Венская конвенция об ответственности за ядерный ущерб

Д.В.Малышев, Страховая Группа «СОГАЗ»

Принятие Венской конвенции

Российская Федерация Федеральным Законом от 21.03.2005 № 23-ФЗ ратифицировала Венскую конвенцию о гражданской ответственности за ядерный ущерб от 21 мая1963 года (далее - Венская конвенция). 13 августа 2005 года Венская конвенция вступила в силу на территории Российской Федерации.

Венская конвенция:

1. С момента вступления в силу является актом прямого действия в Российской Федерации и имеет приоритет над нормами российского законодательства, в том числе над Законом «Об использовании атомной энергии» и Законом «О гражданской ответственности за причинение ядерного вреда и ее финансовом обеспечении» в случае его принятия.

2. Распространяется на любые ядерные инциденты независимо от того, где они произошли. Венская конвенция распространяется на ядерные инциденты, произошедшие:

- на территории РФ при отсутствии перевозки (на ядерной установке оператора);

- при перевозке по территории РФ;

- при международной перевозке.

3. Устанавливает субъекта ответственности. Им является оператор ядерной установки. Согласно Венской конвенции оператором ядерной установки считается лицо, назначенное или признанное отвечающим за установку государством в качестве оператора этой установки (ст. I, ч. 1, п. «с»). Законодательством государства ответственным в качестве оператора ядерной установки могут быть признаны также перевозчик ядерного материала или иное лицо, имеющее дело с РАО.

По Венской конвенции грузополучатель ядерного материала будет рассматриваться как оператор при условии, что грузополучателем является юридическое лицо, эксплуатирующее предприятие, на котором будет осуществляться переработка материала. Если на предприятии грузополучателя не будет осуществляться переработка материала, то оператором по смыслу Венской конвенции будет являться конечный получатель материала.

4. Предусматривает возможность национальным законом установить максимальный предел ответственности оператора (размер подлежащего возмещению ущерба). При установлении такого предела он не может быть менее суммы, установленной статьей V Венской конвенции. В РФ закон, устанавливающий предел ответственности, в настоящее время не принят.

5. Максимальный предел ответственности оператора, указанный выше, является и максимальным пределом ответственности государства.

6. Определяет, что обязанность поддерживать финансовое обеспечение в форме страхования ответственности либо в иных формах возлагается на оператора в том случае, если это предусмотрено государством, отвечающим за ядерную установку, в таком размере и на таких условиях, как определено национальным законодательством.

7. Определяет ядерный материал как ядерное топливо, радиоактивные продукты или отходы.

8. Устанавливает распределение ответственности между операторами ядерных установок, в том числе при перевозках с участием стран - не участников Венской конвенции.

Вопросы ответственности за ядерный ущерб также регулируются Федеральным законом «Об использовании атомной энергии».

Эксплуатирующие организации, являющиеся операторами ядерных установок согласно Венской конвенции, должны поддерживать ядерное страхование или другое финансовое обеспечение, покрывающее их ответственность за ядерный ущерб, в соответствии с требованиями Венской конвенции.

Предел ответственности оператора ядерной установки

Существует мнение, что в связи с отказом США в 1971 году в одностороннем порядке от поддержания золотого паритета доллара (отказ от требований Брэттон-Вудской системы) предел ответственности должен оставаться в пределах суммы, обозначенной 5млн. долл. США.

Доллар Соединенных Штатов, указанный в статье V Венской конвенции, является расчетной единицей, эквивалентной стоимости доллара Соединенных Штатов по его золотому паритету на 29 апреля 1963 года, то есть 35 долларов США за одну тройскую унцию чистого золота. Отказ США от поддержания золотого паритета доллара не влияет на расчет минимального предела ответственности по Венской Конвенции на определенную дату.

Для расчета минимального предела ответственности оператора ядерной установки на текущую дату необходимо использовать стоимость тройской унции чистого золота в долларах на указанную дату, например, по котировке на Нью-Йоркской бирже драгоценных металлов («NYMEX»), публикуемой РИА «РосБизнесКонсалтинг». Расчет минимального предела ответственности производится по следующей формуле:

Cmin ($) = NYMEX / $35 * $5 000 000,

где: NYMEX - стоимость тройской унции чистого золота на текущую дату(http://stock.rbc.ru/demo/nymex.6/), (USD/Gold).

Пример: Минимальный предел ответственности на 03.02.06 составляет $81 057 142,86 (NYMEX = $567,4).

Cmin ($) = $567,4 / $35 * $5 000 000 = $81 057 142,86.

Страховая сумма на 03.02.06 с округлением до рублей составляет 2 285 008 963,00руб. (NYMEX - $567,4; Rusd = 28,1901 руб./ $).

