«Время утекает сквозь пальцы опущенных рук»*

ابو مصعب الزرقاوي  (Абу Мусаб Заркави)

Попытаюсь построить своё изложение в форме дискуссии с тезисами статьи директора – генерального конструктора ФГУП «ОКБМ» В. И. Костина «Нелёгкий выбор». Может быть мои предложения и обозначат те средства ориентированности «на успех», которые неприемлемы… Для начала предлагаю задуматься: «успеха» в чём? Успеха в реализации того или иного проекта, успеха в получении финансирования, успеха в развитии науки, инновациях или успеха в чем-то другом?


Вообще-то, не хотелось вставать на защиту технологии ТЖМТ (не потому, что она плоха, а потому что на доводы автора статьи имеются контрдоводы разработчиков этих технологий, причём их принципиальная часть была в свое время  признана ОКБМ как разумная по сути и подходу. У БРЕСТ-ОД-300 была проведена госэкспертиза (руководил ею в то время и. о. директора ОКБМ В. И. Костин), имеется её заключение, для объективности не мешало бы привести и её аргументы. Проект «СВБР» не претендует пока на роль в «крупномасштабной ЯЭ» на быстрых реакторах, как БРЕСТ и БН. Мне кажется разумным, коснуться технологии БРЕСТ, как основного представителя ТМЖТ-реакторов и претендующего наряду с БН-реакторами на роль «крупномасшатбных» в энергетике. Сразу хочется отметить, что нельзя пользоваться собственными (не от разработчиков) экономическими данными об эффективности проекта БРЕСТ и не приводить показателей по достоверности экономических оценок собственного проекта, хотя бы. Не стоит упоминать, что они, всё же, от заинтересованной стороны.

Можно обратиться к материалам экспертизы РУ БН-800, которую проводила Комиссия АН СССР в 1993 г. Руководил тогда этой комиссией академик В.И. Субботин. Экспертизой БРЕСТа руководил ОКБМ, но не будем об этом. Замечу, кстати, что для пользы дела выбирать эксперта, не связанного «кровными узами» – это нормально. Предлагаю каждому самостоятельно сделать выводы.

Обратимся к основным моментам заключения экспертизы БН-800 (Главный конструктор Митенков Ф. М., ОКБМ):
«1. … Комиссия АН СССР рассматривает строительство Южно-Уральской АЭС вблизи площадки комбината «Маяк» как важный этап в организации в СССР замкнутого топливного цикла…
2. Комиссия АН СССР считает необходимым строительство… и поддерживает предложение об эксплуатации … БН-800 в бридерном режиме на плутонии.

3. … Эксперты подтвердили … возможность исключения образования «пустотного эффекта»… Эти работы должным быть обязательно выполнены на стадии рабочего проектирования…
4. … проведённые исследования показали принципиальную возможность образования вторичной критмассы при расплавлении активной зоны. Комиссия АН СССР принимает предложения Генерального конструктора, представленные в процессе экспертизы, о конструировании поддона (ловушки).
5. … Конструкторские разработки не затрагивают общих компоновочных решений ядерного энергоблока и не препятствуют реализации проекта…
6. Комиссия АН СССР отмечает недостаточное внимание ФЭИ, обязанного сопровождать конструирование …

ЗАМЕЧАНИЯ ПО ОБОСНОВАНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ
1. … проанализировать гипотетическую аварию с расплавлением АЗ.
            Инициация такой аварии возможна при быстром вскипании Na при его перегреве в случае потери циркуляции и в случае достаточного масштабного взаимодействия UO2-Na при разрушении оболочек твэлов. Дальнейшие перемещения материалов АЗ …, в том числе при паровом взрыве, может привести к повторной критичности в АЗ и т. д.
2. Том по безопасности должен быть снабжён вероятностным анализом безопасности и риска для персонала станции и населения, с учётом ошибок персонала, последовательностей отказов …

3. Необходимо обосновать возможность строительства реактора без оболочки.»

Несмотря на довольно серьёзные конструктивные упущения, выводы очень благожелательные. Мне кажется, что в заключениях по экспертизе БРЕСТ-ОД-300 не хватает именно объективной благожелательности. Причины как всегда очень «сложны». Знаковым является заключение эксперта Митенкова Ф. М., который фактически (такое впечатление сложилось у меня) отстранился от проведения технической экспертизы и решил, что материалами проекта можно пренебречь и исключить из анализа по существу, а достаточно завить, что всё плохо и порочно.

