Лодка получилась уникальной

Согласно Обзору внешней политики Российской Федерации Министерства иностранных дел РФ, с 2000 г. Россия сделала выбор в пользу твердого, неконфронтационного отстаивания национальных интересов во внешней политике. Такой выбор устраивает далеко не всех западных партнеров.

И хотя прямая угроза применения стратегических ядерных сил потеряла свою актуальность, всеобщее ядерное разоружение в обозримой перспективе не просматривается. «Идеологических источников конфликтов с Россией нет», и, тем не менее, США продолжают развивать свои ядерные стратегические силы, продвигая систему военных баз и ПРО к границам РФ.

О современном состоянии и перспективах развития морских стратегических ядерных сил (МС ЯС) России на вопросы редактора журнала «Атомная стратегия» Тамары Девятовой отвечает академик РАН, доктор технических наук, генеральный конструктор ЦКБ МТ «Рубин» Сергей Никитич Ковалев, по проектам которого построена беспрецедентная в мировом подводном кораблестроении серия атомных ракетных подводных лодок стратегического назначения проектов 658, 667А, 667Б, 667БД, 667БДР, 667БДРМ, 941, составивших основу МС ЯС страны.

– Сергей Никитич, к большому числу советских наград – Ленинской премии 1965 г., Государственной премии 1978 г., четырем орденам Ленина и Октябрьской революции, двум Звездам Героя Социалистического Труда – добавилась Государственная премия России за 2006 г.

Мы поздравляем вас и ваших коллег с заслуженной наградой, которой руководство страны оценило ваш огромный вклад в создание морских стратегических ядерных сил – надежного фактора стратегического сдерживания для обеспечения обороноспособности нашей страны, и просим ответить на несколько вопросов.

В своей книге «О том, что есть, и было» (СПб, 2006 г.) вы говорите об организационной неразберихе и деградации уровня управления в промышленности и флоте, которые являются следствием общих процессов, происходящих в стране. При этом вы приводите цитату из истории Н.И.Костомарова о купеческой республике в Новгороде, висевшей на волоске из-за «великого числа тех, которые личную выгоду предпочитали всему на свете и подчиняли ей патриотические побуждения… Ябедники сталкивались между собой, целовали ложно крест, в городе, по селам и волостям – грабеж, неумеренные поборы с народа, проклятия на старейших и на весь Новгород, и стали новгородцы предметом поругания для соседей. Пора было прибегнуть к последним средствам». В связи с этим вопрос, достаточно ли у России средств для обеспечения собственной безопасности, и какое место в Морской доктрине РФ в современных условиях отводится подводным стратегическим ядерным силам?


– Ситуация с развитием российских морских стратегических ядерных сил сегодня выгодно отличается от любого другого вида военной техники, в том числе военного судостроения. По Указу Президента РФ «О поддержании и развитии морских стратегических вооружений» разработана программа для стратегических подводных сил, обеспеченная финансированием от первой до последней лодки нового поколения.

Стратегические ракетоносцы трех поколений, за которые нам – И.Д.Спасскому, Д.Г.Пашаеву и мне были присвоены Государственные премии в июне 2007 г., были построены в период 1958–1990 гг. По проектам 658, 667, 941 была создана 91 единица ракетных подводных крейсеров стратегического назначения. Часть из них по истечении срока службы выведена из состава ВМФ, другие продолжают нести боевую службу или находятся в ремонте. Учитывая сегодняшние финансовые возможности страны, мы стараемся продлить их ресурс до тридцати и более лет. Именно это и вкладывается в понятие «поддержание морских стратегических вооружений». «Развитие» подразумевает строительство ракетоносцев четвертого поколения. 15 апреля 2007 г. из эллинга Севмашпредприятия в Северодвинске была выведена головная подводная лодка проекта 955 «Юрий Долгорукий». Вслед за ней будет построена серия РПК СН этого поколения. Параллельно создается и отрабатывается новый ракетный комплекс «Булава-30». Сейчас он проходит стадию летных испытаний.

Раньше процедура испытаний ракетных комплексов проводилась в несколько этапов: броски с погружаемого стенда в Балаклаве, затем броски со специально переоборудованной опытной подводной лодки, на следующем этапе – серия пусков с наземного стенда. И только после успешных пусков с наземного стенда ракета допускалась до летных испытаний с подводной лодки – ее штатного носителя.

