Комплексная оценка ядерно-радиационного наследия России (продолжение)

Начало статьи…

Дозы облучения населения вокруг предприятий Минатома России в 1993 – 1996 гг. представлены в табл. 11. Потери здоровья населения и персонала, связанные со специфическими факторами ядерных технологий – радиационным риском, пренебрежимо малы в сравнении с потерями в любой производственной сфере со сопоставимым масштабом социально-экономических и оборонных задач.

Таблица 11. Дозы облучения населения вокруг предприятий Минатома России в 1993–1996 гг.



Предприятия

Облучаемое население,
тыс. человек

Годовая эффективная доза, м3в/год


Внешняя

Внутренняя
Суммарная
ПО "Маяк"
ГХК
СХК
320
200
400
   0,01
   0,03
0,0004
  0,10
  0,02
0,005
   0,11
   0,05
0,0054

Северо-Западный регион (СЗР) России [13], как никакой другой район земного шара, насыщен промышленными, оборонными и народно-хозяйственными предприятиями и объектами, являющимися потенциальными источниками радиационной опасности. Их общее число приближается к десяти тысячам, причем не менее трети из них связаны с ВПК. На территории Мурманской и Архангельской областей количество ядерных энергетических установок (ЯЭУ) превышает 270 единиц, что составляет 18% от общего мирового количества ЯЭУ, находящихся в эксплуатации. Суммарное количество радиоактивных источников, затопленных в морях, омывающих Мурманскую область с трех сторон, составляет 2/3 от активности всех РАО, захороненных в Мировом океане. Такая ситуация сложилась в эпоху ядерного противостояния двух великих держав и сохранится, по крайней мере, еще несколько десятилетий [48].

На территории региона сосредоточено большое количество предприятий, использующих радиоактивные материалы. Это Ленинградская и Кольская АЭС, судостроительные и судоремонтные заводы по строительству и ремонту кораблей и судов с ЯЭУ, атомный ледокольный флот, Северный ВМФ, инфраструктура по их обслуживанию, около 4 тыс. предприятий, использующих РВ и другие ИИИ. Среди работников предприятий атомного судостроения в последние годы в связи с массовой утилизацией атомных подводных лодок (АПЛ) отмечается выраженная тенденция к росту злокачественных новообразований. Особо настораживает рост детской заболеваемости за счет новообразований.

К источникам потенциальной опасности РЗ ОПС относятся также проводившиеся испытания ЯО на Новой Земле, ПЯВ в мирных целях, пункты захоронения РАО, затонувшие атомные корабли и РАО на дне Карского и Баренцева морей, последствия выпадения радиоактивных осадков после аварии на ЧАЭС и транспортирования радиационно опасных грузов. В период 1961-1962 гг. уровни радиоактивных выпадений в северных регионах России возрастали в 200-300 раз по сравнению с 1960 г., однако они быстро снижались и величины реального облучения в последующие годы находились в пределах доз от естественного уровня радиации для населения страны (10 – 25 мкР/ч) [19,40] .

Острая экологическая ситуация сложилась на Кольском полуострове (Ловозерский и Кондорский горно-обогатительные комбинаты), поскольку содержание РВ в руде, полупродуктах и готовой продукции находится вблизи нижней границы интервала активности, требующей специальной организации профилактических работ. Соседство с АЭС "Ловиза" (Финляндия) и Игналинской АЭС (Литва) создает потенциальную угрозу радиационной опасности для Карелии и Псковской области [13 - 18].

Дальневосточный регион [20] после СЗР занимает второе место в России по количеству расположенных на его территории ядерных реакторов АПЛ. У общественности вызывает обеспокоенность состояние ядерной и радиационной безопасности (ЯРБ) на объектах инфраструктуры атомного флота (береговые базы технического обслуживания и суда атомно-технологического обслуживания, судоремонтные заводы, предприятия атомного судостроения – "Звезда", "Восток" и Амурский судостроительный завод), а также неудовлетворительное положение, сложившееся вдоль трассы Северного морского пути в результате нарушений законодательства Российской Федерации и федеральных норм по безопасному обращению с радиоизотопными термоэлектрическими генераторами (РИТЭГами) на арктическом побережье Чукотского автономного округа (рис. 5, табл. 12, 13).

Потенциально опасными в отношении возможного РЗ ОПС являются объекты ВМФ в бухтах Большой Камень, Сысоева, Чажма и ряда других, где производятся работы по перезарядке активных зон реакторов, сбор, временное хранение и переработка РАО, временное хранение облученных тепловыделяющих сборок (ОТВС), ремонт и утилизация АПЛ, базируются плавучие технические базы и спецтанкеры. Отсутствие до последнего времени на Тихоокеанском флоте (ТОФ) полномасштабной инфраструктуры для обращения с РАО является главной причиной непреднамеренного РЗ ОПС, снижения темпов ремонта и утилизации АПЛ [20].

Запроектная авария на АПЛ К-314 в бухте Чажма 10 августа 1985 г. остается наиболее серьезным ядерным инцидентом в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Происшедшее вследствие этого РЗ местности является наиболее масштабным для всего Дальневосточного региона.

В течение более 20 лет в районе полуострова Дунай сохраняются локальные участки РЗ лесного массива, территории судоремонтного завода и морской акватории б. Чажма, а также заливов Стрелок и Уссурийский продуктами ядерной аварии ЯЭУ АПЛ, произошедшей в б. Чажма. В северо-западной части Японского моря располагаются районы захоронения РАО ТОФ. В западной и южной – атомной энергетики Южной Кореи и Японии. Риск РЗ представляют собой Билибинская АЭС, пункты подземного захоронения РАО, места слива жидких и глубоководного захоронения твердых РАО.

Все эти факторы оказывают сильное психологическое воздействие на население, вызывая беспокойство за свое будущее и будущее ОПС. Проявляется это в радиофобии и крайне негативном отношении к ядерной энергетике, так как за прошедшие десятилетия ее достижения не принесли им социального улучшения. Имея на подводных лодках в два раза больше атомных реакторов, чем в прилегающих странах, Приморский край в течение многих лет находится в энергетическом кризисе. Он относится к одному из экономически отсталых регионов страны, но вынужден нести дополнительное бремя обеспечения утилизации 70% ядерных и радиационных объектов ТОФ [20,21].


