Атомная синергетика Дальнего Востока

Виталий Корепанов, ВШБ МГУ, Химфак МГУ

Атомная отрасль способна эффективно решать первостепенные геостратегические задачи России на Дальнем Востоке – развитие инфраструктуры и интеграцию со странами АТР. А ее конкретные проекты обеспечивают синергетический эффект от реализации важнейших стратегических инициатив современной России.


Атомная программа на Дальнем Востоке насчитывает 20-летнюю историю.
История эта началась в 1987 году, когда ЦК КПСС принял решение о сооружении Дальневосточной и Приморской АЭС [1]. Идея интеграции Дальнего Востока в АТР, популярная ныне, была не чужда и Советскому Союзу. Новая АЭС должна была обеспечить регион дешевой электроэнергией, а ее избыток предполагалось продаватьзарубежным соседям.

Но этому проекту не повезло. Испуганное Чернобылем население встретило идею сооружения АЭС в штыки. Начались митинги, сборы подписей. Против высказалось более 90% жителей.

Атомный ренессанс сделал старые планы реальными. Возросшее доверие к мирному атому, а также высокие цены на электроэнергию ослабили сопротивление социума. Свою роль сыграли и интересы крупной промышленности. В апреле 2007 года был подписан меморандум о намерениях между Росатомом и Русалом [2]. Соглашение предусматривает сооружение на Дальнем Востоке комплекса АЭС + алюминиевый завод.

В настоящее время прорабатывается технико-экономическое обоснование проекта, определяющее параметры АЭС и завода (оно должно быть готово до конца года).
Это энерго-металлургическое объединение должно сыграть важнейшую роль в экономике региона. Основная его ценность заключается в кластерной структуре.

Эффективная интеграция производительных сил и объектов инфраструктуры позволяет
добиться синергетического эффекта от реализации проекта. Алюминиевый завод получает дешевую электроэнергию, снижаются тарифы для населения, развивается транспортная инфраструктура, становится выгодным сооружение объектов перерабатывающей промышленности. Заодно решается задача интеграции Дальнего Востока в АТР (одна из базовых идей новой ФЦП по развитию региона, принятой 2 августа). Совместное сооружение комплекса позволяет снизить риски и получить политическую поддержку.

Сооружение АЭС (а не ГЭС или ТЭС) минимизирует воздействие на экологию.

Стоит  добавить, что, согласно транспортной теореме, бизнес идет за инфраструктурой, а не наоборот. И приморский кластер – это как раз тот случай, когда регион становится более привлекательным для инвестиций.

Проект, действительно уникальный. Но первого шага мало. Новая атомная программа
грамма, разворачивающаяся с конца 2005 года, представляет собой крупнейший индустриальный проект современной России. В настоящее время акцент делается на решение проблемы энергодефицита – размещение новых энергоблоков. В то же время радиационное наследие, оставшееся от советской атомной программы, является одним из наиболее болезненных  вопросов современной программы. Системное решение вопросов обращения с облученным ядерным топливом (ОЯТ) и радиоактивными отходами (РАО) предполагается после 2016 года [3]. В настоящее время принимаются пассивные краткосрочные меры для разгрузки заполненных приреакторных хранилищ ОЯТ: расширяются существующие и сооружаются новые хранилища. Это мера позволяет ненадолго  отсрочить потребность в промышленных объектах ядерного топливного цикла (ЯТЦ).

Первого шага мало. Так написал зам. Директора Центра политических исследований России Антон Хлопков о сооружении международного центра по обогащению урана (МЦОУ) в Ангарске. Параллельно с центром по обогащению урана надо начинать строить центр по обращению с отработавшим ядерным топливом [4].

Советский Союз прекрасно осознавал потребность в таком объекте. В 1984 году было начато сооружение завода РТ-2 под Красноярском проектной мощностью 1500 т урана в год (для сравнения: мощность завода РТ-1 на «Маяке» составляет 400 тонн). В 1990 году строительство было остановлено. Среди причин называют перестройку, изменение законодательства и устаревание технологий [5]. Безусловно, свою роль сыграл и Чернобыль. В настоящее время в ГХК продолжаются научно-исследовательские работы над технологией переработки ОЯТ. Сооружение пилотной установки (на которой предполагается оптимизировать разрабатываемые технологии) планируется не раньше 2016 года (финансирование этих работ является одним из пунктов еще не утвержденной ФЦП по ядерной и радиационной безопасности [6]). Полноценный завод по переработке ОЯТ будет введен в эксплуатацию после 2020 года [7].

