Аутсорсинг: анфас и в профиль

Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. РНЦ "Курчатовский институт"

Как показывает изучение окружающей обстановки и деловой среды, ничего в понятии «аутсорсинг» нет ни нового, ни угрожающего. Если коротко – то это банальный субподряд в «инновационной словесной обертке». Слово это стало столь употребительным, почти жаргонным, безусловно, в силу экономических причин. Для кого-то он тривиален как «дважды-два», его применение в атомной отрасли расширяется, а потому следует рассмотреть это явление в различных ракурсах.


Аутсорсинг (или аутосорсинг) – это форма сотрудничества между предприятиями, определенная договором подряда, когда сотрудники одной организации (постоянные или специально нанятые) работают в штате другой, подчиняются менеджерам организации-заказчика и т.д. Пример: фирма, оказывающая услуги по профессиональному клинингу, предоставляет по аутсорсингу торговому центру бригаду промышленных альпинистов для проведения указанных в договоре работ сроком на полгода. Альпинисты будут подчиняться руководителю АХО торгового центра, но при этом выполнять только установленные договором работы. Зарплату они получают в клининговой фирме.

Наиболее широко сегодня аутсорсинг применяется в сфере информационных технологий (ИТ).

"Хочешь сделать хорошо - сделай сам!". На сегодняшний день эта пословица уже не актуальна. С появлением такого явления, как аутсорсинг  стало возможным отдавать любую работу, начиная с новейших технологий и руководства проектом и заканчивая уборкой помещения, сторонним организациям. При этом использование посторонних трудовых ресурсов оборачивается для организации наименьшими затратами времени и средств». /цитата из Интернета/

Справедливости ради стоит заметить, что в общем сонме похвал есть сдержанные оценки: «Аутсорсинг - это игра для проигравших» (Пол Страссман, имеющий опыт управления проектами ИТ с 1961 г.) и поясняет: «Конечно, всегда можно добиться экономии за счет передачи задач ИТ любому, кто может сделать это дешевле. Но на ИТ приходится только небольшая часть всех расходов, которые несет компания. Ущерб от плохого управления аутсорсингом всегда будет превышать потенциальные выгоды от предполагаемого сокращения расходов на ИТ». В этой фразе очень важны два момента: первый – работами, переданными в сторонние организации, следует полноценно управлять; второй – не слишком обольщаться в отношении экономии финансовых средств.

П. Страссману вторит наш соотечественник И. Ковалев – ИТ-менеджер в Ford Motor в России: «Снижение издержек является важным побудительным фактором к аутсорсингу. Но нельзя прибегать к аутсорсингу с единственной целью – сэкономить. Основная цель – не заниматься непрофильным бизнесом и тем самым снять с компании связанные с этим заботы».

Итак, на сегодня процветают бухгалтерский аутсорсинг, транспортный, «обеды в офис», даже шпионский, аутсорсинг  в аппаратной части разнообразных деловых и ИТ - процессов (business process outsourcing, BPO) т.е. «аутсорсингуют» сегодня почти все и всё на soft-плане – это так называемый «мелкий технический аутсорсинг».

По этой теме в отрасли недавно опубликована толковая статья сотрудников ЦНИИатоминформа с анализом возможностей, плюсов, минусов и т. п., но затрагивающая именно только софт-план для предприятий атомной отрасли /1/.  

Однако руководящие звенья разных уровней уже только этим софтом не довольствуются, будит воображение пример Франции,  потому что есть еще то, что можно назвать hard-планом, т е.  «крупным техническим», или «глубоким» аутсорсингом.

Источник /2/:  «Группа AREVA готова превратить Индию в поставщика корпусов для EPR-1600»;  цитата:  «Мы хотим использовать Индию для аутсортинга и превратить её в источник поставок оборудования для всех наших проектов, особенно оборудования и услуг для блоков с реакторами EPR-1600, включая производство корпусов под давлением, парогенераторов и теплообменников».

