Колонка редактора: "Инновационная среда"

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия»

Как назойливые мухи зреют в массах национальные идеи, жужжат и мешают покою власти. Когда терпение наконец-то кончается, власть объявляет идею федеральной, приобщает к списку  предвыборных мероприятий и реализует на практике. Схема давно отработана и демонстрирует не только нерушимый союз общества и власти, но в какой-то мере показывает суть отечественного инновационного процесса.


Идея поддержки инновационной экономики в нашей стране пока в состоянии жужжания, хотя все понимают, что – это важнейшее условие для укрепления позиций страны и улучшения жизни наших сограждан. Причем, жужжание идет не только о создании и массовом внедрении новейших инновационных технологий в ключевые отрасли и общественные институты с последующим интенсивным развитием базовых технологий, но также о необходимости создании венчурного рынка и адаптации его к мировому, о том, что рынок инноваций имеет глобальный характер и по своей природе  это естественный рынок «покупателя», где предложения намного превышают спрос. А потому и организовать его сверху, да еще и в отсутствии покупателя, ой как непросто, а потому и надо ли? Проще отдать все на откуп корпорациям - сами как-нибудь разберутся, каждая в своей отрасли. Поэтому большинство крупных проектов, в которых необходимы инновационные решения, реализуются у нас по старинке мобилизационным методом,  как государственные кампании.

Нынешнее руководство атомной отрасли не устает повторять, что атомная индустрия обладает огромным научно-техническим потенциалом, поэтому может внести свой вклад в развитие инновационного процесса и даже сама воспользоваться его результатами. Хотелось бы в это верить, только реальная жизнь дает примеры обратного. Долгое отсутствие целевой установки и, соответственно гарантированных заказов самым печальным образом сказалось на развитии предприятий и институтов, обеспечивающих атомную отрасль России. Активное привлечение зарубежных поставщиков и строителей для сооружения АЭС; доминирование в атомной отрасли России электроники, приборов анализа и радиационного контроля зарубежных фирм;  неразвитые и непрозрачные тендеры и конкурсы, а также слабая мотивация к творчеству вызывают большие сомнения. На вопрос: «Что мешает продвижению отраслевых инноваций?» почти 45% ответивших посетителей сайта www.proatom.ru в декабре отметили низкий уровень разработок. Пустующие стенды предприятий и институтов атомной отрасли на выставках Москвы и Санкт-Петербурга, посвященных атомной тематике, являются ярким тому подтверждением. Это особенно контрастирует с пышными многолюдными  выставками автомобильной, морской, пищевой, электротехнической и многих других отраслей. Не чувствуется пока живого  интереса у отечественной промышленности к атомным разработкам, несмотря на большое число остепененных атомных ученых.  Конечно, закрытость отрасли и слабая реклама тоже не способствуют инновациям. Но главным тормозом инновационного развития все-таки является провал в решении системных и кадровых вопросов.

На конференции, посвященной 40-летию «ЦНИИАТОМИНФОРМ», глава Росатома Сергей Кириенко заявил о необходимости участия России в создании альянсов с ведущими зарубежными компаниями - лидерами в своих отраслях. По его словам, «создание альянса с другими ведущими компаниями отрасли» усилит позиции России на мировом рынке в условиях жесткой конкуренции. Но не станет ли это очередным ударом по отечественным инноваторам? Может быть более эффективным будет развитие собственного научно-технического потенциала и создание отечественного венчурного рынка? У иностранцев свои интересы и они не будут учить лицензированию, патентоведению и правовой защите российских производителей изобретений. Они не будут создавать нам технопарки и офисы коммерциализации в научных центрах. Вряд ли они заинтересованы также в решении за нас проблем эффективного трансфера и коммерциализации накопленного научно-технического задела и новых НИОКР.  Есть опасение, что в результате такого атомного глобализма права на оставшиеся отечественные разработки быстро перейдут в иностранные фирмы. Вообще, экономика не управляется альянсами и благими намерениями, одним из основных ресурсов для ее развития является человеческий фактор. Вот этот фактор и нужно развивать.

