Тегеран: за ширмой официоза (иранские сюжеты)

В.А.Шурыгин, к.ф-м.н., старший научный сотрудник, Институт ядерного синтеза, РНЦ «Курчатовский институт» 

Первое, что поражает приезжающего в Иран европейца, – бьющий в глаза официальный культ женщин в тегеранских СМИ. В те годы мне даже показалось, что женщин за рулём в Тегеране больше, чем в Москве. Исламская пропаганда с подчёркнутым удовольствием фокусируется на женщинах в науке, образовании и в медицине.


Более того, с недавнего времени женщины появились и на стадионах – в спорте, хотя исключительно в национальной одежде. Поэтому всё это выглядит очень нелепо. Например, когда на спринтерскую дистанцию международных (!) соревнований девушка выходит в полном мусульманском облачении (косынка, шаровары). Также, кстати, и морские купания женщин – исключительно в одеждах.

Один из самых поразительных тегеранских феноменов - раздельный проезд мужчин и женщин в автобусах. Автобусы - главное средство проезда по Тегерану. Метро необходимо, но его в то время только начинали строить. Такси здесь очень дешёво (невероятно дешёвый бензин), но отнюдь не с точки зрения средней зарплаты обычного тегеранца (около 20-30 долл.). Так вот, все городские автобусы поделены на две части: две трети впереди – мужская часть, одна треть сзади – для женщин и детей, то есть дети, не достигшие, кажется, 8-10-ти лет едут в женской части. Молодые пары, пришедшие на остановку вместе, вынуждены затем разойтись в разные части автобуса. Не трудно сообразить, что происходит в часы пик, когда автобусы переполнены – в основном женщины лишаются возможности проезда. Легко также угадать, кто чаще не может сесть (в частности, с детьми) в переполненные автобусы и вынужден ждать на остановках с детьми… И это при официальном культе положения иранских женщин – изнанка открывает истинное положение и настоящие социальные проблемы.

Мужчины отделены от женщин во всех общественных местах (и обучение, и моление, и т.п.). Кроме того, культивируется раздельное питание мужчин и женщин в общественных столовых крупных организаций – разные залы. Но вот в ресторанах или для высшей администрации, то есть там, где питание дополнено обслуживанием (в тех же организациях) этого разделения уже нет.

Хиджаб или косынка на голове строго обязательны. За нарушение – привод в участок и наказание вплоть до побивания камнями или палками. Помню рассказ одной голландской дамы, приехавшей в 1994 году для консультации и помощи по организации социальных служб и работавшей в одной из тегеранских больниц. Она рассказала, как была задержана доброхотами на улице с непокрытой головой и доставлена в участок для наказания. Наказания удалось избежать с трудом.
В Тегеране сухой закон. Однако вокруг Тегерана полно виноградников, и они очень своеобразно дополняют и разбавляют эту сухость неподконтрольным производством вина и портвейна. Сухой закон – за дверями собственного дома, но внутри – другое дело! Хотя донос соседа – также вполне возможная вещь. Иначе говоря, тегеранцу тоже есть, что порассказать про питейную удаль, вроде того, «сказать по- нашему - мы выпили немного…». Однажды в гостях мне был предложен стакан портвейна… на завтрак.

Родственники в Америке. Многие тегеранцы с удовольствием подчёркивают, свои связи с родственниками в Америке – что-то вроде признака «хорошего тона», претензия на причастность к цивилизации и «хорошему обществу», способ отделить себя от очевидных домашних неприличий – звучит почти так же, как у нас звучало выражение «эта страна». Оборотная сторона – признак причастности к периферии и её маргинальному менталитету. Но, действительно, миллион жителей Лос-Анжелеса – это иранцы. В частности, вполне официально здесь можно сдавать экзамены на права на фарси. Лос-Анжелес тегеранцы в шутку называют Техгранжелесом. Надо ли говорить, что обратный поток западной масскультуры невозможно остановить никаким исламскими установками. Не стоит, например, забывать, что до исламской революции при шахе Тегеран назывался восточным Парижем. Все прелести былой свободы и восточной роскоши можно наблюдать без всякого изъятия, например, в шахском музее.

