Выставочная история

М.Ю.Ватагин, к.э.н

24-26 сентября сего года в Киеве состоялась традиционная ежегодная международная выставка ТЭК. Учитывая половинную по объему производства значимость для Украины атомной энергетики, ей был посвящен отдельный день, названный ее именем. Почтить приехал Министр со свитой, высокие гости из белокаменной, специализирующие на ядерном топливе и атомном строительстве. Пригласили, пошел. Тем более было три вопроса, на которые более или менее вразумительно могла бы ответить именно эта публика.


Первый вопрос задал Министру Украины г-ну Продану. «А скажите Юрий Васильевич, когда весь атомный мир упорядочивает управление атомным комплексом, приближаясь к публичности и совместимости за счет акционирования капитала, что по этому поводу Вы себе думаете, особливо в условиях, когда и Россия уже объявила о подобных планах?» Ответ был многословным, но если говорить коротко, то получится, что руководство отрасли не считает его актуальным и не предполагает каких-либо движений в данном направлении на ближайшую перспективу. Все предельно ясно.

Потом рассказывал вице-президент российского ОАО «ТВЭЛ» г-н Константинов. Послушав про мир и дружбу за деньги, про благие намерения и головокружительные перспективы, опять вылез: «Известно, что ЯТ для АЭС Украины дороже российского аналога приблизительно на 30%. Удельная стоимость урана в ТВС, реализуемых украинским АЭС, возросла с 2000г. в 2,6 раза и составляет сегодня около 2,3 $тыс./кгU. Динамика на российско-украинских просторах практически одинакова. А скажите, Василий Леонардович, как получилось, что по данным NEI в среднем по всем АЭС США топливная составляющая, будучи основой экономического здоровья, в 2007 году сохранилась на уровне  2003-го и составила 39,4 центов на 100 кВт*ч (без учета расходов на обращение с ОЯТ). Условия на рынке для всех одинаковые. Стоимость урана и услуг росла так же. Тогда как же они умудрились удержаться от увеличения затратности, в то время как на Украине удельные расходы на приобретение ЯТ возросли в 1,5 раза - с 39,5 до 59,7 центов на 100 кВт*ч, а в России по нашим оценкам в 1,7 раза - с 23,1 до 39,4. И скажите пожайлуста, что в этой связи предполагает делать производитель, как думает заботиться об экономической устойчивости подопечных?» Ответ порадовал больше, чем в первом случае. Не по смыслу, но по форме и проявлению того, что раньше политесом называли. «Что сказать в данный момент не знаем, но обязательно вместе с ВАМИ разберемся в спокойной обстановке, изучив должным образом детали». Ясности не добавилось. Хотя обещание разобраться вместе с НАМИ прозвучало по последним временам непривычно, а потому приятно удивило. Потому препираться не стали, решив снова подождать.

Потом речь держал Президент НАЭК г-н Недашковский. Проникшись уверенностью в голосе и обещаниями побед (если мешать не будут, но кинуться вдруг помогать всем колхозом), попробовал прояснить: «А скажите Юрий Александрович, по какой такой надобности экономические параметры и показатели работы атомщиков, принадлежащих по определению к публичной сфере обращения информации, прячутся за семью замками, относятся к разряду засекреченных до такой степени, что даже заседания ценового регулятора относительно тарифа переведены недавно в закрытый режим ДСП, хотя не так давно рассматривались вместе со всеми на открытых заседаниях НКРЭ?» Степенью своей содержательности ответ просто потряс. Скорее отсутствием какой-либо содержательности, потому что г-н Президент не посчитал нужным отвечать на него совсем. Даже российские друзья заметили украинскую специфику реакции на вопросы, заданные вслух в присутствии множества посторонних. Поняли так, что благодарить надобно уже за то, что спросить позволили, не прерывали, обидным словом не назвали и не вслух связали стремление прояснить смысл происходящего с попыткой заработать.

В этом плане благодарны всем. Вопросы не были короткими, но терпеливо выслушали и не прервали. Это в общем хорошо и свидетельствует, что 37-м годом пока не пахнет.

