«Корабли без капитана, капитан без корабля…»

А.Н.Андрианов, к.т.н., советник директора ВНИИНМ

Кадры, команда... В последние годы в атомной отрасли об этом много говорят и спорят. Хочу тоже высказать мнение по этому поводу, тем более, что давно не писал на «Proatom».  О важности воспитания собственных атомных кадров, как и многие, не уставал повторять во всех своих выступлениях и публикациях. В 2005 г. я представлял Минпромэнерго в межведомственной рабочей группе, возглавляемой С.Кириенко. Тогда готовился трехлетний «план Путина» по возрождению атомной отрасли, и в нем подчеркивалась важность усиления кадровой политики.


Сейчас, когда заработала ФЦП и начато строительство новых блоков АЭС, появилась возможность не только закреплять и «привязывать» специалистов и рабочих к атомной отрасли, но и возродить систему профессионального обучения. Так сложилось, что атомная отрасль получила некоторую фору в этом плане – ожидаемая ликвидация «РАО ЕЭС», задержка в выпуске Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики и стратегии развития электроэнергетики, позволили атомной отрасли на несколько лет вырваться вперед, провести консолидацию до того, как махина электроэнергетики сдвинется от стагнации к восстановлению и развитию. Атомная энергетика – это лишь десятая часть электроэнергетической отрасли, и когда начнут строится ТЭС и ГЭС, дефицит кадров реально станет критическим.

Теперь о команде. На собственном опыте убедился, что наличие «своей» команды в новом ведомстве это жизненная необходимость, если, конечно, хочешь получить результат. В 2004 г. атомная отрасль направила меня в Минпромэнерго помогать «изнутри» решению тех или иных вопросов Росатома. Соглашаясь, я и А.Румянцеву, и А.Реусу, и В.Христенко говорил, что максимальный результат будет лишь при наличии кадровой поддержки. Сейчас я бы, наверное, сначала подобрал «свою команду», а уж потом дал согласие. Но тогда из-за недостатка опыта я пошел один, надеясь решить эту проблему в рабочем порядке. К сожалению, ни Росатом, ни Росэнергоатом людей так и не дали, и это позволило «оппонентам» не только снизить эффективность моего присутствия, но, в конце концов, и выдавить из ведомства.

Что важно для организации результативной работы:
1 - административный ресурс,
2 - кадровый ресурс (в т.ч. своя команда),
3 - информационный ресурс,
4 - финансовый ресурс.
Команда, пришедшая с С.Кириенко, получив эти ресурсы, блестяще их использовала. Про первый и четвертый можно не говорить. Про второй я уже сказал, и еще вернусь к этой теме. Про третий замечу, что он включает не только мощный пиар (хотя за отсутствие диалога с атомным сообществом можно и покритиковать), но и влияние через аналитику. Например, весь 2005 г., когда П.Щедровицкий возглавлял ЦНИИАИ, каждые две недели мы собирались у него и заслушивали доклады и мнения представителей разных ведомств и организаций о развитии электроэнергетики, атомной отрасли, мировой энергетики и т.д., подготавливая тем самым базис для понимания ведомствами дальнейших процессов.

Ограничение указанных четырех ресурсов привело бы к снижению эффективности управления отраслью.

Поделюсь собственным опытом. Я и пришел в Минпромэнерго в качестве заместителя директора департамента ТЭК, но я был один, без «группы поддержки». Директор департамента А.Яновский тут же обозначил – вертикали не будет; отдел атомной энергетики займется не только атомными вопросами, но и другими, связанными как с традиционной электроэнергетикой, так и с иными направлениями. То есть хоть отдел формально и «атомный», но в нем в основном должны быть не атомщики. Место для размещения «дополнительных» сотрудников выделили в бывшей душевой, между женским туалетом и каморкой, где уборщицы держат ведра, швабры и тряпки. Естественно, в таких условиях приглашать «своих» на работу проблематично. Тем самым оказался урезанным как кадровый ресурс, так и административный – приходилось опираться на людей, у которых слово «атом» вызывало боязнь, непонимание или вообще отторжение. За три года удалось завлечь лишь одного приличного парня, который интересовался атомным направлением и помогал мне.

Несложно ограничить и информационный ресурс, если, например, документы не доходят, теряются, адресуются «по ошибке» другим или доходят с опозданием. Если ты чужой для системы, вышестоящий начальник всегда готов взять на себя бремя успеха и списать на тебя неудачи в делах, даже если ты не имел к ним отношения.

Аналогично с финансовым ресурсом – всегда можно сказать, что тематика предлагаемых НИОКР в большей степени относится не к Минпромэнерго, а к Росатому, а потому в конкурсе проигрывает.