Свадьба. Другой пример. Однажды мне показывали видеозапись свадьбы. На ней всё, как и должно быть на мусульманской свадьбе, включая восточный танец живота. Но есть и отличия. Молодёжь здесь такая же, как и всюду, - плясала непрерывно около 4-х (!) часов подряд под сопровождением самых злющих взглядов «фундаменталистских» старух. Музыка любая, но весьма почитаются творения американской диаспоры. И неожиданный финал свадьбы: жених крутит гостям последний видеописк своего времени ­– эротический ролик с Шерон Стоун «Основной инстинкт». Короче говоря, для иранской молодёжи идиотизм с хеджабами, косынками, телесными наказаниями женщин в основном очевиден. Между тем религиозность всеобщая и абсолютная. Молятся все и всегда или, по крайней мере, делают соответствующий вид – по пять раз в день с омовением в специально подготовленных местах, в т.ч. на работе в учреждениях, приглядывая друг за другом. Доносительство – обязательная программа любых учреждений. Трёхдневная щетина мужчин – признак лояльности. Наоборот, если мужчина слишком часто выбрит и в одежде стремится к европейским стандартам – повод для разбирательства и увольнения. В частности, галстук – совершенно невозможная деталь в одежде.

Городские моления. По пятницам в Тегеране проводятся еженедельные (пятничные) городские моления. Движение перекрывается. Весь город пешком идёт на стадион университета для совместной молитвы (большинство людей одеты в чёрное или тёмно-синее. Как нам объясняли – это национальные цвета, женщины в хиджабы – здесь есть и своя мода, и свои модницы!). Конец еженедельной пятничной акции где-то после 12-ти дня – город медленно возвращается в нормальный режим. Через неделю необходимость молитв опять перекрывает городское движение, и людские потоки в чёрном опять заполняют несколько центральных улиц. (Автомобильное движение в Тегеране - также очень интересная тема. Регулируемые перекрёстки только в самом центре).

Древний обычай. Один знакомый – тамошний программист – рассказывал, что где-то на юге Ирана сохранён следующий обычай. Девушка не может выйти замуж, если в родне хотя бы один из ее двоюродных братьев не женат. Если же у таких родственников рождается мальчик, когда девочке уже исполнилось 10-12 лет, то судьба и личная трагедия такой девочки рождением двоюродного брата предрешена. Её нельзя выдать замуж, пока этот родившийся брат не женится. Самый лёгкий подсчёт (10-12)+25=… указывает на перспективы. Хуже того, оказывается, что сам смысл существования таких девочек в глазах её же родителей и всей родни вообще исчезает (!) – она навсегда останется в семье «лишним ртом», этаким дармоедом без перспектив. И таких девочек, как рассказал мой знакомый, иногда… просто убивают.

В целом, по-видимому, положение женщин в Тегеране – это одно, то есть официально показушное и нелепое, а в остальном Иране – совсем другое, прежде всего, невыносимо зависимое.

Престижные и научные ценности. У науки есть очень талантливый двойник, способный так «мимикрировать» под науку, что и опытный взгляд не сразу заметит «десять отличий». Общий признак – системность, то есть система взглядов, идей. Попробую проиллюстрировать этот тезис на иранском материале.

Атомная организация Ирана купила малый токамак – небольшую действующую термоядерную установку - почти за миллион (без малого) долларов. Отношение местного начальства к установке было с самого начала настораживающее. Подготовкой кадров оно не было озабочено. Формально местные начальники просили читать лекции – какие? – а какие угодно, всё равно. Поэтому были прочитаны лекции – неважно, о чём и как, важно только сколько! Ничего не напоминает?

