Зарплата молодого специалиста и другие вопросы к СВК

В.А. Янчук, ведущий инженер ОКБ ОАО «Ижорские заводы»

По поводу статьи Андрея Долгова «Голос за кадры»: по-моему, все, что пишет этот молодой человек, вторично. Первейшей задачей, как мне кажется, является создание такой ситуации в экономике, когда появится реальный спрос на специалистов. Надо, чтобы руководители ощутили настоящие, а не мнимые потребности производства. Хотелось бы знать, по каким признакам будет опознавать Сергей Владиленович молодых да ранних?


Он каких предпочитает – носатых, лысых, волосатых, конопатых или прошедших суровую школу горьковского комсомола? Ах, да, он объявит конкурс и будет тщательно изучать резюме. Точнее, даже не он (не царское дело!), а его кадровая служба. Интересно, ежели бы он учредил управление строительства летучей АЭС и соответствующую должность начальника с окладом жалованья эдак в сотню килобаксов, каким был бы конкурс и кого выбрали бы победителем?

Какой должна быть зарплата молодого специалиста в атомной отрасли – вопрос, конечно, интересный. А как тогда быть со смежными отраслями? А с нянечками в детском саду, куда поведет молодой специалист свое чадо? Какой должна быть пенсия его бабушки? Не кажется ли участникам дискуссии, что она заехала не в ту степь? В общем, если развивать тему, то можно дойти до предложения сменить в названии журнала слово «стратегия» на «искра».

Замена старых на молодых выливается в увольнение или материальное ущемление в первую очередь простых исполнителей, которые всю жизнь были вынуждены, применяясь к обстоятельствам своей работы, изучать необходимые для этой работы инструменты. Но и от лихой замены старых начальников, которые боятся компа, как черт ладана, тоже толку мало.

Я не случайно написал в своей статье об инженерных кодах. Это сейчас основа основ проектирования. Зайдите, например, на www.cosmosm.com. У нас сейчас очень широко используется разнообразный западный инженерный софт. Правда, до того, что выложено на сайте, по крайней мере, у нас на ИЗ далеко. Конечно, это реклама. Впаривают про то, что использование их продукта позволяет сокращать время проектирования изделий и даже исключать физическое моделирование и испытания. Подобной рекламой, анимациями, презентациями, грубо говоря, заплели мозги большим начальникам. Они со своими свитами таскаются по предприятиям и выставкам, где им крутят на LCD и плазменных панелях все эти мультяхи, которым они умиляются, как дети, полагая, что это и есть свидетельство высокой технологичности предприятий.

Однако следует признать, что без использования при проектировании более адекватных виртуальных моделей действительно уже не повысить качество проектов, физических моделей и, в конечном счете, самих изделий. К тому же численные модели – это практически единственное средство для исследования поведения таких энергонасыщенных объектов, как АЭС, в определенных условиях. Но, с другой стороны, те же свойства виртуальных моделей и дружественных интерфейс-кодов, на мой взгляд, повышают вероятность критических ошибок при проектировании. Это не сводится к пресловутому monkeyuser-ству. Поведение виртуальных моделей естественным образом начинает восприниматься, как поведение натурного изделия. Это напоминает езду на автомобиле. Внушительный вид какой-нибудь навороченной тачки, соответствующее поведение ее водителя на дороге и жалкий вид помятой жести этого авто в кювете.

Недавно прочитал, что контраварийная подготовка водителей повышает для них вероятность серьезных аварий. Но крутые менеджеры верят рекламе солидных фирм. Из нее они усваивают только то, что, приобретя этот софт, можно сократить время проектирования, а заодно и сотрудников, избавиться от необходимости строить дорогостоящие физические модели и проводить натурные испытания. После этого им бесполезно приводить следующий тезис из сопроводительной документации к коду ANSYS:

The first step of your analysis relies not on the capabilities of the ANSYS program, but relies instead on your own education, experience, and professional judgment. Only you can determine what the objectives of your analysis must be. The objectives you establish at the start will influence the remainder of your choice as you generate the model.

Следует отметить, что упомянутые в приведенной выше цитате аргументы, особенно второй – experience, как известно, вещь кумулятивная, включающая и опыт, получаемый при эксплуатации кодов.

А то, что сложные виртуальные модели требуют более тщательного отношения к ним и разумное их использование может только увеличить затраты, в том числе, и количество занятого персонала, уже вообще за гранью какого-либо понимания.

Уверен, что помянутые мной в статье проекты аквапарка и моста выполнялись с использованием конечноэлементных кодов, а в результате такой «облом». Прежде инженер, выполнивший расчеты прочности моста на линеечке или арифмометре, мог совершенно спокойно обнажить голову под этим самым мостом во время его испытаний. Конечно, в упомянутых случаях современные инструменты проектирования использовались в угоду архитектурным вывертам. Можно было спроектировать примитивную непрезентабельную ферму и спокойно снять под ней шляпу. Но мы то ведем речь о проектировании энергонасыщенных радиационноопасных объектов. Верификация моделей превратилась в проблему. Простые модели проще проверить, но они ограничивают возможности инженера по оптимизации конструкции. Мы столкнулись с тотальной потерей смысла инженерного труда.