Принятые напряженные планы в атомной энергетике при анализе возможностей отечественной промышленности оптимизма не вызывают – не вытянет. Следовательно, и «мы в мире не одни», тоже можем так. Казалось бы, чем мы хуже АРЕВы – своих же сил не хватит, а  деньги теперь есть, можем купить и турбин, и корпусов. Но…!

Но если в отношении взаимодействия старых буржуазных партнеров можно сказать, что это «обычная мировая кооперация», то выход России на эту площадку всегда вызывает «высокую волну», будь то вооружения, самосвалы или самолеты (т е продукция хай-тэка). Атомная энергетика тоже в этом ряду.

Поэтому категория «Россия с глубоким аутсортингом на мировом рынке» может оказаться не такой радужной, как хотелось бы.

Была ведь книга «Почему Россия не Америка» (тут же можно бы и продолжить по аналогии «…почему не Англия или Франция, не Нигерия или Чили?») – каждый волен делать свои выводы, но против территориально-географического, исторического и культурно-пассионарно аспектов трудно возражать.

Уже в XVI в было говорено, что для Запада «русские хуже турок» /5/.

Или такая историческая ремарка : «Если поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая-либо западноевропейская держава готовит бессовестнейший захват чьей-либо чужой земли»  Иван Сергеевич Аксаков, 1876 г.

Сегодня ко всем прочим «грехам» нам теперь еще клеят и «имидж энергетического агрессора» /3/. Конечно, тому виной заявка о своих державных амбициях в сфере энергетики и наша уникальная непредсказуемость. Здесь же рядом маячат грядущие споры за Северные ресурсы. Сближения интересов никак не происходит, слишком они разные и все более расходятся…

Конечно, у нас могут быть торговые партнеры. Но следовало бы настороженно задуматься над торговым партнерством в областях, которые считаются стратегическими направлениями экономики и геополитики – помимо обычных энергоресурсов это и ядерная энергетика (ЯЭ) как долговременный гарант энергетической стабильности любой страны при ее адекватном развитии.

Поэтому выскажу мнение (наверное, не бесспорное, поскольку издавна у нас есть две основные позиции – «почвенники и западники»), что «тяжелый производственный», или «глубокий аутсорсинг» может быть успешно использован любой страной: Англией, Францией, ЮАР, Эфиопией, Аргентиной и т. д. и т. п., даже наверное, Китаем, но не Россией, т. к.  работает все тоже пресловутое древнегреческое «что позволено Юпитеру то не дозволено быку».

Это следствие места России в мировом рейтинге, миссии, имиджа, как угодно. Нас с удовольствием завлекут в эту мышеловку – богатыми яствами (для чиновников), радужными посылами (для остальных). Но потом дверца захлопнется (способов тому – не счесть, не хочу даже и озвучивать), а сыр-таки будет не бесплатным.

Основными результатами этого «мышеловства» может стать потеря времени и дальнейший (наверное, уже полный) развал и упадок тяжелого и энергетического машиностроения, в смежных отраслях, потеря кадрового потенциала, и т.д., за невостребованностью.  А там уже реально близко будет до сентенции «не ту страну назвали Гондурасом»...
«Глубокий» аутсорсинг для нашей страны можно ассоциировать с поговоркой «Коготок увяз – всей птичке пропасть». Это касается не только крупного оборудования – мелкое в сумме может дать аналогичный эффект.

Можно возразить примерами АЭС Ловиза, Тяньвань – тоже в проекте был аутсорсинг  – но далеко не основного оборудования; а в случае Ловизой (АСУТП от Сименс), то тут трудно сказать – кто был страной-аутсорсером – скорее всего Финляндия, а «своих не обижают».

