Как готовили кадры для атомной отрасли

Ю.П. Лисненко, бывший ректор ФГОУ ГРОЦ
                      

Идея написать историю Государственного регионального образовательного центра (ГРОЦ) Росатома в Санкт-Петербурге возникла в грустные минуты прощания с коллективом. Тем, кому доведётся возрождать строительный комплекс, нелишне знать, как готовили кадры для атомной отрасли в учебном центре на Аэродромной, 4.


Этот учебный центр входил в состав созданной более 40 лет назад отраслевой системы обучения руководителей и специалистов Минсредмаша – Минатома РФ – Росатома и был одним из шести отраслевых институтов повышения квалификации, расположенных в городах Обнинске, Москве, Санкт-Петербурге,  Новоуральске, Новосибирске, в Жёлтых Водах (Украина). Ежегодно через них проходили обучение до 12 тысяч работников атомной отрасли, за всю историю – не менее 500 тыс. чел.

1991 год принёс с собой коренные изменения в нашей деятельности. Уже в 1989- 1990 годах существенно сокращается бюджетное финансирование, резко снижается объём отраслевого заказа на целевые образовательные программы, мы вводим прейскурант на оплату гостиничных услуг, переходим на договорные отношения с предприятиями по оплате образовательных услуг. С 1990 года Министерство финансов прекращает финансирование системы повышения квалификации атомной отрасли. Одновременно завершается поступление финансовых средств через отдел капитального строительства ВНИПИЭТа на строительные работы. В целом выполнен практически полный объём работ. Много раз в последствие мы восклицали по этому поводу:

– Мы успели это сделать вовремя!
Наступали тяжёлые времена перемен. Вот выдержка из доклада директора по итогам работы в 1991 году: «Отчётный год в деятельности института можно считать первым годом серьёзных испытаний на прочность, когда в условиях многочисленных экономических экспериментов на государственном уровне и политических преобразований мы действительно оказались брошенными на произвол судьбы и вкусили сполна все прелести экономической самостоятельности».

К началу 1996 года становится очевидным безуспешность наших надежд на сохранение приоритетов прежних тематических направлений в образовательной деятельности ГРОЦ – строительства и социальной сферы. Неизбежным стал поворот в сторону тематики основных видов деятельности отрасли в региональном аспекте с акцентом на ядерную и радиационную безопасность (ЯРБ). Речь идёт о направлении «Ядерные технологии, безопасность и охрана окружающей среды». Один шаг уже был сделан, полным ходом шло создание Регионального центра общественной информации. Открытие его в 1997 году создало основу  для дальнейшего развития образовательных программ этого направления.

С 1996 года мы стали активно «стучаться» в Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), стараясь заинтересовать в проведении у нас его тренинг курсов по тематике учёта и контроля ядерных материалов и экологическому анализу деятельности АЭС. В двух группах по этим темам прошли обучение более 50 слушателей из разных стран мира. В последующие годы курсы МАГАТЭ проводились и по темам экономики АЭС в странах восточной Европы, подготовки формирований для реагирования на аварийные ситуации на атомных объектах, по обеспечению безопасности при перевозках радиоактивных материалов.

Отмечу, что именно по инициативе ГРОЦ и концерна Росэнергоатом в МАГАТЭ впервые была профинансирована образовательная программа, связанная с экономикой деятельности атомных объектов. Здесь мы нашли сторонника темы, сотрудника МАГАТЭ, представителя Болгарии Бориса Георгиева. Он-то и выступил директором этого тренинг-курса, успешно проведённого на нашей базе. И в дальнейшем мы поддерживали с ним контакты, приглашая на проводимые в ГРОЦ отраслевые конференции и семинары.

Совсем не случайной стала идея открыть новое направление в нашей образовательной деятельности по специальности «Связи с общественностью». Ведь техническая и информационная база этого направления была заложена в проекте создания первого в отрасли Регионального центра общественной информации. Включив РЦОИ в структуру нашего учебного заведения, мы заведомо предопределили и основу для образовательной деятельности в этой сфере. Но были и другие причины, подтолкнувшие нас к такому решению.