Чтобы еще раз не перечитывать, напомним, что первым по должности лицам публично были заданы вопросы, касающиеся:
1)     адекватности форм управления имущественным комплексом современным порядкам;
2)     конкурентоспособности российской и украинской атомной генерации в части топлива;
3)     причин сознательного торпедирования публичности и информационной доступности.

В итоге получилось про имущество - неактуально, про конкурентоспособность - неизвестно, а про публичность - шли бы вы подальше со своими глупостями. Вот такие вот результаты похода к выставленной на показ гордости. Ведь сказано, что отрицательный результат - тоже результат. У нас пока так.

Как-то сам по себе возник вопрошающий образ: «что будет, если ребятишкам-малышам поручить управлять детским садом?» Наверняка будут хвастаться своими бабайками, стращать себя и окружающих великими секретами и тайными способностями, отнимать друг у друга игрушки и пытаться захватить побольше места в песочнице, пребывая в полной уверенности, что целая крыша и крепкие стены были и будут всегда, что вода в кране бежит сама по себе, а продукты на обед появляются по щучьему велению. Жизнь, конечно, заставит искать выход, когда этого не станет. И, кстати, еще не факт, что не зародится план захвата соседнего детсада. И не потому, что дети плохие, просто им еще не пришло время знать как, что и в какой последовательности надобно сделать, чтобы оно работало.

Вспомнилась возня вокруг замены украинской атомной энергетикой российского ядерного топлива на заокеанское. О ней недоуменно и озабоченно говорили многие и на Украине, и в России. Научные работники, народные депутаты, специалисты атомщики, экономисты с экологами.

Здесь заметим, что восток среди прочих подарил миру мудрость: «Если двое сказали, что ты осёл – становись в стойло». Подарил и двинулся дальше, ибо не дело дарящего присматриваться к способу и степени использования подарка. Он уверен, что дар может пойти на пользу и этого достаточно. Ответственность за использование дарованного несет получивший.

Но вот в стойло повинного приличия относительно упомянутого никто не спешит и ответов вразумительных не слыхать. К чему бы это и почему такое возможно в принципе?

Ведь ясно же всем как божий день, что пытающиеся в обмен на мелкие коврижки развернуть славянскую ладью от родных берегов пришли порулить от имени государства очень не надолго. Статистика ХХI столетия убедительно показывает, что не больше, чем на год. Но после того жить же здесь им самим, детям и внукам их, если конечно мнимая коврижка не предполагает другого. Но если даже и обещают, то предки их все равно в этой земле останутся, их не увезешь. Не до того им.
Чтобы не переборщить с оценками, послушаем, что люди в Интернете говорят.

Сергей Лесков: «Единственная страна в Европе, где по-прежнему эксплуатируется топливо "Вестингауза", - Украина. Соглашение заключено весной 2008 года во время визита Буша на Украину, и никакой тендер не проводился. При этом американцы выдают Украине топливные сборки бесплатно, чтобы привыкли. Когда привыкнут, платить придется на 30-40% дороже, чем за российское топливо».

Николай Кузелев, Генеральный директор Всероссийского НИИ технической физики и автоматизации (ВНИИТФА), профессор: «Остаётся вопрос, почему же Украина заключила договор на бестендерной основе с „Вестингауз“? Хотя, по моему глубокому убеждению, ответ очевиден — это политика».

Андрей Деркач, народный депутат Украины: «Неутешительны результаты опасных экспериментов с испытанием топлива производства "Вестингауз" на третьем блоке ЮУАЭС в 2008 году - зависание программ, отсутствие расчетных кодов и математических моделей анализа».

Александр Быков: «Несмотря на рекламные заявления «Вестингауза» об успехах этой компании в непростом деле производства ТВС для реакторов ВВЭР, в приватных беседах многие американские атомщики соглашаются, что они отстали от разработок ТВЭЛ – в частности, от новой кассеты ТВСА  на многие годы, может быть, на 20 лет».

Михаил Ватагин: «Замена российского топлива на заокеанское означает для украинского обывателя увеличение ценовой нагрузки при покупке каждого киловатт-часа энергии, произведенной на ЮУ АЭС, на 0,24 коп., что на 9,2% превышает среднюю за первое полугодие 2008 года величину топливной составляющей стоимости электроэнергии НАЭК».