Тезис «рынок все рассудит» уже далеко в прошлом. И даже если кто-то будет твердить пресловутое «бизнес вне политики» – не стоит обольщаться, так хотелось бы всем бизнесменам - и большим и малым, но на самом деле наличествуют разношерстные эмбарго то одним, то другим неугодникам – это сегодня. А в недалеком прошлом, конкретно, – за продажу СССР высокоточных станков некая японская фирма была быстренько обанкрочена, и даже, как говорят, премьер лишился места, вот она «свобода торговли».

Похоже, теперь нет ничего, что вне политики, глобальной или местечковой, включая бизнес на ближайшем базаре.  Кроме геоэкономических есть еще геополитические факторы.

Опасности глубокого аутсорсинга для нашей ЯЭ - это не досужая выдумка, на такую мысль натолкнули публикации, в том числе отраслевые.

НЗХК: «А конкуренция с зарубежными образцами ТВС осложнена тем, что их производство — вопрос во многом политический. Несмотря на то что завод готов выпускать ТВС для зарубежных реакторов и уже отправлял пробные образцы на испытания, вопрос о долгосрочном сотрудничестве находится в стадии переговоров.» /6/.   Это не аутсорсинг, как раз наоборот, но методика едина - если уж не пускают на рынок, – то ни продать, ни купить!

Хотя и недавние попытки «купить турбину» в Японии тоже не увенчались успехом, японцы честно и без проволочек отказали (может быть, памятуя историю с высокоточными станками – лучше с этими русскими не связываться?). Приходится создавать СП с Альстомом, не теряя времени на бесплодные ожидания.

Примеров «торможения» продаж и покупок мы видим множество вокруг проектов строительства ВВЭР-1000 за рубежом вне тендеров (хоть в той же Индии). И не следует списывать неудачи с заключением контрактов только на счет ошибок и просчетов проектантов или менеджеров.

Если энергетика вообще – это стратегическая отрасль любого развитого государства (язык не поворачивается отнести нашу страну к иному разряду), то ЯЭ – отрасль сверх-стратегическая. Если в этой отрасли подсесть на глубокий аутсорсинг, рано или поздно у наших «заклятых друзей» появится возможность поставить Россию в неудобное положение.

ЯЭ – это стратегическое направление внутреннего развития, и частично экспорта. Поэтому производственный аутсорсинг можно применять, но нельзя в нем увязнуть. Необходимы взвешенные решения. А про аутсорсинг в ЯЭ, особенно в отношении экспортной продукции Атомпрома, стоит, наверное, забыть как кошмарный сон. Следует учесть, что исторические и прочие аналогии по-прежнему работают, и кому как не специалистам-философам знать о неотвратимом, как смена времен года, функционировании принципа «развития по спирали», когда аналогичные события повторяются, но в других временных рамках и декорациях.

Ни инцидент в «деревеньке Куршевелово», ни виллы на лазурных берегах не меняют нашего имиджа в выгодную для «глубокого аутсорсинга» сторону, они лишь создают новые стереотипы, в результате чего для «русских» недвижимость втрое дороже, чем для местных (в некоторых уголках Европы!). Какие бы просторы ни бороздили наши космические корабли – все равно в головах у западных обывателей крепко сидит миф: «по улицам городов там бродят медведи, а сами они в валенках и с балалайкой кушают ложками черную икру с блинами»!  Только когда инерция этого стереотипа будет изжита,  можно будет заняться и глубоким, и широким аутсорсингом.

Говорят, что распространение аутсорсинга  это веяние глобализации.  Но ведь глобализация – это та же шитая белыми нитками политика, т. к. сегодня ограниченность энергетических ресурсов для развития всех наций создает угрозу жизнеспособности Человечества, ведет к неизбежным конфликтам и планетарному кризису. Сейчас Россию воспринимают только как держателя запасов энергетического сырья и загоняют в стойло ВТО, чтобы сделать из этой организации инструмент энергетической безопасности и Запада, и Востока. Суть этого проекта сводится к спасению «избранных» за счет лишения жизненных перспектив большинства людей, потому что ресурсы планеты уже не позволяют отсталому большинству жить по жизненным стандартам высокоразвитого меньшинства.

