Проблемы науки: белорусская версия

А.П. Войтович, академик, экс-президент Национальной академии наук Беларуси (май 1997г. – декабрь 2000г.)

Беларусь переживает тяжёлый и ответственный период развития. Ситуация осложняется переходом экономики к рыночным мировым ценам на энергоносители. Переход оказался постепенным, в мягком варианте. Однако экономика страны сразу же начала испытывать трудности.

В этой связи существенно возрастает роль науки. Учёные должны самым активным образом участвовать в научном обеспечении социального и государственно-правового развития страны; в определении стратегии развития экономики, разработке программы действий, а также в реализации программы и организационно и через непосредственный вклад в экономику.

Естественно, что в сложившейся ситуации необходимо искать пути повышения эффективности вклада науки во все сферы жизнедеятельности общества и государства. Что же предпринимается для этого, какие меры предлагаются, насколько они продуманы, что следует предпринимать? Выскажу своё мнение и надеюсь, что это послужит началом дискуссии по этим вопросам.

Считаю, что такие и другие подобные проблемы, существующие в стране, необходимо аргументировано, профессионально и конструктивно обсуждать с широким привлечением общественности. Существующая в государственных средствах массовой информации (следовательно, фактически в стране) практика замалчивания имеющихся проблем, недопущения дискуссии по ним наносит ущерб государственным интересам. Потому что тем самым далеко не полным образом используется самое ценное, чем мы обладаем: интеллектуальный потенциал нации.

Власти поступят в интересах страны и народа, перейдя к практике всестороннего обсуждения имеющихся проблем с широким привлечением общественности.


Состояние и проблемы науки

Финансирование
Для научной сферы характерны разрушение кадрового потенциала и изношенность оборудования. Сложившееся положение является следствием, прежде всего, недопустимо низкого для страны, подобной нашей, финансирования науки.

За последние одиннадцать (1995-2005 годы) и шесть лет (2000 – 2005 годы) в Беларуси усреднённая по годам наукоёмкость ВВП (отношение расходов на исследования и разработки к валовому внутреннему продукту) равнялась соответственно 0,8% и 0,7% (2,3% в 1990 г.). Среднее ежегодное финансирование науки за 2000 – 2005 годы составляет в Украине 1,2%, в России 1,4% от объёмов их ВВП. В первой двадцатке стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала наукоёмкость ВВП от 1,4% в Ирландии до 4% в Швеции.

Падает доля расходов республиканского бюджета на науку: от 2% к расходной части бюджета в 2001 году до 1,28% в 2005 году. Если бы доля расходов бюджета на науку в 2005 году осталась такой, как в 2001 году, то научная сфера страны получила бы в 2005 году дополнительно ещё 137,96 миллиардов белорусских рублей (млрд б.р.). Заметим для сравнения, что в том же 2005 году все бюджетные учреждения Национальной академии наук Беларуси (в дальнейшем – Академия) расходовали на свою деятельность 144,12 млрд б.р., а собственными силами выполнили работ только на 97,61 млрд б.р.. Таким образом, государство за счёт понижения доли расходов с 2% до 1,28% уменьшило годовое финансирование науки на сумму, превышающую годовой объём финансирования всех академических бюджетных учреждений из всех источников. И это сделано в годы, в которые белорусская экономика развивалась достаточно высокими темпами, а экономическая ситуация была стабильной. Руководство и Государственного комитета по науке и технологиям (ГКНТ) и Академии не предпринимает своевременных и действенных мер для увеличения финансирования научно-технической сферы страны.

Приходится заключить, исходя из ситуации с финансированием и других аргументов, что объявленная в 2001 году приоритетность инновационного пути развития страны остаётся пока декларацией, так как в практической деятельности предпринимаются меры, противодействующие такому развитию. За сиюминутными предпочтениями у принимающих решения теряется видение перспективы.

На общем собрании Академии отмечалось, что при наукоёмкости ВВП менее 1% в год в течение пяти-семи лет начинается разрушение научно-технического потенциала страны. А это влечёт за собой снижение конкурентоспособности экономики. В Беларуси такой низкий уровень финансирования науки сохраняется боле десяти лет. Следовательно, эти отрицательные процессы зашли уже далеко.

Без увеличения наукоёмкости ВВП невозможно ни улучшить ситуацию в науке, ни реализовывать инновационный путь развития. Её увеличение не является сложной задачей для страны. Например, добавление к финансированию науки в 2005 году тех 137,96 млрд б.р., о которых шла речь выше, вывело бы наукоёмкость ВВП на величину, большую 1%. С полным основанием можно утверждать, что немалая доля расходной части бюджета используется или мало эффективно или на финансирование проектов, целесообразность выполнения которых, мягко говоря, весьма сомнительна или несвоевременна.