– А сегодня, если конечно, это не секрет?

– Сегодня Балаклавы у нас уже нет. Опытную подводную лодку строить дорого. Наземный стенд под Северодвинском не в лучшем состоянии. И под новый ракетный комплекс его надо приспосабливать, отстраивать заново. Поэтому с нашей подачи было принято довольно смелое – с точки зрения конструкторов – оправданное решение: все испытания баллистической ракеты (БР) «Булава» проводить с переоборудованной головной подводной лодки проекта 941У «Тайфун». Она предназначалась в качестве носителя баллистических ракет Р-19У. Из-за нескольких неудачных пусков со стендов и по экономическим соображениям в начале 1990-х гг. было принято решение о создании новой более легкой ракеты «Булава-30», имеющей целый ряд дополнительных достоинств по боевым и эксплуатационным параметрам.

С переоборудованной АПЛ 941У проекта мы делаем и броски, и надводные и подводные пуски. Гипертрофированное внимание прессы к этим испытаниям, на мой взгляд, не совсем оправдано.

– Пресса так понимает свою работу.

– Но делать это нужно корректно, уважая работу других. Идет обычный рабочий процесс отработки сложного изделия, требующий скрупулезной работы, а не сенсационных заявлений. Испытания идут в штатном режиме. Возникающие неисправности понятны и устранимы. Никаких принципиальных недостатков в конструкции ракетного комплекса нет. Первоначально у военных были сомнения по поводу недостаточности зазоров в контейнере, влияния набегающего потока при выходе ракеты, возможности ее заламывания. Однако последующие испытания эти сомнения отмели. И мы надеемся, что ближайший пуск будет удачным. (28 июня с.г. произведен успешный пуск БР «Булава» с АПЛ «Дмитрий Донской» в Белом море по цели в районе полигона на Камчатке, – ред.).

– Планируется ли в ближайшее время продолжение работ по комплексу «Тайфун», включавшему кроме подводной лодки и БР систему берегового и морского обслуживания?

– В рамках этого проекта был создан уникальный РПК СН третьего поколения, имеющий рекордное водоизмещение в 25000 тонн. Это самая большая и самая надежная подводная лодка в истории мирового флота. «Тайфун» может всплывать в арктических водах, взламывая корпусом многометровый лед, погружаться на глубину нескольких сот метров и находиться в подводном положении неограниченное время. Условия для жизнедеятельности экипажа отмененные. «Тайфун» – это фактически пятиэтажный дом с душевыми, сауной с бассейном, оранжереей, каютами на 2–4 человека.

Было построено шесть таких лодок. А вот создание берегового обеспечения реализовали не до конца. То же и по погрузочным средствам. У военных не хватило финансов. А главное – в 1990-х гг. не выделялось средств для ремонта АПЛ. Государство было занято другими проблемами.

– Как обстоят дела с ремонтными работами в ВМФ сегодня? Изменилось ли отношение к ремонту АПЛ, развитию береговых служб?

– Основное ядро атомных подводных сил сегодня составляют лодки последней модификации 667 проекта – 667БДРМ. Их было построено семь единиц. Шесть из них подлежат ремонту. Половина этого состава уже прошла заводской ремонт на МП «Звездочка» в Северодвинске. Остальные с некоторыми задержками поступают на ремонт. Таким образом, эта группировка Северного флота сохраняется.

На Дальнем Востоке базируются лодки проекта 667БДР. Там вместо заводского ремонта проводится программа по поддержанию АПЛ (энергетики и общекорабельной части) и их ракетного вооружения. Эти лодки также находятся в строю. Дальневосточный завод «Звезда» осуществляет эти работы. Мы добились, что вместо двадцати лет АПЛ плавают уже третий десяток.

– С точки зрения конструкции подводной лодки, как выстраивалась логика развития четырех поколений стратегических подводных ракетоносцев?

– Атомная энергоустановка первых подводных лодок 627 проекта была распространена на все лодки этого периода.

Мое серьезное приобщение к атомному подводному кораблестроению началось с проекта 658 – ракетоносцев с баллистическими ракетами первого поколения. Я был назначен на этот проект после перевода в Москву И.Б.Михайлова. Боевая эффективность ракетоносцев первого поколения была довольно ограниченной. Первые баллистические ракеты, разработанные С.П.Королевым, имели небольшую дальность полета и стартовали из надводного положения. АПЛ надо было всплывать, ставясь мишенью для потенциального противника.

