Вывод из эксплуатации АЭС: аврал или плановая работа

О.Э.Муратов, к.т.н., начальник отдела радиационных технологий ООО «ТВЭЛЛ», член Координационного совета по атомной энергетике, ядерной, радиационной и экологической безопасности при Полномочном представителе Президента РФ в СЗФО, С.-Петербург

Наряду с реализацией ФЦП “Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007 – 2010 гг. и на перспективу до 2015 г.” по строительству новых энергоблоков АЭС в ближайшие 15 лет предстоит не менее масштабная задача по подготовке и выводу из эксплуатации энергоблоков АЭС первого поколения. В период с 2016 по 2020 гг. должны быть выведены из эксплуатации 8 энергоблоков (3 и 4 блоки Нововоронежской АЭС, первые и вторые блоки Кольской, Билибинской и Ленинградской станций)


Несмотря на огромный опыт утилизации АПЛ в России практически отсутствует опыт вывода из эксплуатации энергетических реакторов. Реализованы лишь проекты вывода из эксплуатации исследовательского реактора мощностью 100 кВт в Норильске двух реакторов бывшего учебного центра ВМФ в Палдиски.

В настоящее время в мире в разной стадии подготовки и вывода из эксплуатации находится 106 энергоблоков АЭС. Анализ проектной и технико-экономической документации показал, что процесс вывода АЭС из эксплуатации является комплексной технической, экологической и социально-экономической проблемой. Одним из примеров широкомасштабной реализации такого проекта является вывод из эксплуатации 5 энергоблоков АЭС “Грейфсвальд” (Германия).

С целью ознакомления с немецким опытом 23-28 мая состоялся визит представительной российской делегации на бывшую германскую АЭС. Поездка была организована Председателем совета общественной экологической организации «Зеленый мир» О.В.Бодровым из г. Сосновый Бор и финансировалась “Poсатомом”. В состав делегации входили сотрудники предприятий Росатома (Смелов А.Ю. и Шастина Н.C. – Кольская АЭС), представители региональных (вице-губернатор Мурманской области Субботин С.А.) и муниципальных властей (мэр г. Полярные Зори Голдобин Н.Н и Глава администрации г. Сосновый Бор Пуляевский Д.В.), представители общественных экологических организаций (Бодров О.В. – «Зеленый Мир» и Коршунова Ю.А. – «Гея»). Автор участвовал в поездке качестве технического эксперта, специалиста по технологиям обращения с РАО.  

Несколько слов об АЭС "Грейфсвальд". В период с 1974 по 1989 год было введено в действие пять энергоблоков с реакторами ВВЭР-440 (всего на станции планировалось строительство восьми блоков). Первые четыре блока относятся к I поколению, а пятый, введенный в эксплуатацию в конце 1989 г. и к моменту останова находившийся в стадии опытно-промышленной эксплуатации, - ко II поколению. Все они, а также опытно-промышленная АЭС "Райнсберг" с реактором ВВЭР-210 мощностью 70 МВт, которая была первым отечественным опытом разработки ядерного реактора для зарубежной АЭС (введен в эксплуатацию в 1966 г.), были остановлены в начале 1990 года после объединения Германии. Общая электроэнерговыработка реакторов ВВЭР в ГДР, обеспечивавших  пятую часть всего производства электроэнергии, составила 142 ТВт·час.

Решение о закрытии АЭС "Грейфсвальд" в 1990 г. было чисто политическим и не имело никаких технических обоснований. Тогда цена нефти не превышала 10 $/баррель, и большим влиянием пользовались «зеленые», после чернобыльской катастрофы посеявшие массовую радиофобию и нагнетающие страхи перед ядерной энергетикой. К голосам специалистов-атомщиков, основная часть населения не прислушивалась. По этому поводу очень хорошо заметил С.А.Субботин, что в данном случае в споре специалистов с толпой победила толпа, и, в итоге, отказ от ядерной энергетики означает отказ от прогресса.

Продиктованное стремлением скорейшей переориентации экономики бывшей ГДР на Запад и разрыва интеграционных связей с Россией решение федеральных властей об остановке и демонтаже станции было принято без участия муниципальных властей Грейфсвальда. Но именно на них легло решение возникших проблем, вызванных отсутствием тщательной подготовки и детальной проработки всех возможных вариантов развития событий. На приеме в ратуше обер-бургомистр Грейфсвальда г. А.Кениг подробно рассказал о том, как решались эти проблемы. Развитые национальные сети и мощные межсистемные связи позволили обеспечить электроснабжение города, однако, возникли серьезные сложности с теплоснабжением. В экстренном порядке пришлось строить котельную, в период строительства которой город испытывал дефицит тепла.