Кадры
Научные кадры, человеческий потенциал – основной ресурс развития науки, инноваций, высокого уровня образования, как одного из необходимых условий успешной инновационной деятельности.

Число исследователей на 10 тысяч населения (последние данные ООН) в Беларуси равно 18,7 (50 в 1990 г.), в России – 33,2, в Украине – 17,7, в Литве – 21,4, в высокоразвитых странах – примерно на уровне России. В стране уже многие годы это число постоянно уменьшается.

Продолжает ухудшаться возрастной состав исследователей. Доля исследователей в самом творческом возрасте 30 – 49 лет уменьшилась только за четыре года с 49,4% в 2000 году до 41,2% в 2004 году. За этот же период увеличилась доля исследователей в возрастных группах 50 – 59 лет и старше 60 лет. Доля кандидатов наук в возрасте 60 лет и старше в 1994 году составляла 6,7%, в 2004 году – 23,2%, доля докторов наук соответственно: 33,8 и 51,5%. Данные для Академии на 1.01.2007 г. следующие: доля исследователей в возрасте 30 – 49 лет – 35,6%, доля кандидатов наук в возрасте 60 лет и старше – 24,8%, доля докторов наук в возрасте 60 лет и старше – 57,9%. Таким образом, продолжает увеличиваться "провал среднего возраста" в распределении исследователей по возрасту, т.е. разрыв поколений. "Провал среднего возраста" существенным образом ограничивает человеческий потенциал инновационной деятельности. Именно специалисты среднего возраста наиболее активны и успешны в этой деятельности.

Из-за низкой заработной платы, плохого обеспечения приборами, расходными материалами наука не является престижным занятием, молодёжь не может реализовать свой потенциал в научной сфере и не хочет работать в ней. Самые же активные, способные из молодых, приходящих в науку, повысив квалификацию, стремятся уйти в другую сферу деятельности или уехать за рубеж. Потому что там они, во-первых, могут в большей степени реализовать себя и, во-вторых, обеспечить более высокое материальное положение. За рубеж уезжают, прежде всего, специалисты в области естественных наук и почти никогда специалисты в области социальных и гуманитарных наук. Истинной статистики о выехавших за рубеж учёных не существует.

Периодически организуемые в последнее время общереспубликанские конференции молодых учёных проводятся в противоречии с давно отработанными и продемонстрировавшими свою эффективность принципами. А именно: отсутствует разделение на секции по специальностям, поэтому большинству слушателей доклады неинтересны и непонятны; не практикуются ни обзорные проблемные доклады ведущих специалистов, ни вообще участие таких специалистов, что приводит к сильному понижению и научного уровня конференции и ответственности молодых за уровень своих докладов, и т.д. В общем, молодёжь уносит с такой конференции не оценку своего доклада, не новые знания, а, прежде всего, новые впечатления и неверные представления о научной конференции. Если оценивать непредвзято, то можно констатировать, что эти конференции выполняют, в основном, "показушную" функцию, являются имитацией полезной деятельности. Финансы на их проведение – это неэффективно потраченные средства. В таких конференциях негативов больше, чем позитивов. Следует прекратить проведение "показушных" конференций для молодых учёных.

Пока отсутствуют даже попытки принятия каких-либо действенных мер для исправления ситуации с кадрами. Решением о повышении стипендий аспирантам до уровня выше оклада старшего научного сотрудника, что само по себе образец антилогики, и введением системы персональных стипендий ситуацию невозможно исправить. Потому что персональные стипендии охватывают мизерную долю исследователей и краткосрочны. И перед аспирантом стоит задача: как поступить, зная, что после окончания аспирантуры, где стипендия 483 тыс. б.р. в месяц, придётся, если остаться в сфере науки, работать младшим научным сотрудником с окладом 382 тыс. б.р. или в лучшем случае научным сотрудником с окладом 409 тыс. б.р.

В результате всех негативных обстоятельств, имеющих место в научной сфере, происходит постепенное снижение уровня исследований. В совокупности с нерешённостью кадровой проблемы это ведёт к разрушению научной сферы, что будет иметь тяжёлые отрицательные последствия для страны. Восстановление научного потенциала потребует огромных финансовых затрат и времени. Сохранение же и развитие этого потенциала отвечает интересам страны и стоит намного дешевле, чем его восстановление.