СС - $567,4 / $35 * $5 000 000 * 28,1901 руб./ $ = 2 285 008 963,00 руб.

В соответствии со ст. 55 Федерального закона «Об использовании атомной энергии» виды и пределы ответственности эксплуатирующей организации должны быть установлены законодательством Российской Федерации. До настоящего времени законодательные акты, устанавливающие такие пределы ответственности, не приняты, поэтому ответственность российского оператора ядерной установки является неограниченной.

Финансовое обеспечение ответственности оператора ядерной установки

1. В соответствии с п. 1 ст. 7 Венской конвенции от оператора требуется поддерживать страхование (далее - ядерное страхование) или другое финансовое обеспечение, покрывающее его ответственность за ядерный ущерб, в таком размере, такого вида и на таких условиях, как определяет отвечающее за установку государство.

Статья 56 Закона «Об использовании атомной энергии» определяет, что эксплуатирующая организация (оператор) обязан иметь финансовое обеспечение предела ответственности.

Таким образом, законодатель формулирует общее правило о том, что финансовое обеспечение должно соответствовать пределу ответственности, установленному законодательством.

Статья V Венской конвенции устанавливает, что предел ответственности оператора может быть установлен в размере не менее чем 5 млн. американских долларов за каждый ядерный инцидент.

Таким образом, так как минимальный предел ответственности, в случае его установления, не может составлять менее 5 миллионов долларов, минимальная страховая сумма (или другое финансовое обеспечение) должна соответствовать данному размеру.

Исходя из вышеизложенного, в соответствии с Венской конвенцией и Законом «Об использовании атомной энергии» оператор обязан осуществить страхование ответственности за ядерный ущерб в размере, не менее 5 млн. американских долларов.

Отвечающее за установку государство обеспечивает выплату возмещений по удовлетворенным исковым требованиям, предъявленным оператору за ядерный ущерб, путем предоставления необходимых средств в том размере, в каком размер страхования или другого финансового обеспечения недостаточен для полного удовлетворения таких требований.

Признание страховых взносов по договорам ядерного страхования расходами для целей налогообложения прибыли

Порядок отнесения затрат налогоплательщика на страхование к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, установлен ст. 263 Налогового кодекса РФ. Согласно указанной статье расходы на обязательное и добровольное страхование имущества включают страховые взносы по всем видам обязательного страхования, а также по определенным в этой статье видам добровольного страхования.

Страхование ответственности за ядерный ущерб не является одним из видов обязательного страхования по действующему законодательству. Согласно пункту 4 статьи 3 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования. Федеральный закон о конкретном виде обязательного страхования должен содержать положения, определяющие:

а) субъекты страхования;

б) объекты, подлежащие страхованию;

в) перечень страховых случаев;

г) минимальный размер страховой суммы или порядок ее определения;

д) размер, структуру или порядок определения страхового тарифа;

е) срок и порядок уплаты страховой премии (страховых взносов);

ж) срок действия договора страхования;

з) порядок определения размера страховой выплаты;

и) контроль за осуществлением страхования;

к) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субъектами страхования;

л) иные положения.

Федеральный закон об обязательном страховании гражданской ответственности эксплуатирующих организаций за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием, в настоящее время не принят. Федеральный закон «Об использовании атомной энергии» № 170-ФЗ от 21.11.1995 г. не отвечает указанным выше признакам, поэтому не может рассматриваться как закон, устанавливающий обязательный вид страхования. На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что страхование гражданской ответственности за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием, представляет собой один из видов добровольного страхования.

Согласно п.п. 8 п. 1 ст. 263 Налогового кодекса РФ расходы на страхование включают страховые взносы по добровольному страхованию ответственности за причинение вреда, если такое страхование является условием осуществления налогоплательщиком деятельности в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации или общепринятыми международными требованиями.

В соответствии со ст. VII Венской Конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 года (ратифицирована Российской Федерацией в соответствии с Федеральным законом № 23-ФЗ от 21.05.2005 г.), от оператора требуется поддерживать страхование или другое финансовое обеспечение, покрывающее его ответственность за ядерный ущерб, в таком размере, такого вида и на таких условиях, как определяет отвечающее за установку государство. Таким образом, международным договором Российской Федерации установлена обязанность эксплуатирующей организации иметь финансовое обеспечение ответственности за ядерный ущерб в таком размере, такого вида и на таких условиях, которые должны быть установлены законодательством Российской Федерации.

