«Корабли без капитана, капитан без корабля…»

А.Н.Андрианов, к.т.н., советник директора ВНИИНМ

Кадры, команда... В последние годы в атомной отрасли об этом много говорят и спорят. Хочу тоже высказать мнение по этому поводу, тем более, что давно не писал на «Proatom».  О важности воспитания собственных атомных кадров, как и многие, не уставал повторять во всех своих выступлениях и публикациях. В 2005 г. я представлял Минпромэнерго в межведомственной рабочей группе, возглавляемой С.Кириенко. Тогда готовился трехлетний «план Путина» по возрождению атомной отрасли, и в нем подчеркивалась важность усиления кадровой политики.


Сейчас, когда заработала ФЦП и начато строительство новых блоков АЭС, появилась возможность не только закреплять и «привязывать» специалистов и рабочих к атомной отрасли, но и возродить систему профессионального обучения. Так сложилось, что атомная отрасль получила некоторую фору в этом плане – ожидаемая ликвидация «РАО ЕЭС», задержка в выпуске Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики и стратегии развития электроэнергетики, позволили атомной отрасли на несколько лет вырваться вперед, провести консолидацию до того, как махина электроэнергетики сдвинется от стагнации к восстановлению и развитию. Атомная энергетика – это лишь десятая часть электроэнергетической отрасли, и когда начнут строится ТЭС и ГЭС, дефицит кадров реально станет критическим.

Теперь о команде. На собственном опыте убедился, что наличие «своей» команды в новом ведомстве это жизненная необходимость, если, конечно, хочешь получить результат. В 2004 г. атомная отрасль направила меня в Минпромэнерго помогать «изнутри» решению тех или иных вопросов Росатома. Соглашаясь, я и А.Румянцеву, и А.Реусу, и В.Христенко говорил, что максимальный результат будет лишь при наличии кадровой поддержки. Сейчас я бы, наверное, сначала подобрал «свою команду», а уж потом дал согласие. Но тогда из-за недостатка опыта я пошел один, надеясь решить эту проблему в рабочем порядке. К сожалению, ни Росатом, ни Росэнергоатом людей так и не дали, и это позволило «оппонентам» не только снизить эффективность моего присутствия, но, в конце концов, и выдавить из ведомства.

Что важно для организации результативной работы:
1 - административный ресурс,
2 - кадровый ресурс (в т.ч. своя команда),
3 - информационный ресурс,
4 - финансовый ресурс.
Команда, пришедшая с С.Кириенко, получив эти ресурсы, блестяще их использовала. Про первый и четвертый можно не говорить. Про второй я уже сказал, и еще вернусь к этой теме. Про третий замечу, что он включает не только мощный пиар (хотя за отсутствие диалога с атомным сообществом можно и покритиковать), но и влияние через аналитику. Например, весь 2005 г., когда П.Щедровицкий возглавлял ЦНИИАИ, каждые две недели мы собирались у него и заслушивали доклады и мнения представителей разных ведомств и организаций о развитии электроэнергетики, атомной отрасли, мировой энергетики и т.д., подготавливая тем самым базис для понимания ведомствами дальнейших процессов.

Ограничение указанных четырех ресурсов привело бы к снижению эффективности управления отраслью.

Поделюсь собственным опытом. Я и пришел в Минпромэнерго в качестве заместителя директора департамента ТЭК, но я был один, без «группы поддержки». Директор департамента А.Яновский тут же обозначил – вертикали не будет; отдел атомной энергетики займется не только атомными вопросами, но и другими, связанными как с традиционной электроэнергетикой, так и с иными направлениями. То есть хоть отдел формально и «атомный», но в нем в основном должны быть не атомщики. Место для размещения «дополнительных» сотрудников выделили в бывшей душевой, между женским туалетом и каморкой, где уборщицы держат ведра, швабры и тряпки. Естественно, в таких условиях приглашать «своих» на работу проблематично. Тем самым оказался урезанным как кадровый ресурс, так и административный – приходилось опираться на людей, у которых слово «атом» вызывало боязнь, непонимание или вообще отторжение. За три года удалось завлечь лишь одного приличного парня, который интересовался атомным направлением и помогал мне.

Несложно ограничить и информационный ресурс, если, например, документы не доходят, теряются, адресуются «по ошибке» другим или доходят с опозданием. Если ты чужой для системы, вышестоящий начальник всегда готов взять на себя бремя успеха и списать на тебя неудачи в делах, даже если ты не имел к ним отношения.

Аналогично с финансовым ресурсом – всегда можно сказать, что тематика предлагаемых НИОКР в большей степени относится не к Минпромэнерго, а к Росатому, а потому в конкурсе проигрывает.