Необходима действенная программа решения проблемы кадров в сфере науки. Научные учреждения, занимающиеся фундаментальными и поисковыми исследованиями, следует финансировать в объёмах, обеспечивающих: выплату их сотрудникам полной заработной платы, боле высокой, чем сегодня; дифференцированной надбавки к зарплате, зависящей от результативности работы; регулярное обновление экспериментальной базы и закупку расходных материалов. Надо вернуться к аттестационной системе и по результатам аттестации научных сотрудников, заведующих лабораториями (отделами, секторами), принимать решения о размерах надбавок и о продлении трудовых соглашений с ними. Аттестации проводить гласно, прозрачно. Необходимо покончить с позорной крепостнической практикой, когда администратор, иногда слабый или очень слабый профессионал, руководствуясь непонятными для научной общественности принципами, фактически единолично принимает решение о продлении или прекращении контракта с научным сотрудником. Следует определиться с численностью научных сотрудников, занимающихся фундаментальными и поисковыми исследованиями. Полезно изучить и позаимствовать опыт решения кадрового вопроса в РАН, в научных учреждениях других стран.

Рассмотрение будет неполным, если не обратиться к планам и намерениям правительства и высших должностных лиц. Выступая в Академии 25.04.2007г., Премьер-министр Сидорский С.С. сказал: "К 2010 году в 2,5 – 3 раза будут увеличены внутренние затраты на исследования и разработки, возрастёт численность исследователей на 18 – 20 процентов". Правильные, отличные планы, очень напряжённые, хорошо, если реально увеличим в 1,5 раза и на 10 процентов. И, чтобы, подводя итоги, не пришлось констатировать: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда". А то ведь руководство Академии проводит политику, противоречащую планам правительства. Председатель Президиума Академии (в дальнейшем – Председатель) Мясникович М.В. в Приказе № 81 от 14.04.2007 года обязывает академиков-секретарей Отделений, директоров институтов: "Актуализацию и объединение тематики научных исследований предусматривать с сокращением численности". (Стиль уж очень коряво-бюрократический!) Прошу обратить внимание: предусматривается не наращивать научный потенциал, не повышать эффективность работы, а "сокращать численность". И что выполнять директорам: планы правительства или приказ Председателя?

Руководство Академии демонстрирует непонимание сути проблем в научной сфере, путей их решения, а также непрофессиональные, чиновнические подходы, ведущие к разрушению кадрового потенциала, противоречащие интересам государства.
 
Международное сотрудничество
В научно-технической сфере самое широкое сотрудничество Беларусь имеет с Российской Федерацией. Реализуются совместные проекты в области космических и информационных технологий, генной инженерии, радиотехники и электроники, истории и др. Финансирование проектов осуществляется из бюджета Союзного государства, фондов фундаментальных исследований обеих стран, бюджетов НАН Беларуси и РАН. Сотрудничество с Россией очень значимо для развития научно-технической сферы страны. Белорусские и российские научные учреждения совместно участвуют также в многосторонних проектах, где задействованы учреждения трёх и более стран.

Существенным фактором, стабилизирующим ситуацию в области естественных и частично технических наук, является поддержка международных научных центров (через гранты) и зарубежных учреждений европейских и других стран, с которыми налажено сотрудничество. Эта поддержка помогает повысить заработки учёных, использовать современные оборудование и реактивы, удерживать сотрудников от ухода из научной сферы и поиска постоянной работы за рубежом. Однако масштабы этой части международного научного сотрудничества сильно ограничиваются долговременной неурегулированностью межгосударственных отношений Беларуси с западными странами и не могут быть расширены без нормализации этих отношений.
Для активизации международного сотрудничества надо шире использовать связи с белорусской научной диаспорой, работающей в различных странах.

Полномасштабное включение белорусской науки в систему международного научно-технического сотрудничества окажется сильным положительным фактором в развитии науки и инновационной деятельности в Беларуси.

Ситуация и "реформы" в Академии наук

Из занятых в научной сфере примерно одна треть всех работников, а также две трети докторов и кандидатов наук сосредоточены в Национальной Академии наук (на 1.01.2006 г.). Этот огромный интеллектуальный потенциал должен быть самым эффективным образом задействован для решения проблем, стоящих перед страной.

Генеральными директорами научно-исследовательских организаций назначаются люди, которые вообще не работали в науке или когда-то давно выполнили кандидатскую диссертацию и после этого не занимались научной работой. Возможно, они хорошо проявили себя па прежних должностях в министерстве или председателями райисполкомов. Однако они не являются профессионалами в науке и не в состоянии при всём их желании адекватно оценивать научные результаты и особенно перспективность исследований в их начальной стадии.

Необходимо прекратить практику назначения непрофессионалов на должности, для исполнения которых требуется научная квалификация.

При образовании научно-практических центров аграрной науки приняты организационные решения, не только логически трудно объяснимые, но наносящие ущерб науке и использованию её результатов. Как говорится: лес рубят – щепки летят. Но то, что творят чиновники, это не потеря щепок: пускается под бульдозер, образно говоря, целый лес вековых, превосходного качества деревьев. У института земледелия и селекции отнимают поля на базе в Зазерье, на которых его сотрудники много лет проводили селекционные работы. Именно в Зазерье создано 16 сортов озимой и 4 сорта яровой пшеницы, 5 сортов озимой тетраплоидной ржи и т.д.