В настоящее время отсутствует федеральное законодательство, которое устанавливало бы размеры, виды и условия финансового обеспечения ответственности эксплуатирующих организаций. Статьей 55 Федерального закона «Об использовании атомной энергии» установлено, что виды и пределы ответственности эксплуатирующей организации за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием в зависимости от типа объекта использования атомной энергии, устанавливаются законодательством Российской Федерации. Согласно ст. 56 указанного Федерального закона эксплуатирующая организация обязана иметь финансовое обеспечение предела ответственности, установленного статьей 55 закона. Финансовое обеспечение эксплуатирующей организации в случае возмещения убытков и вреда, причиненных радиационным воздействием, состоит из государственной гарантии или иной гарантии, наличия собственных финансовых средств и страхового полиса (договора).

Таким образом, указанным законом не установлены размер, виды и условия финансового обеспечения ответственности за ядерный ущерб. Статьи 55 и 56 указанного Федерального закона содержат отсылочные нормы к специальному закону, которым будут установлены виды и пределы ответственности эксплуатирующих организаций, и конкретные виды, размеры и условия предоставления финансового обеспечения предела ответственности.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в условиях отсутствия специального закона, устанавливающего виды, размеры и условия финансового обеспечения, наличие финансового обеспечения не является обязательным условием осуществления деятельности эксплуатирующими организациями. Поскольку страхование гражданской ответственности как один из видов финансового обеспечения ответственности не является обязательным условием осуществления деятельности эксплуатирующих организаций, расходы на страховые взносы по такому виду добровольного страхования как страхование ответственности за причинение ущерба, вызванного ядерным инцидентом, не могут быть отнесены к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

В то же время, нельзя не отметить, что существует иная позиция по исследуемой проблеме, которая основывается, в первую очередь, на формальном толковании норм Конвенции и Федерального закона. Согласно этой позиции обязанность операторов иметь финансовое обеспечение ответственности за ядерный ущерб прямо предусмотрена ст. VII Венской конвенции 1963 года, а также п. 1 ст. 56 Федерального закона «Об использовании атомной энергии». Размеры, виды и условия финансового обеспечения ответственности в настоящее время не установлены специальным федеральным законом, однако из этого не следует, что наличие финансового обеспечения не является обязательным для эксплуатирующих организаций. Из вышеуказанного можно сделать вывод о том, что, поскольку международным договором Российской Федерации установлена обязанность операторов поддерживать страхование или иное финансовое обеспечение ответственности за ядерный ущерб, наличие такого обеспечения может рассматриваться как обязательное условие их деятельности. Добровольное страхование гражданской ответственности, таким образом, может рассматриваться как обязательное условие осуществления деятельности эксплуатирующих организаций, следовательно, страховые взносы на страхование гражданской ответственности за ядерный ущерб могут относиться к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. Такие расходы по добровольным видам страхования согласно п. 3 ст. 263 Налогового кодекса РФ могут включаться в состав прочих расходов в размере фактических затрат. С учетом вышеизложенного можно сделать основной вывод о том для решения всех описанных вопросов необходимо в скорейшем порядке готовить второе чтение по проекту федерального закона «О гражданской ответственности за причинение ядерного вреда и ее финансовом обеспечении» с учетом ратифицированной Конвенции.

По материалам Международной конференции «Стратегия безопасности использования атомной энергии»

назад

Материалы из архива

9.2009 Принцип финансиста: ''Не навреди''

Николай Соломон, заместитель генерального директора по финансам ГК "Росатом": - Одна из стратегических целей нашей госкорпорации состоит в достижении максимальной эффективности управления... Нам требуется адекватный времени и новым задачам механизм управления… Необходимо добиться, чтобы принятые у нас технологии управления, особенно на самом верху, соответствовали общему высочайшему технологическому уровню нашей отрасли…

3.2009 Качественный аудит госкорпораций обеспечит сокращение их расходов

Анатолий Аксаков, депутат Госдумы: - Жесточайший контроль необходим… за деятельностью… всех госкорпораций и компаний, которые созданы на бюджетные средства. Такие компании, являясь, как правило, самыми неэффективными и непрозрачными, в то же время по любому чиху получают дополнительные финансовые вливания. Если наводить порядок в стране, то начинать надо с госкорпораций: доходы их топ-менеджеров зачастую выше, чем заработки в частных компаниях, а эффективность ниже.

3.2007 «Не догоним, так погреемся»

Мы выкладываем эту статью на сайте до ее публикации в журнале «Атомная стратегия». Имя автора не раскрываем и полностью сохраняем авторскую лексику и орфографию. Надеемся на адекватные комментарии и планируем, подборку из того, что получится в результате обсуждения, поместить в апрельском выпуске АС.Прошло около года со времени появления на сайте proatom статьи под названием «Стратегия выживания».