Сейчас понятно, что стагнация атомной энергетики в конце 80-х и в 90-х годах помимо чернобыльского фактора имела значительные внешние политические мотивы, чем не преминули воспользоваться конкуренты, продвигающие технологии производства электроэнергии на тепловых электростанциях, работающих на угле, мазуте, газе. Восстановление доверия общественности к атомной энергетике требовало неординарных усилий в разъяснительной работе. Был свидетелем многократного рассмотрения на коллегии Минатома России вопроса работы с общественностью, построения Концепции этой деятельности, сопоставления уровня этой работы с другими государственными монополиями. Было ясно, мы проигрываем конкурентам, в том числе и по уровню организации этой работы на предприятиях, в квалификации персонала…


В чём секрет выживания в кризисные 90-е годы?

Рецепт прост, но не всем удавалось ему следовать, а именно: «Отодвинь личные интересы на второй план. Подумай о коллективе и учись, учись, учись». Исходная позиция успеха – настрой на позитив руководителя. Его осмотрительность в принятии судьбоносных для организации решений. А какое было время, сколько соблазнов! Что же двигало нами в эти кризисные годы?

К началу 90-х годов мы получили от государства прекрасную материальную базу,  отделанную, как говорят «с иголочки», но бюджетных денег на содержание комплекса не было. Не появились они ни в обещанном скором времени, ни в отдалённой 15-летней перспективе. Отраслевая система повышения квалификации вынуждена была решать вопросы самофинансирования. Но мы не встали с протянутой рукой, а сочли эту ситуацию за благо. Ведь взамен была получена экономическая свобода в выборе партнёров, в самостоятельном принятии решений по использованию нашего материального и интеллектуального потенциала.

Удержались также от вариантов расчленить базу на экономически самостоятельные единицы, следуя моде внутреннего хозяйственного расчёта. А ведь масса примеров гибели организаций в те годы именно по причине заражения «раковой опухолью» хозрасчёта, следствием которого становится неизбежный перекос в материальном благополучии сотрудников различных подразделений. Нередко именно первый руководитель выстраивал систему элитных подразделений, дочерних структур, филиалов и т.п. с целью создания привилегий в материальном вознаграждении себя и своей команды.

К середине 90-х годов была существенно упорядочена структура организации, проведено значительное сокращение численности персонала. Здесь нелишне вспомнить тоталитарность социалистического хозяйствования, суть которого, в частности, во всеобщей типизации структуры организаций, навязывании состава административных подразделений и численности их персонала независимо от объёмов и характера деятельности.

 Не удалось избежать и судебных разборок в связи с увольнением по сокращению штатов. Помню непреодолимую позицию судьи, обвиняющего администрацию в нарушении трудового законодательства о предоставлении увольняемым сотрудникам вакантных должностей. Наша позиция была чёткой: «У нас нет вакансий, как, впрочем, нет и штатного расписания, так как под этот документ нам никто не даёт денег.  Есть штатная расстановка и никаких вакансий». В итоге мы выстраивали структуру с учётом возможностей каждого человека: умение выполнять не только свои узкие функции, но совмещать смежные обязанности. Количество вспомогательного персонала было минимальным, а в периоды максимальной загрузки образовательными программами и мероприятиями конференц-менеджмента набирался временный персонал, например, горничные и уборщицы в гостинице. Так были минимизированы вспомогательные расходы.

Главным нашим «козырем» в те годы стал конференц-менеджмент, выбранный основным видом вспомогательной предпринимательской деятельности ради экономического благополучия организации и сохранения приоритета образовательной деятельности. Конференц-менеджмент сродни образовательной деятельности, ибо и здесь идёт обмен знаниями. А общая тенденция образовательной деятельности в сфере повышения квалификации состоит в слиянии этих видов по срокам и интенсификации процессов передачи знаний. Но для критиканов это был хороший повод обвинить в скрытой аренде. Вот сдай я аудитории под склад – другое дело, это законный процесс … продвижения к банкротству образовательной деятельности.