Затем была создана ракета Д-4, стартовавшая из подводного положения. Отработкой этого ракетного комплекса на дизельной подводной лодке занималось ЦКБ-16 под руководством Н.Н.Исанина, позднее объединившееся с ЦКБ-143 в СПМБМ «Малахит». Все АПЛ 658 проекта были переоборудованы под баллистические ракеты Д-4 с подводным стартом.

Следующим этапом разработки ракетоносцев стало создание подводных лодок для БР с большей дальностью полета и большим количеством ракет на одном РПК. АПЛ 667А проекта на своем борту несла уже 16 баллистических ракет Д-5 с дальностью полета 2,5 тысячи километров. По водоизмещению и габаритам она значительно превосходила все ранее построенные лодки. Это была самая красивая АПЛ из всех следующих ракетоносцев второго поколения.

– Ракетчики, для вас, наверное, самые трудные для сотрудничества люди?

– Стройность конфигурации последующих модификаций портил прогресс ракетостроения. Новые тактические качества ракет (в основном, дальность полета) были связаны с их значительным удлинением и, соответственно, большей высотой надстройки в районе ракетной палубы. После поиска компромиссных решений мы приходили к приемлемому консенсусу. А с Виктором Петровичем Макеевым – генеральным конструктором БР мы вообще стали большими друзьями.

Приняв удачный проект 667А в качестве базового для последующих проектов ракетоносцев второго поколения, мы сохранили темп серийного строительства. Заводу не потребовалось осваивать новое производство, использовав наработанный опыт при создании новых модификаций проекта, в том числе с учетом акустической отработки. Такое конструкторское решение позволило выполнить главную задачу скорейшего наращивания морского ядерного потенциала в условиях холодной войны.

– Проект 667А изменил позиции Советского Союза в плане достижения ядерного паритета?

– Атомные подводные ракетоносцы (АПР) этого проекта, построенные в большом количестве на Севмашпредприятии и на заводе Ленинского Комсомола, положили начало системе морских ядерных стратегических вооружений как мощному фактору стратегического сдерживания.

Они имели важное политическое значение как противовес размещенным в Европе американским ракетам «Першинг» с малым полетным временем до целей на территории СССР. Задача американцев состояла в том, чтобы не допустить наши лодки к берегам США на дальность полета ракеты 2500 км. В США были отпущены огромные средства на создание ближних и дальних рубежей акустического обнаружения ПЛ. В противовес их системе у нас была развернута гигантская работа по снижению шумности ПЛ и увеличению дальности полета ракет до межконтинентальной.

Новый ракетоносец должен был обеспечить боевое патрулирование Мирового океана в любом районе, включая арктический бассейн, и вблизи берегов, где расположены потенциальные цели.

Для обеспечения скорейшего серийного строительства и возможности базирования на существующих базах Северного и Тихоокеанского флотов, в новом проекте была сохранена двухвальная, двухреакторная схема энергоустановки, а надежность самой паропроизводительной установки значительно повышена. По инициативе И.Д.Спасского, заместителя Главного конструктора по этому проекту, была реализована эшелонная схема компоновки энергоустановки, когда обе турбины размещались не рядом в одном отсеке, а последовательно, в двух турбинных отсеках, причем пар от любого реактора мог поступать на любую турбину. Достоинства такой компоновки позволили впоследствии внедрять мероприятия по снижению шумности на этой и последующих модификациях ракетоносцев второго поколения.

– В чем преимущества этого проекта относительно лучших американских лодок?

– Несмотря на одинаковое количество ракет, подводные ракетоносцы проекта 667А принципиально отличались от американских ПЛ типа «Джорж Вашингтон» не только по конструкции, но и концептуальному подходу.

В отличие от одновальных и однореакторных американских ракетоносцев, базирующихся и эксплуатирующихся в условиях теплого климата, наши ракетоносцы эксплуатируются в суровых климатических условиях, вплоть до патрулирования во льдах Арктики, не имея других баз, кроме собственной.

Запас плавучести у наших лодок в два раза больше, что обеспечивает возможность всплытия в тяжелых ледовых условиях и применение ракетного оружия из Арктики, что американские ракетоносцы делать не могут.

