Кому нужны ядерные боеголовки?

Брет Стивенс (Bret Stephens), "The Wall Street Journal", США


Сегодня проблему ядерного оружия можно охарактеризовать так: оно выходит из моды там, где оно нужно больше всего и входит в моду там, где нужно меньше всего.


Премьер-министр Великобритании с трудом одержал свою, вероятно, последнюю законодательную победу: парламент одобрил, несмотря на возражения 88 парламентариев-лейбористов, выделение средств на разработку нового поколения ядерных подводных лодок с баллистическими ракетами. Но на вопрос о том, появятся ли новые подлодки и ракеты, ответит уже парламент следующего созыва.

Почти параллельно с этим администрация Буша поручила лаборатории Lawrence Livermore разработать боеголовку Reliable Replacement Warhead (представляющую собой по сути модернизированный вариант испытывавшейся, но так и не поступившей в войска боеголовки W89) для замены состоящих сегодня на вооружении, особенно, 100-килотонной W76. Но демократические большинство в конгрессе наверняка создаст трудности с выделением средств на разработку RRW. New York Times уже опубликовала разгромную редакционную статью, в которой утверждается, что идея внедрения RRW принадлежит ученым-ядерщикам, решившим выбить у государства денег, ссылаясь на 'старение' боеголовок.

Очень жаль, что газета не обратилась к собственному превосходному материалу, посвященному этому вопросу. Как в 2005 г. отмечал ее журналист Уильям Броуд (William J. Broad), 'по мере старения боеголовок растет риск коррозии внутренних элементов, ухудшения свойств материала и повышения ломкости критически важных узлов'. Очень жаль, что и британские борцы с ядерным оружием не принимают в расчет те мрачные последствия, которые угрожают родине бушевского пуделя в том случае, если она откажется от собственного потенциала ядерного сдерживания.

Однако некоторые не склонны обращать на это внимания, и левых по-прежнему терзают угрызения совести. Но от подобных угрызений не страдают другие ядерные державы. Россия развертывает новые ракеты наземного базирования 'Тополь-М' и создает баллистические ракеты нового поколения для подводных лодок. Китайцы модернизируют свои ядерные силы наземного и морского базирования, вводя в строй многозарядные боеголовки и ракеты на твердом топливе. Пакистан в феврале провел успешные испытания баллистической ракеты Shaheen-II с радиусом действия в 2000 километров. Предполагается, что через несколько месяцев Иран будет способен вести обогащение урана в промышленных масштабах, что, в свою очередь, открывает ему путь к получению оружейного урана для создания ядерного боезаряда к концу 2008 г. О прогрессе Северной Кореи в ядерной области хорошо известно.

Почему ответственные страны гложут сомнения в необходимости потенциала ядерного сдерживания, в то время, как безответственные предпринимают беспрецедентные усилия по расширению или модернизации своего ядерного арсенала? Один из возможных ответов дал в январе на этих страницах бывший советский лидер Михаил Горбачев, который отметил, что по Договору о нераспространении ядерного оружия 1970 г. страны, способные создать ядерное оружие, отказывались от него в обмен на обещание ядерных держав 'сокращать свои арсеналы и в конечном счете ликвидировать их'. 'Если эта взаимность не соблюдается, - писал он, - то рассыпается вся конструкция Договора'.

В риторическом смысле Горбачев, конечно, прав, и президент Ирана Махмуд Ахмадинежад поступил бы умно, выделив этот момент в своем выступлении в Совете Безопасности ООН, намеченном на конец марта. Однако, с точки зрения практики, этот аргумент ошибочен, так как не принимает в расчет ряд важных фактов: господам Киму и Ахмадинежаду выгоднее стремиться к обладанию ядерным оружием, чем упрекать Америку (или Британию) в 'лицемерии'. Действительно, по сравнению с годами 'холодной войны', Россия и США сократили свои ядерные арсеналы на 80 процентов - значительная часть сокращения была достигнута при нынешней администрации - однако для государств-изгоев это послужило слабым аргументом не стремиться к обладанию оружием массового поражения.

