Нам о нас такое пишут

М.Ватагин, к.э.н., консультант при Комитете по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности Верховной Рады Украины

«Ни одна из разумных мотиваций, в том числе и «во благо», не может оправдать публикацию заведомо неверных, не подтвержденных расчетами или не доказуемых квалифицированно цифр, иногда на порядки искажающих оценку пользователем ожидаемого эффекта, расходов или доходов, активов или обязательств атомной энергетики…

Опыт человечества учит, что именно невинные на первый взгляд неточности, казалось бы, мелкие детали и полезные вроде бы предостережения как раз и относятся к разряду тех мелочей, которые губят любое дело или полезное начинание…Тем не менее, в публичном рассмотрении проблем мирного атома практика использования сомнительных исходных данных по сути стала нормой… Это в свою очередь нагнетает обстановку тревоги и опасности в обществе, служит информационным фоном лоббирования сомнительных проектов…»

Из открытого письма г-на Цендровского В.А., Председателя Правления Международного Центра «Энергетика и информатика – XXI столетие» от 13.02.2007г., размещенного на сайте Украинского Ядерного общества


Читая современные высказывания на страницах популярных, научных, околонаучных изданий, журналов, газет и других СМИ, порой узнаешь много нового, иногда совершенно неожиданного о той сфере отношений, с которой так или иначе была связана практически вся сознательная жизнь. И что при прочих равных условиях давало надежду на определенную точность представлений об экономике атомной энергетики.

Если человек точно и определенно знает предмет, то на него не повлияют любые ненамеренно ложные, ошибочные или просто некорректные сведения об этом предмете. Если же представления о предмете приблизительны, и при этом человек уже достаточно напуган потенциальной опасностью и всевозможными угрозами жизни, имуществу и окружающей среде, то влияние неточной или умышленно искаженной информации скорее всего будет негативным.

Давно известно, что любое полезное начинание или процесс могут погубить незначительные на первый взгляд детали, кажущиеся не достойной внимания мелочью. Но жизнь учит, что мелочей в отношениях не бывает. Каждая мелочь важна по-своему.

Для демонстрации возможного влияния невинных неаккуратностей в высказываниях на неподготовленные умы слушателей было решено выборочно взять точную формулировку из напечатанного и, не называя автора и издание (дабы чего не обидеть и не ославить), слегка ее прокомментировать:

а) «Каждый день простоя атомного энергоблока ВВЭР-1000 равен 2,4 млн.грн. убытков для компании». Во-первых, неполученная прибыль убытком не является. Во-вторых, если блок стоит, то, как минимум, топливо на производство не расходуется. В-третьих, очевидно следует учесть расходы на собственные нужды. Принимая во внимание отчетное значение об условно постоянных расходах НАЭК за 2006 г. в размере 4,39 коп/кВт•ч, и принятое в мире относительно блоков подобной модификации, значение Ксн=0,95 получаем представление о величине убытков = 1000000•24•0,94•0,0439 = 990 384 грн. Ошибка представления 242,3%.

b) «Собственное хранилище (ЦХОЯТ) позволит решить проблему хранения ядерных отходов и сэкономить $ 800 млн. в течение пяти лет». Во-первых, еще почти никто в мире не решил, что ОЯТ относится исключительно к ядерным отходам и не может рассматриваться в качестве стратегического сырья. Во-вторых, $ 800 млн. за пять лет означает в среднем $ 160 млн. ежегодно, при том, что с Запорожской АЭС ОЯТ не вывозится. В-третьих, ежегодная загрузка СЯТ и соответственно выгрузка ОЯТ составляет 20 кг тяжелого металла на 1 МВт установленной мощности, что эквивалентно максимальной величине вывоза (13835-6000)•20=156 700 кг. Подобные параметры означают ежегодную удельную экономию 160000: 156,7 = 1021 $/кг. Это значит, что для обеспечения обозначенной автором экономии нужно, как минимум, немедленно увеличить сегодняшнюю цену вывоза минимум в 3 раза. А далее повторяется: «по мнению энергетиков, это позволит сэкономить от $ 800 млн. до $ 1 млрд. за пять-шесть лет». Посмотреть бы на этих грамотно убежденных энергетиков.

c) Или вот незатейливая характеристика специалистов отраслевого ведомства. «Представители Минтопэнерго обращают внимание на то, что согласно контракту, Holtek International берет на себя 90% финансирования проекта. Возврат этих средств будет происходить из сэкономленных Минтопэнерго средств на транспортировку ОЯТ в Россию». Даже, если и захочешь разобраться, то вряд ли что можно понять. Во-первых, Минтопэнерго это орган государственного управления, который по определению не может быть заемщиком. Во-вторых, если люди берут на себя обязательство просто финансировать, то зачем нужно возвращать деньги. Благодетель может вложить имеющиеся активы в свое развитие для получения дохода от будущего гарантированного бизнеса, либо просто подарить, если ему самому без надобности. Но поскольку о последнем варианте речь, по всей видимости, не идет, то остается только гадать о получателе и составе неожиданно свалившегося счастья. Ну и совсем не ясно любому, хоть немного понимающему в азах экономики, как можно что-то вернуть из экономии, а не из дохода от реализации продукции или услуги. Остается только пожелать автору, чтобы он сам кому ни попадя дал деньги, чтобы тот сэкономил что-либо для себя.