Фактически чиновники изъяли у научных работников научно-исследовательскую лабораторию, изъяли без обоснования и аргументов. И создали большие трудности для селекции новых сортов растений, этой самой трудоёмкой и высокотехнологичной области в земледельческой науке. Чиновническая логика слабо постижима простыми людьми. Возможно, чиновники рассуждают элементарно: ну не будет отечественных сортов, поедем за рубеж покупать элитные семена новых сортов, будем "при деле" да ещё и получать командировочные и т.д. А на изъятом поле, ухоженном и досмотренном, смотришь, через несколько лет могут вырасти красивые коттеджи, ведь поле рядом с Минском.

При принятии решений совершенно не советуются с коллективами учёных, судьба которых решается. Их доводы, аргументы не заслушиваются и не принимаются во внимание. С ними поступают подобно тому, как ранее поступали с крепостными крестьянами. Чиновники считают, что мудрее и прозорливее их нет никого. Это порочная практика.

Излишняя централизация принятия решений, пренебрежение мнением коллективов, по которым принимаются решения, - один из основных недостатков созданной в стране системы управления.

Как видно на примере аграрных наук, непрофессионалы действуют хаотически, бессистемно. Сначала "реформируют", разрушая структуры, целесообразность существования которых доказана многолетней практикой. Через несколько лет приходят к выводу, что их всё же следует снова создать, и восстанавливают. В процессе восстановления принимают неподдающиеся логическому объяснению решения.
Подобные "реформы" проводятся, не прекращаясь, и в других областях наук.

В Академии успешно работало объединение "Кибернетика", состоящее из Института технической кибернетики (головная организация), предприятий "Информационные технологии", "Геоинформационные системы" и "Научное приборостроение". Это была структура, связывающая научное и внедренческие предприятия с целью эффективного и быстрого продвижения научных результатов в практику. Фактически свою деятельность в Академии Председатель в 2001 году начал с разрушения этой инновационной структуры: внедренческие предприятия были изъяты из объединения и переподчинены Президиуму (реально Председателю). Без всякого обоснования целесообразности этого действия. Да никакой целесообразности в нём и не было. Действовали непрофессионализм, чиновничье желание продемонстрировать решительность, деловитость. Как обычно в таких случаях, получилась имитация деятельности. И в результате создан убедительный образчик чиновнического, не мотивированного интересами дела "реформирования".

Подчинение предприятий, изъятых из объединения "Кибернетика", Президиуму привело к неожиданным дополнительным последствиям. В Национальном центре информационных ресурсов и технологий, образованном на базе предприятия "Информационные технологии", и в некоторых других "руководители стратегический государственный заказ превратили в своеобразный бизнес", как писала пресса. Огромные финансовые суммы растрачивались под задания, которые не сделаны. Руководители входили одновременно аж в шесть временных творческих коллективов. Вот какие появились члены Президиума: "многостаночники".

Как известно, в июне 1998 года белорусской и российской сторонами было заключено соглашение о выполнении совместного проекта. С белорусской стороны инициатором соглашения была НАН Беларуси. Предусматривалось разработать и организовать производство ряда суперкомпьютеров, создать соответствующие программные средства для решения на их основе прикладных задач. В результате суперкомпьютеры и программное обеспечение созданы. Работа удостоена премии Совета Министров РФ и в её авторский коллектив входят два сотрудника Объединённого института проблем информатики НАН Беларуси (правопреемника Института технической кибернетики). В России образовано предприятие, которое занимается коммерциализацией результатов проекта. Оно выполняет заказы и получает прибыль. Наш Объединённый институт проблем информатики, лишённый своей внедренческой базы, не мог организовать такую работу. Разрушители объединения "Кибернетика" не озаботились должным образом коммерциализацией новейшей инновационной разработки. Последний этап в инновационной цепочке не завершён полностью, страна теряет дивиденды.

Такого рода "реформы" продолжаются. Недавно, 12.04.2007г. принято Постановление Президиума "О некоторых вопросах совершенствования организационной структуры Национальной академии наук Беларуси". Его было бы правильным назвать постановлением о тотальном изменении организационной структуры Отделений естественных и технических наук.

"Постановляется", в частности, создать научно-практический центр Академии по материаловедению. В состав центра включаются 7 институтов, общая численность сотрудников которых около 1100 человек, и 5 предприятий Академии. Неясно, какие цели предполагается достичь созданием такого объединения.
 
Рассмотрим некоторые аспекты создания указанного центра и очередной "реформы".