Более серьезное возражение против американских и британских планов модернизации заключается в том, что они не дают реальной защиты от терроризма. Представьте себе, что 'Аль-Каида' взрывает ядерную бомбу на Таймс-сквер. Представьте себе, что бомба была давно украдена с советского склада, что означает отсутствие адресата ответного удара. Теперь представьте, что 'Аль-Каида' угрожает взорвать еще пять бомб, если США не удовлетворят ее требования. Какой прок будет тогда от потенциала сдерживания? Против кого будет направлен наш удар возмездия?

Этот сценарий не снимает потребность в потенциале ядерного сдерживания: нам угрожают не только террористы, и странно, что те, кто говорит, что мы можем 'сдержать' ядерный Иран, зачастую призывают нас отказаться от средств сдерживания. Но вопросу о том, что делать после ядерного 11 сентября, до сих пор уделяется слишком мало внимания. В век терроризма нам срочно нужна ядерная доктрина, подкрепленная оружием. Боеголовка RRW, позволяющая сохранить до 2050 г. конфигурацию ядерных сил, сложившуюся в годы 'холодной войны', - это, в лучшем случае, лишь частичное решение проблемы.

Как могла бы выглядеть разумная стратегия сдерживания? 'Даже у нигилистов есть что-то, что им дорого - и на это должна быть направлена политика устрашения, - говорит Макс Сингер (Max Singer), соратник великого теоретика 'холодной войны' Германа Кана (Herman Kahn). - Нужно знать, что это, дать понять, что ты это знаешь, и демонстрировать серьезность своих намерений'.

Как бы себя чувствовали исламские террористы, если бы США официально заявили, что в случае ядерного 11 сентября был бы немедленно нанесен удар по Мекке, Медине и иранскому священному городу Куму (Qom)? Стал ли бы наш потенциал сдерживания более-менее эффективным, если бы мы ввели в строй оружие наподобие оклеветанных противобункерных бомб, а потенциальный противник знал, что мы не остановимся перед его использованием? Как создание полноценного противоракетного щита изменило бы структуру потенциала сдерживания? Имеет ли смысл соблюдать режим нераспространения, когда он уже явно нарушен?

Не нужно знать ответы на все эти вопросы, чтобы понимать, что морализаторства о чудовищности ядерного оружия или объявления проблемы 'немыслимой' недостаточно. Нет ничего немыслимого. Но то, останется ли немыслимое невыполнимым, всецело зависит от нашей готовности размышлять об этом и действовать на основании наших выводов.

Опубликовано на  inoСМИ.ru 20.03.2007

назад

Материалы из архива

8.2007 Атомная синергетика Дальнего Востока

Виталий Корепанов, ВШБ МГУ, Химфак МГУАтомная отрасль способна эффективно решать первостепенные геостратегические задачи России на Дальнем Востоке – развитие инфраструктуры и интеграцию со странами АТР. А ее конкретные проекты обеспечивают синергетический эффект от реализации важнейших стратегических инициатив современной России. Атомная программа на Дальнем Востоке насчитывает 20-летнюю историю.

10.2008 Родители выбрали ему имя, а получилось — судьбу

У поколения, к которому принадлежит академик Р.И.Илькаев, нужно успеть многому научиться. Важно  вслушаться, вглядеться особенно тем, кто придет или уже приходит им на смену. Конечно, государство никогда не обделяло его вниманием. Но надо ли объяснять, что удостоиться высоких званий и правительственных наград еще не значит создать себе имя в профессии. Илькаев его создал. Чтобы познакомиться с ученым-физиком, отправилась в Саров, на родину первой советской атомной и термоядерной бомбы.

2.2006 Нефть, газ, энергия, мир, Россия: состояние и перспективы

Энергетика – один из фундаментов современной цивилизации. Здесь будет говориться об индустриальной энергетике, производящей электрическую и тепловую энергии с помощью машинных устройств. Источниками индустриальной энергии являются: нефть, газ, каменный уголь, уран-235, гидроэнергия рек, солнце и ветер.Нефть и газ, помимо энергетики, обеспечивают работу транспорта (авиация, автомобили, водные корабли и железнодорожные поезда) и являются сырьем для химических производств, производящих материалы и сельскохозяйственные удобрения.