Между тем с наступлением атомного ренессанса потребность в переработке ОЯТ возрастает во всем мире. Более 30 стран заявили о планах сооружения новых атомных энергоблоков на своей территории. А выгружаемое ОЯТ большинства реакторов в настоящее время помещается в долговременные хранилища и ожидает переработки.

Стратегическим шагом России в этой ситуации могло бы стать сооружение комплекса по переработке ОЯТ и захоронению РАО на территории Дальнего Востока совместно с Японией.


Почему совместно с Японией?
• Япония имеет развитую ядерную программу с большим парком легководных реакторов;
• В последнее время налаживается двустороннее сотрудничество между Россией и Японией в атомной сфере сотрудничество (межправительственное соглашение должно быть подписано до конца 2007 года [8]);
• Япония заявляла о своем интересе к многосторонним подходам в мировом ЯТЦ;
• Япония будет испытывать дефицит перерабатывающих мощностей даже после полномасштабного ввода в эксплуатацию завода Rokkasho [9];
• Япония, как и Россия, имеет богатый опыт эксплуатации аналогичных заводов.

Почему на Дальнем Востоке?
• не густонаселенный регион: возможность выбора площадки; проект не должен встретить сильного сопротивления общественности;
• возможность достижения синергетического эффекта при реализации ФЦП по развитию Дальнего Востока и ФЦП по ядерной и радиационной безопасности;
• близость к Японии;
• близость к потенциальным рынкам – Китаю, Южной Корее, Индии, Казахстану, США.

Технологии, использующиеся на заводе Rokkashe в Японии, по сути являются французскими разработками (завод UP-3 во Франции). В свое время Япония импортировала не только реакторные концепции, но и технологии ЯТЦ. Главным аргументом при решении приобрести французскую технологию было отсутствие необходимости проводить длительные дорогостоящие исследования при наличии на рынке коммерчески доступной технологии [10]. Несмотря на то, что в Японии ведутся отечественные разработки соответствующих технологий, они находятся на далеких от коммерциализации стадиях. Кроме того, на Японию наложены серьезные ограничения, касающиеся экспорта технологий обогащения урана и переработки ОЯТ [9].

Поэтому в том, что касается технологического процесса для международного центра по переработке ОЯТ, есть смысл импортировать его из Франции. У нас есть опыт аналогичного партнерства – недавно созданное СП Атомэнергомаш + Alstom, в котором Россия предоставила площадку и инфраструктуру, а Франция – турбинную технологию. И это сотрудничество обещает быть взаимовыгодным.

Достаточно острыми вопросами при реализации этого проекта будут общественное мнение, безопасность и национальные интересы.

1) Вопрос ввоза ОЯТ сильно политизирован. Ряд политиков до сих пор пытается зарабатывать очки на протестах против атомной программы (к счастью, без особого успеха). Основными факторами, определяющими протесты против ввоза зарубежного ОЯТ, являются жадность и страх. Жадность, не позволяющая делиться своими возможностями, и страх перед радиацией. Но вопросы безопасности решаются сравнительно просто, а жадность не имеет под собой здоровых рациональных оснований. К тому же страхи перед атомной энергетикой сильно преувеличены. История человечества показывает, что, например, угольная энергетика гораздо опаснее [11].

2) Безопасность объекта, создаваемого в таком партнерстве, будет обеспечена участием Японии (как известно, очень серьезно относящейся к вопросам радиационной безопасности). Кроме того, объект должен находиться под контролем МАГАТЭ, что служит дополнительной гарантией надежности и безопасности.

3) Едва ли национальные интересы могут пострадать от такого партнерства. Сооружение комплекса по переработке ОЯТ не помешает России параллельно разрабатывать собственные технологии (точно так же, как это не помешает Японии). Наоборот, у России есть возможность отказаться от технологического национализма и инициировать многосторонний международный проект. Стоит упомянуть, что США, собирающиеся в обозримом будущем построить завод по переработке ОЯТ на своей территории, рассматривают технологии группы AREVA как один из наиболее перспективных вариантов. Что касается институционального базиса возможного международного центра, то его создание предусмотрено инициативой Президента России Владимира Путина по мирному использованию атомной энергии, выдвинутой 25 января на саммите ЕврАзЭс. В рамках этой инициативы уже создан международный центр по обогащению урана в Ангарске. МЦОУ – это совместное предприятие России и Казахстана (сейчас обсуждается присоединение Украины, Армении, Узбекистана и других стран). Центр по переработке ОЯТ сооружать необходимо, и чем раньше, тем лучше. Если мы будем откладывать проект, то упустим перспективный международный рынок (во Франции и США также существует понимание необходимости ввода перерабатывающих мощностей, и наши конкуренты не сидят сложа руки). Кроме того, ткладывание радиационного наследия в долгий ящик приведет только к усугублению проблем. В итоге нам все равно придется решать их потом, но в большем объеме и с большими потерями.


