На Ближнем Востоке уже долгие годы существует тайная ядерная держава

Джордж Монбио (George Monbiot), "The Guardian"

Когда США и Великобритания будут говорить правду о ядерном оружии Израиля? Иран не инициирует гонку атомных вооружений, он просто вступает в нее... Джордж Буш и Гордон Браун правы: на Ближнем Востоке ядерного оружия быть не должно. Опасность ядерной катастрофы в данном регионе может оказаться сильнее, чем где бы то ни было. Каждая занимающаяся созданием такого оружия нация должна наталкиваться на жесткую дипломатическую реакцию других стран. Так когда же будут наложены санкции на Израиль?


Как и Джордж Буш с Гордоном Брауном, я верю в то, что Иран пытается создать бомбу. Я также верю, что ему надо в этом помешать - как мерами экономического давления, так и подкупом (военный ответ, конечно же, станет катастрофой). Я считаю, что Буш и Браун, сохраняющие свои ядерные арсеналы с полным пренебрежением к договору о нераспространении, не имеют права читать нотации кому бы то ни было. Но если, как утверждает Буш, распространение такого оружия 'представляет опасную угрозу миру во всем мире', почему ни тот, ни другой политик не говорит о том, что Израиль, как сообщает в своем секретном докладе разведывательное управление министерства обороны США, имеет от 60 до 80 единиц такого оружия?

На официальном уровне правительство Израиля придерживается позиции 'ядерной неопределенности'. Оно ни подтверждает, ни отрицает факт наличия у Израиля ядерного оружия. Но все, кто занимался данным вопросом, знают, что цель такой позиции довольно проста - дать Соединенным Штатам возможность для дальнейшего нарушения своего собственного законодательства, которое запрещает предоставлять помощь странам, без разрешения владеющим оружием массового уничтожения. И такая позиция неопределенности находит неистовую защиту. В 1986 году, когда инженер-ядерщик Мордехай Вануну (Mordechai Vanunu) передал редакции Sunday Times фотографии израильского завода по производству ядерного оружия, агенты Моссада выманили его из Великобритании в Рим, где усыпили ученого, а затем тайно вывезли в Израиль. У себя в стране он получил 18 лет тюрьмы. 12 из них он провел в одиночной камере, а вскоре после освобождения вновь попал за решетку - на полгода.
Однако в декабре прошлого года израильский премьер-министр Эхуд Ольмерт случайно обронил, что у Израиля, как и у 'Америки, Франции и России' имеется ядерное оружие. Оппозиционные политики были в негодовании. Они атаковали Ольмерта за 'отсутствие осторожности, которое граничит с безответственностью'. Однако помощь из США продолжает поступать - безо всяких задержек и препон.

Как свидетельствуют рассекреченные в прошлом году поразительные по своему содержанию документы из Архива национальной безопасности, американское правительство еще в 1968 году знало о том, что Израиль разрабатывает ядерное устройство (но оно не знало, что к тому времени первое такое устройство было уже создано). Очень резкий контраст между такой позицией и сегодняшними усилиями США, направленными на то, чтобы не дать Ирану стать обладателем ядерной бомбы.

Вначале американские дипломаты убеждали Вашингтон в том, чтобы он в качестве условия продажи Израилю 50 самолетов F-4 'Фантом' выдвинул требование об отказе Тель-Авива от своей ядерной программы. Как отмечается в служебной записке, направленной из Бюро по ближневосточным делам государственному секретарю в октябре 1968 года, такой заказ впервые превратит Соединенные Штаты Америки в 'основного поставщика оружия в Израиль для обеспечения его военных потребностей'. Взамен, отмечается в записке, США должны потребовать 'взятия на себя Израилем таких обязательств, которые затруднят принятие им критически важного решения о превращении в ядерную державу'. В документе подчеркивается, что такое давление следует оказать в срочном порядке: Франция буквально накануне поставила в Израиль первую партию ракет средней дальности, и Тель-Авив намерен оснастить эти ракеты ядерными боеголовками.

Двадцатью днями позже, 4 ноября 1968 года, когда заместитель министра обороны встретился с Ицхаком Рабином (Yitzhak Rabin) (он в то время был израильским послом в Вашингтоне), тот 'никак не опроверг нашу информацию о наличии у Израиля ядерного оружия и ракет'. Он просто отказался обсуждать этот вопрос. Через четыре дня после встречи Рабин заявил, что такое предложение является для его страны 'совершенно неприемлемым'. 27 ноября администрация Линдона Джонсона (Lyndon Johnson) приняла к сведению заверения Израиля в том, что 'он не будет первой на Ближнем Востоке державой, принявшей на вооружение ядерное оружие'.