Деиндустриализация нашей страны тоже была «заказана» извне ; она почти свершилась. Представляете себе восторг авторов-вдохновителей этой «большой шахматной игры»?! Сценарий спланирован, срежессирован, статистам оставалось его отыграть… И тогда уж порочный круг положительных обратных связей замкнется (и мышеловка захлопнется тоже). Неужели допустим!? А может быть «…еще не вечер!…»?
 
Международное интриганство существует испокон веков, и не стоит обольщаться его кончиной с вступлением в ВТО или «по достижении какого-либо уровня демократизации». Стар принцип «если соперник тебя приглашает куда-то - у него на тебя есть большой интерес». Западное сообщество двойных стандартов доходит в отношении россиян до такой мелкой шкурности, как, например, в известном ралли «Париж-Дакар», где только российские КамАЗы вынуждены отвечать всем требованиям оргкомитета (иначе без разговоров – за дверь, и все это знают). Качать права – бесполезно, циничная стена.

То с гордостью, то с горечью приходится сознавать, что мы в мире на особом счету. Сейчас это и ни наша слава, и ни наши слезы – это фактическая данность. С этим надо жить, не строя воздушных замков (в частности в сфере глубокого аутсорсинга в энергетике) и не надо играть в слова. До полной интеграции России в мировой рынок далеко, а пока – «пилите, Шура, пилите!», т.е. восстанавливайте свою полную цепочку создания АЭС.

Вспомним классическое определение - на аутсорсинг отдается «непрофильный бизнес»! Что же для Атомпрома профильно, если не производство основного оборудования АЭС?  Может быть, попытаться по  аутсорсингу разработать стратегию отрасли?

Сегодня вынужденный глубокий аутсорсинг в ЯЭ – это свидетельство кризиса – есть деньги, но нет мочи. Поэтому есть искушение пуститься во все тяжкие для отработки высоких заявленных целевых показателей (как производных от «целевых индикаторов»). Похоже, показатели и индикаторы подменили собой цель – создание дееспособной, гармоничной ЯЭ.

В некоммерческой по определению корпорации Росатом, где не идет речи о максимизации прибыли, должны преобладать принципы не только минимизации затрат посредством аутсорсинга, но и минимизации рисков и угроз.

Системное рассмотрение проблем глубокого аутсорсинга не позволяет обойти мыслительную операцию прогнозирования угроз, дабы не получилось в итоге «как всегда». Хорошо бы исходить из здравого смысла, но у каждой группы товарищей он свой! Попытки низвести ядерно-энергетические объекты до уровня частной лавочки не прошли – любая АЭС – это все таки объект государственной промышленной политики.
Также следует отметить, что предупреждения об опасности высокой доли импорта в энергетике звучат давно; слишком сильная зависимость проектов от поставок зарубежного оборудования рассматривается как одна из опаснейших угроз энергетической безопасности страны. В связи с этим одной из важных задач должно быть всемерное содействие освоению и обобщению лучшего зарубежного опыта, его активному внедрению в практику нашей промышленности с целью переориентировки на поставки современной энергетической техники для нашей страны преимущественно отечественными фирмами; выпуск импортозамещающей продукции./4/.

На самом деле аутсорсинг, особенно глубокий, это более чем серьезно. Не серьезно на него надеяться как на единственный выход и спасение, поскольку руководство уже начинает говорить, что «мы в мире не одни…; свои предприятия восстанавливать долго и дорого…». Казалось бы, «есть деньги – купим!»; но не купить «за бугром» того, чего и там нет – гармоничной и самодостаточной по составу и фазам жизни ядерной энергетики, с замкнутым топливным циклом, обеспеченной ресурсами, кадрами и технологиями, которая подразумевает не аддитивность, а единство элементов. И давайте в теме аутсорсинга не путать «обеды в офис, 1С-бухгалтерию» с приобретением корпусов реакторов и турбин,  по-одесски, это «две очень большие разницы».