Результат такого действия часто может повлечь следующее: существенная часть других людей (даже специалистов!) начинает оценивать не сами знания о предмете, а их оценку и мнение о нём источника. Чем больше доверия заслуживает источник в глазах таких людей, тем больше ему веры. Вы чувствуете разницу в подходах? Учтём еще, что даже в ядерной отрасли специалистов по ЖМТ существенно меньше, чем по ВВЭРам, а среди специалистов по ЖМТ хорошо разбирающихся в ТЖМТ-технологии не так уж много. Стоит принять во внимание и то, что известные люди несут ответственность за финансирование организаций, в руководстве которых они стоят или стояли (а это люди, коллективы, их научные амбиции и т. д.), это и большой трудовой путь в определённого вида технологии, чувства и вера, возникшие к этому. Я также не исключаю, что в их мнении может быть и много правильного, но это не доказано, часто их мнение содержит результат замыкания многих логических цепочек (и не только своих), которые не имеют никакого отношения к оценке предпочтительности того или иного вида реакторной технологии.

На пользу ли стране такая позиция? Выводы на уровне «плохая конструкция узла или незакончены исследования – весь реактор БРЕСТ неработоспособен, а технология ТМЖТ не имеет права на существование» имеются у очень существенной части экспертов, на которых, как мне кажется, мог легко повлиять ОКБМ. Не считаю, что тут имеется обида на ОКБМ, не в этом дело, даже самая неконструктивная экспертиза полезна (потому что фактически это совместная работа предприятий отрасли, хоть и в таком виде, совместный поиск лучшего; кооперация «конкурирующих» предприятий в инновационной деятельности конструктивна и даёт хороший результат, что редко в рутинном производстве). Незаконченность исследований, упущения в некоторых конструктивных моментах ещё не повод к таким выводам, что, собственно, отражено в «Протоколе совещаний по обсуждению замечаний ОКБМ по материалам технического проекта АЭС с РУ БРЕСТ-ОД-300 и подготовленных на них ответов разработчиками проекта» и с чем частично согласились ОКБМ.

Теперь очень кратко рассмотрим (без претензий на серьезный анализ) основные тезисы статьи.

1. «Основные фавориты»

1.1. Нужны реакторы-размножители. ­‑ Конечно. И реакторы с любым из известных перспективных теплоносителей (Na, Pb-Bi, Pu) ими являются, предъявите только требования. Можно ли сделать БРЕСТ с КВ>1? – Да, принципиальных проблем нет. Нужно ли это? – Зависит от темпов роста потребления топлива. Имеются ли высоко достоверные прогнозы по росту потребления топлива, которые требуют реакторов с КВ>1 или с КВ около 1? – Думаю, их нет. Но в переходном периоде к большому росту в потреблении энергии (а это не 1-2 года, а десятилетия) вполне могут эффективно работать и те, и другие (причём реакторы с КВ около 1 предпочтительнее, на мой взгляд). Реальные сроки формирования крупномасштабной атомной энергетики с преимущественной долей быстрых реакторов в России более чем не определены, но это далеко не 2030 – 2050 г. г., (и не думаю, что в мире они принципиально другие).

Сроки создания в России даже одной РУ с реактором на быстрых нейтронах на сегодняшний день исчисляются десятилетиями. Добавьте сюда промышленный спад, выход из которого только намечается, время на восстановление промышленности, инерционность экономики и пр. Раньше 2050 г. только приступить к реализации широкомасштабной быстрой технологии, к сожалению, не придётся.

