Атом поможет соскочить с сырьевой иглы

А. Ю. Гагаринский, В.Ф. Цибульский

В России немало людей, не занимающихся профессионально проблемами энергетики, но составивших о них представление, которое, как они считают, дает им основание публично отстаивать позицию, что использование ядерной энергии – опасный для человечества тупик и от атомных станций и всего, что с ними связано, следует поскорее избавиться.

К сожалению, подавляющее большинство подобных публикаций представляет собой «хорошо приготовленную» смесь фактов с заведомо ложными обвинениями в адрес «мирного атома». Профессионалы, по наивности полагая, что разумные доводы способны переубедить скептиков, пытаются найти понятные аргументы и неизбежно попадают в разряд оправдывающихся.

Приведем один пример. Бурным потоком идут утверждения, что хитрые иностранцы ввозят в Россию радиоактивные отходы обогатительных производств для повторного извлечения урана-235 (хороши «отходы», из которых можно что-то добывать). На самом деле то, что ввозится, – смесь топлива сегодняшней атомной энергетики и топлива будущего урана-238, пожалуй, единственного энергетического ресурса, который мы накапливаем для грядущих поколений, в отличие от беззастенчиво отбираемых у них нефти и газа.

Рост интереса к ядерной энергетике

Прежде всего надо отметить резкое увеличение внимания к ядерной энергетике во всех промышленно развитых странах мира, что связано с ростом энергопотребления и борьбой с изменениями климата. Возьмем, к примеру, США. Правда, что «последний выполненный заказ на строительство АЭС в США был сделан в 1973 году». Однако также верно, что с 1980 по 2000 год ядерно-энергетическое производство в США выросло в три раза, а сегодня 15 консорциумов борются за право строить новые АЭС с такими налоговыми льготами, о которых в «первую ядерную эру» не приходилось и мечтать.

Можно сказать, что «отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) накоплено в огромных количествах, в России это уже около 20 тысяч тонн». Но можно также отметить, что эти 2 тыс. куб. метров – объем рублевского коттеджа, а все отработавшее топливо мира уместится на одном стадионе. Оно действительно пока хранится в наземных складах, но ряд стран (Швеция, Финляндия, США) уже строят подземные хранилища. Его давно начали перерабатывать, и это главное направление обращения с ОЯТ. Одна АЭС мощностью 1 ГВт производит в год примерно 2 куб. метра облученного топлива. Его переработка – это высокие технологии. Но такие предприятия – отнюдь не монстры, они есть и будут строиться.

Однако в главном тезисе – ядерный ренессанс еще не наступил – мы солидарны с нашим оппонентом-экологом. Атомные станции построены только в 32 из более чем 200 стран мира, и этот «ядерно-энергетический клуб» не расширяется уже десяток лет. Правда, в этих «ядерных» странах живет две трети населения планеты, а в десятке самых «развитых» (т.е. богатых) стран только Италия не имеет своих АЭС, успешно пользуясь французскими. Сейчас в 12 странах строится 29 ядерных энергоблоков.

«Большие ожидания» ядерной энергетики, разумеется, очень разные в нашем многообразном мире. Много строят и имеют гигантские планы великие азиатские страны – Китай и Индия.

Пока «старая» Европа обладает способностью практически бесплатно получать энергоресурсы, кстати, не уродуя свою территорию вышками и терриконами, она, естественно, будет «воротить нос» от атомной энергетики. Однако ситуация на энергетическом рынке развивается так, что и в Европе уже понимают, что «увернуться» от атомной энергетики не удастся.

Как это происходит, можно проиллюстрировать на примере Великобритании. Решения правительства Великобритании о начале строительства АЭС еще нет. Однако компании Франции, Германии, США и Канады уже начали острую конкурентную борьбу за право строить на острове атомные станции.

«Новая» Европа не столь привередлива и уже строит или заказывает АЭС. Только что запущен второй румынский блок. Готовятся Болгария и Словакия. Обсуждают Польша и Литва.

В целом около полутора десятков стран официально заявили о намерениях создать ядерный сектор в своей национальной энергетике. Даже большинство не обделенных нефтью стран Персидского залива заявили о своих предпочтениях в этой области. Если в 2000 году доминирующим мнением мировой общественности о путях развития атомной энергетики было ее закрытие, то уже в 2005-м устойчиво говорят об ее утроении к середине века, а через пару лет вряд ли кто удивится и более агрессивным намерениям.

На рынке – развивающийся мир

В чем причина такой массовой «любви» к атомной энергетике, возникшей буквально в последние пять-семь лет? Она достаточно проста. Пока в мире энергетическими благами пользовался «золотой миллиард», их было достаточно. Перенос индустриальных технологий в развивающиеся страны потребовал их обеспечения энергией. Если в 60-е годы прошлого века из каждой тонны прироста энергоресурсов развитые страны 80% забирали себе, то в 2005 году уже только 30%. Развивающийся мир с его огромным населением полноправным партнером вышел на энергетический рынок, и оказалось, что «традиционных» ресурсов миру уже недостаточно.