Относительно подобного весьма доходчиво выразился М.Ломоносов: «Журналист никогда не должен создавать себе слишком высокого представления о своем превосходстве, о своей авторитетности, о ценности своих суждений. Ввиду того, что деятельность, которой он занимается, уже сама по себе неприятна для самолюбия тех, на кого она распространяется, он оказался бы совершенно неправ, если бы сознательно причинял им неудовольствие и вынуждал их выставлять на свет его несостоятельность»

Причину некорректности в высказываниях журналистов и писателей можно понять и как-то объяснить. Можно просто не обращать на них внимания. В сегодняшней лавине недоброкачественной информации это, пожалуй, одно из наиболее действенных средств защиты разума от повреждения.

Но, прочитав отдельные высказывания со стороны профессионально подготовленных специалистов, просто теряешься в недоуменных догадках или начинаешь сомневаться в адекватности собственных представлений. Особенно, когда дело касается вопросов давно всеми усвоенных и признанных.

Совсем недавно в одном из уважаемых изданий в изложении хорошо известного специалиста прозвучало: «Общая стоимость потребляемого готового ядерного топлива в виде ТВС составляет примерно 350 млн. долл. Данная величина распределяется по компонентам, примерно следующим образом. Естественный уран ? 16%. Конверсия ? 5%. Обогащение урана ? 32%. Сборка твэлов, ТВС ? 47%». Думаю нет смысла из потенциального друга делать врага. Автор узнает свое детище и будет благодарен за то, что не ославили. Но несомненно задумается, если умный человек. Для других это своеобразное предупреждение о необходимости подходить взвешенно к своим изречениям. И напоминание, что их тоже могут прочитать.

Первым делом напрашивается мольба об аккуратности в использовании слов и их сочетаний. Тем более в данной предметной области почти у каждого понятия уже есть определенный термин.

Что например, понимается под стоимостью – это расходы на приобретение или статья затрат в себестоимости? На Украине например в 2006 г. первое отличалось от второго на 27%, превысив абсолютное значение на 419 млн. грн. И называется это стоимостной дисбаланс ЯТ.

Когда ЯТ потребляется, то это имеется в виду, что оно используется как обычно или что..?

А в каком вероятном смысле, называемое свежим ЯТ, готово?

И чем интересно знать не известный науке естественный уран отличается от принятого определения, природного?

Сходно ли с содержанием технологической стадии изготовления, обычно именуемой фабрикацией, словосочетание «сборка твэлов, ТВС»?

Но даже если допустить, что все это идентично чему-то в представлении автора, то уж с цифрами нельзя же обращаться так вольно, тем более, что даже однопроцентной погрешности от суммы приведенной стоимостной оценки автору лично может хватить надолго или даже навсегда.

Не хочется повторять прописных истин, но данное повествование того требует. Цену приобретения свежего ядерного топлива (СЯТ) принято определять суммой стоимостных оценок четырех составляющих стадий (этапов) его производства: природного урана, услуг по конверсии, обогащению и фабрикации. При этом, наибольшее влияние на общую величину оказывает стоимость первого и третьего этапа - обеспечение исходным сырьем (природным ураном в закиси-окиси) и услуги по обогащению.

Стоимость природного урана определяется, исходя из его рыночной цены и потребности, рассчитываемой по заданным параметрам обогащения, принятым значениям 235U в природном уране и глубины выработки отвала. Величина потребности прямо пропорциональна значению требуемого обогащения и обратно пропорциональна глубине выработки отвала. Т.е., если глубина отвала возрастает с 0,3%, скажем до 0,1%, то количество исходного сырья соответственно уменьшается. Но для того, чтобы достигнуть большей выработки отвала необходимо большее количество единиц работы разделения и, следовательно, стоимость услуг по обогащению сообразно увеличивается. Другими словами, при изменении одного параметра стоимость одной составляющей растет, а другой снижается.

Таким образом, перед покупателем СЯТ встает оптимизационная задача по выбору значения глубины выработки отвала при заданном обогащении СЯТ по 235U, обеспечивающего, при определенных значениях цен на исходное сырье и разделительную работу, наименьшее значение суммарной стоимости первого и третьего этапа производства СЯТ. Выбранное значение глубины выработки отвала принято называть оптимальным.

Оценка оптимальности общей величины по первым трем составляющим производится с учетом цен, котируемых на мировом рынке ЯТЦ. Цена на стадии фабрикации является предметом договора изготовителя и покупателя и согласована сегодня НАЭК и ТВЭЛом на уровне $ 300 за кг обогащенного урана в ТВСА.