Но в этом есть и некоторая польза ‑ есть время отработать технологии на ТЖМТ и Na для крупномасштабной атомной энергетики; выяснить с высокой достоверностью экономические, технические вопросы; улучшить, модернизировать, т. е. определиться со стратегией не на бумаге, а занимаясь реальным делом, загружая предприятия и развивая их именно высокотехнологичной инновационной деятельностью и воспитывая на этом кадры, а не только работой над морально устаревшими реакторами. И это не будут выброшенные деньги. Если эти работы по постройке того же БРЕСТ-ОД-300 переносить на 2015 – 2025 гг., то это заведомо проигрышное решение, поскольку в стратегическом плане не оставит никаких возможностей для манёвра, это заведомая обречённость. Это не значит, что БН-800 плох, это не значит, что Na-технология плоха, это значит, что по ней есть хоть какая-то определённость (но явно и она принципиально недостаточна относительно принятия решения о её перспективности как крупномасштабной, см. также назначение БН-800) относительно того, что от неё ждать. О технологии на свинце мы не можем сказать даже этого. Практика решений в инновационной деятельности показывает, что в подавляющем большинстве случаев в такой ситуации принимается не самое лучшее решение – из-за отсутствия разнообразия при выборе и отсутствия возможности оценить варианты на едином (хотя бы близком) уровне.

Na-технологию осваивали первой, надо сказать, она выглядела на то время для того уровня развития техники ещё более неизвестной, невостребованной и опасной, чем ТЖМТ. Были и аварии, давайте не будем их прятать: проблемы с ПГ.
Na-технологию освоили в определённой степени, выявили принципиальные недостатки АЭС, и это было правильное решение. На тот момент других достойных вариантов не было. Но это не означает, что это будет справедливо всегда, даже на сегодняшнем уровне развития техники, и что совокупный ущерб от ошибочного решения (какой быть крупномасштабной АЭ) будет меньше, чем от других ЖМТ.

Каков был уровень затрат (только реально рассчитанный)? Приведу данные Митенкова Ф. М.: на БН-технологию было потрачено 12 млрд. долл. США (всего БН-технология давала максимум 950 МВт). И не факт, что аналогия будет такая же для ТЖМТ даже на начальном этапе (это требует углублённого анализа). Это не означает, что эту технологию не надо улучшать и актуально (с постройкой БН-800) над ней работать, иначе мы «омертвим» знания, утратим лидирующее положение в этом, не сможем развить крупномасштабную АЭ на этом типе реакторов, если они действительно окажутся лучшими. Как и не означает, что не надо вести поиск возможно лучшей ЖМТ-технологии, причём опять же актуально и прямо сейчас! Все затраты на инновации окупятся в дальнейшем за счёт «серийного» быстрого реактора действительно обосновано лучшего типа и конструкции.

Это требует серьёзного системного анализа, почему же автор предпочитает его не приводить? Где экспертная оценка этих анализов?

«Ввод в эксплуатацию строящегося энергоблока БН-800 с демонстрацией более высокого уровня безопасности и замкнутого топливного цикла позволит подготовиться к серийному строительству коммерческих реакторов на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем». Особенно интересно про замкнутый топливный цикл… Кто или что помешало его замкнуть на БН-600, что нового в переработке-производстве топлива из ОЯТ появилось сейчас у БН-800, где конкретно собираются производить MOX-топливо, перерабатывать ОЯТ с последующим рециклированием топлива?

Простите, а издержки на создание этих заводов (конечно с учётом их загруженности от БН-800) включены в себестоимость кВт×ч на БН-800, в капзатраты? Или по-французски сделаем (и это не значит плохо, просто надо честно и понятно об этом говорить!)? А на каком топливе БН-800 будет пускаться?
1.2. Вторая часть является декларацией.

2. «Почему судовые технологии»

Именно на вопрос «Почему?» ответа и внятных обоснований нет.
На мой взгляд, строительство ПАТЭС в Северодвинске не обосновано с экономической точки зрения. Общественность опять умышленно вводят в заблуждение. Выясняется, что капзатраты 5000 $/кВт скорее всего занижены на 40% для одной ПАТЭС (как «несерийной»). И нет уверенности, что и эта цифра не увеличится ещё на 30-40% (исходя из опыта предполагаемых и реальных затрат на строительство ТЭЦ) и более.