К завершению своей карьеры руководителя Центра мне удалось выиграть арбитражный процесс по предъявлению иска со стороны налоговых органов. Речь идёт о неуплате налога на добавленную стоимость по образовательным программам,  срок обучения по которым менее двух недель, точнее, меньше 72-х часов. Думаю, это хороший прецедент для коллег, руководителей образовательных учреждений дополнительного профессионального образования, до сего дня выискивающих какие только ни  есть способы «натянуть» программу до 72-х часов и выдать государственное удостоверение как основание неуплаты НДС. Тут судья оказался  на высоте, подтвердив наличие всех признаков образовательной деятельности наших программ, находящихся в поле лицензионных направлений независимо от объёма учебных часов. Это лишний раз подтвердило нашу позицию в развитии конференц-менеджмента и взаимной полезности его с образовательной деятельностью. А теперь о том, чему и у кого учиться.


Чему и как учиться у зарубежных партнёров?

Много раз в предыдущих главах я обращался к нашей истории связей с зарубежными партнёрами. Стоит обобщить, в чём польза таких контактов. Как не покажется странным, но меньше значим экономический эффект контрактов, за исключением редких случаев. Речь идёт о программах по международным государственным соглашениям. В нашей истории таким был единственный контракт по программе ТАСИС: создание регионального центра общественной информации (РЦОИ). Все остальные программы реализовывались в лучшем случае на уровне окупаемости прямых затрат.

Секрета нет: наши коллеги умеют считать деньги, мы же не пытались поднять цены за свои услуги лишь потому, что наши коллеги не граждане России. Как и нас не обижали по этому признаку наши коллеги у себя. Напротив, наши отношения мы старались строить с пониманием взаимной выгоды. Если возможно оказать услугу безвозмездно, мы это делали, и наш партнёр не оставался в долгу. И всё же главной ценностью наших связей с зарубежными партнёрами в то время стала возможность перенимать опыт рыночных отношений в образовательной сфере, а значит учиться и ещё раз учиться. Может быть, повторюсь, но перечислю, чем обогатил нас опыт международных связей:
  • Постижение эффективного управления образовательной деятельностью в сфере профессиональной переподготовки по системе «проектный менеджмент».
  • Предложение заказчикам наших образовательных программ как наиболее эффективного способа маркетинга их товаров и  услуг для продвижения на внутренний и внешний рынки.
  • Сопоставление западной и российской систем образования (часто не в пользу западной).
  • Совместная постановка курсов по тематике малого и среднего бизнеса.
  • Содействие развитию совместного бизнеса через организации бизнес-брифингов, форумов и презентаций.
  • Использование отработанных зарубежными партнёрами форм и методов работы с общественностью по формированию позитивного отношения к атомной энергетике.

Как работать с кадрами, есть ли рецепты?

По прошествии 15-ти лет с начала перестройки и тяжёлого кризисного периода  я так и не дождался, когда при подборе кадров у меня будет сильный аргумент: платить претенденту на уровне компаний «купи-продай». Поэтому приходилось удерживать кадры, используя иные средства и приёмы. Об одном из средств уже говорил, это, по возможности, все способы социальной защиты членов коллектива: материальная помощь, премирование, медицинское обслуживание. О приёмах  и взаимоотношениях с людьми в коллективе следует поговорить особо.

Считаю очень ценным качеством любого человека, особенно руководителя – умение выслушать собеседника, а если и прервать его речь, то, по возможности, не вызвав недовольства говорящего. И очень важно, вступая в диспут, отстаивая свою правоту, готовясь высказать претензию по работе сотруднику, не дать повода собеседнику предъявить вам претензию по форме обращения к нему. Иначе любой упрёк к нему или бранное слово в начале беседы настроит собеседника на противодействие, он попросту перестанет вас слушать. Приём прост: похвалите сотрудника по любому прежнему его достижению, и он сразу станет внимательно слушать вас, будет склонен согласиться с вашей оценкой его поступка.