Данная величина является постоянной на период действия договоренности и не меняется относительно других параметров процесса изготовления СЯТ. Это значит, что при прочих равных условиях, доля фабрикации в совокупной цене СЯТ будет снижаться по мере роста стоимости остальных этапов изготовления.

Из диаграммы видно, если принять за основу сегодняшний уровень цен, то суждение автора о структуре цены очень уж приблизительно.



Оно вполне может удивить даже весьма подготовленного читателя, либо заставить просто игнорировать сие авторитетное мнение ввиду его явной несостоятельности, не говоря уже о вреде заведомо неверных ориентиров для широкой аудитории.

Касаемо «примерной» оценки годовых расходов на приобретение СЯТ, то может для кого десяток-другой миллионов долларов и не деньги. Но, к примеру, заинтересованный потребитель, оплачивающий невинные погрешности из своего кармана, государственный регулятор цен в электроэнергетике или какой-нибудь, наконец, неожиданно нагрянувший со своими деньгами инвестор к информации такого рода могут отнестись весьма небезразлично. И слишком уж далекая от реальности «примерность» автора вряд ли будет полезна.

При оценке расходов на приобретение традиционно исходят из среднего удельного расхода ЯТ на текущую перегрузку энергоблоков в расчете на единицу установленной мощности (кгU/МВт). Для АЭС Украины эта величина составляет 20 кгU/МВт. Она практически неизменна на протяжении последних лет и легко проверяется расчетом, дифференцированным по типам реакторной установки и перегрузочных комплектов:

ВВЭР-1000 (48 штатных ТВС) – 19 кгU/МВт;
(54 штатных ТВС) – 22 кгU/МВт;
(42 ТВСА) – 18 кгU/МВт;
(48 ТВСА) – 21кгU/МВт;

ВВЭР-440 – 23 кгU/МВт.

Дальше совсем просто. Для получения адекватной оценки умножаем установленную мощность всех АЭС на удельный расход и среднюю цену 1 кг U с учетом стоимости комплектующих изделий, приведенную в таблице.


2001 год
2005 год
2006 год
2007 год
Цена 1 кг урана в СЯТ ($/кг обог. U)
951,6
1031,6
1334,9
1735,4*


Примечание: Предположение относительно цены 2007 сделано, исходя из доведенного через прессу увеличения цены поставки в размере 30% к 2006 г.

Все понятно и гадать тут не надо. При годовой потребности для перегрузки 13835 х 20 = 276,7 тн. U. Оценка в 350 млн. долл. соответствует средней цене 1265 $/кгU и находится где-то между уровнем 2005 и 2006 г. В то же время она меньше ожиданий, закрепленных в утвержденном НКРЭ тарифе НАЭК, на 145,5 млн. долл. Просто завидная для специалиста точность!

В связи с изложенным, очень своевременным и актуальным представляется предложение г-жи А.Беловой о важности и необходимости поддержки общественных институтов независимой экономической экспертизы, высказанная в статье «Движение вперед обеспечит опора на то, что оказывает сопротивление», размещенной на сайте ProAtom.

Но прежде чем поддерживать что-либо, надо его создать. Причем таким образом, чтобы к созданному изначально было доверие будущего пользователя. А у принимающих решение было стремление выслушать квалифицированное суждение и обязанность подтверждения своего действия авторитетным мнением. Но это уже другая тема, достойная отдельного разговора.

назад

Материалы из архива

9.2007 Ториевый цикл. Выбираем реактор

С.А.Субботин, к.т.н.,  РНЦ «Курчатовский институт»Впервые в этом году в программе  секции   НТС №1 обсуждалась ториевая энергетика. Однако в ФЦП в разделе «Инновации»  ториевая  энергетика  не значится. Это противоречие легко объяснимо.   ФЦП разработана до 2010 года.  А высокотемпературные реакторы,  на которые делают  ставку многие ученые в реализации ториевого проекта,  планируется вводить в эксплуатацию не ранее 2020 года.

3.2009 ЛАЭС-2: график как эффективный инструмент строительства

ОАО «Санкт-Петербургский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «АТОМЭНЕРГОПРОЕКТ» (ОАО «СПбАЭП»), выступающее генпроектировщиком и генподрядчиком Ленинградской АЭС-2, провело деловую игру «Практическое применение системы календарно-сетевого планирования для управления проектом сооружения ЛАЭС-2». В игре приняли участие подразделения ОАО «СПбАЭП» и основные подрядные организации.

12.2009 Энергетика на быстрых реакторах: от замысла через опыт к новому старту

В.В.Орлов, д.ф-м.н., профессор, НИКИЭТI. Военная предыстория, роль теорииЯдерная энергия, в миллионы раз превосходящая химическую по калорийности и ресурсам топлива, с начала 20 века будила воображение ученых и фантастов (Содди, Уэллс, Вернадский). Но Резерфорд и др. физики сомневались в ее практическом значении: ускоренные заряженные частицы теряют энергию в кулоновских столкновениях, так что выход ядерных реакций мал и выделенная энергия много меньше затраченной.