Международный центр по переработке ОЯТ позволит на качественно высоком уровне решать задачу интеграции Дальнего Востока в АТР: Россия будет участвовать в создании высокотехнологичной продукции, а не выступать в качестве сырьевого придатка. К проекту могут быть привлечены Казахстан, Китай, Южная Корея, Индия.

Международный статус, импортные технологии и контроль МАГАТЭ обеспечат доверие и политическую поддержку  проекта, без которых сооружение центра будет практически невозможным.


В конце концов, кто как не Россия возьмет на себя ответственность за наше советское и постсоветское радиационное наследство? Есть смысл делать это сейчас. Вместе с МАГАТЭ и японскими коллегами.

Цитированные источники:
[1]. Международный Социально-экологический союз, 26 апреля 2002, Чернобыль на Дальнем Востоке? http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info/865.htm

[2]. Nuclear.ru, 09.04.2007, Росатом и РУСАЛ договорились о реализации совместного проекта на Дальнем Востоке, http://www.nuclear.ru/news/full.html?id=6894

[3]. IranAtom.ru, 12.04.2006, Анна Белова о стратегии развития российского атома,
http://iranatom.ru/news/aeoi/year06/april/belova.htm

[4]. Хлопков А. Первого шага мало // Параллельно с центром по обогащению урана надо начинать строить центр по обращению с отработанным ядерным топливом //Мировая Энергетика - 2007. - V. 6. - N. 42. - P. 90.

[5]. Nuclear.ru, 05.06.2007, Росатом не принимал решения о строительстве национального хранилища твердых РАО, http://www.nuclear.ru/news/full.html?id=7308

[6]. Росатом, 13.04.2007, Заместитель руководителя Росатома А.Б.Малышев о Федеральной целевой программе (ФЦП) по ядерной и радиационной безопасности (ЯРБ) и о работах по обеспечению ЯРБ в Мурманской области,
http://www.asubmarine.ru/News/Main/view?id=20225&idChannel=105.

[7]. Nuclear.ru, 14.02.2007, П. Гаврилов: Строительство завода по переработке ОЯТ на ГХК завершится не ранее 2020 года, http://www.nuclear.ru/news/full.html?id=6518

[8]. Nuclear.ru, 10.04.2007, С. Кириенко: Соглашения с Японией и США могут быть подписаны до конца нынешнего года, http://www.nuclear.ru/news/full.html?id=6909

[9]. Ministry of Economics, Trade and Industry, Nuclear Energy Policy Planning Division, December 2006, The Challenges and Directions for Nuclear Energy Policy in Japan,
http://www.enecho.meti.go.jp/english/report/rikkoku.pdf

[10]. Pickett S.E. Japan's nuclear energy policy: from firm commitment to difficult dilemma addressing growing stocks of plutonium, program delays, domestic opposition and international pressure // Energy Policy - 2002. - V. 30. - N. 15. - P. 1337-1355.

[11]. Переслегин С.Б. Мифы Чернобыля - Москва: Яуза, Эксмо, 2006.

назад

Материалы из архива

8.2007 Ядерная энергетика в космосе

Юрий Зайцев, действительный академический советник Академии инженерных наук В системах энергоснабжения космических аппаратов сегодня преобладает солнечная энергетика. Вместе с тем, несмотря на то, что КПД солнечных элементов за последнее время значительно вырос, они фактически достигли пределов своего технического развития и могут оставаться главным источником электроэнергии только на околоземных орбитах и то лишь при определенных ограничениях ее потребления бортовой спутниковой аппаратурой.

5.2009 Система АЭС малой мощности как фактор национальной безопасности России

Т.Д.Щепетина, к.т.н., нач. лаб. ИЯР РНЦ «Курчатовский институт» Но никогда ИМ не увидеть НАС      Прикованными к веслам на галерах!В.Высоцкий, «Еще не вечер»Концепция национальной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности… в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах.

12.2007 Колонка редактора: "Инновационная среда"

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» Как назойливые мухи зреют в массах национальные идеи, жужжат и мешают покою власти. Когда терпение наконец-то кончается, власть объявляет идею федеральной, приобщает к списку  предвыборных мероприятий и реализует на практике.