Сравнение для аналога (стационарного и плавучего) на сжиженном природном газе (СПГ) не проведены в той степени, когда можно делать выводы о предпочтительности технологии в определённый временной период (как минимум до 2050 г.). Не учтено, что танкеры для СПГ подешевели более чем на 40%, и имеется тенденция уменьшения стоимости СПГ, определяющаяся транспортировкой, дегазацией СПГ и хранением, т. е. полной технологией до потребителя. Непонятно как учитывали в стоимости утилизацию, стоимость топлива 40%-го обогащения (или уменьшенного до 20%, есть утверждённый проект или нет?), включали ли в стоимость обязательные периодические доковые ремонты плавсредства, учитывали издержки на армейскую охрану (особенно при экспорте за рубеж энергии с ПАТЭС), какими аттестованными расчётными кодами обосновывали безопасность. И зачем надо умышленно вводить в заблуждение людей, рассказывая про фьючерсные контракты госпредприятия с госпредприятием? Ведь в любом случае в такой ситуации ущерб оплачивает налогоплательщик.

Единственный весомый аргумент, что эта технология потребуется в будущем и её надо развивать уже сейчас, поскольку только так убыточность инновационной технологии на начальном этапе окупается большими прибылями в будущем. И это, на мой взгляд, главный аргумент, что строить одну ПАТЭС обязательно надо…

Материал по ВК-300 приведён для упоминания, а не для сути и раскрытия темы.

3. «Вне конкуренции»;
См. п. 1, 2. Не вижу связи с основной темой статьи, это отдельная тема…

4. «Тяжёлая» технологическая платформа

4.1. Перед тем как утверждать про солидный опыт по ТЖМТ автору стоило бы привести результат оценки связи этого опыта с энергетическими установками с ТЖМТ и учесть «размер» этого опыта при работе этих установок на 100% мощности. «Выполненный в ОКБМ анализ показывает, что РУ с тяжелым; теплоносителем по составу и количеству систем безопасности практически не отличается от РУ БН-800 и ВВЭР-1000».

Необходимо привести убедительные доказательства этого (системы пожаротушения Na, например, ликвидирован уже? Промконтур тоже (а это именно система безопасности по сути? Можно перечислять ещё). Нужно показать, что удельная стоимость систем безопасности БН-800 равна или меньше стоимости в СВБР или БРЕСТ.

Проблема проектов с ТЖМТ - наличие ПГ в первом контуре заявлена законно. Если гипотетически положить, что все трубки ПГ разом гильотинно разгерметизируются, то это будет тяжёлая запроектная авария. Безусловно, стоит рассмотреть её течение и возможность ею управлять, даже если вероятность такого события будет чрезвычайно низкой. Но критика автора статьи, на мой взгляд, в другом. Суть вопроса: при разгерметизации ПГ в 1-ом контуре возможен выход газовой смеси, находящейся над уровнем свинца, и пара, прошедшего через активированный теплоноситель, при этом уровень активности, определяемый Po, I, Cs будет выше, чем при нормальных условиях эксплуатации. Возможно ли решение этой задачи технически без промконтура на ЖМТ? Можно понизить параметры 2-го контура. Можно улучшить 2-ой контур (в т. ч. по количеству воды, поставить общий дроссель на ПГ, уменьшающий расход воды через него при аварии, наконец, реализовать промконтур на воде с минимальным количеством воды). Можно изменить конструкцию ПГ, повысить его надёжность, обосновать, что массовая разгерметизация трубок ПГ имеет очень низкую вероятность. Можно удалять газовую смесь из реактора (именно она основной источник активности, пар из ПГ выносит мало активности), выдерживать (Po из газовой смеси легко улавливается после прохождения через неё пара), его поступление в окружающую среду значительно сокращается. Т. е. это решаемые в принципе вопросы, и они ни коим образом не порочат технологию ТЖМТ, а наоборот, показывают реальные направления улучшения проекта. Вряд ли автор статьи считает эту проблему нерешаемой. И опять же этот вопрос был известен, но недостаточно проработан именно из-за незаконченности экспериментальных исследований по выходу Po, I, Cs.