На рухнувшем форуме IranAtom’a я пытался было вразумлять одного спеца, интересовавшегося вопросом определения расхода истечения при разрыве трубы. Даже сделал для него небольшой расчетик с использованием кода Relap. Хотел показать человеку, что без точного знания конечной цели расчетных оценок сами они лишены смысла. А в ответ получил «спасибо» и какие-то сентенции о том, что детерминистический анализ – это прошлый век, а будущее якобы за вероятностным. Человек даже не врубается, что гаечный ключ не заменяет слесарю отвертку.

Скажете, - частный случай. Можно привести и более общий. В угоду бестолковым политикам, порушившим более или менее нормальную жизнь техносферы страны, продляются сроки службы разнообразных технических изделий и сооружений. В том числе, и атомных энергоблоков. При этом используются практически те же инженерные средства и методы, что и при проектировании. Как бы забывается о том, что эти средства и методы позволяют создать изделие или сооружение, которое с большой вероятностью выполнит свое предназначение в течение назначенного срока службы. А может, между прочим, и не выполнить! Это, ведь, тоже учитывается проектом. Зачем тогда разные локализаторы,  ловушки, вероятностные оценки и прочая мутотень? Отработала машина проектный срок и, слава Богу.

Так, что же, нельзя вообще продлять срок службы? Наверное, можно. Говорят же, что наши изделия имеют лошадиные запасы. А кто может точно указать размеры этой лошади? Может быть они определены цифрами, указанными в нормах расчета на прочность?

Обратимся к проекту В-1000. При выборе основных размеров оборудования первого контура конструктор помимо запасов, предусмотренных нормами, заложился еще, повысив расчетные значения параметров относительно рабочих значений. Давления – на 12,5% и температуры на 30°С. И, что? Отработало оборудование назначенный срок службы? К сожалению, не всё. Запасы, как говаривал нам преподаватель сопромата, отражают уровень нашего незнания. Выходя на незнакомое минное поле, сапер вооружается миноискателем, щупом и собачьим нюхом. А мы вооружились кучей бумаги, в которой даже нет карты этого поля. Да, была проделана большая работа для получения разрешения на продолжение эксплуатации энергоблоков. Но кто возьмется утверждать, что мы качественно улучшили понимание работы оборудования и эксплуатационный контроль?

В общем, в нашем инженерном деле наблюдается совершенно очевидный кризис жанра. Как организовывать процесс проектирования, чтобы эффективно использовать возросшие возможности инженерного инструментария и не допускать критических ошибок? Что делать с самим набором инструментов? Продолжать пользоваться импортным и дополнять experience его изготовителей нашим или наладить производство собственного? Настоящее производство, а не кустарное. Как готовить специалистов? Как совместить обучение теории и практике проектирования с обучением обращению со сложными инженерными инструментами, включающему хотя бы общее понимание того, как эти инструменты устроены и работают? И то и другое требует времени. Но в угоду какому-то болонскому веянию разрывается и без того не слишком связный процесс подготовки специалистов. Как восстановить разорванную связь поколений? В общем, одни вопросы. А мы все про справедливую зарплату молодых специалистов, да еще талдычим, что Чернобыль не повторится. С чего бы это вдруг? Тьфу, так недолго и в «зеленые» записаться.

Если нынешним реформаторам всего и вся не хватает образования, опыта и профессионализма, и при этом свербит реформаторский зуд, то нет иного выхода, как образовываться и собирать по крупицам опыт, чтобы не оказаться у разбитого корыта. А может в этом и есть конечная цель реформ?

назад

Материалы из архива

6.2006 Синдром эмоционального выгорания

С.Г.Кривенков, к.б.н., д. ф. в области философии и психологии личности; Ж.В.Волкова, психолог СПбНЦЭПР Еще в 1970-е годы XX века было введено понятие "синдром эмоционального выгорания". Прежде всего это явление характерно для представителей профессий типа "человек - человек", которые вынужденны постоянно общаться с другими людьми, причем не по собственному выбору. Несколько десятилетий назад Кристиной Маслач была дана "хлесткая" формулировка: "Сгорание - плата за сочувствие".

10.2009 Вся Россия — это Большая Саяно-Шушенская ГЭС

Игорь Чубайс, доктор философских наук, директор Центра по изучению России: - Чиновничество, необходимое в любом государстве, в нашем случае функционирует как оккупационный режим, как пущенный по головам асфальтовый каток. Столоначальники не служат России, они обслуживают самих себя… Страну формирует тот, кто контролирует финансовые и информационные потоки… Говоря о неспособности власти к изменениям, стоит сказать о Саяно-Шушенской катастрофе. Авария на ГЭС вовсе не научила устранять ошибки, а вызвала драку политгруппировок.

8.2008 В шаге от эшафота

Б.Г.Гордон, директор НТЦ ЯРБ, профессор МИФИ, заслуженный деятель науки РФ «Чтобы никогда не бояться смерти, всегда думай о ней»СенекаВспоминаю диссидентскую шутку студенческих времен: «Жизнь человеку дается только один раз. И прожить ее надо там …». Хотя сам я ни разу не делал попыток последовать этому совету, но с тех пор неоднократно побывал «там» и видел, что везде свои недостатки, недовольства, опасности. «Свое счастье, свои мыши, своя судьба». Именно в этом стоическом смысле я воспринимаю гегелевскую максиму: «Все действительное – разумно», ибо все иные варианты, может быть, не менее разумные, не реализовались, а действительность – вот она.