На технической базе проекта 667А было создано несколько модификаций, вооружаемых новыми, более совершенными ракетными комплексами, с более низким уровнем шумности, более совершенным радиоэлектронным вооружением. Под новую ракету Д9 в 1972 г. была произведена модификация 667 проекта – 667Б. Следующим этапом стало оснащение стратегических ракетоносцев баллистическими ракетами межконтинентальной дальности с разделяющимися головными частями – проект 667БДР. Параллельно решались и корабельные задачи.

Под руководством Г.Ф.Носова и академика Ф.М.Митенкова совершенствовалась и ядерная паропроизводительная установка. Революционными темпами шло развитие систем радиоэлектронного вооружения, реализуя задачу «догнать Запад» по радиоэлектронным технологиям. Элементную базу производили сами, строго выдерживая принцип комплектования военных кораблей только изделиями собственного производства. Сегодняшняя ориентация на импортную элементную базу возможно и дает экономический выигрыш по сравнению с организацией собственного производства, но последствия такой политики могут быть весьма нежелательными.

– После эксплуатации первых атомных подводных лодок проектировщики АПЛ особое внимание стали уделять проблеме шумности.

– Снижение шумности подводных лодок в то время стало общегосударственной задачей. Была переоснащена машиностроительная промышленность. Приобретено высокоточное металлообрабатывающее оборудование, возведены новые специальные цеха. На заводах появились акустические лаборатории. Многие НИИ могли бы позавидовать оснащенности акустической лаборатории Кировского завода.

На правительственном уровне были утверждены нормы виброактивности для оборудования, поставляемого на АПЛ. И эти нормы постоянно ужесточались. Теоретические исследования и большой практический опыт, приобретенный в результате многочисленных акустических испытаний АПЛ, позволили понять, как формируется акустическое поле подводной лодки, какое оборудование, элементы конструкций, и на каких частотах вносят в него свой вклад. Появилось понимание того, как с этим бороться. В результате тесного взаимодействия науки и практики был достигнут значительный успех. В последней модификации проекта 667БДРМ уровень шумности по сравнению с первоначальным был снижен в 30 раз. Американцы признали, что по уровню шумности мы сравнялись с ними.

– Стратегические ракетоносцы первого и второго поколения были оснащены жидкостными ракетами?

– АПЛ проекта 667БДРМ оснащены жидкостными ракетами «Синева». Исторически сложилось так, что вооружение подводных лодок баллистическими ракетами началось с жидкостных ракет. Других просто не было. В Миассе было организовано специальное КБ машиностроения (теперь ГРЦ им. В.П.Макеева) для создания морских стратегических ракетных комплексов.

Жидкостные ракеты имели хорошие боевые характеристики, поскольку эффективность жидкого топлива выше, чем у твердого. Тем более что по тем временам хорошего твердого топлива у нас и не было.

– Но жидкостные ракеты, несмотря на свою тактическую эффективность, создают, наверное, и дополнительные хлопоты?

– Да, жидкостные ракеты создают повышенную опасность для подводных лодок вследствие их взрывоопасности и токсичности. Очень сложная система по контролю состояния жидкостной ракеты и предотвращению возможностей аварии сама по себе является потенциально опасной (что и подтвердила катастрофа на АПЛ «К-219»).

Лодки проекта 667БДРМ по своим тактико-техническим качествам очень близки к подводным лодкам третьего поколения и вооружены весьма совершенной жидкостной ракетой В.П.Макеева Д-9РМУ. То, что нам удалось отстоять необходимость ремонта и продления срока службы этих лодок и их ракетных комплексов, сослужило хорошую службу для ВМФ в начале 1990-х гг., когда по политическим и финансовым соображениям был поставлен крест на главной ударной силе ВМФ – ракетоносцах третьего поколения.

Ракетоносцы второго поколения проекта 667БДРМ сегодня являются опорой для дальнейшего развития морских стратегических ядерных сил России. Создание ракетоносцев третьего поколения было обусловлено переходом на твердотопливные баллистические ракеты.

– Третье поколение ракетоносцев началось со знаменитой «Акулы» – самой большой подводной лодки в мире?

– Да, самой большой и самой надежной. С 1971 г. США приступили к созданию подводных ракетоносцев класса «Огайо», вооруженных мощными твердотопливными баллистическими ракетами «Трайдент-I» и «Трайдент-II». В ответ на вызов США в СССР было принято Постановление о создании серии ракетоносцев 3-го поколения, вооруженных твердотопливными ракетами (проект 941, шифр «Акула») и создании нового мощного морского твердотопливного ракетного комплекса Д-19.