Требуется провести более объективное сравнение существующих проектов и технической решаемости встающих вопросов. И, что интересно, к похожему заключению пришла группа по обсуждению замечаний по экспертизе: «…4. После получения по программам НИОКР экспериментальных данных по переносу продуктов деления и Po-210 в системе 1-го контура необходимо выполнить расчёты радиационных последствий для всего спектра аварий…» (отражено в «Протоколе совещаний по обсуждению замечаний ОКБМ по материалам технического проекта АЭС с РУ БРЕСТ-ОД-300 и подготовленных на них ответов разработчиками проекта», гл. «Радиационная безопасность и защита», утверждающая подпись в т. ч. и. о. директора ОКБМ В. И. Костина)

4.2. При приведении последствий любых аварий требуется провести сравнение с аналогичными авариями на БН, СВБР и БРЕСТ, а потом делиться выводами с читателям.
Можно рассмотреть гипотетическую аварию при открытой крышке реактора на БН-800 и рассмотреть последствия. На первый взгляд (возможно, я ошибаюсь) последствия такой тяжёлой запроектной аварии выглядят намного более опасными, чем у реакторов на ТЖМТ (ядовитые и радиоактивные аэрозоли Na, того же Cs, I только в количествах намного превышающих по активности аналогичную аварию на реакторе с ТМЖТ). Действительно этому вопросу следует уделить больше внимания в проекте, ведь в техническом проекте БН-800 на это получили серьёзное замечание. Было бы объективнее опять же сравнить аналогичные процессы на всех типах перспективных РУ с ТЖМТ и сделать принципиальные выводы о техническом решении вопроса, хотя бы экспертно, это более конструктивно, не технология представляет ценность сама по себе в энергетике, а долгосрочное решение проблемы обеспечения энергией с минимальным воздействием на окружающую среду.

5. «Считайте, господа»

5.1. Первый абзац – комментарии см. п.п. 1.1.
Собственно, СВБР решает несколько другие задачи, чем реакторы для крупномасштабной энергетики, поэтому подход должен быть другим. С позиции предлагаемого автором статьи подхода к СВБР ПАТЭС не имеет право на существование в ближайшие 50 лет.

5.2. Описанные в статье аварии не выглядят убедительными доводами порочности технологии с ТЖМТ, а приведены скорее для создания картины удручающего мистического рока невозможности использования ТЖМТ в энергетических установках. Надо заметить, что технология ТЖМТ на АПЛ и на энергетических установках, несмотря на их внешнюю схожесть (водородно-водяная очистка контура от коллоидных и пр. оксидов свинца, которые могли образоваться при несоблюдении проектного режима работы с ТЖМТ, что опасно ухудшенным теплообменом; само поддержание проектного диапазона активности (концентрации) кислорода в контуре – для обеспечения непревышения проектной коррозии), всё же существенно отличается от условий АПЛ. Это не означает, что аварии невозможны (они возможны и при Na-теплоносителе), а это значит, что нельзя обобщать аварии на АПЛ и энергетических установка (нет полного «моделирования» условий). Этот вопрос обсуждался многочисленно специалистами, в т. ч. в ФЭИ, технологи ТЖМТ (и не только) высказали на этот счёт похожее мнение. Однако, следует заметить, что это мнение не поддержал, например, г-н Поплавский В. М., вопросы объёма финансирования по проектам столкнулись с вопросами научной этики, справедливости и объективности, выбор был сделан в пользу финансирования от Na-направления (как наиболее реальному с точки зрения получения финансирования от Росатома, ОКБМ и, соответственно, участию в этих работах), предпочитая финансирование ЛЮБЫМ путём. Я привожу лишь своё мнение на этот счёт. В последние годы такое новообразование в мозгах стало шокирующим, и поразило огромное количество кадров не только отрасли, а по возрастному составу очень значимую часть: молодые кадры, кадры с большим и средним опытом. Из-за наличия этой патологии мы пытаемся добраться не до «одухотворённой» конструкции, а действуем через человеконенавистническую теорию г-на Маркса – через «классовую» вражду достигаем финансирования, гнушаемся совместными работами из-за амбиций и во вред стране, добиваемся цели и не заботимся о её (и своём) достоинстве, обосновании этого достоинства, мотивируя это тем, что высшее руководство ещё более «больное», и по-другому нельзя.

