Мы - ведущие на рынке автомобильных катализаторов России

В мире используется более полумиллиарда автомобилей, и каждый из них выбрасывает в год примерно 800 килограммов монооксида углерода (СО), 300 килограммов различных углеводородов и 35 килограммов оксидов азота. Кроме того, каждый автомобиль поглощает свежего воздуха (кислорода) за 300 человек. Масштабы автоотравления воздуха в крупных городах мира впечатляют, поэтому  быстрое развитие технологий каталитических нейтрализаторов отработанных газов вполне ожидаемо. Мощная мировая индустрия катализаторов уже заявила о себе – производится более 50 млн. единиц в год. Россия тоже может вписаться в этот современный и высокотехнологичный рынок, и более того, составить ощутимую конкуренцию крупнейшим западным фирмам. Сегодня на вопросы редакции журнала «Атомная стратегия» отвечает директор завода катализаторов УЭХК Н.М.Данченко. 


Каталитический конвертер или нейтрализатор, а сокращённо просто автокатализатор, стал сейчас уже обязательной опцией для всех автомобилей в развитых странах. Его предназначение - окислять «дожигать» вредные соединения, содержащиеся в выхлопных газах.

‑ Николай Михайлович, как бы вы назвали свою профессию?

‑ Сегодня мне приходится совмещать многие профессии, но если образно и кратко, то я назвал бы ее, эколог-практик. Уже много лет наш коллектив создает катализаторы для автомобилей, чтобы воздух в наших городах был чище.

‑ Но ведь в России нет законов, обязывающих использовать на машинах катализаторы. Что же является стимулом для автопроизводителей закупать вашу продукцию?

Законодательная база в России есть. Например, нормативы специального технического регламента «О требованиях к выбросам автомобильной техникой, выпускаемой в обращение на территории Российской Федерации, вредных (загрязняющих) веществ» в части Евро-2 уже вступили в силу с 21 апреля 2006 года. Согласно этому регламенту установлены нормативы для отработавших газов двигателей внутреннего сгорания и испарения топлива автомобильной техники, в том числе и ввозимой по импорту, на содержание оксида углерода, углеводородов и дисперсных частиц. Стандарт  Евро-3 должен вступить в силу с 1 января 2008 года, Евро-4 – с 1 января 2010 года, Евро-5 – с 1января 2014года.
В Европе с 2000 года ведены нормы Евро-3, ну а с 2010 года уже – Евро-5. Так что в плане сохранения окружающей среды Россия не впереди планеты всей.

‑ Лоббируете ли вы принятие законов, обязывающих автомобилистов практически использовать катализаторы? С кем взаимодействуете на уровне законодателей?


-
На протяжении всех лет существования завода катализаторов мы привлекали внимание российских законодателей, в частности, председателя Комитета Государственной Думы по экологии Грачева В.А., Нигматулина Р.И. Многие из законотворцев лично посещали завод автомобильных катализаторов -  это председатель ГД РФ Селезнев Г.Н., Язев В.А., Рыжков Н.И., Крашенинников П.В. и другие. Знакомился с производством и его проблемами Черномырдин В.С., очень большое внимание становлению завода уделил губернатор Свердловской области Россель Э.Э. Мы активно участвовали в формировании документов, предопределяющих законодательные акты страны в части экологии.

‑ Жизнь в Новоуральске во многом зависит от УЭХК, такая же ситуация, наверное, и в других ЗАТО. Скажите, как влияет создание таких,  как ваше,  непрофильных производств, на жизнь маленьких городов, да и на сами градообразующие атомные предприятия?

-
Это важный вопрос, и чтобы его прочувствовать, нужно хотя бы немного пожить в ЗАТО. Город, основанный на монотехнологии, многое теряет в развитии. И, прежде всего, это сказывается на наших детях, на  молодом поколении. У них меньше выбора, поскольку все их родители – сотрудники одного и того же предприятия. В семьях обсуждаются одни и те же проблемы. Поэтому любое новое производство в ЗАТО расширяет кругозор молодых горожан, повышает их техническую культуру, увеличивает возможности для подготовки к взрослой жизни в больших городах страны. Создаются и новые рабочие места. Только на самом производстве катализаторов организовано более 200 рабочих мест. Кроме этого, много специалистов опосредовано связано с производством катализаторов, заняты закупкой сырьевых материалов, продажей готовой продукции, производством комплектующих изделий и готовых сборочных единиц – нейтрализаторов отработавших газов автомобилей.

‑ Но, почему именно катализаторы? Есть ли какая-то связь между технологиями УЭХК и производством катализаторов?


- Если заглянуть в историю нашего комбината, то можно увидеть, что главным методом разделения изотопов урана когда-то был газодиффузионный метод, суть которого заключалась в организации разделительного процесса на ультрадисперсных металлокерамических  конструкциях из никелевых порошков. В 60-е годы одно из подразделений УЭХК производило до 60 млн. таких фильтрующих элементов в год. Научное сопровождение этого направления также осуществлял один из отделов комбината. Этот коллектив физико-химиков пополнился в конце 60-х – начале 70-х г.г. целой плеядой специалистов по электрохимии и катализу. В короткое время результатом их деятельности стали уникальные автономные источники тока для космических объектов Советского Союза. Позднее, в конце 80-х годов, накопленная база знаний нашла выход в разработке и организации серийного производства первых в России автомобильных катализаторов. Поэтому можно смело говорить о естественной преемственности технологий, разрабатываемых и применяемых специалистами УЭХК.

‑ Считаете ли вы производство катализаторов конверсионной и инновационной продукцией УЭХК? В чем заключается новация?

