Росатом запускает ядерный синтез

Дмитрий Ъ-Беликов, Елена Ъ-Киселева

Росатом и Газпромбанк, основной акционер Объединенных машиностроительных заводов (ОМЗ), ведут переговоры о создании в России крупнейшего холдинга в атомном машиностроении, стоимость которого может составить $3-5 млрд. Создание холдинга должно поставить точку в конфликте Росатома и Газпромбанка вокруг активов в атомном машиностроении, однако эксперты сомневаются, что партнеры смогут договориться о контроле над новой структурой.


В пятницу глава Росатома Сергей Кириенко заявил, что в ближайшее время Росатом и Газпромбанк "презентуют соглашение" о совместном управлении Ижорскими заводами (входят в ОМЗ, выпускают атомные реакторы). Детали он не раскрыл, сказав лишь, что партнеры будут "вместе управлять инвестпрограммой и развитием Ижорских заводов". Как рассказали Ъ несколько источников в атомной отрасли, на самом деле партнерство Росатома и Газпромбанка будет шире: стороны обсуждают создание крупнейшего холдинга в атомном машиностроении на основе ЗАО "Атомстройэкспорт" (строит АЭС за рубежом; принадлежит на 51% Росатому, на 49% -- Газпромбанку). Холдинг объединит всю производственную цепочку -- от проектирования атомных станций до поставки оборудования. Его совладельцами станут Росатом, Газпромбанк и государственный Банк развития (бывший Внешэкономбанк).

До конца года собрание акционеров "Атомстройэкспорта" должно одобрить увеличение уставного капитала со 100 тыс. руб. до $500 млн. Допэмиссию оплатят Росатом, Газпромбанк и Банк развития -- как деньгами, так и активами. От Газпромбанка в холдинг могут отойти часть акций Ижорских заводов и чешской Skoda JS (также выпускает реакторы). От Росатома -- три ФГУП "Атомэнергопроект" в Москве, Петербурге и Нижнем Новгороде (проектируют АЭС). Банк развития оплатит свою долю деньгами.

Распределение долей между акционерами холдинга пока не определено. Известно лишь, что Банк развития претендует всего на 10-15% его акций. Как распределятся оставшиеся 85-90% между Росатомом и Газпромбанком, будет зависеть от перечня и оценки вносимых в холдинг активов. Пока она не завершится, "Атомстройэкспорт" получит Ижорские заводы от Газпромбанка в управление. Именно это "совместное управление" анонсировал в пятницу Сергей Кириенко, утверждают источники Ъ. Кто возглавит новую структуру, также не решено. Сейчас должность президента "Атомстройэкспорта" занимает Сергей Шматко.

В Газпромбанке, Банке развития, "Атомстройэкспорте" и ОМЗ от комментариев отказались. Однако в "Атомэнергомаше" (подконтролен Росатому) Ъ сказали, что "управление Ижорскими заводами целесообразно передать одной из структур Росатома".

Если холдинг будет создан, это разрешит полуторалетний конфликт между Росатомом и Газпромбанком. Летом 2006 года правительство утвердило инвестпрограмму Росатома, предполагающую закупку атомного оборудования на $50 млрд. Тогда Газпромбанк и Росатом подписали меморандум о создании СП, которому планировали передать часть цехов Ижорских заводов и Skoda JS. Контроль над СП должен был получить "Атомэнергомаш", что позволило бы ему контролировать поставки реакторов и застраховаться от срыва инвестпрограммы. Однако за полтора года Газпромбанк и Росатом так и не согласовали оценку вносимых в СП активов. Тем временем отсутствие крупных заказов со стороны атомщиков привело к тому, что убыток Ижорских заводов в 2006 году по РСБУ составил $13,3 млн.

В пятницу Сергей Кириенко пообещал, что "атомное машиностроение получит гарантированный заказ". По мнению аналитика Nuclear.Ru Ильи Платонова, это может означать, что стороны близки к компромиссу. "Управление Ижорскими заводами со стороны 'Атомстройэкспорта' формально не лишает Газпромбанк контроля над заводами и в то же время дает атомщикам нужные гарантии",-- говорит он. Создаваемый холдинг с ростом заказов он оценивает в $3-5 млрд.

Впрочем, неясность структуры акционеров холдинга может привести к новому витку конфликта, считают эксперты. В Росатоме уже сейчас официально говорят, что "в конечном счете рассчитывают получить контроль над активами в атомном машиностроении". "Вариант, при котором Росатом получит контроль, наверняка не устроит Газпромбанк. Только стоимость Ижорских заводов ($200-250 млн), без учета Skoda JS, позволяет Газпромбанку претендовать на контроль самому",-- говорит аналитик ИФД "КапиталЪ" Михаил Пак. Впрочем, источник, близкий к Газпромбанку, говорит, что компромиссом было бы, отдав Банку развития 10% акций, остальные 90% бумаг поделить поровну. "В этом случае у партнеров будет паритет в принятии решений, хотя контроль над холдингом формально получит государство",-- говорит собеседник Ъ.

Опубликовано в газете "Коммерсант" 06.11.2007

назад

Материалы из архива

9.2008 О государственном регулировании ядерной и радиационной безопасности в России

В.А. Сидоренко, член-корреспондент РАН, заслуженный энергетик РоссииСпецифическая опасность деятельности, связанной с использованием ядерных материалов и радиоактивных веществ, определила особое внимание к формированию в мире единого согласованного подхода к обеспечению того, чтобы использование ядерной энергии было безопасным и хорошо регулируемым.

7.2009 Условие получения зарубежных заказов на АЭС - льготные госкредиты

С.В.Кириенко, глава госкорпорации "Росатом"фрагмент стенограммы выступлений на Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономикиУважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В первую очередь мы представили слайд (материалы у всех членов комиссии есть и в руках, и на экране), который демонстрирует, насколько быстрее растёт потребление всех энергоресурсов, особенно электроэнергии, в сравнении с ростом населения.

2.2008 Если нужно, значит, «нано»!

Константин Гурдин, «Аргументы недели»Государственную поддержку нанотехнологий можно сравнить с советским атомным проектом. Снова все силы и средства брошены на одну – ключевую – область исследований. Объем финансирования наноиндустрии в 9 раз превышает сумму, которую Россия выделяет на поддержку фундаментальной науки. При этом, как и в случае с атомной бомбой, государство рассчитывает на быструю отдачу. Но эта ставка, скорее всего, не сыграет. В действительности «плодами нанотехнологий» смогут насладиться разве что наши внуки.