5.3. Автор указывает на проблемы в реакторе типа БРЕСТ. Бегло попробую, в меру своих знаний, прокомментировать их, лишь ассоциативно затрагивая вопросы:
5.3.1. – 5.3.2. Поддержание уровня кислорода на требуемом уровне: это не «проблема» в той смысловой окраске, какую пытался внушить автор статьи (порочная и невозможная технология). Это важная задача, которая имеет техническое решение. Основная цель технологии теплоносителя – обеспечение коррозионной стойкости сталей в свинце, которая зависит от защитных свойств оксидных плёнок на сталях. Na-технология отличается: сталь без них и низкая скорость коррозии обеспечивается минимизацией концентрации в первую очередь кислорода, повышенная концентрация которого вызывает резкое увеличение скорости коррозии. Для решения этого имеются холодные и горячие ловушки, которые активным образом позволяют снизить концентрацию кислорода до проектных значений. В воде принцип похож, требуется обеспечить целостность коррозионных плёнок, но механизм коррозии более сложен за счёт добавления механизма электрохимической коррозии, причем способы поддержания проектной скорости коррозии давно отработаны, хотя и они далеко непросты. Основной способ технологии ТМЖТ-теплоносителя – поддержать концентрацию (активность) кислорода в определённом диапазоне во всём объёме свинца 1-го контура, находящегося в неизотермических условиях, при которой обеспечивается поддержание защитных свойств оксидных плёнок на сталях. При приближении к нижней границе проектного диапазона массообменные аппараты с PbO2 обеспечивают наличие кислорода в контуре, что присутствует в проекте БРЕСТ, разрабатываются режимы работы с теплоносителем, приведены обоснования. При приближении к верхней границе диапазона, которое опасно ухудшением теплообмена в контуре образующимися шлаками (оксид свинца), – как и в любом реакторе при нарушении режима теплоносителя: останов и очистка теплоносителя. В проекте БРЕСТ для этого предусмотрена система, восстанавливающая оксид свинца введением в него водородно-водяной с аргоном газовой смеси. Разумеется, концентрацию кислорода в контуре надо измерять, для этого разработаны уже хорошо зарекомендовавшие себя (но пока лабораторные) датчики активности кислорода.

Конечно, эти обоснования далеко не так полны, как для Na-теплоносителя, но это и объяснимо. С аналогичными проблемами сталкивались при разработке реакторов с Na-теплоносителем и ВВЭРов. В любом из этих типов реакторов существуют режимы теплоносителя, при несоблюдении которых возможны опасные последствия. Обратимся к «Протоколу совещаний по обсуждению замечаний ОКБМ по материалам технического проекта АЭС с РУ БРЕСТ-ОД-300 и подготовленных на них ответов разработчиками проекта. Гл. 4.5. Технология теплоносителя…»:
«… 3. Разработчики проекта и специалисты ОКБМ при обсуждении замечаний и ответов пришли к согласованной позиции по большинству вопросов…


… выводы:
1. Для подтверждения работоспособности и эффективности разработанных методов и средств технологии Pb-теплоносителя предстоит выполнение следующих основных работ:
- завершить … и испытать систему обработки теплоносителя газовыми смесями …;
- завершить конструирование штатного массобменника, изготовить и испытать его в составе системы автоматического регулирования термодинамической активности (ТДА) кислорода;
- …;
- разработать штатный датчик ТДА кислорода …, провести его ресурсные и метрологические испытания…
- спроектировать и испытать штатную систему автоматического регулирования ТДА кислорода на представительной модели контура РУ БРЕСТ-ОД-300;
- провести комплексные исследования и испытания методов и средств технологии теплоносителя на представительной модели контура РУ БРЕСТ-ОД-300 и подтвердить совместимость конструкционных материалов и свинцового теплоносителя, а именно: возможность поддержания необходимого качества теплоносителя, обеспечивающего нормальное функционирование оборудования первого контура в течение заданного ресурса;
- разработать «Руководство по правилам обращения со свинцовым теплоносителем» и «Технические условия на теплоноситель.
Вышеуказанные работы по оценке специалистов ОКБМ могут быть выполнены в течение 5-8 лет.

5.3.3. По цезию и йоду – см. п.п. 4.1. и 4.2.

5.3.4. Большие временные затраты для расплавления, поддержания в «горячем» состоянии: необходимо привести данные, как это скажется на стоимости эффективного кВт-ч. Поддержание в «горячем» состоянии не настолько энергозатратно и дорого. Как это представляет автор?

5.3.5. Сложности с утилизацией: требуются данные для доказательности, что это дорого, требуется оценка вклада в стоимость электроэнергии, степени нанесённого вреда. Где они?