Рис. 5. Места расположения РИТЭГ на трассах Севморпути и зоны ответственности гидрографических баз

Таблица 12. Нештатные ситуации с РИТЭГ 
Тип РИТЭГ
Инв.№
Год установки
Место установки
(объект)
Дата обнаружения происшествия
Причина аварии
ГОНГ
12
1988
Кондратьева
08.08.2002
РИТЭГ на месте отсутствует, он погружен в термокарстовое образование. ВИРГ-Рудгеофизика считает, что он находится на месте в грунте
ГОНГ
13
1988
Кондратьева
08.08.2002
РИТЭГ на месте отсутствует, он погружен в термокарстовое образование. ВИРГ-Рудгеофизика считает, что он находится на месте в грунте
БЕТА-МВ
218
1990
Отмелый
18.08.1998
Похищен блок накопления электрической энергии

БЕТА-М
229
1990
Приглубый
18.08.1998
Похищен блок накопления электрической энергии

Таблица 13. Технические отказы РИТЭГ
Тип РИТЭГ
Год установки
Место установки
(объект)
Дата выхода из строя
Причина выхода из строя
Принятые меры
Г-90-20/14
1981
Соколий
1983
Падение мощности, отказ термобатареи
Замена термобатареи на месте установки
БЕТА-М
1987
Белый
Северный
1990
Коррозия кабельных разъемов, падение мощности
Отремонтирован, после ремонта установлен на объекте Сухой нос
ГОРН
1989
Юньяха
1994
Вышла из строя термобатарея
Отремонтирован на месте в 1994 г.
ГОРН
1990
Тонкий
1994
Отказ термобатареи
Ремонт на месте установки, переустановлен в 1996 г. на объект Олений Северо-Западный
ЭФИР-МА
1984
Фрунзе
1988
Вышла из строя термобатарея
Вывезен на предприятие-изготовитель, отремонтирован, переустановлен на объект Кравкова в 1991 г.
ЭФИР-МА
1983
Новая Сибирь
1989
Падение мощности
Переведен в режим холостого хода (законсервирован)
БЕТА-М
1978
Джэнрэтлен

1989
Вышла из строя термобатарея
Вывезен на предприятие-изготовитель, отремонтирован, переустановлен на объект Отмелый в 1990 г.
БЕТА-М
1984
Кригуйгун

1990
Вышла из строя термобатарея
Вывезен на предприятие-изготовитель, отремонтирован, переустановлен на объект Стерлегова в 1992 г.

Аварии породили крупномасштабные экологические, медицинские, экономические и социальные проблемы, поскольку население этих регионов подвергается длительному хроническому комбинированному облучению (табл. 14) [49,50].

Таблица 14. Структура облучения населения некоторых субъектов Российской Федерации в 1998 г.
Область,
край
Облучение от природных НИИ,
%
Медицинское облучение,
%
Облучение от глобальных выпадений радиоактивных веществ и прошлых радиационных аварий, %
Техногенное облучение от предприятий, использующих ИИИ, %
Зона влияния аварии на Чернобыльской АЭС
Брянская
Калужская
51,9
74,9
37,3
24,0
10,8
0,9
0,01
0,18
Зона ПО "Маяк", включая последствия Кыштымской аварии 1957 г.
Свердловская
Челябинская
58,7
74,5
39,5
24,7
1,7
0,6
0,14
0,24
Зона влияния испытаний ядерного оружия
Алтайский
81,9
17,8
0,29
0,01

Источник: Аналитическая справка "Состояние радиационной безопасности РФ в 1998 г.", Минздрав Российской Федерации.

Для регионов, пострадавших вследствие радиационных катастроф, характерно нарушение потребительского рынка, разрыв традиционных экономических связей с другими регионами (особенно при реализации продукции агропромышленного комплекса), ухудшение демографической ситуации, отток молодежи и квалифицированных кадров, резкое увеличение процента граждан предпенсионного и пенсионного возрастов [22].

Преодоление последствий даже небольшой по масштабам радиационной аварии отнимает огромные силы и средства. Наиболее полно это можно увидеть на примере двух (наиболее сильных как по масштабам, так и последствиям) аварий в бывшем СССР: это радиационные аварии на челябинском "Маяке" и четвертом реакторе Чернобыльской АЭС (табл. 15). От этих аварий пострадало 26 тыс. и около 500 тыс. человек соответственно, эвакуированы десятки тысяч людей, из оборота изъято 16,3 и 114 тыс. га, в том числе сельскохозяйственных площадей 14,1 и 76 тыс. га. В результате аварии на Чернобыльской АЭС произошло РЗ территории Европы на площади около 200 тыс. км2. В Белоруссии и Украине загрязнение почвы 137Cs наблюдается на площади 140 тыс. км2.

Таблица 15. Сравнительная эффективность защитных мероприятий, связанных с ограничением интенсивности радиационного воздействия
Защитная мера
Территория, время
Диапазон приведенных затрат, USD на 1 чел.-3в
Диапазон индивидуальных предотвращенных доз, м3в
Экстренное переселение
Урал,
октябрь 1957 г.
300 – 600
13000 - 23000
Чернобыль,
апрель-май 1986 г.
1000 - 15000
100 - 3000
Плановое переселение
Урал,
ноябрь 1958 г.
6000 - 100000
40 - 200
Чернобыль
1990-1991 гг.
130000-500000
50 - 100
Вывоз детей и беременных женщин
Чернобыль,
4000-400000
<1 - 40
май-сентябрь 1986 г.


Укрытие
г. Припять,
26 и 27 апреля 1986 г.
0,02 - 1
5 - 100

Кроме проблемы радиоактивно загрязненных территорий, в РФ остро стоит проблема обращения с РАО и ОЯТ. Общее их количество составляет около 600 млн. м3 РАО и 8700 т ОЯТ, ожидающего окончательного захоронения, помимо остаточных отходов горнодобывающей и обрабатывающей промышленности.