Деиндустриализация подвела к той черте, где в отношении инвентаризации состояния производственной базы справедлива старо-русская пословица:«Итак, у нас осталось - рогатой скотины – ухват да курица; и медной посуды – крест да пуговица!». Кроме того, имеет место завершение развала единого технологического пространства бывшего СССР, некогда связанного воедино ГОСТами и нормалями. По поводу состояния заводов много было материалов на сайте. Ввязаться в бой «по 2 блока в год у себя и за рубежом», не воссоздав полной базы и не укрепив тылов, – да за такое … Но об этом VIP-ы не тревожатся («да ничего, удар держим!»).  А  уровень подготовки новых кадров - о нем милосерднее умолчать…

Подытоживая: outsourcing – новая английская идиома, пока равнозначная русскому выражению «с плеч долой». Это действительно новая идиома. Слова outsourcing нет ни в большом словаре В. К. Мюллера , ни в двухтомнике И. Р. Гальперина  – классических наших словарях. По своему же смысловому наполнению – это все те же субподрядные работы, которыми нужно умело управлять. Почему же слово outsourcing и стоящие за ним действия так широко сегодня вошли в обиход в англоязычных странах? Ведь субподрядные работы при создании современной техники (не только сложных ИТ) были всегда, но никто не воспринимал их в таком ключе, как «с плеч долой». Видимо, объяснить это обстоятельство можно только одним: жесткостью глобальной экономики. В борьбе за существование фирмы вынуждены изыскивать любые пути сокращения издержек. Кто-то открывает в Азии новые филиалы, где расходы на производство ниже, чем в США и Европе. Кто-то другой передает часть своих процессов специализированным компаниям в той же Азии. Сегодня последний подход кажется многим палочкой-выручалочкой. В рейтингах причин обращения западных компаний к сторонним организациям, если говорить об ИТ, на первом месте стоит необходимость сокращения ИТ-бюджетов. То же относится и к другим областям деятельности.

Но можно посмотреть, какое место занимает передача процессов на сторону в менеджменте качества. Что говорится об аутсорсинге в стандартах ИСО серии 9000? Это слово - даже не это, а глагол outsource («сбросить с плеч», отдать на сторону) - встречается в стандарте ИСО 9001:2000 всего один раз в п. 4.1 (последний абзац перед примечанием): «Если организация решает передать сторонним организациям (outsource) выполнение какого-либо процесса, влияющего на соответствие требованиям, оно должно обеспечивать со своей стороны контроль за таким процессом. Управление им должно быть определено в системе менеджмента качества».
 
И хотя больше в стандартах слово outsource не используется, оно есть в терминологическом документе, выпущенном ИСО/ТК 176/ПК 2 совместно с ИСО/ТК 176/ПК 1* в поддержку стандартов ИСО серии 9000:2000. Вот его определение: «Передать на сторону (outsource), глагол, – в смысле и духе семейства стандартов ИСО 9000:2000 термины «отдать субподрядчику (subcontract)» и «передать на сторону (outsource)» взаимозаменяемы и имеют одно и то же значение».

В числе поддерживающих документов ИСО/ТК 176/ПК 2 выпустил также отдельное руководство посвященное «переданным на сторону (аутсорсинговым) процессам». Авторы руководства разъясняют, что «переданный на сторону процесс» - это процесс, который организация идентифицировала как необходимый для системы менеджмента качества (СМК), но предпочла, чтобы он выполнялся внешней стороной. Переданный процесс может быть выполнен поставщиком, полностью независимым от организации, или частью той же материнской компании (например, отдельным департаментом или подразделением, которые не принадлежат одной и той же СМК). Передача может быть предусмотрена внутри одной территории или рабочей среды организации, или в какое-то независимое место, или иным способом».
 