В общем, непросто быть чужим как среди своих, так и среди чужих. Уход был предопределен, хотя нареканий не было и даже наоборот - была Почетная грамота Минпромэнерго. Несмотря на сложности, я рад, что смог хоть чем-то помочь отрасли в непростой период. Если не хватало собственного административного ресурса, звонил В.Травину, Т.Ельфимовой, И.Каменских, А.Беловой для подключения сил Росатома. И дело двигалось.

Если была возможность – советовался. Еще этой весной, когда мы были в Софии с В.Травиным на российско-болгарской МПК, возглавляемой С.Нарышкиным, мы обсуждали, какие «атомные» вопросы могут вдруг возникнуть на энергетической группе ЕврАзЭС в Минске, куда я собирался ехать. И это помогло, потому что, действительно, Белоруссии это оказалось интересно.

Еще раз повторю – считаю правильным, что в 2005 г. новый руководитель отрасли пришел со «своей» командой. Иначе невозможно было бы за короткий срок провести все те организационные и законодательные мероприятия, что были сделаны.

Но теперь наступает следующий этап. По моему убеждению, «своя» команда должна расширяться уже не за счет «сторонних» людей, а за счет специалистов отрасли с разных ее уровней. Даже если среди них есть скептики, это не значит, что они хотят вреда. Просто они убеждены, что в споре, а не в соглашательстве рождается истина. Мне кажется, шаги в эту сторону делаются – среди руководства «Атомэнергопрома» можно встретить знакомые фамилии людей, работавших ранее в тех или иных департаментах Росатома или Росэнергоатома. Кадровая политика - дело очень не простое и многофакторное.

Ну а чем же кончилась моя долгосрочная «командировка» в Минпромэнерго? При ликвидации департамента ТЭК посчитали, что я свою миссию выполнил - Росатому помог, людей в Минпромэнерго обучил.

Поскольку увольнение было ожидаемо, я еще в конце 2006 г. на российско-киргизской МПК в Бишкеке переговорил с С.Кириенко о своем будущем. Сергей Владиленович высказался в том смысле, что в 2007 г. мне надо максимально дольше продержаться в Минпромэнерго, так как ожидались законы об «Атомэнергопроме» и госкорпорации и их нужно было продвигать, «а потом решим с местом работы». Летом 2007 г. я вновь напомнил о нашем разговоре, и был направлен к В.Ратникову, который заверил: «Конечно, Александр Николаевич, учитывая ту помощь, которую вы оказали отрасли, безусловно, найдется квадратик в структуре, чтобы плодотворно трудиться». Правда, после увольнения из Минпромэнерго, связаться с ним, сколько ни пытался, так и не смог. Ни по телефону, ни лично. Вероятно, я в этом не одинок, ну и Бог с ним. Главное, чтобы при формировании структур «Атомэнергопрома» и госкорпорации «Росатом» был сделан логичный шаг от формирования команды к сбалансированной кадровой политике.

назад

Материалы из архива

12.2008 Минэнергетики РФ разработало проект Энергетической стратегии страны до 2030 года

Министерством энергетики Российской Федерации разработан проект Энергетической стратегии России на период до 2030 года (ЭС-2030). Данный документ является не просто пролонгацией предыдущей стратегии до 2020 года, а формирует новые стратегические ориентиры развития энергетического сектора в условиях перехода российской экономики на инновационный путь развития, определенный Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации.

6.2007 Наноядерная электроэнергетика; проект PIFAHOR

Е.А.Филиппов, д.т.н.,профессор, В.Л.Ломидзе, к.ф.-м.н, вед.н.сотр.Атомная энергетика нуждается в коренной реконструкции. Существующая администрация Росатома, ведомственные НИИ и Проектные институты расписались в своей административной и научной немощи, пойдя на дополнительное штатное допущение расплава активной зоны АЭС (такого раннее и не предпологалось) и последующего сбора кориума в контейнмент под корпусом АЭС во время ядерной катастрофы… (Из письма в редакцию)

1.2006 Наши поздравления Е.О. Адамову, лидеру и бойцу

"Федеральный суд Швейцарии объявил сегодня, что Адамов будет экстрадирован в Россию…" "Я удовлетворен этим решением как гражданин Российской Федерации, учитывая специфику моей биографии, включая работу министром в шести правительствах Российской Федерации с доступом к информации государственного значения", - говорится в заявлении Адамова. Однако, экс-министр "хотел бы очистить свое имя от безосновательных обвинений", выдвинутых против него правительством США.