит к перетеканию  капиталов в сферу финансовых спекуляций. А стремление снизить издержки производства путем его передислокации в страны с дешевой рабочей силой порождает высокую безработицу в ведущем регионе.

 На нисходящую фазу кондратьевского 50-60-летнего цикла налагается более продолжительный 100 -150-летний конъюнктурный цикл гегемонии, в данном случае, гегемонии США, начавшийся приблизительно в 1873 г.  Сейчас этот «гегемонистский» цикл  также проходит нисходящую фазу.

Как эти процессы, придающие неопределенность современной геоэкономической и геополитической ситуации, могут сказаться на России?

- Давно выявлена своеобразная ацикличность, связанная с тем, что влияние кондратьевских волн мировой конъюнктуры на внутреннее развитие России имело достаточно специфическую природу, связанную с тем, что в России чередование волн мировой конъюнктуры проявлялось в виде чередования волн реформ-контрреформ (если под реформами понимать либерально-рыночные реформы, а под контрреформами - некие преобразования с нерыночной ориентацией, корректирующие предыдущую фазу в соответствии с имеющимися внутренними и внешними ограничителями, или смену на более приемлемый вариант рыночного хозяйствования, отличный от существующих в мировой экономике образцов).

 Сейчас фактически мы подошли к такой же ситуации, когда можно говорить об исчерпанности той волны либеральных реформ, которая началась в середине 1980-х годов и в своей активной фазе продолжалась до 1998 г. Имеется ввиду та экономическая политика, те модельные установки, которые выдвигались ее апологетами. Можно считать, что этот 15-20-летний цикл в России, по-видимому, завершился. В этом плане показательными представляются два фактора:

- кризис 1998 г., который подвел черту под проводимой политикой рыночных преобразований, развеял иллюзии, связанные с надеждами вывести экономику в фазу подъема на базе этих преобразований. В результате все обернулось вторичным очень серьезным, оглушительным кризисом.

-  второй важной характеристикой исчерпанности волны либеральных реформ являются результаты выборов в Государственную Думу. Политические партии, делавшие ставку на либеральные реформы, проводники этих реформ потерпели серьезное поражение. Результаты выборов являются отражением настроений, доминирующих в российском обществе сегодня. А мы хорошо знаем, что политические, социальные и экономические преобразования определяются не только и не столько проводимой экономической политикой, но и тем, какие тенденции преобладают в обществе.

Смена доминирующих настроений является важным пунктом, позволяющим говорить об исчерпанности нынешней фазы либеральных рыночных реформ. По-видимому, сегодня мы являемся свидетелями вступления экономики России в новую фазу постлиберального развития. Конечно, все эти изменения становятся более очевидными по прошествии времени, на определенной временной дистанции. Современная жизнь огромным массивом текущих событий не позволяет четко выделять те тенденции, которые преобладают в долговременном периоде. Только постфактум можно будет говорить о произошедшем развороте. Пока ситуация не столь стандартна, чтобы однозначно заявлять о конце эпохи либеральных реформ.

На самом деле все гораздо сложнее. Сегодняшний момент характеризуется переплетением разных линий развития. Хочу обратить внимание на одну очень важную мотивацию для развития контрреформ. В контрреформах присутствуют два существенных мотива:

-чисто реставрационный мотив, связанный с определенными настроениями в обществе и социально-политическими силами, делающими ставку на обновление ушедшей в прошлое модели хозяйствования, приспособлением ее к новым условиям;

-второй мотив связан с выработкой альтернативного курса экономического реформирования.

При наступлении кризиса на каком-то этапе реформирования естественно вспоминается дореформенная экономика, которая зачастую при этом идеализируется. Очень важно, какой мотив возобладает. Сегодня необходимо сделать ставку на проведение альтернативного реформирования, так как оно более перспективно. Это позволит воспринять уже произошедшие изменения, чтобы двигаться дальше в выбранном направлении, и подобрать вариант большей адаптируемости самого курса реформ к сложившейся ситуации не только в нашей стране, но и в мире.

Позиция И. Валлерстайна, утверждающего, что капитализм погибнет под грузом собственных побед в идейной борьбе с социализмом, кажется парадоксальной только на первый взгляд. Ситуация, которая сегодня складывается в мировой экономике, подтверждает прогноз американского социолога. Мы являемся свидетелями очень глубокого внутреннего кризиса капиталистической системы хозяйствования. Тем более нам уместно скорректировать проводимую социально-экономическую политику, особенно теперь. Не стоит делать поспешных выводов о крахе мировой социалистической системы, якобы подтверждающем универсализацию капиталистического мирохозяйствования. Это далеко не так. В мировой экономике ситуация гораздо сложнее.