1.   Конгломераты научного профиля с численностями в тысячи человек формируются только для решения крупных научных, научно-технических и научно-прикладных проблем, объединённых одной целью и замыслом. Например, создание и эксплуатация ускорителей элементарных частиц, создание космической техники, разработка и обеспечение безопасной работы атомных энергетических объектов и т.п. В других ситуациях они неэффективны. Формируемый центр по материаловедению не имеет для себя проблемы подобного плана.

2.     Центр состоит из институтов, специализирующихся в различных областях науки. Например, институт физики твёрдого тела и полупроводников. Основные направления его исследований: изучение межатомных взаимодействий в твёрдых телах, создание новых полупроводниковых, магнитных, сегнетоэлектрических, сверхтвёрдых материалов; методы исследований: в основном физические; основные области применения результатов: радиотехника, электроника. В институте химии новых материалов используются химические технологии. В институте технологии металлов исследуются процессы формирования структуры и свойств металлов и сплавов при кристаллизации и затвердевании, в результате создаются технологии литья чёрных и цветных металлов. И так далее. Как видно, институты так далеки по тематике, что сотрудникам одного института непонятны и неинтересны исследования сотрудников другого. Институты не будут взаимодействовать друг с другом ни тематически, ни через согласование этапов работы для решения единой задачи. Сформировано искусственное образование. По подобной логике можно создать производственное объединение с единым генеральным директором, состоящее из "Интеграла" (электронная промышленность), нефтеперерабатывающего завода и металлургического предприятия. Естественно, что на практике никто в мире такой логике не следует ни в производственной сфере, ни при решении научно-организационных вопросов.

3. Включение институтов, например, института твёрдого тела и полупроводников, института химии новых материалов, в разнородный по тематике центр, где другие учреждения не специализируются в физике и химии, отрыв этих институтов от соответствующих профильных по тематике Отделений, в которые они теперь входят, неизбежно приведёт к понижению уровня исследований в этих институтах.

4. Созданием центра не решается задача невосприимчивости экономики к инновациям.

5. Даже если генеральным директором создаваемого центра станет работающий в науке, высокого уровня специалист (что маловероятно), он не будет профессионалом в тематике центра в целом. Он не сможет выполнять свои функции в рамках, изложенных в Положении о центрах. Единого крупного проекта, выполнение которого координировала бы дирекция центра, не будет. Поэтому в лице дирекции центра будет образована ненужная бюрократическая структура, понапрасну "проедающая" деньги, предназначенные для науки, и своим формализмом мешающая учёным работать.

Можно с полным основанием заключить, что формирование такого центра свидетельствует о непрофессионализме принимавших решение, является имитацией активной деятельности, будет иметь негативные последствия.
 
На уровне дирекций академических институтов в определённой степени существует заинтересованность в организации освоения новых разработок, производства новой продукции. Институты стремятся организовать при себе малые предприятия. Некоторым это удаётся. И вот теперь созданные институтами предприятия передаются центру. Как всякая лишняя бюрократическая структура, центр со своей дирекцией уменьшит заинтересованность и учёных и администраций институтов в инновационном процессе.
Постановление свидетельствует о том, что в сравнительно небольшой стране некоторые чиновники страдают гигантоманией. Всё оно в целом принято без обоснования эффективности содержащихся в нём решений. Целесообразность объявленных образований центров и объединений, реорганизаций институтов нигде никогда публично перед академической общественностью не озвучивалась. Потому что в этих решениях нет государственной целесообразности.

Выводы и некоторые предложения

Проводимые "реформы" – имитация активной, якобы созидательной деятельности. Однако результат этих "реформ" хуже, чем от перестановки слагаемых, при которой сумма не меняется и новое качество не возникает. От таких "реформ", образно говоря, сумма уменьшается, они несут негативные последствия. Организация инновационного процесса, формирование инновационного климата заменяются волевыми необоснованными решениями, антагонистическими инновациям по духу и содержанию. Лишённые целесообразности перестановки приводят к уменьшению сил и средств. Потому что в добавление к существующим создают дополнительные отрицательно действующие факторы: отвлечение кадровых и финансовых ресурсов для обеспечения работы новых, ненужных, а значит бюрократических, структур. А эти структуры к тому же ещё и отнимают массу времени у реально работающих институтов своей "творческой" деятельностью: бессодержательными заседаниями и собиранием ненужных отчётов и справок. В результате и время, и силы, и средства, и мотивация, и рабочее окружение – всё меньше, всё хуже.

"Реформы" проводятся по такому принципу, что, образно говоря, телега ставится впереди лошади. Вместо определения задач и затем создания (если необходимо) структур для их реализации изначально, без обоснования целесообразности формируются некие бюрократические "центры". В действительности, для реализации даже крупных инновационных предложений не обязательно сразу образовывать специальные структуры в форме юридического лица. Чаще всего как раз и не надо. Потому что, во-первых, их создание отнимает много времени и других ресурсов. Во-вторых, после выполнения проекта они стремятся всяческими способами сохраниться, когда уже и актуальных задач у них не остаётся. И сохраняются, и ещё более неэффективно используют немаленькие ресурсы.