6. «Нецелесообразно экономически»
Интересно, неужели автор владеет данными по экономической целесообразности проекта БН-800? Или данными по более мощным реакторам БН? Необходимо привести максимально подробные данные по капзатратам, себестоимости кВт×ч., со стоимостью первой загрузки (первоначальной, на MOX-топливе, на (U, Pu)N), утилизации, хранении и переработки ОЯТ (в т. ч. в режиме рециклирования топлива). ОЧЕНЬ желательно, чтобы с этими данными ознакомились оппоненты и пришли к взаимному согласию (как это было сделано с БРЕСТ-ОД-300). Пусть это будет неполное, хотя бы предварительное согласие. И ОЧЕНЬ хочется получить эти данные для сравнения с БН-600? Я понимаю, что данные по экономике для БРЕСТ-ОД-300 и БН-800 неточны по своим абсолютным значениям, НО по этим данным можно СРАВНИТЬ проекты (и полноту экономического расчёта) ‑ это хоть какое то разумное приближение для оценки. Это ведь было сделано, почему бы не привести эти данные, они же не составляют тайну (ни государственную, ни коммерческую).

Для БРЕСТ-ОД-300 эти данные составляют:
- капзатраты (с учётом пристанционного топливного цикла): 3729 $/кВт (с учётом увеличения стоимости за счёт подготовки производства, имеет право на существование и величина 2922 $/кВт);
- затраты на НИОКР для обоснования сооружения энергокомплекса: около 400 млн. $;
- себестоимость отпускаемой электроэнергии: 0.021-0.036 $/(кВт×ч).
Энергокомплекс экономически неэффективен и рассматривается разработчиками в качестве экспериментального (что довольно разумно). Но сколько принципиальных ответов он может дать для всех типов реакторов!

В целом экспертные заключения по экономике от ОКБМ по БРЕСТ-ОД-300 были ошибочны, это было признано ОКБМ (например, затраты на НИОКР оценивались величиной в 3.7 раза выше), хотя и с оговорками, на мой взгляд, непринципиальными. Это отражено в «Протоколе совещаний по обсуждению замечаний ОКБМ по материалам технического проекта АЭС с РУ БРЕСТ-ОД-300 и подготовленных на них ответов разработчиками проекта», гл. «Экономика…».

Для БН-800 (в первую очередь, поскольку его уже «строят») желательно оценить уровень рисков вложения средств. Эти данные не приведены, их достоверность также требует исключительно серьёзного обоснования. Оценен ли ущерб от принятия ложного решения? Хватает ли для этого данных? Необходимо все это привести. Эти цифры очень интересны. Однако, я понимаю, что не существует пока надёжных методик по оценке эффективности инновационных проектов.

Необходимо также учесть риски организационные, управленческие (отраслевые, ТЭК полностью и т. д.). Представляется, что на текущем этапе развития до 2030 г. они будут определяющими, а не вложение средств в ту или иную технологию на уровне постройки. Думаю, что не ошибусь существенно, если потратить на Na- и ТЖМТ-технологию в равных пропорциях (в равных - для определённости) около 5 млрд. долл., то это будет в пределах погрешности ошибок финансирования ТЭК, если взять ошибки, связанные с ошибками финансирования стабфонда, то это число можно смело умножить на 3-4.

По «проигрышу» по топливной составляющей: см. п.п. 1 и выше. Сейсмостойкость существующих проектов РУ с реакторами на ТЖМТ; действительно пока накладывает ограничения на «повсеместность», в сейсмоопасных районах эти проекты пока проблематичны, но это вряд ли относится к принципиальной невозможности за разумное финансирование спроектировать вариант РУ для таких районов. Надо учесть, что имеются и сейсмоблагополучные районы.

7. «И технически»

7.1. Автор, как минимум, ставит аналогию по переработке долгоживущих актинидов. В целом это так. И что из этого?