5. Глобальные проблемы атомного века

В настоящее время главной неприятностью, связанной с функционированием ядерно-радиационных объектов (ЯРО), следует признать вполне повседневную реальность захламления планеты РАО, высокая токсичность и длительная радиоактивность которых делает задачу их захоронения одной из наиболее серьезных экологически проблем нашего времени. Как известно, период полураспада некоторых из них составляет миллионы лет (cм. табл. 19). Содержавшиеся в РАО новые искусственные высокотоксичные радионуклиды (не существовавшие ранее в природе в ощутимых количествах) могут рассеяться в биосфере и вызвать как соматические расстройства, так и генетические изменения в клетках живых организмов, в том числе человека [21].

Все виды деятельности, связанные с использованием радиоактивных материалов, а именно: создание ЯО, атомного ледокольного флота, АПЛ, использование ядерного топлива для выработки электрической энергии на АЭС, использование радионуклидов в науке, медицине и народном хозяйстве – сопровождаются образованием РАО. Накоплены огромные прогрессивно увеличивающиеся количества РАО, 99% которых по объему и суммарной радиоактивности сосредоточены на радиохимических предприятиях и АЭС Росатома РФ, а также местах базирования атомного флота (табл. 16).

В годы «холодной войны» и гонки вооружений в бывшем СССР был создан беспрецедентный по численному составу и номенклатуре атомный флот с широко развитой обслуживающей его морской и береговой инфраструктурой. Всего построено кораблей и судов с ЯЭУ: АПЛ – 248, надводных кораблей (НК) с ЯЭУ – 5, атомных ледоколов – 8, атомный лихтеровоз – 1. Общее число установленных на этих объектах ядерных реакторов превышает 450, а их суммарная мощность сопоставима с установленной мощностью всех АЭС страны[51].

В конце 80-х и в 90-е годы Россия столкнулась с серьезной проблемой – начался массовый вывод из эксплуатации атомного флота, основными причинами которого явились выработка кораблями установленного технического ресурса и необходимость выполнения обязательств по реализации Договоров об ограничении стратегических наступательных вооружений.

Таблица 16. Количество радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива, накопившихся в Российской Федерации 
Министерства, управления и организации
Жидкие отходы
Твердые отходы
Отработавшее топливо
Министерство РФ по атомной энергии (Росатом)
Добыча и переработка урановой руды, обогащение урана, изготовление ядерного топлива, производство ядерной электроэнергии, переработка отработавшего топлива и производство материалов для ядерных вооружений
4,0·108
6,3·1019
2,2·108
8,4 ·1018
8700
17,02 ·1019
Министерство обороны РФ (ВМФ)
Эксплуатация и использование кораблей и подводных лодок с ядерными двигателями
1,4 ·104
4,44·1012
1,3·104
29,6· 1012
30
5,55· 1017
Министерство экономики РФ, Управление оборонной промышленности
Сооружение, ремонт и использование кораблей и подводных лодок с ядерными двигателями
3,2·103
18,5·1010
1,5·103
3,7·1012
·
·
Министерство транспорта РФ
Эксплуатация и использование ледоколов с ядерными двигателями
4,4·102
5,5·1013
7,3·102
3,7·1016
10
17,39 ·1017
Специализированные предприятия "Радон"
Переработка и захоронение радиоактивных материалов, используемых в медицине, научных исследованиях, промышленности  и народном хозяйстве
-
-
2,0·105
7,77·1016
-
-
Всего
4,0·108
6,29·1019
2,2·1018
8,51·1018
8740
17,39·1019

К РАО относятся: не подлежащее переработке ОЯТ; выработавшие ресурс и подлежащие демонтажу реакторы, ускорители, радиохимическое и лабораторное оборудование; искусственные радионуклиды, возникающие при работе ЯЭУ и ускорителей, и остатки урана или радия, не извлеченные при переработке руд

В России по статистическим данным накопилось на 2003 г. 468 млн м3 жидких (ЖРО) и 73 млн. т твердых (ТРО) РАО общей активностью 59 Эбк (59•1018Бк). В настоящее время к ним ежегодно добавляется 5 млн м3 ЖРО и 1 млн т ТРО, суммарная активность которых составляет 2,85 Эбк (2,85•1018 Бк) и 89 ПБк (8,9•1016 Бк) соответственно [23]. В предстоящие десятилетия при закрытии устаревших производств и снятии с эксплуатации АЭС эти объемы значительно возрастут. Стоимость переработки и захоронения 1 м3 ЖРО составляет от 1 до 10 тыс. долл. [24]. Это означает необходимость ежегодных затрат на обращение с образующимися РАО в нашей стране эквивалентное стоимости нескольких АЭС.

С окончанием "холодной войны" возникли новые, притом не менее сложные, проблемы – утилизация АПЛ и надводных кораблей с ЯЭУ, а также судов атомно-технологического обслуживания, ликвидация сотен тонн оружейного урана и плутония, скопившихся на складах ядерных держав, демонтаж десятков тысяч ядерных боеприпасов (массовое производство ядерных боеголовок в мире в период «холодной войны» достигло 56400 боезарядов, из них в России – свыше 28 тыс.) [7-9, 28, 29, 51] (рис 6, 7).


Рис. 6. Базы стратегических наступательных вооружений бывшего СССР [52, c.83]


Рис. 7. Объекты по производству, испытаниям, ремонту, переоборудованию и ликвидации стратегических наступательных вооружений бывшего СССР [52, c.84]

К сожалению, подписанный президентами В.Путиным и Дж.Бушем в 2002 г. Договор по сокращению ядерных потенциалов до 2012 г. на уровне 1700 – 2200 боевых зарядов (по мнению директора Института проблем международной безопасности РАН А. Кокошина, у России сейчас их имеется 2500 – 3000, а у США – 3500 – 4000, если не больше) обошёл молчанием методы и сроки утилизации зарядов.

И это далеко не все проблемы, доставшиеся России по наследству от СССР, которые незамедлительно надо решать [21, 22, 31, 32, 51]. На радиохимических заводах в Красноярском крае, Челябинской и Томской областях накоплено отходов общей активностью свыше 2 млрд. Ки (это около 50 Чернобылей!). Отработав ресурсный срок, ждут утилизации около 100 многоцелевых АПЛ, причем более половины стоят несколько лет с невыгруженным ОЯТ. Выведены из эксплуатации и ждут демонтажа атомные ледоколы "Ленин" и "Сибирь", атомные реакторы на Белоярской и Нововоронежской АЭС, а на подходе – энергоблоки других российских АЭС. Не разобраны и не утилизированы километровые газодиффузионные корпуса станций. Для этого нужны масштабные финансовые средства, которые Россия собирается заработать в течение ближайших 10 – 20 лет за счет временного хранения и (или) переработки зарубежного ОЯТ.