Один конкретный пример. Разработка суперкомпьютеров и программного обеспечения для них выполнена очень быстро и без формирования для этого специального "центра". Был определён головной исполнитель и организована кооперация учреждений-исполнителей. Не понадобилось никаких специальных бюрократических надстроек. В большинстве случаев на первом этапе реализации инновационных проектов именно таким образом и надо действовать. А потом, если необходимо, организовывать предприятие для коммерциализации разработки.
Нужны конкретные идеи, проекты, а затем, если необходимо, под них структуры. Отсутствие идей невозможно заменить никакими структурами-"центрами".
 
Только в 2007 году, почти через шесть лет после назначения нового Президиума, наконец, появилась новая программа действий. Не стану здесь анализировать её содержание. Это отдельная конкретная тема. Удивляет название, где звучат слова: “инновационное развитие”, хотя большинство проектов представляют собой развитие лабораторной базы, имеющихся производств, производств по известным технологиям. Например, планируется увеличение стада быков-производителей и улучшение условий их содержания. Хорошие планы. Но где же здесь инновация академического уровня? Изделия подобных инноваций не востребуются на мировом рынке, остаётся постараться, чтобы они нашли спрос на внутреннем.

Отделение аграрных наук (ранее Академия) чётко ориентировано на научное обеспечение сельского хозяйства. Подобную ориентацию на промышленность следует придать той части Отделения физико-технических наук (и возможно других), которая не занимается фундаментальными исследованиями. У них должны быть свои, соответствующие решаемым задачам принципы финансирования. Можно позаимствовать опыт Германии, где имеются различные схемы финансирования Общества Макса Планка (фундаментальные исследования) и Общества Фраунгофера (прикладные исследования).

Почему руководство Академии считает возможным без всякого обоснования целесообразности проводить "реформы", которые могут привести к разрушительным последствиям? Почему в каждом номере газеты "Веды", единственной в стране научной информационно-аналитической газеты, и в ежегодном Отчёте о деятельности Академии помещается несколько фотографий Председателя вместо того, чтобы давать там больше материалов по научно-технической тематике? Зачем в номере, посвященном Международному женскому дню, всю первую страницу занимает портрет Председателя в полный рост? Почему в третьем, юбилейном издании книги "Национальная академия наук Беларуси. Персональный состав", где приводятся сведения о членах Академии за все годы её существования, в нарушение традиции помещена (и притом первой и притом размером в четыре раза больше, чем другие) фотография г-на Мясниковича М.В., хотя он не является членом Академии? Или он самый выдающийся сотрудник Академии за 75 лет её истории?

Такие действия типичны для попыток создания "культика" личности. Их негативное влияние на ситуацию можно существенно ослабить и даже почти полностью исключить, если устранить воздействие других факторов.

Среди этих других факторов – непрофессионализм руководителя Академии. Назначение такого руководителя при определённых обстоятельствах даёт начало "цепной реакции". В результате число некомпетентных руководителей начинает быстро увеличиваться: первый приводит за собой других и т.д. В Академии уже директорами институтов назначаются люди, не являющиеся специалистами в тематике исследований этих институтов или профессионально слабые. Это очень негативно влияет на результативность науки. Но этим негативные последствия не исчерпываются. Такой руководитель, если он не начинает упорно учиться (а некоторые уже не в состоянии), совершенствоваться в сути дела, которое возглавляет, неизбежно скатывается к бюрократическим методам управления наукой. Тогда начинается чиновническая имитация деятельности. Чиновники придумывают некие "новые методы", разъединяют, соединяют, "расцентровывают", сводят в центры и т.п., не считая нужным обосновывать и доказывать целесообразность этих действий.
Бюрократизация, её составляющая – бумаготворчество в Академии приняли грандиозные масштабы. Примеры уже приводились. Количество входящих и исходящих бумаг в институтах при новом руководстве увеличилось примерно в десять раз. Большой ресурс времени эта бумажная карусель отнимает уже и в лабораториях. Академия, в которой в организациях науки и научного обслуживания работает около 10 тысяч человек, ежегодно направляет в органы государственного управления более 5 тысяч документов (без учёта отправляемых институтами). Пять тысяч – это 20-25 бумаг за рабочий день. (Есть, оказывается, область деятельности Академии, где успехи потрясающие).

Все негативы чиновнического непрофессионального управления неизбежно проявляются. Некоторые из них не сразу, через какой-то промежуток времени, потому что коллективы работают и системы консервативны. Часто разрушительные последствия такого управления наносят большой урон обществу и бывают трудно преодолимыми.