Что касается России, то ее европейская часть сама по себе более энергодефицитна в сравнении с Европой. Более половины электричества мы получаем за счет сжигания газа. Будем наращивать такое использование газа и дальше? Прямой путь в сырьевой придаток таких стран, как Китай и Индия. Существует ставка на уголь, с его огромными запасами. Но уголь в основном сосредоточен в Сибири, и его надо везти по стране за тысячи километров. Теоретически можно настроить ветряков, но, учитывая, что на один киловатт установленной мощности ветряной станции нужно в 100–200 раз больше стали, чем для АЭС, потребуется значительно увеличить ее производство, а следовательно, опять копать, копать и копать. Да и непостоянство этого энергоисточника создает серьезные проблемы при его не региональном, а глобальном использовании. Это ярко продемонстрировала Германия – «чемпион мира» по ветру. Вложив миллиарды, взятые у налогоплательщиков, она добилась установленных мощностей, сравнимых с АЭС, но производят эти мощности в семь раз меньше электричества.

Современный масштаб энергетических потребностей столь велик, что люди будут вынуждены задействовать весь спектр энергетических технологий. В одиночку ни традиционная, ни атомная, ни возобновляемая энергетика не решат существующих энергетических проблем.

В России постоянно ведутся дебаты, что является тем технологическим локомотивом, который способен вывести страну в разряд индустриально и технологически развитых. Очевиден и набор требований к такой технологии. Она должна быть большой, т.е. занимать значительный сектор отечественной экономики, востребованной на мировом рынке как в настоящее время, так и в перспективе, и интегрировать в себя все самые современные и инновационные технологии, от информационных до нанотехнологий. Россия ни при каких политических, экономических и социальных флуктуациях не имеет права уйти с рынка перспективных энергетических технологий.

Атомная энергетика – очень чистый (безэмиссионный), очень умный, очень удобный, пригодный для глобального развития и практически не имеющий ресурсных ограничений способ производства энергии. Это энергетика цивилизованного общества. Атомная энергетика для России – пожалуй, единственный вариант соскочить с сырьевой иглы.

Пока только лозунги

Сейчас мера «ренессанса» – грандиозность лозунгов, но ядерные оптимисты надеются, что скоро наступит настоящая работа и еще при их жизни на самом деле начнут строить по 2–3 блока в год. Однако вся история показывает, что реализация чего-нибудь материального всегда связана с умением людей это делать. Если обратиться к действительности и всмотреться в кадровый потенциал атомной отрасли, возникает опасение, что надежды противников ядерной энергии имеют основания. В контексте существующих задач наиболее тяжелая проблема – кадровое восполнение отрасли и ее науки.

Возвращаясь к основной теме, надо ясно понимать, что существует немалая вероятность прийти к прогнозируемому и не столь уже далекому глобальному энергетическому кризису с атомной энергетикой, не набравшей «критическую массу». И если человечество не придумает, как из этого выпутаться, не исключено, что оно займется известными со времен пирамид «нерыночными методами распределения ресурсов».

И еще одна исключительно российская проблема: у нас, где «генетическое» недоверие к власти гармонично сочетается с глубокой верой в «плохие новости», антиядерная обработка общественного мнения далеко не безобидна. В этом мае на юге России, как и в ноябре 2004 года в Поволжье, полмиллиона человек глотали йодные таблетки, «спасаясь от радиоактивного облака» с Волгодонской АЭС. «Исходное событие» на этот раз скорее всего состояло в пожаре на расположенном в 13 километрах от станции заводе. Увы, это предприятие исторически носит «страшное» название «Атоммаш», хотя атомного в нем примерно столько же, сколько в пивзаводе (оба «сделаны» из атомов).

Об авторах: Андрей Юрьевич Гагаринский - доктор физико-математических наук, главный ученый секретарь РНЦ "Курчатовский институт";
Виктор Филиппович Цибульский - кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник РНЦ "Курчатовский институт".

назад

Материалы из архива

1.2008 Атом имени Ломоносова

Александр КулешовРазговоры о строительстве атомной теплоэнергоцентрали (АТЭЦ) в Архангельске велись еще в 80-х годах прошлого столетия. Однако Чернобыльская катастрофа поставила жирную точку на проекте, не смотря на то, что площадку под строительство уже начинали готовить. Неподалеку от Архангельска до сих пор можно наблюдать несколько заросших, частично асфальтированных дорог, ведущих к горам песка. Больше здесь ничто не напоминает о начавшемся когда-то строительстве.

6.2009 Задуматься об эффективности расходов

Сергей Алексашенко, бывший первый заместитель председателя Центробанка Российской Федерации: - Меня сильно порадовала фраза президента, который сказал, что, помимо сокращения расходов, нужно будет еще задуматься об их эффективности. То есть выясняется, что президент и сам признает, что расходы бюджета были неэффективными. Ну вот если правительство перейдем от слов к делу… Все везется из Польши, из Венгрии, из Болгарии, из Финляндии.

10.2006 Требования ядерной безопасности на ЛАЭС выполняются

На прошлой неделе, со 2 по 6 октября, на Ленинградской атомной станции параллельно работали две комиссии Генеральной инспекции концерна «Росэнергоатом». Одна, как уже сообщалось, инспектировала готовность ЛАЭС к работе в осенне-зимний период, другая проверяла состояние и выполнение требований ядерной безопасности на станции. Председателем обеих комиссий был назначен руководитель Департамента ведения инспекционной работы И.В.Зонов.