Как самая большая подводная лодка в мире «Акула» занесена в книгу рекордов Гиннесса. Несмотря на более поздний запуск проекта, головная подводная лодка проекта 941 вышла на морские испытания на месяц раньше американской «Огайо» (4 июля 1981 г.). При этом затраты США на создание ПЛ, в том числе «Огайо», многократно превышают наши.

Строительство ракетоносцев 941 проекта завершилось в 1991 г. сдачей шестого корабля, обеспечив установленную для ВМФ квоту по количеству боевых блоков. В общей сложности была построена 91 единица подводных ракетоносцев 1, 2, 3-го поколений, со средним темпом строительства более трех кораблей в год.

Уникальные корабли проекта 941, являющиеся народным достоянием, красой и гордостью ВМФ, за отсутствием средств не прошли плановый заводской ремонт и сегодня выводятся из действия, не прослужив и половины положенного срока. Наше добровольное разоружение оплачивается американцами.

– И к чему это привело?

– В конце 1980-х годов были приняты планы по созданию подводных лодок 4-го поколения. Однако, в связи с развалом СССР и отсутствием финансирования, реализация этих планов растянулась на десятилетия. Сегодня, когда руководство страны пришло к пониманию того, что государственные интересы надо защищать силой, и что военная промышленность в разумных пределах способствует прогрессу и обогащает, а не разоряет государство, появилась надежда на создание флота, без которого не может быть Российской государственности.

– Какие конструкторские решения обеспечивают уникальную надежность подводной лодки 941 проекта?

– Размещение двух десятков твердотопливных баллистических ракет, почти в два раза превосходящих по весу американские БР «Трайдент» для АПЛ «Огайо», потребовало разработки новой архитектуры ракетоносца. Мы предложили разместить ракеты между двумя параллельно расположенными прочными корпусами, замкнутыми в общую оболочку. В каждом корпусе своя атомная энергетическая установка, работающая на свой винт. Сообщенные между собой корпуса позволяют при необходимости личному составу перейти из одного корпуса в другой. Любая авария ракеты не может привести к повреждению корпуса и травмированию личного состава. То, что произошло на «Курске» (проект 949А), на 941 проекте таких катастрофических последствий иметь не могло. На «Акуле» торпедный отсек выполнен в виде отдельного модуля. И взрыв торпеды не привел бы к разрушению нескольких носовых отсеков и гибели всего экипажа.

– Подводная лодка, особенно такая как «Акула», является одним из самых сложных инженерных сооружений, созданных человеком. В ней задействованы и атомная энергетика, и новые конструкционные материалы, и самая современная радиоэлектроника, новейшая гидроакустика. Как эти наработки используются в гражданских отраслях народного хозяйства?

– На приеме в Кремле, устроенном по поводу вручения Государственных премий в июне 2007 г., я имел обстоятельную беседу с В.В.Путиным. После Сахалинских событий он высказал пожелание правительству, что свои недра надо разрабатывать своими отечественными средствами. Развивая эту тему, я привел пример с Норвегией, которая буквально за последние десятилетия превратилась в величайшую мировую державу по добыче полезных ископаемых на шельфе, начав чуть ли не с первобытных методов добычи.

А наш стартовый уровень совсем иной. Атомный подводный и надводный флот мы создали без всякой иностранной помощи. Больше они смотрели на нас, чем мы на них. При разработке российских шельфов нам и карты в руки. Если мы будем организовывать шельфовую добычу сами, это ускорит развитие всей отечественной обрабатывающей, машиностроительной промышленности.

Начатую реструктуризацию судостроительной промышленности необходимо наполнить современным содержанием, напрашивающимся само собой, – строительством добычных платформ. Такое направление согласуется с государственными интересами, которые не всегда совпадают с корпоративными целями отдельных монополий. Это очень высокоинтеллектуальное и большое по объему производство обеспечило бы очень умным трудом специалистов судостроительных и не судостроительных предприятий не только Северодвинска, но и Ленинградского куста, и Выборга, и многих других предприятий России. Такое развитие отечественной промышленности повысило бы привлекательность инженерного труда для молодежи.

Не дай Бог, если разработка шельфов уйдет за границу, считайте, что навсегда. А нам останется роль мальчиков на побегушках.