В общем, непросто быть чужим как среди своих, так и среди чужих. Уход был предопределен, хотя нареканий не было и даже наоборот - была Почетная грамота Минпромэнерго. Несмотря на сложности, я рад, что смог хоть чем-то помочь отрасли в непростой период. Если не хватало собственного административного ресурса, звонил В.Травину, Т.Ельфимовой, И.Каменских, А.Беловой для подключения сил Росатома. И дело двигалось.

Если была возможность – советовался. Еще этой весной, когда мы были в Софии с В.Травиным на российско-болгарской МПК, возглавляемой С.Нарышкиным, мы обсуждали, какие «атомные» вопросы могут вдруг возникнуть на энергетической группе ЕврАзЭС в Минске, куда я собирался ехать. И это помогло, потому что, действительно, Белоруссии это оказалось интересно.

Еще раз повторю – считаю правильным, что в 2005 г. новый руководитель отрасли пришел со «своей» командой. Иначе невозможно было бы за короткий срок провести все те организационные и законодательные мероприятия, что были сделаны.

Но теперь наступает следующий этап. По моему убеждению, «своя» команда должна расширяться уже не за счет «сторонних» людей, а за счет специалистов отрасли с разных ее уровней. Даже если среди них есть скептики, это не значит, что они хотят вреда. Просто они убеждены, что в споре, а не в соглашательстве рождается истина. Мне кажется, шаги в эту сторону делаются – среди руководства «Атомэнергопрома» можно встретить знакомые фамилии людей, работавших ранее в тех или иных департаментах Росатома или Росэнергоатома. Кадровая политика - дело очень не простое и многофакторное.

Ну а чем же кончилась моя долгосрочная «командировка» в Минпромэнерго? При ликвидации департамента ТЭК посчитали, что я свою миссию выполнил - Росатому помог, людей в Минпромэнерго обучил.

Поскольку увольнение было ожидаемо, я еще в конце 2006 г. на российско-киргизской МПК в Бишкеке переговорил с С.Кириенко о своем будущем. Сергей Владиленович высказался в том смысле, что в 2007 г. мне надо максимально дольше продержаться в Минпромэнерго, так как ожидались законы об «Атомэнергопроме» и госкорпорации и их нужно было продвигать, «а потом решим с местом работы». Летом 2007 г. я вновь напомнил о нашем разговоре, и был направлен к В.Ратникову, который заверил: «Конечно, Александр Николаевич, учитывая ту помощь, которую вы оказали отрасли, безусловно, найдется квадратик в структуре, чтобы плодотворно трудиться». Правда, после увольнения из Минпромэнерго, связаться с ним, сколько ни пытался, так и не смог. Ни по телефону, ни лично. Вероятно, я в этом не одинок, ну и Бог с ним. Главное, чтобы при формировании структур «Атомэнергопрома» и госкорпорации «Росатом» был сделан логичный шаг от формирования команды к сбалансированной кадровой политике.

назад

Материалы из архива

12.2007 РЕТРО энергичного АТОМА - «сказка - быль, да в ней намек»

По случаю 87-й годовщины плана ГОЭЛРО, 41-го по счету празднования дня Энергетика и в честь тридцатилетия атомной энергетики Украины. Может быть, нам все-таки, следует научиться обращать внимание на кажущиеся мелочами обстоятельства. Во-первых, говорят, что мелочей не бывает вовсе. Во-вторых, на практике убедились, что любое хорошее с виду начинание губится именно мелочами.

10.2008 ВОУ-НОУ: упущенная выгода

Александр Шусторович, президент компании «Плеядес»: - Ахиллесова пята ВОУ – НОУ – вопрос о так называемой природной составляющей. По существу, американцы оплачивают лишь технический процесс по производству энергетического урана… России было предложено распоряжаться этим природным ураном по своему усмотрению, но с тем условием, что вывезти его из страны невозможно, поскольку экспорт ядерных материалов из США в РФ запрещен…

8.2008 В шаге от эшафота

Б.Г.Гордон, директор НТЦ ЯРБ, профессор МИФИ, заслуженный деятель науки РФ «Чтобы никогда не бояться смерти, всегда думай о ней»СенекаВспоминаю диссидентскую шутку студенческих времен: «Жизнь человеку дается только один раз. И прожить ее надо там …». Хотя сам я ни разу не делал попыток последовать этому совету, но с тех пор неоднократно побывал «там» и видел, что везде свои недостатки, недовольства, опасности. «Свое счастье, свои мыши, своя судьба». Именно в этом стоическом смысле я воспринимаю гегелевскую максиму: «Все действительное – разумно», ибо все иные варианты, может быть, не менее разумные, не реализовались, а действительность – вот она.