Гонка вооружений и несовершенство технологии оставили нам такое наследство, знакомство с которым заставляет думать о том, как очистить территорию страны от РАО прошлых лет [21, 31, 32, 48, 51]. В 1959-1992 гг. наша супердержава сбросила в северные моря ЖРО суммарной активностью около 20,6 тыс. Ки и ТРО - суммарной активностью около 2,3 млн. Ки. В мелководных заливах Новой Земли и Карском море по данным Комиссии при Администрации Президента России захоронено: 5 объектов с 7 реакторами с невыгруженным ОЯТ, представляющих наибольшую опасность по составу продуктов деления и актиноидов; 5 объектов с 10 реакторами с выгруженным ОЯТ. Это в основном АПЛ, отсеки подводных лодок , 3 реактора с атомохода "Ленин" с экранной сборкой ОК-150, из которой не удалось извлечь 125 облученных ТВЭЛов. Общая активность затопленных РАО в арктические моря на момент затопления оценивается в 2,5 млн.Ки. Радионуклиды, обладая высокой биоаккумуляционной способностью, перемещаются по пищевой цепи и концентрируются в морских организмах высших трофических уровней, создавая угрозу как для биоты, так и для человека [15 – 18, 48].

В настоящее время на Северо-Западе и Дальнем Востоке в хранилищах находятся более 14 тыс. т жидких и 26 тыс. т твердых РАО (табл. 17) [25].

Таблица 17. Сведения о наличии жидких и твердых РАО в Дальневосточном и Северо-Западном регионах на 01.01.2001 г.
Регион
ЖРО
ТРО

Объем, м3
Суммарная активность, Ки
Объем, м3
Суммарная активность, Ки
Приморье
6339,2
258,85
15060,05
259679,36
Камчатка
928,16
5595,0
864,4
1605,15
Всего
7267,36
5853,85
15924,45
261284,51
Кольский полуостров
4451,1
69,15
6901,9
1497,6
Район Северодвинска
3639,4
263,15
2091,61
1103,64
Всего
8090,5
332,3
8993,51
2601,24
Итого
15357,86
6186,15
24917,96
263885,75

Примерно 85% от всего объема отходов образуются на судоремонтных предприятиях. Указанный уровень РАО удерживается последние 20 лет. Массовая утилизация АПЛ (табл. 18) дает ежегодный рост только ЖРО на 30%.

Таблица 18. Состояние утилизации АПЛ на 31 октября 2005 г.
Состояние
Всего
Северный
 флот
Тихоокеанский флот
Выведено из боевого состава ВМФ
195
118
77
Утилизировано
122
81
41
В процессе утилизации
24
18
6
Ожидают начало утилизации
49
19
30
С ОЯТ
50
24
26

*В настоящее время из боевого состава ВМФ, кроме 195 АПЛ, выведено 2 НК с ЯЭУ.

Особенно актуальна и является одной из самых сложных экологических проблем – проблема обращения с ЖРО. Если ТРО после компактирования можно хранить на специально оборудованных площадках, то для хранения ЖРО требуется создание специальных герметичных емкостей, а для их очистки и переработки необходимы специальные технологии и технические средства.

Проблема утилизации ОЯТ стоит перед всеми странами, эксплуатирующими ядерные энергетические объекты [21]. Накопление ОЯТ происходит во множестве географических регионов, нецентрализованно, по различным стандартам, что представляет собой потенциальную угрозу глобальной безопасности и вряд ли отвечает задачам ядерного нераспространения. ОЯТ – это очень привлекательный материал для изготовления примитивных ядерных зарядов. Поскольку из ОЯТ может быть выделен энергетический плутоний, пригодный для создания ядерного взрывного устройства, которое может быть использовано для производства радиологической "грязной" бомбы (по терминологии генерального директора МАГАТЭ г-на Эль Барадея), то возникает политический аспект этой проблемы. Развитие ЯЭ должно гарантировать нераспространение ядерных материалов для использования в военных и террористических целях. Для целого ряда стран остро стоит вопрос о скорейшем создании нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность по использованию, локализации и утилизации радиоактивных источников.

Основным правовым соглашением между государствами, заинтересованными в безопасном обращении с РАО и соответственно в защите людей и ОПС от их потенциального воздействия, является "Объединенная конвенция о безопасности обращения с отработавшим топливом и безопасности обращения с радиоактивными отходами". Конвенция была принята и открыта для подписания в 1997 г. По состоянию на июль 2000 г. ее подписали около 40 государств, но из-за недостаточного числа ратификаций она еще не вступила в силу. Распоряжение Президента РФ о подписании Конвенции вышло 28 декабря 1998 г. Закон принят Государственной Думой 21 октября 2005 г. и одобрен Советом Федерации 26 октября 2005 г.

Одна из основных целей Конвенции – обеспечение эффективных средств защиты от потенциальной опасности для отдельных лиц, общества в целом и ОПС на всех стадиях обращения с ОЯТ и РАО без ущерба для будущих поколений.

Возможно несколько вариантов обращения с выгруженным из реактора ОЯТ [26]:

- однократный цикл, т.е. прямое захоронение ОЯТ в геологических хранилищах;

- замкнутый цикл, т.е. переработка ОЯТ, повторное использование плутония и урана и захоронение вновь образовавшихся отходов;

- так называемая "выжидательная" политика, означающая первоначальное хранение ОЯТ с принятием решения на наиболее позднем этапе относительно дальнейшей его переработки или захоронения.

Выжидательная политика в отличие от задержек, связанных с программами геологических хранилищ в большинстве стран и с осуществлением переработки в некоторых странах, приводит к увеличению количества и к длительности хранения РАО и ОЯТ. В результате в течение последнего десятилетия появилась необходимость увеличения мощностей хранилищ ОЯТ, и в ближайшее время такая тенденция будет сохраняться.