Мы прекрасно понимаем, что можем делать сами, а где собственного опыта недостаточно и надо кооперироваться с иностранными специалистами. Например, с теми же норвежцами, имеющими опыт работы с техникой по подводным закачиваниям. Но ставить иностранных специалистов во главе разработки всего месторождения ошибочно с точки зрения государственных интересов. В.В.Путин задал всего один вопрос: «А рентабельность?».

– «Что касается проектирования, то у нас оно на порядок дешевле, чем в любой иностранной фирме. И если государство хочет, чтобы мы вошли в число передовых стран, это строительство оно должно финансировать».

– Особенно с учетом перспективы и кумулятивного эффекта для развития отечественной промышленности. Сергей Никитич, ЦКБ МТ «Рубин» каким-то образом участвует в создании проекта плавучей АЭС?

– Проект первой установки, которая планируется для Северодвинска, разрабатывало ЦКБ «Айсберг». По завершении технического проекта они отошли от этой работы. Перед Севмашпредприятием встала задача выпуска рабочих чертежей. Они предложили заняться этой работой нам. Но вряд ли эта первая установка вообще пойдет в серию. Следующие проекты уже будут на более высоком, современном уровне. И здесь мы предлагаем свои услуги в качестве разработчиков.

– Для создания гармоничного, жизнеспособного инженерного объекта, такого как подводная лодка, его генеральному конструктору необходимо объединить в одно русло творчество огромного числа соисполнителей, специалистов в своих областях. Как вам удавалось привести к общему знаменателю всю эту сложную человеческую систему?

– Все старались проявить себя на своем участке работы с максимальной отдачей. Конечно, взаимная притирка необходима. Разработчику баллистических ракет В.П.Макееву хотелось, чтобы ракета была подлиннее и потолще. Это повышало ее тактико-технические данные. Но габариты лодки ограничиваются условиями базирования, маневренностью при входе-выходе в базу, глубиной акватории и т.д. С ракетчиками и военными нужно было находить приемлемые компромиссные решения.

Основополагающей идеей по гидроакустическому комплексу (ГАК) была прямопропорциональная зависимость эффективности ГАК от площади антенны. «Океанприбор» предложил для подводной лодки конструкцию ГАК в виде спутника с раскрытыми солнечными батареями, которая позволит слушать в море все, что «пищит и шевелится», не приняв во внимание два фактора. Во-первых, лодка должна «слушать» на ходу, а представить такую конструкцию на ходу сложно. Во-вторых, уровень помех влияет на эффективность гидроакустики. В конце концов, совместными усилиями пришли к правильному решению. И лодка получилась уникальной.

Но для этого все участвующие в работе коллективы должны действовать слаженно, не перетягивая на себя одеяло. Тогда и на лодке, и в государстве все будет работать надежно, создавая необходимый «запас плавучести».

Журнал «Атомная стратегия» № 31, июль 2007 г.

назад

Материалы из архива

6.2008 Когда облученное топливо реакторов РБМК отправится на сухое хранение?

Генеральный директор ФГУП «ГХК» Петр Гаврилов: - По директивному графику, утвержденному руководством Росатома, срок ввода первой очереди сухого хранилища на Горно-химическом комбинате (ХОТ-2) - декабрь 2009 года, а на полное развитие - 2015 год. Сегодня финансирование стройки ведется из Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности» (ФЦП ЯРБ), утвержденной Постановлением правительства РФ №444 от 13 июля 2007 года.

5.2009 Система АЭС малой мощности как фактор национальной безопасности России

Т.Д.Щепетина, к.т.н., нач. лаб. ИЯР РНЦ «Курчатовский институт» Но никогда ИМ не увидеть НАС      Прикованными к веслам на галерах!В.Высоцкий, «Еще не вечер»Концепция национальной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности… в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах.

12.2007 РЕТРО энергичного АТОМА - «сказка - быль, да в ней намек»

По случаю 87-й годовщины плана ГОЭЛРО, 41-го по счету празднования дня Энергетика и в честь тридцатилетия атомной энергетики Украины. Может быть, нам все-таки, следует научиться обращать внимание на кажущиеся мелочами обстоятельства. Во-первых, говорят, что мелочей не бывает вовсе. Во-вторых, на практике убедились, что любое хорошее с виду начинание губится именно мелочами.