Семен Драгульский, вице-президент Международной ассоциации Нобелевского движения: «Причина частичного перехода на ядерное топливо из США - политическая, и тут уже не до энергоэффективности».

Куда ни кинь, как говорится, везде клин. При этом чиновники спокойно и уверенно с трибуны Верховной Рады провозглашают: «Минтопэнерго и НАЭК  «Энергоатом» рассматривают заключение этого контракта как логическое завершение Проекта квалификации ядерного топлива для Украины, который стартовал в 2000 году, и практическое воплощение в жизнь государственной политики по диверсификации источников поставок энергоресурсов, в том числе ядерного топлива, в Украину». Доходчиво между прочим определено «логическое завершение Проекта практического воплощения…Политики…»

Выходит не понимает народ своего счастья, попросту не ведает о глубине заботы рукой водящих о чадах неразумных и не в меру боязливых, не видит из куреней своих перспектив соглашательства с заботливым заокеанским дружбанчиком. Ну что поделаешь, если темен и неразумен народ. И пусть говорили всякое на востоке, а родные прадеды советовали не менее семи раз отмерить (заметим, не прикинуть на глазок или зубок, не продекларировать или прокричать, а именно отмерить) и только потом отрезать. Начальники умнее уже потому, что прорвались порулить общим добром, да и руки пока коротки у размышляющих по поводу, чтобы от места приложения заботы подытожить должным образом…

Вместе с тем, несмотря ни на что и вопреки очевидному, сложилось впечатление, что на славянском пространстве по большому счету или, как говорят в целом, все идет в наиболее оптимальном направлении, только мы этого замечать пока не хотим и сопротивляемся изо всех сил, растрачивая усилия на борьбу с самими собой в вымышленном соревновании за зеленую условность.

Глянем на ретроспективу. Видим - был Союз нерушимый и единый атомный комплекс. Многие помнят и отсюда некоторая ностальгия. Приноровившись к свободам, рассыпались на отдельные таборы. Но очень быстро по историческим меркам сконцентрировались каждый на своей территории. Заметим только, что для подобного развития западу понадобились десятилетия. Способности общаться не растеряли и при этом развились атомные амбиции у тех, кого раньше было не видать – Казахстан, Белоруссия, Армения и др. Строим на востоке новые АЭС. Не оговорился именно строим. Вывеска российская – специалисты общие, оборудование тоже пока преимущественно славянское. К чему бы все это? Видимо готовится славянский мир к дальнейшему развитию опережающими темпами в соответствии со своим историческим предназначением. Вспомним, что писал Н.Рерих в начале ХХ века: «Очищенная и возрожденная, на новых началах широкого народного сотрудничества и свободного культурного строительства, Россия станет оплотом истинного мира… несмотря на все трудности. Страна будущего растет и начинает понимать свое назначение… Расцвет России есть залог благоденствия и мира всего мира. Гибель России есть гибель всего мира».

Выходит Николай Константинович из Америки, понимая под Россией то пространство и народы, которые она тогда представляла, видел почти сто лет назад будущие ориентиры, а мы ныне здравствующие забегались, закрутились, заврались… забылись короче слегка.

А предпосылки, если говорить по-взрослому, что называется налицо. Раньше отдельные станции участвовали в социалистическом соревновании. Теперь на радость окружению и для собственного  совершенствования за лавры победителя в первенстве могут бороться национальные команды, подросшие до нового уровня. Вот только секретность надуманная мешает. Но видно недолго ей осталось.

Нужно только искреннее желание окрепнуть в результате того самого «широкого народного сотрудничества и свободного культурного строительства» при понимании условности золотого тельца. Это значимо. Для того немного и надо. Перестать паясничать, осознав взрослую ответственность, прекратить скрытную таинственность от самих себя, сосредоточиться на деле и настроиться на соревновательное сотрудничество при понимании общей полезности мешающих с позиции оттачивания мастерства. Только-то и всего, что называется.