До настоящего времени в России не сложилась целостная методология надежной изоляции различных РАО от экосферы. Наряду с реально осуществляемым захоронением жидких НАО и САО в глубокозалегающие водоносные горизонты, практикуется захоронение твердых и отвержденных короткоживущих НАО и САО в приповерхностные могильники, а также разрабатываются технологии захоронения отвержденных САО и ВАО в кристаллические породы (ПО "Маяк", г. Озерск и ГХК, г. Железногорск). По мере завершения эксплуатации полигонов захоронения жидких НАО и САО предполагается внедрить технологию отверждения всех видов жидких РАО.

Подземное захоронение РАО рассматривается в России как наиболее экономически и технически приемлемый способ завершения ядерного топливного цикла. Развитие ядерной энергетики в России осуществляется на основе замкнутого ядерного цикла, предусматривающего переработку ОЯТ.

Разрабатывается новая технология захоронения ВАО, которая предполагает выделение из них самостоятельных фракций, содержащих соответственно Cs, Sr и радионуклиды актинидной группы, фиксацию первых в стеклоподобные, вторых – в более устойчивые минеральные матрицы и раздельное захоронение этих матричных материалов с соблюдением требуемых условий безопасности. Предполагается, что безопасность захоронения Cs-Sr и близких к ним по времени существования радионуклидов на необходимые 1000 лет, будет обеспечена заглублением могильников в земную кору на первые сотни метров. В то же время захоронения долгоживущих актинидов, требующие надежной изоляции на многие тысячелетия (табл. 19), необходимо размещать на глубинах не менее 2-3 км [26].

Таблица 19. Степень опасности миграции долгоживущих осколочных радионуклидов при захоронении ОЯТ и ДРАО [34]
Радио-нуклид
238Uприр
241Am
239Pu
237Np
126Sn
135Cs
79Se
99Tc
129I
Содер-жание в ОЯТ, кг/т ТМ*
950
0,9
6,8
0,45
0,022
0,37
0,017
0,8
0,16
Риск выхода, год-1
10-28
9,8•10-27
6,9•10-10
1,6•10-10
3,6•10-6
1,6•10-5
3,8•10-5
5,2•10-5
8,0•10-4
Период полурасп лет
4,51•109
458
2,41•104
2,14•106
1,5•1017
2,1•106
6,5•104
2,2•105
1,72•107

* кг на тонну тяжелых металлов (ТМ).

Освоение стратегии раздельного захоронения позволит эффективно организовать научно-производственные работы на заключительной стадии ядерного топливного цикла и получить существенную экономию финансовых средств.

6. Жёсткий радиационный контроль в рамках строгой системы

В России проблема ядерно-радиационного наследия на длительное время будет актуальной в связи с наличием загрязненных радионуклидами территорий на местах проведения ЯВ, в зонах вокруг предприятий по добыче, переработке и хранению радиоактивных материалов, а также в районах аварийного и военного загрязнения [21, 31, 32, 48, 51].

Долговременное воздействие радиации на здоровье людей и ОПС приводит к серьезному экологическому, экономическому и социальному ущербу.

С целью сохранения здоровья, уменьшения риска и тяжести заболеваний, социально-психологической реабилитации населения на территориях радиационно-экологической опасности представляется необходимым [22]:

- проведение полного, детального обследования территории с целью выявления и локализации опасных в радиационном отношении участков;

- постоянный мониторинг радиационной обстановки (мониторинг за продуктами питания, водой и объектами внешней среды, в том числе за радоном);

- регулярный медицинский и дозиметрический контроль, адекватное степени опасности медицинское обслуживание населения;

- ведение Российского государственного медико-дозиметрического регистра (РГМДР) лиц, проживающих на территориях радиационно-экологической опасности или принимавших участие в ликвидации последствий радиационной аварии;

- создание банков данных о радиационной обстановке и онкологическом заболевании населения;

- комплекс организационно-технических мероприятий по снижению внутреннего и внешнего облучения населения;

- дальнейшее развитие Единой государственной автоматизированной системы контроля радиационной обстановки (ЕГАСКРО) с подключением к ней уже существующих объектовых и ведомственных систем автоматического контроля радиационной обстановки;

- предотвращение роста миграции радионуклидов в места проживания и трудовой деятельности людей;

- совершенствование методов обращения с РАО, сокращение их объёмов и удельных активностей, повышение качества радиационного контроля;

- обеспечение своевременной утилизации неиспользуемых радиоактивных ИИИ (РАО);

- дезактивация участков наиболее экологически опасных территорий;

- оптимизация количества персонала в зонах отчуждения;

- реализация программы "Радоновая проблема";

- разработка карты риска в радиационном отношении по областям в масштабе 1:50000;

- компенсация вреда обеспечением чистыми продуктами питания и адекватным повышением уровня и здорового образа жизни.

Характер конкретных мер должен быть установлен Правительством Российской Федерации, исходя из наличия источников радиационной и ядерной опасности для населения и ОПС. Восстановление загрязненных территорий требует значительных усилий и финансовых затрат. Дальнейшее развитие радиационно-гигиенического мониторинга, основанного на использовании данных аккредитованных лабораторий различных организаций, министерств и ведомств, а также опирающихся на региональные программы обеспечения РБ, позволит организовать и проводить адекватный радиационный контроль продуктов питания, питьевой воды, бытовых и промышленных изделий, земельных участков, строительного сырья и изделий, которые содержат (могут содержать) ИИИ.

Российской научной комиссией по радиационной защите (РНКРЗ) принята "Концепция радиационной, медицинской, социальной защиты и реабилитации населения Российской Федерации, подвергшегося аварийному облучению", которая создает научную основу для работ по реабилитации на восстановительной фазе.

В стране осуществлён большой объем работ по уточнению радиационной обстановки, экологическим, медико-демографическим, экономическим и социальным характеристикам затронутых аварией территорий и контингентов. В настоящее время возможно надежное прогнозирование радиационно-гигиенической обстановки на загрязненных территориях. Выявлены территории, на которых необходимо продолжение проведения защитных и реабилитационных мероприятий.