Считаю для себя правилом всячески поддерживать положительные качества сотрудника, прощать промахи, не требовать от сотрудника недостижимых от  него результатов, поощрять его желание к обучению. Непримирим я со злонамеренными помыслами и поступками. Здесь иду до конца с целью очистить коллектив от нечистоплотных работников. Стараюсь не предъявлять руководителям подразделений претензий к их работе в присутствии подчинённых. Тем самым укрепляю их авторитет в коллективе и  в глазах руководителя организации. Не считаю зазорным публично признать свою ошибку в принятии решения, если время не подтвердило правильность моей позиции. Ценю это качество и в других людях.
Вообще работу руководителя, я считаю, невозможно вместить в рамки конкретных типовых схем, вроде классических стилей руководства по причине творческого характера этого вида деятельности. Можно и нужно научить руководителя использовать современную технику, передовые информационные и компьютерные технологии в работе. Но «загнать» его в ложе авторитарного, демократического и других стилей руководства, считаю, наивным, пустым помыслом. Успех в работе определяется, главным образом, его отношением к каждому человеку в коллективе. Научный потенциал, опыт в профессиональной деятельности – лишь база для восхождения на пьедестал  руководителя. Не будет уважения и любви к человеку, не будет и авторитета, а значит и успеха. Примеров успешных руководителей предостаточно. В нашей области это И.В. Курчатов, А.П. Александров, Ю.Б. Харитон, Е.П. Велихов и многие другие. Есть у кого учиться.


Что посоветовал бы оратору, преподавателю, руководителю?

Мой опыт продолжительной преподавательской деятельности, участника и организатора многих сотен мероприятий конференц-менеджмента и образовательных программ позволяет дать несколько рекомендаций и советов в этой области. Начну с публичных выступлений и использования в их ходе средств иллюстраций. Общеизвестен эффект «меловой доски»: всё, что записывает учитель, ложится в тетрадь ученика, а значит, откладывается в его подсознании. Как не потерять этот эффект, «удаляясь» от доски в сторону современных аудиовизуальных средств? Существуют различные технические и методические приёмы для этого.

Докладчик, предлагая для аудитории иллюстрации в своём выступлении, может преследовать разные цели: переписать данные в тетрадь слушателя, объяснить природу явления, помочь самому себе в комментарии и т.п. Типичные ошибки в выступлении и иллюстрациях:
  • У неопытного докладчика в иллюстрациях на слайдах («прозрачках») объём информации не согласуется с разрешающей способностью проектора, размерами проекции и зрительной способностью слушателей. «Нечитабельная» проекция вызывает у слушателя раздражение и отвлекает его от восприятия содержательной части выступления.
  • Слайд хорош, «читабелен», но лектор старательно зачитывает его текстовую часть, теряя при этом темп выступления. Вообще для современного докладчика зачитывание любых текстов – дурной тон.

Может быть, главной целью использования современных аудиовизуальных средств и является отвлечение докладчика от текста, чтобы создать  более тесный контакт с аудиторией, заставить  его вглядываться не в текст, а в глаза слушающих.

  • Сегодня бессмысленно слушателю предлагать зарисовать иллюстрацию в его тетрадь. Выход есть – раздача бумажных копий слайдов или компактной записи иллюстраций, или всего выступления на дискете (CD).
  • Крайне распространённая болезнь наших докладчиков – превышение, зачастую значительное, регламента. И это часто при добротных иллюстрациях (!?). Заблуждение докладчиков, которые считают, что их   выступление от  первого до последнего слова  полезно и интересно абсолютно всем присутствующим. Лучше при этом ставить иную цель: заинтересовать своим коротким и эмоциональным выступлением, может быть, небольшую часть присутствующих, но будущих активных партнёров своего проекта. А обсуждение деталей перенести в кулуары.