Конечно, немного перестроиться в порядках потребуется. Несомненно, в головах следует немного подправить, да и общее настроение чуть приподнять, используя прекрасный инструмент имеющихся общественных организаций, именуемых к слову Ядерными обществами. Естественно понимать надобно, что атомная энергетика для общества штука заметная, привлекательная для проходимцев и искателей дешевого политического успеха. Значит, требуется соответствующая степень защиты. Ну уж, а кто-кто как не атомщики в этом деле толк разумеют. На падение самолета рассчитываем, а на ограждение от неквалифицированного вмешательства сил не найдется что ли?

Тут о забугорных помощниках и домашних радетелях диверсий и фикций следует сказать особо. Как показывает история, сильные соседи им без надобности. Интерес представляют природные ресурсы, благодатная земля и отсутствие на ней коренного населения. А потому будут ссорить, подзуживать и провоцировать, чтобы, значит, сами с собой разобрались.

Вот такие вот пироги с котятами получаются. И это не может радовать, скорее наоборот. Прежде всего потому, что видно не все уроки пройдены, не дошло пока до общины, что никто кроме родных да близких в трудную годину руки не протянет, не осознали пока, что славянское единство в сотни раз старше и опытнее недавнего заокеанского сбора, несоизмеримо богаче духовно, морально и материально, а потому безмерно надежнее в качестве партнера. Ну а то, что мелкие ссоры возникают, кстати сказать, не без стороннего подбадривания, так это явление временное и вполне естественное для семьи.

И дело здесь не в Westinghouse, AREVA или Holtec, пусть они будут себе здоровы, счастливы и амбициозны в меру. Беспокоит даже не сама близорукость и отсутствие навыков по различению хорошо видимых ориентиров. Видно недостаточно учили старшие. Тревожит уверенность во вседозволенности за чужой счет и путаница в голове относительно того, кто на самом деле выступает караваном, который идет, а кто собакой, которая лает. Но это дело поправимое при общем понимании и соответствующем отношении.

Неожиданное, наверное, предложение просто подумать, что ждем для себя и близких лет через 15-20. Не берем больше. С непривычки и эти пределы кажутся несбыточно далекими. Представим, как жить будем, каким образом рассудят относительно наших результатов сын, дочь, внуки. Где тогда будет тот Holtec при наличии радиоактивного хранилища под боком, для которого запчасти изготавливаются за океаном? Или тот же Westighouse, подаривший на долгие годы радиоактивные отходы? Поймут ли будущие славяне, что заставило их родителей при наличии тысячелетнего опыта родового общения заглядывать в рот заокеанским пропагандистам и спешить незнамо куда в обмен на фантики разного цвета?

назад

Материалы из архива

4.2006 Новости корпорации «ТВЭЛ»

Болгарские журналисты посетили «МСЗ» и Росатом 10 апреля делегация представителей СМИ Болгарии посетила «Машиностроительный завод» в Электростали. Журналисты осмотрели цеха по производству твэлов и изготовлению топливного порошка, а также встретились с директором завода О.В. Крюковым. Затем в Москве, в здании Федерального агентства по атомной энергии (Росатома) для них был проведен брифинг.

12.2007 РЕТРО энергичного АТОМА - «сказка - быль, да в ней намек»

По случаю 87-й годовщины плана ГОЭЛРО, 41-го по счету празднования дня Энергетика и в честь тридцатилетия атомной энергетики Украины. Может быть, нам все-таки, следует научиться обращать внимание на кажущиеся мелочами обстоятельства. Во-первых, говорят, что мелочей не бывает вовсе. Во-вторых, на практике убедились, что любое хорошее с виду начинание губится именно мелочами.

2.2006 Выход один – акционирование

Отраслевая система повышения квалификации – эффективный инструмент реализации амбициозных планов руководства Росатома Ю.П.Лисненко, ректор ГРОЦ Уже два года отраслевая система повышения квалификации лихорадочно ищет способы сохранения своего потенциала в рамках проводимой реформы науки и образования. Шесть отраслевых институтов повышения квалификации (ИПК) не обеспечены отраслевыми заказами, заявки предприятий отрасли на образовательные услуги ничтожно малы, что вынуждает ИПК привлекать сторонних заказчиков.