По поводу кондратьевских волн имеется определенная методологическая сложность. Это длинные волны мировой конъюнктуры. 50-60-летние периоды трудно отслеживать. Кроме того, происходит определенное уплотнение этих фаз, и они становятся более короткими. Что касается оценки нынешней фазы, то мнения специалистов расходятся. Валлерстайн считает эту фазу понижательной, но есть и другие версии. В том же, что конец XX -- начало XXI века является переломом фаз, не сомневается никто.

Период смены фаз всегда очень ответственный момент. Он означает смену парадигмы мирового экономического развития. И в этом я с И. Валлерстайном согласен. Но говорить об исчерпанности капиталистической системы хозяйствования, на мой взгляд, рано. Тенденции, описываемые Валлерстайном, наблюдаются достаточно давно. Но нельзя забывать об очень высоком уровне адаптируемости капиталистической системы. Причем это качество особенно ярко проявляется в моменты внешней для капиталистической системы угрозы.

В борьбе с альтернативной социалистической системой, выдвигавшей новые социальные идеи, хозяйственные решения, капитализм вынужден был искать достойные ответы. И достаточно успешно их находил. Сегодня ситуация изменилась. С победой капитализма в «холодной войне» исчез мощный экономический раздражитель. Но появились серьезные политические вызовы: международный терроризм, внутреннее и внешнее неприятие мировой гегемонии США. Насколько адекватные ответы сможет найти в этой ситуации капиталистическая экономика неизвестно.

Социализм предлагал некие новые формы хозяйствования, социалистические формы организации жизни, на которые нужно было как-то реагировать, отвергая их или адаптируя к капиталистической системе, либо выдвигать свои варианты.

Сегодня значимых альтернативных капиталистических форм хозяйствования в мировой системе не просматривается. Сформировалась некая гомогенность мирового хозяйственного пространства, в которой то и дело возникают сложные узлы, возможно, и не разрешаемые.

Подводя итог, можно сказать, что на рубеже XX-XXI веков капиталистическая система попала в новую ситуацию. Удастся ли ей, пользуясь огромным накопленным за долгую историю опытом, найти адекватные ответы на новые вызовы, сказать трудно.

- В цитируемой выше книге «Конец знакомого мира» И. Валлерстайн  довольно резко отзывается о политике т.н. «чикагских мальчиков», предлагающих всем в качестве универсального средства магию рынка. «Но «рынок» способен улучшить экономическое положение беднейших 75 процентов мирового населения не более, чем витамины могут излечить лейкемию. Мы имеем дело с надувательством. И мошенников скоро выгонят со двора, но только тогда, когда нанесенный ими ущерб станет явным» [2].

У идейных вдохновителей российских реформ начала 1990-х гг. Дж. Сакса, А. Ослунда речь вообще не идет о реальном производстве, превалируют финансовые проблемы, хотя «в мировой экономике финансовый сектор должен быть подчинен производству и обслуживать реальную экономику» [1]. Более того, рыночники-либералы считают, что для «формирования цивилизованной рыночной экономики Россия должна избавиться от 1/3 до 2/3 созданного ею экономического потенциала, сбрасывая в первую очередь машиностроение и ВПК, химическую и легкую промышленность и другие отрасли, специализирующиеся на производстве готовой продукции» [1]. Отсюда и заявления А. Чубайса в бытность свою  министром финансов, что у его министерства на российскую промышленность денег нет.

Для самодостаточной в ресурсном плане России, у которой нет колоний для вывода промышленного производства, подобная политика катастрофична. Перестройка ее хозяйства с производства продукции для нужд всего населения на западный вариант производства текущей прибыли привела к ситуации промышленно-экономического коллапса.

И, тем не менее, ссылаясь на макроэкономические показатели, политики либерального толка продолжают настаивать на безальтернативности либерально-рыночного пути. Ещё год назад Г. Греф, будучи министром экономического развития, заявлял, что «другие направления не выдерживают никакой критики из-за отсутствия системности предложений». Хотя, по мнению многих специалистов-политологов, экономистов, отсутствием системности, стратегии развития грешит  официальная государственная политика.

Единой промышленной политики в стране нет до сих пор. Отдельные ФЦП кардинально проблемы не решают, а только растаскивают бюджетные средства по углам. Концепция, предложенная в своё время Российским союзом промышленников и предпринимателей, отражала интересы олигархических кругов, заинтересованных в прибылях от сырьевых отраслей, а не в комплексном реформировании и развитии отечественной промышленности.