Необходимо сделать краткую ремарку. Когда я здесь говорю о чиновниках, то не отождествляю их с госслужащими. Знаю множество государственных служащих, профессионально хорошо подготовленных к исполнению своих должностных обязанностей, они действительно служат государству. Чиновник же, прежде всего, или маскирует свою некомпетентность или преследует некие собственные интересы. При этом его действия часто не ведут вообще или ведут к слабому положительному эффекту, а иногда разрушительны. Чиновник подавляет, нередко в грубой форме, всякую инициативу, попытку проанализировать ситуацию, выделить проблемы и найти пути их решения, потому что при этом становится очевидным его непрофессионализм. От своих ближайших подчинённых он требует неукоснительного подчинения, при любом проявлении ими самостоятельности "ставит их на место". Это приводит к тому, что коллегиальный орган, который он возглавляет, становится несамостоятельным, неким придатком, с которым можно не очень считаться. Расставляет на основные должности послушных ему людей, при этом их профессионализм остаётся второстепенным фактором. Для профессионалов очевидно, что принципиальные вопросы замалчиваются, предлагаемые "реформы" не решают проблем. Поэтому чиновник предпринимает всё возможное, чтобы их мнение не доходило до его начальства или стремится представить это мнение в искажённом виде.

Следующим фактором является безответственность. Пренебрежение обоснованием целесообразности своих действий, неуважительное отношение к сотрудникам Академии были бы невозможны или тщательно скрывались бы, если бы Председатель чувствовал ответственность перед коллективом, если бы его пребывание в занимаемой должности хоть как-то зависело от мнения коллектива. Но ситуация такова, что он полностью выведен из этой зависимости. Потому и позволяет себе действовать по принципу: "что хочу, то и ворочу, до бога высоко, до царя далеко". Безответственность плодит бюрократизм, пренебрежение достоинством и законными правами людей.

Как будто бы остаётся ещё ответственность перед начальством. Но высокому начальству, которое действительно далеко от проблем науки, с помощью приближённых к нему собратьев из сплочённой гильдии чиновников, искушённых "докладчиков", можно долго рисовать благостные и розовые картины успехов собственной деятельности.

Об инновационной деятельности

Судьбы развития экономики Беларуси, переходящей сейчас на мировые цены и в ближайшем будущем на торговлю по правилам ВТО, станут определяться возможностями и темпами перехода на инновационный путь, освоения высоких технологий и наукоёмких производств мирового уровня, интеграции в мировые хозяйственные структуры и экономику.

Академия первой в стране осознала необходимость инновационного пути развития для Беларуси и в конце 90-х годов начала широко пропагандировать такой путь. Власти в начале нового столетия признали инновационную деятельность "основой всех приоритетов" и затем много раз подтверждали этот выбор. К сожалению, приходится констатировать, что правильные заявления не трансформировались в действия и конкретные результаты. По данным ГКНТ в 2007 году "в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве удельный вес накопленной амортизации в первоначальной стоимости машин и оборудования превысил 80%, вдвое обойдя критический показатель". Низкие цены на энергоносители, которыми более десяти лет пользовалась страна, не были использованы для модернизации технологических процессов. Упущена благоприятнейшая возможность технологического обновления.

Поэтому в стране неудовлетворительное положение с производством и продажей высоко технологической продукции. Например, по данным ООН в 2004 году доля высоко технологической продукции в нашем экспорте промышленных товаров составляла только 3% (для сравнения: в Эстонии – 14%, России – 9%, Украине, Литве, Латвии – по 5%). Это свидетельство технологической отсталости экономики, недостаточной инновационной активности наших ведущих промышленных предприятий.

В инновационной деятельности очень значима роль малых инновационных предприятий. Они являются разведчиками на рынке инноваций. Если такое предприятие демонстрирует успех каких-то новых изделий на рынке, то в дальнейшем производством этих изделий и насыщением ими рынка начинают заниматься крупные кампании. Так было с персональными компьютерами. В стране количество малых инновационных предприятий с 1997 года уменьшилось в 2,2 раза, с 600 до 275. Таким образом, малое инновационное предпринимательство не только развито недостаточно, оно фактически "умирает".

Для построения экономики инновационного типа необходимо обеспечить создание и комплексное функционирование ряда определенных условий. Необходимы соответствующие: законодательная база, рыночные отношения, финансовые ресурсы, научно-технический потенциал, кадры, инфраструктура. Не стану подробно останавливаться на рассмотрении каждого из этих условий: они обсуждаются в СМИ.
Системная законодательная база, необходимая для создания благоприятного климата для инновационной деятельности, в стране отсутствует. База к тому же нестабильна. Инвесторов и менеджеров "отпугивает" золотая акция. Можно приводить и другие особенности существующей базы, негативно влияющие на инновационный климат.