Выполнены работы по защите населения, включая меры в области сельского и лесного хозяйств, санитарной защиты, дезактивации и благоустройства населенных пунктов. Одновременно реализовывались программы по улучшению медицинского обслуживания населения, оказания специализированной медицинской помощи, социальной защиты затронутых радиационной аварией граждан.

С 2002 г. начался новый этап в реализации реабилитационных мероприятий на радиационно дестабилизированных территориях. В августе 2001 г. постановлением Правительства утверждена представленная МЧС России Федеральная целевая программа (ФЦП) "Преодоление последствий радиационных аварий и катастроф на период 2010 года". Она объединила задачи действующих программ.

Целью государственной политики РФ в области преодоления последствий радиационных катастроф на период до 2010 г. является обеспечение радиационной, медицинской, социальной защиты и реабилитации граждан РФ, подвергшихся аварийному облучению, разработка и реализация мер, направленных на эффективное решение вопросов реабилитации пострадавших территорий, возвращения радиоактивно загрязненных территорий к нормальным условиям проживания и хозяйственной деятельности, уменьшения риска возникновения новых радиационных аварий. Отличительной особенностью ФЦП является смешанный характер финансирования – за счет средств федерального бюджета, средств бюджетов субъектов РФ и внебюджетных источников. Наша общая задача – развернуть ее энергичное выполнение.

Росатом постоянно занимается проблемами снижения аварийности и производственного травматизма на своих предприятиях (рис. 8).


Рис. 8. Производственный травматизм по некоторым отраслям экономики

По данным Минздрава России за 50 лет в ядерной индустрии получили инвалидность вследствие аварий и профессиональных заболеваний 4769 человек, в том числе в период 1949-1950 гг. – 2292 человека, а в период 1991 – 1995 гг. – 108 человек [8]. Смертельные случаи среди персонала от воздействия всех производственных факторов в три раза ниже общероссийских. За 50 лет существования отрасли непосредственно от радиационного воздействия погибло 72 работника атомной промышленности (включая жертвы аварий в Чернобыле и на АПЛ) – табл. 20 и 21. Средняя продолжительность жизни персонала атомной отрасли выше, чем в целом по стране.

Таблица 20. Индивидуальные годовые риски смерти
Причины
Подвержено,
млн.чел
Риски
Смертей в год
Все причины
69
(мужчин)
1,5 ? 10-2
(среднее за  1996-99 гг.)
1060000
Несчастные случаи
69
(мужчин)
3,4 ? 10-3
(среднее за 1996-99 гг.)
240000
Сильное загрязнение воздушной среды
43 (по данным мониторинга)
4-6 (по данным мониторинга)
более 70 (экстраполяция **)
1?10-4 - 1?10-3
1?10-3
21000***
5000-6000
40000
Загрязнение воздуха химическими канцерогенами
50 (по данным мониторинга)
10-5 - 10-7
620
Зона отселения ЧАЭС
0,1 (загрязненные районы Украины, России, Белоруссии)
8?10-5*
8*
Население вблизи ГХК, СХК, ПО "Маяк"
0,9
6?10-6 - 3?10-7
< 3*
Население вблизи АЭС
0,5 - 1
7?10-7*
< 0,7*

Таблица 21. Место атомной промышленности среди 21 отрасли по показателям профессиональной заболеваемости (на 10000 работающих)
Место
Отрасль
1996
1997
1998
1
Угольная промышленность
55,6
81,09
21,64
12
Нефтедобывающая промышленность
1,53
1,85
2,62
18
Нефтеперерабатывающая промышленность
0,61
0,74
0,96
19
Электроэнергетика
0,55
0,79
0,86
20
Атомная промышленность
0,64
0,45
0,60

В среднем по России
2,33
2,32
1,78

Высокий уровень безопасности атомной промышленности – следствие того, что отрасль работает в строгих законодательных рамках. В основе расчётов российских нормативов по РБ (одних из самых жёстких в мире) лежит гипотетический вред для групп максимального риска – детей, беременных, кормящих матерей.

Нормы облучения производственного персонала несколько раз уменьшились. Так, в 1925 г. они составляли 156 бэр в год, в 1930 г. – 30 бэр в год, в 1948 г. – 30 бэр в год, в 1954 – 15, в 1960 – 5, 1978 г. – 2 бэра в год (для вновь сооружаемых объектов). Сегодня согласно НРБ-99 для населения эффективная доза составляет 1 мЗв в год в среднем за любые последовательные 5 лет, но не более 5 м3в в год.

Установлено, что не наблюдается вредных последствий в состоянии здоровья людей, длительное время выполняющих работы и получающих дозы облучения в пределах, установленных санитарными нормами при надлежащем радиационном контроле. Напротив, небольшие дозы облучения приводят к повышению жизненной активности и снижению заболеваемости работников.

Многолетние исследования северных народностей нашей страны и официальные данные медицинской статистики свидетельствуют о том, что признаки онкопатологии на щитовидную железу могут быть объяснены лишь воздействием радионуклидов йода.

Пережитый нами трагический опыт масштабных техногенных катастроф наглядно иллюстрирует факт обостренного восприятия общественностью любых радиационных рисков, порождающих различного рода фобии. Имеют место последствия радиационных и ядерных аварий и катастроф, не связанные с непосредственным воздействием радиации, а обусловленные психологическими напряжениями и стрессами. В связи с этим возникают различные болезни, которые не пропорциональны полученным дозам. Психологи считают, что фобии заразны и что, умело манипулируя ими, можно лишить здоровья огромное количество людей.

Создаваемая система реагирования должна обеспечивать минимизацию не только прямых радиологических последствий, но, что не менее важно, косвенных психологических, медицинских и социально-экономических последствий. Чтобы обеспечить безопасность персонала и населения, нужна жёсткая государственная система, которая поддерживала бы безвредность технологий на всех этапах существования ЯРО – при пуске, эксплуатации и выводе из эксплуатации. Кроме того, радиационными рисками необходимо управлять. Очень многое зависит от информированности населения.

Необходимо совершенствование информационно-разъяснительной работы среди населения по вопросам РЗ ОПС, последствий радиационного воздействия на здоровье людей и мер по его улучшению, другим вопросам, связанным с преодолением последствий радиационных аварий и катастроф. Важную роль здесь призвана играть политика открытости и полного своевременного информирования общественности, которая должна активно участвовать в принятии политических решений.