7.2. Имеет ли реактор на свинце новые качества по сравнению с ОТРАБОТАННОЙ Na-технологией… Вопрос поставлен некорректно. Можно объяснять, что: ТМЖТ-технология позволяет упростить и снизить по отношению к БН требования к корпусу по функции безопасности (менее жёсткие и страховочный корпус не требуется), проще его размещение в шахте; двухконтурная схема более безопасная и дешевле реализуется (у БН - 3-ёх контурная), система аварийного расхолаживания дешевле и проще; система отмывки от Pb не требуется, в БН-реакторах система отмывки обязательна; ПГ более просты и требования к быстродействию их арматуры существенно ниже; значимо проще системы пожаротушения и вентиляции, температура кипения свинца недостижима при авариях, свинец не горит на воздухе и при попадании воды в него, при разгерметизации корпуса последствия не катастрофичны (что не готов сказать про БН, пусть у него и есть страховочный корпус). Можно говорить, что рассмотрев прямой контакт теплоносителя с атмосферой при открытой реакторной крышке БН и БРЕСТ, радиационные последствия и количество ядовитых веществ, поступивших в атмосферу, будет несопоставимо меньше именно у РУ БРЕСТ.

Но аргумент «у вас на бумаге, а у нас в железе» для высоких чиновников (формирующих иногда своё мнение по правилу испорченного телефона) выглядит действительно непропорционально значимо. Или: «у нас вероятность такого события низка», но всё же, если следовать духу требований по безопасности, то желательно иметь и что-нибудь более вероятностное для «исключения» события.
Отмечу, что и в «Протоколе совещаний по обсуждению замечаний ОКБМ …» мнение о реакторе всё же более сдержанное и конструктивное.

Конечно, у свинца есть и отрицательные качества: коррозионная активность (требуется продолжать НИОКР по обоснованию стойкости материалов, соблюдение режима теплоносителя), токсичность, активируемость, высокая температура плавления и худшие теплофизические свойства по отношению к Na. Значимыми являются коррозионная активность и в существенно меньшей мере активируемость. Эти же значимые отрицательные качества имеются у Na, но коррозию в Na научились поддерживать на проектном уровне (именно научились, научно подойдя к этому вопросу!). Уже сейчас ясно, что с этими вопросами на ТЖМТ можно эффективно справиться, что позволит действительно получить РУ НОВОГО качества по безопасности и экономичности. И, конечно, требуется переработать проект. Но требуются именно работы, ВОЛЯ и СПОСОБНОСТЬ государства для такого решения (деньги на это имеются), а не волокита и фактическое уничтожение ТЖМТ-технологии, что происходит в последние годы и, судя по планам, в перспективе. Уничтожить сейчас, а реанимировать через 5-10 лет – плохой «способ» управления. Как бы не прийти к ситуации в 2050 г., когда очередной отраслевой министр поедет в Японию или США для подписания контракта на строительство этими странами свинцового реактора в России. К аналогичной ситуации мы можем прийти с легководными реакторами в ближайшем будущем.

8. Почему главный конструктор (В.И. Костин - ред.) не поднялся над узкокорпоративной оценкой? – Вопрос риторический…


*В.Гжегорчик

назад

Материалы из архива

4.2006 Новости корпорации «ТВЭЛ»

Болгарские журналисты посетили «МСЗ» и Росатом 10 апреля делегация представителей СМИ Болгарии посетила «Машиностроительный завод» в Электростали. Журналисты осмотрели цеха по производству твэлов и изготовлению топливного порошка, а также встретились с директором завода О.В. Крюковым. Затем в Москве, в здании Федерального агентства по атомной энергии (Росатома) для них был проведен брифинг.

1.2007 Эффект серийности

Деньги считают все, и богатые, и бедные. Особенно, когда речь идет о деньгах, измеряемых миллиардами долларов. А именно такими суммами оперирует сегодня атомная энергетика. Неудивительно, что в тендерах на строительство атомных энергоблоков ценовой фактор подчас становится определяющим при выборе победителя. Ф.М.Митенков, научный руководитель ФГУП «ОКБМ», академик РАН Б.А.Авербах, д.т.н., гл. специалист отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ» И.Н.Антюфеева, инженер­конструктор 1 категории отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ»

2.2006 Энергетика России: проблемы и перспективы

Ф.М.Митенков, академик РАН, научный руководитель ФГУП «ОКБМ» В конце минувшего года состоялась научная секция общего собрания Российской Академии наук, посвященная состоянию энергетики России, ее проблемам и перспективам развития. Актуальность и важность этой темы подчеркивается уже тем, что чуть ли не впервые сессия Академии наук носила столь целенаправленный и достаточно полный конкретизированный характер обсуждения вопросов энергетического обеспечения страны.