В общем, как ни старались мы вытянуть инновационную тему, не получилось. Не получилось, потому, что нет пока в атомной отрасли инновационной среды. Ну а в отсутствие предмета обсуждения главная тема снова плавно перешла в обсуждение науки, в которой мы традиционно видим главного инноватора. Разработки институтов и предприятий есть. Есть интересные проекты, технические решения, которые при правильном продвижении можно было бы представить в виде товара. Не существует только рыночной системы, в которой естественным образом были бы позиционированы ученые, разработчики модели, инженеры-экспериментаторы, технологи-разработчики, инженеры по адаптации, маркетологи по интеллектуальной собственности и инвестициям, венчурные капиталисты, инвесторы, бизнесмены-организаторы производства. И это при том, что в отрасли огромный простор для деятельности. Мероприятия Центра «Атом-инновация» хотя и полезны, но погоды не делают и предназначены больше для парада активности внутри отрасли. Заявления организаторов о том, что ярмарки проектов информируют специалистов и смежников о новинках отрасли не имеют никакого отношения к созданию рынка инноваций. Обычные директивные мероприятия. Оценку проектов проводят не покупатели, заинтересованные во внедрении у себя новых разработок, а чиновники, пусть даже и в ранге экспертов из ФААЭ, «Центра «Атом-инновации»  и «Росэнергоатома». Вряд ли экспертная оценка этих специалистов влияет на рыночную стоимость разработки (хотя в условиях директивной экономики может стать решающей при внедрении на каком-нибудь госпредприятии). Ученые могут сколько угодно жужжать о своих разработках. Пока у них небольшой шанс найти венчурного капиталиста, стать продавцом интеллектуальной собственности и соучастником запуска ее в серийное производство в смежных отраслях, поскольку это зависит не от конкурентного рыночного отбора, а от каких-то «утвержденных методик» при оценке и умения лоббировать.

Опыт стран с развитыми венчурными рынками показывает, что условием эффективности механизма коммерциализации объектов интеллектуальной собственности,  и в целом результатов интеллектуальной деятельности, может быть только обеспечение непрерывного продвижения интеллектуального продукта по всему инновационному циклу. Этот же опыт показывает, что наиболее эффективной площадкой для встречи покупателя и продавца интеллектуальной собственности является венчурная биржа. По прогнозам Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ), годовой объем российского венчурного рынка в течение двух лет увеличился в десять раз и составил порядка 3 млрд. долл. Процесс, хоть медленно, но идет. Для стабильности этого роста необходимо большое количество проектов. Специалисты говорят, что весь российский рынок - это порядка 500 компаний, в которые можно вложить средства. При этом наиболее реалистичны для внедрения не более 30 проектов. Интересно, какая часть из них создана в атомной отрасли?

(Журнал "Атомная стратегия" № 32)

назад

Материалы из архива

2.2006 Одна и та же истина возникает не однажды…

А.Г.Шлёнов, к.т.н., специалист в области физических полей Титаном мысли, собравшим все доступные сведения и избежавшим односторонности и крайностей своих предшественников, был Аристотель (384–322 до н.э.) – автор многих трудов по логике, риторике, философии, диалектике, физике, астрономии, космологии, биологии, этике, политике, социологии, истории, музыке, поэзии, театре, психологии, теологии..., затронувший, по-видимому, все области знания.

12.2008 Лучшей заменой АЭС в Литве будет газ

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности: - Атомные станции очень сложно и дорого строить. Есть опасения, что заявленные "советские" темпы - по два реактора в год - соблюдаться не будут, тем более в условиях кризиса. У нас в этой сфере достаточно много проблем - и в машиностроении, и у всех остальных участников производственной цепи. Надо понять, кто будет строить реакторы, кто будет строить станции, и надо помнить, что мощностей для строительства реакторов очень мало,..

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…