До сих пор не осознаётся в должной степени роль рыночных отношений для развития инновационной деятельности. Например, руководитель высокого ранга заявляет, что "высокая степень управляемости экономикой" – одна из "основных предпосылок" ускорения инновационного развития. На самом же деле недостаточная развитость рыночных отношений и избыток так называемых "командных методов" оказывают на него негативное влияние. Сравним для примера один из показателей Беларуси и наших соседей, у которых эти методы применяются в гораздо меньшей степени, чем у нас.

Рассмотрим, как обстоят дела с энергосбережением. По данным ООН в 1998 году на 1 килограмм условного топлива Беларусь производила товаров на сумму в 2,5 доллара (по паритету покупательной способности); Россия – 1,7; Украина – 1,2; Литва – 2,7; Латвия – 3,4; Эстония – 2,5 доллара. В 2003 году на тот же килограмм Беларусь производила товаров на сумму в 2,2 доллара (меньше, чем пять лет назад); Россия – 1,9; Украина – 1,9; Литва – 4,3; Латвия – 5,3; Эстония – 3,4; Польша – 4,6 доллара! Как видим, наши соседи действительно всё экономнее расходуют энергию. А мы всё больше её неэффективно транжирим, несмотря на планы, задания по её сбережению. Ещё один пример приведен в начале этого раздела. Можно приводить и другие примеры.

Советский Союз, обладавший огромными ресурсами, так и не смог создать экономику инновационного типа, хотя тогда много раз и объявлялось о таких намерениях и планировалось развить наукоёмкие производства. Мешала командная система, отсутствие должной мотивации у непосредственных участников инновационного процесса. Наша система управления очень похожа на советскую систему и будет служить препятствием для развития инноваций. Только взвешенное сочетание грамотного и эффективного государственного регулирования и частной инициативы, частного предпринимательства, обеспечивающего мотивацию и нужную степень заинтересованности в результатах, позволит "запустить" инновационный процесс. Не стану приводить конкретные примеры, подтверждающие этот тезис, хотя они и очень показательны.

Внутренний белорусский рынок наукоёмких инновационных изделий, на разработку и освоение производства которых требуются немалые средства, сравнительно небольшой. Поэтому развитие инновационной экономики непременно предполагает и требует выхода инновационных товаров на мировой рынок и интеграции страны в мировую экономику. А для этого понадобятся и определённая законодательная база, приемлемая для партнёров, и доверие партнёров, и, не надо закрывать на это глаза, увеличение доли частной собственности, изменение системы управления, действующей сегодня в стране. Если эти перемены в стране не состоятся, то не состоится и переход на инновационный путь развития.

Переход на рыночные цены на энергоносители вынудил правительство приступить к разработке программы инновационного развития. Действительно, это тот путь, по которому должна следовать страна. Чтобы успешно начать движение по этому пути, следует создать необходимые условия. Если такие условия не будут созданы, то инновационная программа останется программой замещения импорта. Одно из условий – эффективное использование и развитие научного потенциала. Очень значимая роль науки в развитии страны стимулировала меня выполнить приведенный здесь обзор состояния и проблем научной сферы.


по материалам сайта www.voitovich.com

назад

Материалы из архива

7.2008 Кто стоит у руля американского «ядерного ренессанса»

Справка редакции сайта www.proatom.ruСамуэль Р. Бодман, министр энергетики США31 января 2005 года Сенат США единогласно избрал Самуэля Райта Бодмана на должность министра энергетики США. Бюджет министерства энергетики США  превышает 23 миллиарда долларов, а на подведомственных ему предприятиях работает более 100 тысяч человек. В  2006 г. Бодман объявил о программе господдержки проектов по строительству новых атомных электростанций в стране.

4.2006 Новости корпорации «ТВЭЛ»

Болгарские журналисты посетили «МСЗ» и Росатом 10 апреля делегация представителей СМИ Болгарии посетила «Машиностроительный завод» в Электростали. Журналисты осмотрели цеха по производству твэлов и изготовлению топливного порошка, а также встретились с директором завода О.В. Крюковым. Затем в Москве, в здании Федерального агентства по атомной энергии (Росатома) для них был проведен брифинг.

6.2009 Как сокращали морские стратегические ядерные силы

В.В.Мурко, инженер-кораблестроитель, директор судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске (1972-1983 гг.), президент ОАО «Морское кораблестроение» (1993-2004 гг.)28 ноября 1988 г. ЦК КПСС и СМ СССР издали Постановление «О развитии морских стратегических ядерных сил», в котором предписывалось к началу XII пятилетки завершить разработку комплекса Д-19УТТХ и осуществить перевооружение ТРПК СН проекта 941.