- Достаточно большой доход, получаемый от нефтяного экспорта в последние годы, позволил правительству решать минимальные социально-экономические проблемы. Но рано или поздно это закончится. Как наша экономика отреагирует на ухудшение конъюнктуры, снижение цен на нефть -- сказать трудно.

Сама по себе рыночная экономика потенциалом структурного разворота не располагает. Это просто не ее функция. Рыночная экономика ориентируется, прежде всего, на текущую прибыль. Капитал вкладывается туда, где прибыльно. Структурный же разворот предполагает некую ступенчатую эффективность. При структурной перестройке большой прибыли не получишь. Это очень затратное мероприятие. Но именно здесь и нужно применить активную промышленную политику для того, чтобы запустить механизм структурного сдвига.

В этой связи я хотел бы обратиться к теме ренты, потому что она, возможно, и является одним из серьезных источников экономического обеспечения такого разворота. При грамотном использовании рентного дохода от продажи сырьевых ресурсов можно заложить прочную основу для осуществления структурного сдвига.

Сейчас сверхдоходы, возникшие благодаря хорошей конъюнктуре мировых цен на нефть (свыше 25 долл./барр.), поступают в стабилизационный фонд. Но сам фонд выполняет лишь роль дополнительного финансового ресурса правительства, что уменьшает его инвестиционные возможности.

В случае снижения цен на нефть на мировом рынке стабилизационный фонд позволит самортизировать экономический спад. Это разумно, но недостаточно. Стабилизационный фонд должен создаваться как внебюджетный с ориентацией на постиндустриальные тенденции развития экономики. Он должен стать не просто дополнительным источником инвестиций, а источником инвестиций именно для передовых отраслей, создающих готовую продукцию. Вот в чем смысл и основная задача использования получаемых сверхдоходов. Тогда появится возможность обеспечить устойчивый экономический рост и связать его со структурной перестройкой. На нынешней же экономической базе произвести такую перестройку невозможно. Связать экономический рост со структурными изменениями -- самая главная задача, которая и определяет промышленную политику, стратегию социально-экономического развития России.

- По экономической мощи страна оценивается мировыми экспертами на уровне 5-6 десятка, одновременно являясь самым эффективным поставщиком миллиардеров на мировую арену?!

- Несколько десятков или сотен семей смогли обогатиться за период реформ. И их благополучие обернулось неблагополучием экономики огромной страны. Во всех странах как минимум 70-80% доходов от использования природных ресурсов присваивается государством.  Поэтому тема ренты остаётся актуальной и должна стать предметом грамотной экономической политики. 

Литература
1.      В.Т. Рязанов. Экономическое развитие России. Реформы и российское хозяйство в XIX-XX вв. СПб.: «Наука», 1998 г. 
2.      И. Валлерстайн. Конец знакомого мира. Социология XXI века, перевод с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: «Логос», 2003 г

Подготовила Девятова Т.А.

назад

Материалы из архива

9.2007 ГРУ контролирует глубины океанов

Владимир Иванов "Независимая газета"6 сентября власти города Саров Нижегородской разгласили закрытую информацию объявив, что на верфях в Северодвинске построена субмарина проекта 20120. Как выяснилось подлодка - суперсекретна. Получить какие-то достоверные комментарии по данному поводу ни одному из представителей прессы так и не удалось. Производители и разработчики сохраняли молчание. Не распространялись по данному вопросу и военные моряки.

12.2007 РЕТРО энергичного АТОМА - «сказка - быль, да в ней намек»

По случаю 87-й годовщины плана ГОЭЛРО, 41-го по счету празднования дня Энергетика и в честь тридцатилетия атомной энергетики Украины. Может быть, нам все-таки, следует научиться обращать внимание на кажущиеся мелочами обстоятельства. Во-первых, говорят, что мелочей не бывает вовсе. Во-вторых, на практике убедились, что любое хорошее с виду начинание губится именно мелочами.

4.2007 От «бомбы» до «нано»

М.В.Ковальчук, член-корр. РАН, директор РНЦ "Курчатовский институт"А.Ю.Гагаринский, д.ф-м.н., замдиректора, главный ученый секретарь РНЦ "Курчатовский институт"Созданые с помощью «нано» материалы выводят ядерную энергетику на новый технологический уровень. Нанотехнологии уже в ближайшее время способны помочь снизить энергетические затраты практически во всех областях экономики. Существо глобальных энергетических процессов сегодня – в начинающемся переходе от доминирующего в мировой энергетике традиционного органического топлива к ядерной энергетике деления и синтеза как основе энергетической системы будущего.