    Неотразимый приём – в начале выступления пообещать сократить доклад на 3-5 минут, оставив это время на вопросы, и действительно выполнить это условие!

  • В выступлениях перед иностранной аудиторией с использованием средств синхронного перевода докладчик часто не учитывает особенности восприятия иллюстраций синхронистом из его места нахождения (кабины), зачастую не снабжает синхрониста копиями текста выступления и иллюстраций, не знает детали техники синхронного перевода. В итоге синхронист пребывает в шоковом состоянии, аудитория – в прострации.
  • К дурному тону можно также отнести при выступлении в родном отечестве перед смешанной русскоязычной и иностранной  аудиторией использование докладчиком не родного, а  иностранного языка и соответственно подготовленных иноязычных иллюстраций в угоду иностранным гостям. Плюс – несуразность ситуации перевода синхронистом с иностранного на родной язык докладчика (?!).

Остановлюсь на современных аудиовизуальных средствах и приёмах их использования. Можно сегодня ограничиться рассмотрением трёх видов технических средств проекции иллюстраций:

- слайдопроекторы

- оверхеды – проекторы с прозрачных плёнок

- компьютерные мультимедиа-проекторы.

Эра слайдопроекторов закатилась стремительно, хотя качество носителей – слайдов  на цветной фотоплёнке – и сегодня остаётся весьма высоким. Главный недостаток этой техники – неудобство работы с набором слайдов: закладка их в рамки, формирование кассет, соблюдение условий хранения и другие.

Оверхеды с «прозрачками» пока ещё остаются удобными и распространёнными средствами проекции иллюстраций. Сочетание относительно невысокой стоимости проекторов с высоким качеством проецируемого изображения без необходимости полного затемнения помещения – эти достоинства удерживают и сегодня их широкое применение.

Однако до сих пор докладчики грешат ошибками при использовании этих простых средств: формат «прозрачки» А4 провоцирует перенос на неё информации с машинописного листа. В итоге – известная картина: докладчик с трибуны может прочитать текст, но уже с трёх метров – первый ряд аудитории – текст не читается. Мало кто из докладчиков владеет элементарными приёмами – концентрация внимания слушателей на фрагментах изображения с помощью  использования указок, в том числе лазерных.

Оверхед сохраняет и неоспоримое достоинство «меловой доски»: на «прозрачке» можно писать фломастером! Если при этом докладчик использует «прозрачки» с цветным изображением, а также раздаёт слушателям бумажные копии иллюстраций, он вполне может произвести впечатление прогрессивного лектора.

Компьютерные мультимедиа проекторы – это высший класс проекционной техники, вобравший в себя все достоинства предшествующих устройств и активно использующий современные компьютерные информационные технологии. Вот неполный перечень основных качеств этого класса техники:

  • высокая кратность проекции (до 20 метров по диагонали) с освещённостью, не требующей затемнения
  • совмещение демонстрации компьютерных слайдов и видеофильмов
  • проекция  экрана компьютера в любых режимах его работы, в том числе, в сети Интернет
  • проекция на просветный экран.

Главное же достоинство этого класса техники состоит в возможности проекции в прямом сопряжении с компьютером и демонстрацией в этой связи мультимедийных иллюстративных слайдофильмов, видеоклипов, разработанных на основе комплексных компьютерных программ презентаций класса Power Point.

И, наконец, некоторые советы руководителям по работе с компьютером. Не буду агитировать использовать его в своей работе, сегодня это тривиальная ситуация. Советую лишь создать такие условия, когда контакт с компьютером становится первостепенным условием начала рабочего дня. Уберите со своего стола календарь, записные книжки и справочники, часы, блокноты. Всё это передайте компьютеру. Офисные программы Outlook, Word, Power Point обеспечат вам неизмеримо больший сервис и комфорт в работе.
«Набить руку» для работы с клавиатурой можно постепенным переносом накопленных визиток ваших партнёров в раздел «Контакты» программы Outlook. Алфавитная сортировка визиток существенно облегчит вам их поиск. Очень удобен компьютерный дозвон  вызываемого абонента, если компьютер связан с вашим телефоном, а в «Контактах» вы не упустили внести телефонные номера с указанием кодов стран, регионов.