- Безусловно, считаю. Это направление действительно появилось на нашем комбинате в период, когда правительство страны сформулировало требования к созданию конверсионной продукции. Мы всегда работали и работаем в тесном содружестве с ведущими научными коллективами страны, при этом никто не остается в обиде. Практические возможности науки предприятия  удачно сочетаются с глубиной и направленностью исследований институтов, результатом чего является продукт в серийном и высококачественном его исполнении. Вложенные предприятием средства возвращаются в виде прибыли от реализованной продукции, часть этой прибыли позволяет развивать разработку новых, более совершенных продуктов.

‑ Какие еще существуют возможности для УЭХК по развитию других конверсионных направлений? Дало ли ваше предприятие толчок для развития каких-то других направлений и производств, основанных на технологиях производства катализаторов?

- Наш опыт в катализе пригодится в работах по созданию автотранспортных средств нового поколения, работающих на альтернативных видах топлива, в том числе газовом, а также с применением комбинированных энергетических установок. Эта тема становится все актуальней. Эти же работы будут использованы в водородной энергетике при разработке и производстве автономных источников электроэнергии, коммерческая привлекательность которых во многом определяется количеством применяемых в катализаторе драгоценных металлов.

Почему вы решили приобрести лицензию именно у корпорации "Энгельгард"?  Что нового вы внесли в выпускаемые сегодня катализаторы?

- Вопрос о покупке лицензии на производство катализаторов возник в связи с  требованием их полной идентичности при серийном производстве. Таким оборудованием ни УЭХК, ни Советский Союз не располагали. Наиболее привлекательной в техническом плане в начале 90-х годов была корпорация Энгельгард. Но нужно отметить, что Энгельгард передал нашему комбинату только принципиальные основы технологии. Дальнейшее развитие катализаторов, их составы, формулы, используемые материалы мы создавали сами. Сегодня мы не зависим от импорта технологического оборудования для замены устаревших единиц, производим его в России с улучшенными  технологическими показателями.

Какое место ваши катализаторы занимают на российском и международном рынках?
 
- Становление и развитие Завода автомобильных катализаторов пришлось на самые тяжелые годы нашей экономики, когда продукция завода оказалась мало востребованной в России. Нам удалось выйти сначала на рынок Европы, потом Китая. Полученный опыт стоит очень дорого, мы изучали наших конкурентов и научились соответствовать жестким требованиям заказчика как по качеству продукции, так и по логистике. Параллельно с этим мы работали со всеми автомобильными заводами страны, создавали идеологию этой отрасли, конструкцию и технологию производства нейтрализаторов, формировали рынок. Пожалуй, сегодня наше место на рынке автомобильных катализаторов в России можно охарактеризовать как ведущее.

Каков уровень конкуренции на российском рынке катализаторов и в чем ваше конкурентное преимущество?
 
- В последние годы вместе с ведущими автомобильными производителями  в Россию пришли производители автокомпонентов, в том числе катализаторов. Конкуренция заставляет постоянно совершенствовать технологию, удешевлять стоимость катализаторов за счет снижения загрузки драгоценных металлов при одновременном ужесточении норм токсичности. Понятно, что сохранение позиций на рынке возможно только при успешном ведении НИР и ОКР.

‑ Какие международные сертификаты, оценки качества и лицензии получила ваша продукция в период после приобретения лицензии у корпорации Энгельгард?
- Скажу лишь об основных. Продукция Завода автомобильных катализаторов была многократно положительно оценена такими автомобильными компаниями как General Motors, Peugeot, Ford, Fiat, Citroën, Государственными автомобильными институтами Японии, Китая. Система качества нашего завода подтверждена сертификатами QS-9000, ISO 9001:2000, ISO/TS 16949:2002. За работу «Разработка, доводка конструкции и освоение производства каталитического нейтрализатора к автомобилям ВАЗ для обеспечения выполнения международных и российских норм токсичности» награждены премией АВТОВАЗа. Но самое главное -  мы не собираемся останавливаться на достигнутом.

Журнал «Атомная стратегия» № 31, июль 2007 г.

назад

Материалы из архива

11.2008 Еще раз о стоимостном дисбалансе ядерного топлива или 4ДИС

М.Ю.Ватагин, к.э.нСтремление к сбалансированности в природе принято считать нормальным и естественным. Дисбалансы в технике обычно рассматриваются в качестве угрозы ее разрушения. Если их не определять и своевременно не устранять, то неприятности неизбежны. Энергетикам, врачам и водителям это известно лучше, чем кому бы то ни было.

1.2008 Атом имени Ломоносова

Александр КулешовРазговоры о строительстве атомной теплоэнергоцентрали (АТЭЦ) в Архангельске велись еще в 80-х годах прошлого столетия. Однако Чернобыльская катастрофа поставила жирную точку на проекте, не смотря на то, что площадку под строительство уже начинали готовить. Неподалеку от Архангельска до сих пор можно наблюдать несколько заросших, частично асфальтированных дорог, ведущих к горам песка. Больше здесь ничто не напоминает о начавшемся когда-то строительстве.

3.2008 Избавление от бананотехнологий

Ю.Б.Магаршак, президент MathTech, Inc., председатель оргкомитета международной конференции Environmental and Biological Risks of Nanobiotechnology, Nanobionics and Hybrid Organic-Silicon Nanodevices (Silicon vs Carbon), Нью-ЙоркСлово «нанотехнологии» – во множественном числе – для обозначения области исследований и разработок (см., например, название Государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий», или The Institute for Soldier Nanotechnologies at MIT – Массачусетский технологический институт, США) выпадает из традиционных наименований областей наук и технологий.