 Главной проблемой для муниципальных властей был (и остается до сих пор) социальный аспект закрытия АЭС. На момент остановки станции на ней работали около 6000 человек, и пришлось сократить почти 4500. Сейчас работами по ликвидации АЭС занято немногим более 1000, а к 2012 году все работы по демонтажу закончатся, и на охране и мониторинге хранилищ останется до 150 человек. Особенно остро, учитывая высокие квалификацию и образовательный уровень работников АЭС и обслуживающих предприятий, ударил по городу отъезд многих высококвалифицированных и образованных молодых специалистов. Население города сократилось почти на 15 тыс. человек, а безработица в Грейфсвальде в середине 90-х годов достигала 30 процентов.

Финансирование работ по выводу АЭС из эксплуатации осуществлялось из федерального бюджета, деньги выделялись и на переобучение персонала, на досрочные пенсии. Однако, как рассказывал г. А.Кениг средств на все не хватило, местным властям приходилось экономить и изыскивать пути создания новых рабочих мест и социальной поддержки населения. Для смягчения ситуации был создан общественный совет, в который вошли представители профсоюзов, муниципальных властей, политических партий, общественных организаций и движений. Возглавил совет (возглавляет его и в настоящее время) бывший сотрудник АЭС, физик-материаловед, получивший образование в СССР, доктор Н.Меер.

При выводе АЭС “Грейфсвальд” из эксплуатации было принято решение немедленного поэтапного демонтажа станции. Такое решение аргументировалось наличием специалистов, работавших на действующей АЭС и прекрасно знающих ее оборудование, техническую и эксплуатационную документацию. С социальной точки зрения такой порядок позволил задействовать и часть персонала станции, обеспечив занятость и достойные зарплаты. Кроме того, высвобождающиеся в результате демонтажа участки на территории бывшей АЭС продавались сторонним фирмам для организации новых производств. Так, в освободившихся помещениях на территории станции уже действует завод по производству биотоплива, бывший отводной канал используется для обустройства порта. В здании бывшего машинного зала (огромного здания длиной около полутора километров) оборудуется завод по производству понтонов.

Для проведения работ по демонтажу станции было создано предприятие «Энергиеверке Норд ГМБХ» в форме акционерного общества со стопроцентным государственным капиталом, которое занимается и переработкой РАО бывших АЭС “Грейфсвальд” и "Райнсберг". Кроме того, предприятие занимается и различными проектами по выводу из эксплуатации ядерных объектов, участвует в международной программе по утилизации российских АПЛ в Северо-Западном регионе России.

 На встрече технический директор «Энергиеверке Норд ГМБХ» г. Д.Риттшер подробно рассказал о деятельности предприятия и об этапах ликвидационных работ. В начале 90-х гг. было построено здание промежуточного хранилища РАО размером 150 на 200 м, в котором ведутся все работы по обращению и хранению РАО. Здание поделено на 8 залов, каждый из которых предназначен для работы с определенным видом РАО и имеет свой режим хранения.  

Специалисты “Энергиеверке Норд ГМБХ” провели экскурсию по предприятию и подробно ознакомили с технологиями переработки и хранения РАО. Поскольку по германским законам ОЯТ подлежит только прямому захоронению, все ОЯТ, выгруженное из энергоблоков станции, помещено в контейнерах “Kaстор”, которые размещены в одном из залов промежуточного хранилища. В другом зале находятся демонтированные парогенераторы и корпус 5-го энергоблока.

Касаясь технологий обращения с РАО, должен отметить, что на предприятии нет никаких особых технических новинок или ноу-хау. Твердые РАО прессуются и помещаются с металлические контейнеры, жидкие – выпариваются и цементируются. Отсутствует и установка по сжиганию горючих РАО, которая позволяет на порядки сократить их объем. Сыпучие РАО просто засыпаются в металлические бочки, которые затем герметизируются. Следует заметить, что согласно Российским нормативным документам такой способ длительного хранения РАО недопустим: данный вид РАО обязательно подлежит омоноличиванию, что значительно повышает радиоэкологическую безопасность. Единственно чему можно позавидовать, это высочайшая культура производства и технологическая дисциплина, чистота и порядок.

На всех встречах в Грейфсвальде с руководителями и специалистами “Энергиеверке Норд ГМБХ”, председателем общественного совета доктором Н.Меером, проводившим обследование корпусов реакторов, обер-бургомистром г. А.Кенигом немецкие коллеги высказывали сожаление о поспешном закрытии АЭС. Да, может быть и следовало закрыть первые 3 блока станции с реакторами ВВЭР-440, но закрывать всю станцию и особенно 5 блок, проработавший всего несколько месяцев и не вышедший из режима опытной эксплуатации, не было никаких технических предпосылок.

На встречах в Грейфсвальде с доктором Н.Меером и в Берлине с профессором С. Пфлугбайлем (тоже физиком по образованию), последним министром экологии бывшей ГДР, участвовавшим в принятии решения о закрытии АЭС, подробно рассказывали технических и конструктивных недостатках реакторов, об исчерпании их ресурса, о невысоком качестве технической и эксплуатационной документации. Например, приводились данные о разрыве нескольких трубок парогенераторов, об опасном повышении критической температуры, хрупкости корпуса реактора и т.д. Ни одна западногерманская фирма не хотела брать на себя риски по техническому освидетельствованию реакторов и работе с советскими энергоблоками. Все это и привело к принятию решения о закрытии АЭС.