Несмотря на значительную научную базу, свидетельствующую о пороге идентификации радиационных эффектов, на убедительность получаемых результатов, они не являются исчерпывающими. За рамками научного анализа оказывается неучтенный конгломерат социальных факторов нарушенного быта и жизни населения, а также особенности восприятия обществом радиационных рисков.

Необходима широкомасштабная объективная оценка фактического состояния радиоэкологических проблем, связанных с функционированием ядерной энергетики и промышленности, предшествующей оборонной деятельности и имевшими место крупными радиационными авариями и инцидентами [7, 46, 47]. У общества должно быть полное понимание и уверенность в том, что создание систем радиационно-экологической безопасности (РЭБ) является одним из главных приоритетов государственной власти. Обладая полной информацией, законодательными актами, знаниями и будучи компетентным, население сможет оценить необходимость развития атомной отрасли, общие и местные выгоды, оценить риск и принять адекватные обоснованные решения [22].

7. Задачи в области обеспечения радиационной безопасности населения и окружающей среды России

Результаты проведения экологической экспертизы по проектам федеральных законов (ФЗ) "О социальных экологических программах реабилитации радиационно загрязненных регионов Российской Федерации, финансируемых за счет поступлений от внешнеторговых операций с облученным ядерным топливом", "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об использовании атомной энергии", "О внесении дополнения в статью 50 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды" показывают, что в настоящее время в России в достаточной степени не разработана нормативно-правовая и научно-методическая база, необходимая для обеспечения РЭБ ОПС, учитывающая требования Объединенной Конвенции и других международных норм и правил в данной области.

Для совершенствования нормативно-правового и научно-методического обеспечения РЭБ необходимо разработать [27]:

- систему критериев и нормативов воздействия ИИИ на ОПС, являющихся основой для регламентации всех видов деятельности, связанных с использованием атомной энергии;

- концепцию радиационно-экологического риска (риска радиационного воздействия на ОПС);

- критерии определения РЗ территорий;

- критерии реабилитации загрязненных территорий;

- процедуру страхования риска радиационного воздействия на ОПС;

- порядок определения и возмещения ущерба, нанесенного ОПС в процессе деятельности, связанной с использованием атомной энергии и РВ;

- стандарты медицинского обслуживания с учетом требований РБ;

осуществить [9]:

- плановую переработку и приведение в соответствии с НРБ-99 и ОСПОРБ-99 всех ведомственных документов (ГОСТы, ОСТы, СНиПы), касающихся РБ сырья, продукции, технологий, транспорта, условий обеспечения РБ персонала и населения;

- обучение специалистов госсанэпидслужбы и представителей администрации субъектов РФ, занятых проведением радиационно-гигиенической паспортизации организаций и территорий;

- ведение компьютерной базы данных по результатам ежегодной радиационно-гигиенической паспортизации;

на региональном уровне обеспечить:

- ведение радиационно-гигиенической паспортизации объектов и территорий;

- эффективную деятельность ведомственных служб радиационной безопасности;

- реализацию федеральных и территориальных программ по снижению уровня облучения населения;

- завершение работ по экспертизе и утверждению "Расчетов годовых и суммарных накопленных доз облучения населения, подвергшегося радиационному воздействию в результате аварии на ЧАЭС (1986 г.), деятельности ПО "Маяк" (1957, 1967 гг.)".

С целью выявления приоритетов в обеспечении РБ населения, выявления критических групп, подвергающихся наибольшим рискам, необходимо обеспечить функционирование на территориях баз данных форм государственного статистического наблюдения за дозами облучения в рамках "Единой государственной системы контроля и учёта индивидуальных доз облучения граждан Российской Федерации" (ЕСКИД).

В 2003-2004 гг. для защиты населения РФ от вредного воздействия радиационного фактора в соответствии с ФЗ от 27.12.02 г. № 184 "О техническом регулировании" разработаны проекты ФЗ:

- проект общего технического регламента (ФЗ) «Ядерная и радиационная безопасность»;

- проект специального технического регламента (ФЗ) «Требования санитарно-эпидемиологической безопасности к ограничению облучения населения природными источниками ионизирующего излучения и техногенно измененным фоном».

В проекты вошли основные требования, содержащиеся в ФЗ «О радиационной безопасности населения», НРБ-99 и ОСПОРБ-99 населения.

Разработано Положение о лицензировании деятельности в области использования ИИИ (постановление Правительства РФ от 25.02.04г. № 107), которое определяет порядок и условия лицензирования деятельности с ИИИ, не относящихся к ядерным установкам и не содержащих РВ, в которых ИИ генерируется за счет изменения скорости заряженных частиц, аннигиляции или ядерных реакций.

Остается актуальной задача:

- строительства намеченных в ранее принятых программах объектов здравоохранения, образования и коммунального хозяйства на пострадавших территориях;

- обеспечения жильем граждан, переселенных из зон с высоким уровнем РЗ, и участников ликвидации последствий радиационных катастроф, нуждающихся в улучшении жилищных условий;

- выполнения комплекса мероприятий по снижению степени риска возникновения новых радиационных аварий на ПО «Маяк»;

- оказания адресной медицинской помощи лицам, подвергшимся радиационному воздействию, и их потомкам (дополнительной к государственным гарантиям обеспечения граждан РФ) бесплатной медицинской помощью;

- поэтапного перевода сельскохозяйственного производства на радиоактивно загрязненных территориях в условия, гарантирующие выполнение санитарных норм и правил.

Заключение

Радиационные аварии и инциденты на ПО «Маяк», испытания ЯО на Семипалатинском и Новоземельском полигонах и авария на ЧАЭС обусловили целый комплекс проблем государственного уровня, которые до настоящего времени не решены в стране в полной мере.

Необходим системный анализ всего комплекса вопросов, связанных с функционированием ядерно-технологического производства, реабилитацией радиационно дестабилизированных территорий, организацией медицинского контроля населения, мониторинга радиационной и эпидемиологической обстановки. Для России, многие десятилетия пребывавшей в условиях тоталитарного режима, закрытости и изолированности, крайне важна открытость информационная. Отсутствие такой информации лишает органы управления и общество возможности оценки и контроля состояния дел в обороне и обеспечения РЭБ [35, 36]. Требуется трезво оценить существующий и потенциальный риски, связанные с использованием ЯЭ, в первую очередь, в военных целях.