Интервью для радио, для телевидения, на фоне токамака… И главное – посещение президента. Кстати, всех российских специалистов в этот день с установки удалили.

Но никто не был озадачен простым вопросом, как же подготовить и затем включать установку, когда российских специалистов не будет «под рукой». Кто конкретно этим сможет или должен заниматься? Такие вопросы не обсуждались.

Как у Жванецкого: «При чём тут борщ, когда такие дела на кухне?…, а включаешь – не работает. И не надо включать!»

Научные исследования проводились только российской группой, своих специалистов на тот момент почти не было. Была сформулирована научная программа для установки, которая так и осталась на бумаге. Общая цель тех, кто крутился в качестве научных сотрудников, – пристроиться в одну из госкомиссий по атомной науке и технике, с тем чтобы посылать себя в зарубежные командировки с рекордными суточными, намного превосходящими любую зарплату любого научного сотрудника.

Никакого отношения к организации научных исследований это не имеет. Если судить по публикациям, то никаких следов научной деятельности или просто работы купленной установки с тех пор мне на глаза не попадалось. Просто токамак – престижная ценность, точно такая же, как для дикаря компьютер. Современные престижные ценности предполагают и воспроизводят определённые престижно-экономические отношения: престижное потребительство. Структура этих отношений и циркуляция престижных ценностей, сопровождающая их, хорошо известна из исследований архаичных экономик (Ю.И. Семёнов. Экономическая этнология 3-х томник). 

Кстати, на так .называемые. нанотехнологии и весь раздел средств вокруг стоит смотреть именно с этой точки зрения: с точки зрения так называемого. престижного потребительства - к подлинным научным исследованиям всё это имеет отношение прямо противоположное тому, которое декларируется, подразумевается, рекламируется. Доказательство - судьба многих предыдущих научных проектов такого же сверх масштаба. Например, "Термоядерная энергетика - энергетика будущего" - она к настоящему времени в России оказалась почти полностью уничтожена или сведена к проектировочным "штабным играм". С новейшими, видимо, будет то же самое со временем.

Женщина – как объект престижной ценности (сюжет не только из Тегерана). Взгляните на подиумы, и станет понятно, что архаичные сюжеты продолжают сопровождать нашу жизнь в самых цивилизованных её проявлениях.

Как видите иранский контекст - только предлог, хотя и очень забавный.

назад

Материалы из архива

6.2009 Задуматься об эффективности расходов

Сергей Алексашенко, бывший первый заместитель председателя Центробанка Российской Федерации: - Меня сильно порадовала фраза президента, который сказал, что, помимо сокращения расходов, нужно будет еще задуматься об их эффективности. То есть выясняется, что президент и сам признает, что расходы бюджета были неэффективными. Ну вот если правительство перейдем от слов к делу… Все везется из Польши, из Венгрии, из Болгарии, из Финляндии.

11.2006 Духовное первично…

Е.А.Шашуков, директор музея ГУП НПО «Радиевый институт им. В.Г.Хлопина» Надежда на ренессанс ядерной энергетики заставила руководителей атомной отрасли, ученых, вузовских преподавателей, студентов обратить внимание на состояние дел в области ядерного образования, имеющего самое непосредственное отношение к кадровой политике в атомной отрасли. В частности, этот вопрос обсуждался на круглом столе, состоявшемся в Санкт-Петербурге в сентябре 2006 года, во время проведения Международного ядерного форума.

10.2007 Программный комитет ярмарки «Атоммед-2007» провел первое заседание

Программный комитет ярмарки «Атоммед-2007» провел первое организационное заседание. В его работе приняли участие представители Российского агентства по здравоохранению, Комитета Государственной Думы по образованию и науке, Комитета Государственной Думы по охране здоровья, Главного военно-медицинского управления Министерства Обороны, Торгово-промышленной палаты РФ, ОАО «Российские железные дороги», Московского научно-исследовательского Онкологического института им. П.А. Герцена