Можно согласиться с доводами немецкой стороны о некоторых недостатках реакторов ВВЭР-440, работавших на АЭС “Грейфсвальд”. Точно такие же реакторы работают на первых и вторых блоках Кольской и Нововоронежской АЭС, а также в Чехии и Словакии. Эти реакторы относятся к первому поколению корпусных реакторов, они проектировались и создавались по общепромышленным нормативам, когда отсутствовала нормативная база ядерно-энергетических установок. Но при создании этих реакторов закладывались консервативные решения, что обеспечивало достаточный запас надежности. Недостатки документации по 5 блоку объясняются тем, что это был переходный реактор, близкий уже ко второму поколению, проектирующийся с учетом опыта эксплуатации энергоблоков 1 поколения.

О качестве и надежности реакторов ВВЭР-440 свидетельствует их успешная работа на Кольской и Нововоронежской АЭС, которые отработали проектный срок службы и после модернизации их срок эксплуатации продлен на 15 лет с возможным дальнейшим продлением. Первый блок АЭС “Ловииза”, аналогичный 5 блоку  АЭС “Грейфсвальд”, неоднократно квалифицировался МАГАТЭ как лучший блок. Его проектный срок службы заканчивается в ближайшее время и сейчас разрабатывается проект продления срока службы на 20 лет.

О том, что решение о закрытии станции было чисто политическим и не подтверждалось экономическими и экологическими аргументами, что не принимались во внимание никакие риски кроме радиационных свидетельствует и то, что в качестве замещающих мощностей в Грейфсвальде планируется строительство угольной станции, топливо для которой планируется поставлять из Южной Африки, Китая или Австралии (экология и экономика!). Рассматривается также возможность строительства и газовой ТЭС, работающей на российском газе (экономика и энергозависимость!).

К счастью, положение в мире меняется. Серьезные общественные экологические организации уже не требуют все закрыть и запретить, а охотно идут на конструктивный диалог со специалистами. Очень хорошо заметил организатор поездки в Германию О.В.Бодров, физик по образованию, долгие годы проработавший в одном из ведущих российских предприятий атомной отрасли, что ядерная энергетика – это такая же данность как смена времен года или восход солнца и надо прилагать совместные усилия для решения имеющихся проблем.

В заключении хочется отметить полезность встреч и дискуссий с немецкими специалистами, общественностью и представителями властей. Знакомство с немецким опытом решения социальных, экологических, технологических проблем связанных с выводом из эксплуатации АЭС. Изучение опыта социального партнерства власти, бизнеса и общественности в процессе вывода из эксплуатации АЭС позволит обеспечить устойчивое развитие региона без социальных и иных конфликтов.

назад

Материалы из архива

6.2007 ПЛАВУЧИЕ АЭС: «ХРОМАЯ УТКА» РОСАТОМА

Надежда Попова, «Аргументы неделi»В недрах атомного ведомства страны разгорается скандал. После бодрых рапортов о том, что в России в ближайшее время будет построена флотилия из 7 плавучих атомных станций (по другим данным, из 15, а академик Евгений Велихов и вовсе озвучил цифру 150), стали раздаваться робкие вопросы: а потянем ли? а не опасны ли эти плавучие АЭС? как охранять будем? Некоторые опасения по вопросу безопасности атомных поплавков выражают и ученые Института ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт». Свои мысли вслух о дороговизне проекта озвучил министр Герман Греф.

10.2008 Родители выбрали ему имя, а получилось — судьбу

У поколения, к которому принадлежит академик Р.И.Илькаев, нужно успеть многому научиться. Важно  вслушаться, вглядеться особенно тем, кто придет или уже приходит им на смену. Конечно, государство никогда не обделяло его вниманием. Но надо ли объяснять, что удостоиться высоких званий и правительственных наград еще не значит создать себе имя в профессии. Илькаев его создал. Чтобы познакомиться с ученым-физиком, отправилась в Саров, на родину первой советской атомной и термоядерной бомбы.

7.2007 Россию оттесняют от казахского урана

 Михаил Сергеев, "Независимая газета" Российские атомщики рискуют лишиться традиционной сырьевой базы в Казахстане. Астана ведет переговоры о покупке 10% американской компании Westinghouse, крупнейшего конкурента «Атомэнергопрома», учредительные документы и совет директоров которого вчера утвердил премьер Михаил Фрадков. С помощью полученных у американцев технологий казахи намерены к 2014 году полностью прекратить поставку на внешний рынок, включая Россию, природного урана, заменив его экспортом готового продукта с высокой добавленной стоимостью – тепловыделяющих сборок, собранных не по российским, а по западным стандартам.