Необходимы научные труды, обобщающие накопленный в этой принципиально новой проблеме уникальный опыт изучения радиоэкологических и медико-гигиенических последствий в различных регионах России при аварийных ситуациях [7, 21, 22]. Данные радиационных исследований и их профессиональная интерпретация должны быть доступны для всего населения. Необходима масштабная цивилизованная система информирования широкой общественности по всему спектру вопросов безопасного использования ИИИ, исключающего возможность несанкционированного их применения. Только таким путем можно преодолеть страх перед радиацией и объективно оценить ситуацию.

Сегодня проблема преодоления последствий радиационных аварий и катастроф решается на государственном уровне путем принятия соответствующих нормативных правовых актов по возмещению ущерба здоровью и имуществу граждан, подвергшихся радиационному воздействию, и реабилитации радиоактивно загрязненных территорий, а с 1991 г. – путем принятия государственных целевых программ по защите населения и реабилитации территорий, подвергшихся радиационному воздействию.

Государственной программой и условиями начатого реформирования Российской армии должны быть предусмотрены специальные разделы и задачи экологизации всех направлений ее деятельности, включая ВПК, с опережающими разработками в допустимо открытом режиме соответствующих методических руководств и нормативно-правовых документов, конверсионных программ, пилотных и коммерческих проектов для нейтрализации и ликвидации наиболее экстремальных экологических ситуаций [28, 29, 31, 32]. Тем самым будут обеспечиваться условия социально-экономической и радиационно-экологической реабилитации и устойчивого развития регионов и территорий, оказавшихся в период "холодной войны" наиболее милитаризованными.

Литература
1. Weinberger. The potential efforts of nuklear war on climate. A report to the United States Congress. March 1985, р. 1-8.
2. Science et Vite , 1984, № 807, р. 14-21, 176.
3. Александров В., Моисеев Н. Ядерный конфликт – глазами климатологов и математиков // Знание-сила, 1985, №2, с.25-28.
4. New Scientist, 1990, vol. 125, N 1709, р. 33-37.
5. Journal of Civil Defense, 1989, vol. 22, N 3, р.10-11.
6. Атомный проект СССР: Документы и материалы: В 3 т. /Под общ. ред. Л.Д. Рябева, Т. 1, 1938-1945; В 2 ч. Часть 1/М-во РФ по атом. энергии. Отв. сост. Л.И. Кудинова. – М: Наука, Физматлит, 1998.-432 с.
7. Алексахин Р.М., Булдаков Л.А., Губанов В.А. и др. Крупные радиационные аварии: последствия и защитные меры / Под общей ред. Л.А. Ильина и В.А. Губанова - М.: ИздАТ, 2001. – 752 с.
8. Атомная отрасль России - М.: ИздАТ, 1998. – 336 с.
9. О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2003 году: Государственный доклад – М.: Федеральный центр госсанэпиднадзора Минздрава России, 2004. – 239 с.
10. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка в Уральском регионе России. В 2 частях. – СПб.: ВИФ "Норд-Балт", 2000.-200 с.
11. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка в Восточной Сибири. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2001.-240 с.
12. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка в Западно-Сибирском регионе России. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2004.-432 с.
13. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Решетов В.В. и др. Радиационная обстановка на Северо-Западе России. - Мурманск: Кн. изд-во, 1999.-224 с.
14. Тихонов М.Н. Радионуклиды в пространстве Северо-Западного региона России // Соврем. мед.: Теория и практ., 2003, №5, с. 22-43.
15. Довгуша В.В., Тихонов М.Н. Радиационная обстановка на Северо-Западе России (аналитический обзор)// Экология пром. производства, 1999, № 3, с. 7-16; 1999, № 4, с. 13-18; 2000, № 1, с. 11-21; № 2, с. 9-26; № 3, с. 11-23; № 4, с. 27-36 – М., Изд. ФГУП "ВИМИ".
16. Нильсен Т., Бёмер Н. Источники радиоактивного загрязнения в Мурманской и Архангельской областях: Доклад объединения "Беллуна", версия 1. - Норвегия, Осло, 1994.-157 с.
17. Нильсен Т., Кудрик И., Никитин А. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона: Доклад объединения "Беллуна", № 2. - Норвегия, Осло, 1996.—168 с.
18. Бёмер Н., Никитин А., Нильсен Т., Мак Гаверн М., Золотков А. Атомная Арктика – проблемы и решения: Доклад объединения "Беллуна", №. 3. - Норвегия, Осло, 2001.-111 с.
19. Радиационная обстановка на территории России и сопредельных государств в 2002 году: Ежегодник.- СПб.: Гидр

назад

Материалы из архива

3.2006 Приглашение на казнь

Елена Терехина, журналист Новейшая история России едва ли знает подобные примеры. В феврале этого года руководитель крупнейшего атомного предприятия – железногорского ГХК - был отправлен в отставку. Его действия глава Росатома Сергей Кириенко назвал «освоением средств», а экономику предприятия – «экономикой абсурда». Кроме того, стало известно, что на ГХК выявлены серьезные нарушения ядерной, радиационной и экологической безопасности.

9.2006 Решения должны быть разные

(Послесловие к колонтаевскому семинару) Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. Курчатовского института, e-mail: tds@dbtp.kiae.ru Участие в семинаре по малой энергетике в подмосковном Колонтаево многое прояснило и потребовало еще более расширить горизонт отражения «науки» на «практику», и если уж не поменять точку зрения, то главным образом сменить акценты в нашей «разъяснительной деятельности» относительно судьбы и роли АСММ.

5.2009 Русский инновационный манифест

Мы забыли о творчестве. Потребительская экономика низвела многих из нас до уровня офисного и окологосударственного планктона. Мы перестали изобретать, рваться к звездам, писать хорошие стихи. Мы стали скучными. Это тоже возможная траектория развития человечества, но она быстро заканчивается – без прометеевского начала, без божественного одарения людей технологиями и ремеслами нам остается только прозябать в брендированном транснациональными корпорациями загоне.