Сегодня электронная почта стала непременным атрибутом любой организации, как и факс ещё 10 лет тому назад. И я советую руководителям завести свой почтовый ящик и начинать рабочий день с просмотра электронной почты, пришедшей на ваш адрес. Дело ваше, кому вы дадите свой адрес, важно, чтобы ваши коллега, знакомый, родственник, друг, жена и другие люди были уверены, что вы лично читаете почту. Вдумайтесь в эту ситуацию! Ведь это возврат к так давно потерянному жанру личной переписки, как говорили, эпистолярному жанру, обогащавшему когда-то нашу жизнь. Компьютер, несомненно, обеспечит конфиденциальность переписки. Заметьте, компьютер поможет вам грамотно писать письма, исправлять ошибки, расставлять в нужных местах знаки препинания.

Не гнушайтесь лично набирать на компьютере тексты ваших докладов, тезисов выступлений, текстов статей и научных работ. Пройдёт время, и вы оцените эффект по сравнению с диктовкой секретарю, расшифровкой и перепечаткой ваших рукописных текстов. Агитирую и за личную разработку презентаций ваших выступлений с использованием программы Power Point. Вы, конечно, можете заказать такую презентацию высококлассному специалисту с «наворотом» разных эффектов, которые затмят смысл вашего выступления или собьют его темп. Средства Rower Point вполне доступны непрофессионалу, а лично изготовленная презентация придаст уверенность и убедительность вашему выступлению.

Всё, за что агитирую, сегодня давно в практике наших зарубежных коллег, партнёров, руководителей фирм малого и среднего бизнеса, а также крупных компаний без каких-либо возрастных различий. Есть много примеров успешного использования компьютеров в работе и наших руководителей почтенного возраста. Помню Николая Николаевича Пономарёва-Степного, вице-президента Курчатовского института, на многих отраслевых конференциях в ГРОЦ не расстающегося с ноутбуком, использующего любое свободное время для работы с ним. Вообще мне импонирует руководитель, работающий в стиле играющего тренера, демонстрирующий умения в творческой и рутинной работе.


По материалам книги Ю.Лисненко «Как готовили кадры для атомной отрасли»

назад

Материалы из архива

5.2008 Японский физик заявил о проведенной реакции холодного ядерного синтеза

Ещё одна группа учёных заявила о том, что ей удалось провести в лабораторных условиях реакцию холодного ядерного синтеза. Заслуженный профессор в отставке Йосиаки Арата из Университета Осаки и его китайский коллега Юэчан Чжан из Шанхайского университета представили результаты эксперимента, в ходе которого было зафиксировано не предусмотренное известными законами выделение энергии.

12.2008 Огонь — главный враг подводника

Е.В.Лаухин, капитан I ранга в отставкеВ обеспечении пожарной безопасности атомных подводных лодок (АПЛ) давно наступил кризис, требующий не только принятия неординарных мер, но и осознания роли всех составляющих в предотвращении и устранении пожара. Неправильно поставленные цели приводят к неправильной постановке задач. Изучение обстоятельств тяжёлых аварий на АПЛ и их гибели от пожаров позволяют выработать новые подходы для достижения победы над огнём.

3.2009 Качественный аудит госкорпораций обеспечит сокращение их расходов

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы: - Жесточайший контроль необходим… за деятельностью… всех госкорпораций и компаний, которые созданы на бюджетные средства. Такие компании, являясь, как правило, самыми неэффективными и непрозрачными, в то же время по любому чиху получают дополнительные финансовые вливания. Если наводить порядок в стране, то начинать надо с госкорпораций: доходы их топ-менеджеров зачастую выше, чем заработки в частных компаниях, а эффективность ниже.