Есть мнение, что «Запад более корыстолюбив, чем злонамерен» /5/, хотя здесь тоже открывается перекресток двух дорог и тоже веер возможностей. Или ближнесрочная выгода от чистого аутсорсинга для России, но упущенная дальняя выгода, когда при укреплении и гармонизации ТЭКа + ЯЭ уменьшится доступность наших вожделенных для многих ресурсов. Или выждать, но затянуть Россию в болото глубокого аутсорсинга + дальнейшая ее деиндустриализация, и потом в будущем получить оперативный простор в распоряжении богатствами. А на Западе умеют думать о своем будущем; например, в 90-х гг. японскими специалистами было заявлено, что «что мы смотрим энергетику Японии на 10, 100 и 1000 лет!», объясняя свой интерес к быстрым реакторам-размножителям.

Аутсорсинг как обычный субподряд можно и нужно использовать, только в оговоренных аспектах, внимательно и осторожно – когда «3» пишем, то «2» как минимум держать в уме, т.е. воссоздавать базу, чтобы вовремя подхватить «падающую» нагрузку. Отраслевой технический базис надо начинать возрождать и совершенствовать не только на бумаге, но и на деле, воссоздавая производственные цепочки и за пределами Атомпрома; ударными методами («пятилетку в три дня») тут не сработать. Это не организационная кабинетная перетряска, это «тяжелая, потная мужская работа».

В заключение хочется предостеречь: «Внимание! Безоглядный аутсорсинг опасен для жизни ядерной энергетики!».

Ссылки:

1. Аутсорсинг: его место и роль в повышении эффективности работы предприятия. О.Козьминых, А. Овчинников  //Бюллетень по атомной энергии № 9, 2007 г., с.  32-35. 2. http://atominfo.ru/news/air2394.htm 
3. "Независимая газета"
4. Михайлов А.К. (Военно-инженерный технический университет, г. С-Петербург) Малая энергетика и энергетическая безопасность. /Труды конференции «Малая энергетика-2002», 2002 г.
5. Кара-Мурза С.Г. Матрица «Россия»/ - М.: Алгоритм, 2007.-320 с.
http://com.sibpress.ru/engine/indexatta/?id=/26.01.2007/companies/83736/

назад

Материалы из архива

2.2006 Как приватизировали АЭС в Великобритании

Джон Дайнан, консультант Европейской комиссии на площадке Смоленской АЭС Джон Дайнан – не случайная личность в атомной энергетике. Начиная с 70-х годов, он активно работает в сфере производства электроэнергии. В 90-е годы прошлого века Джон Дайнан стал свидетелем подготовки и проведения акционирования, приватизации атомной энергетики Великобритании, а также создания генерирующей компании British Energy.

5.2006 Еще раз о причинах Чернобыльской аварии

Дмитрий Стацура, начальник отдела технической поддержки Представительства ЗАО «Атомстройэкспорт» в г.Ляньюньгане, Китай, e-mail: statsuradmitriy@rambler.ru В последние годы появилось большое количество публикаций, посвященных причинам аварии на Чернобыльской АЭС. Обсуждение этого вопроса продолжается с 1986 года, и до сих пор не сложилось общего мнения. Хотя имеется ряд экзотических гипотез...

6.2006 Синдром эмоционального выгорания

С.Г.Кривенков, к.б.н., д. ф. в области философии и психологии личности; Ж.В.Волкова, психолог СПбНЦЭПР Еще в 1970-е годы XX века было введено понятие "синдром эмоционального выгорания". Прежде всего это явление характерно для представителей профессий типа "человек - человек", которые вынужденны постоянно общаться с другими людьми, причем не по собственному выбору. Несколько десятилетий назад Кристиной Маслач была дана "хлесткая" формулировка: "Сгорание - плата за сочувствие".