Как показывает данная служебная записка, американские официальные лица знали, что данное заявление было нарушено еще до того, как оно было сделано. Запись телефонного разговора между Генри Киссинджером (Henry Kissinger) и другим представителем администрации говорит о том, что Ричард Никсон (Richard Nixon) 'с большим сомнением отнесся к предложению не поставлять 'Фантомы' Израилю', несмотря на явное пренебрежительное отношение этой страны к соглашению. Сделка состоялась, и с тех пор американская администрация старательно дурачит своих собственных представителей во имя защиты израильской лжи. В августе 1969 года американские официальные лица были направлены в Израиль для 'инспектирования' тамошнего ядерного центра в Димоне. Но в служебной записке госдепартамента говорится, что 'правительство США не готово выступить в поддержку 'настоящей' инспекции, в рамках которой члены инспекционной группы имели бы право напрямую задавать соответствующие вопросы и/или требовать доступа к записям, журналам, материалам и т.п. Группе тонко и неоднократно намекали, что она должна избегать разногласий, вести себя 'по-джентльменски' и не идти против воли хозяев'.

Никсон отказался передать протокол беседы, проведенной им с премьер-министром Израиля Голдой Меир (Golda Meir), послу США в Израиле Уолли Барбуру (Wally Barbour). Похоже, что Меир и Никсон договорились о продолжении израильской ядерной программы при условии соблюдения ее секретности.

Правительство США продолжает защищать эту программу и сегодня. Каждые полгода разведывательные службы представляют в Конгресс доклад о полученных иностранными государствами технике и технологиях, 'помогающих в разработке и создании оружия массового уничтожения'. В этих докладах говорится о программах, осуществляемых Индией, Пакистаном, Северной Кореей, Ираном и прочими странами. Но не Израилем. Когда какое-то государство начинает настаивать на присоединении Израиля к договору о нераспространении ядерного оружия, правительства США и европейских стран всячески блокируют такое давление. Израиль не присоединился и к договорам о биологическом и химическом оружии.

Отказываясь подписывать эти соглашения, Израиль поступает так, что проинспектировать его нет никакой возможности. В то время как инспекторы МАГАТЭ ползают на карачках по иранским заводам, ставят пломбы и печати на урановые контейнеры и начинают кричать во всеуслышание всякий раз, когда Тегеран отказывается от сотрудничества, они не имеют никакого законного права инспектировать объекты в Израиле. Поэтому когда израильское правительство начинает жаловаться, как оно сделало на прошлой неделе, заявив, что глава МАГАТЭ 'прячет голову в песок, не желая решать проблемы иранской ядерной программы', остается лишь в изумлении глотать воздух, глядя на такую наглость. Израиль постоянно настаивает на усилении давления на Иран, призывая к практическим действиям, но прекрасно знает при этом, что ни одно влиятельное государство не станет выступать за такие же действия в отношении его самого.

Да, при Махмуде Ахмадинежаде (Mahmoud Ahmadinejad) Иран превратился в опасное и непредсказуемое государство, причастное к терактам за рубежом. Президент этой страны отрицает факт Холокоста и выступает против самого существования государства Израиль. Во время ирано-иракской войны Иран отвечал на токсичные бомбардировки Саддама Хусейна применением собственного химического оружия. Но Израиль при Ольмерте также является опасным и непредсказуемым государством, причастным к терактам за рубежом. Два месяца назад он подверг бомбардировке объект на территории Сирии (хотя по поводу предназначения этого объекта идут жесткие споры). В прошлом году он начал агрессию против Ливана. Израиль продолжает оккупацию палестинских земель. Как сообщала 'Би-Би-Си', в феврале 2001 года он использовал химическое оружие в секторе Газа. В результате в больницы с серьезными судорогами поступили 180 человек. Безусловно, ядерное оружие в руках Израиля не менее опасно, чем ядерное оружие в руках Ирана.

Так когда же заговорят наши правительства? Когда они признают факт существования на Ближнем Востоке ядерной державы, когда согласятся с тем, что держава эта представляет угрозу существованию своих соседей? Когда они согласятся с тем, что Иран не инициирует гонку атомных вооружений, а просто вступает в нее? Когда они потребуют, чтобы те правила, которые они навязывают Ирану, применялись и в отношении Израиля?

Перевод "ИноСМИ"

назад

Материалы из архива

8.2008 Дайджест за июль 2008 г. от РНЦ «Курчатовский институт»

Глава «Росатома» о мировой ядерной энергетикеВ статье, опубликованной в немецкой газете «Frankfurter Algemeine  Zeitung» генеральный директор ГК «Росатом» С. Кириенко заявил:· Продовольственный кризис, глобальное потепление и неравномерное распределение ресурсов для развития частично являются результатом энергетического дефицита и вызванного им роста цен на энергию.

7.2007 Россию оттесняют от казахского урана

 Михаил Сергеев, "Независимая газета" Российские атомщики рискуют лишиться традиционной сырьевой базы в Казахстане. Астана ведет переговоры о покупке 10% американской компании Westinghouse, крупнейшего конкурента «Атомэнергопрома», учредительные документы и совет директоров которого вчера утвердил премьер Михаил Фрадков. С помощью полученных у американцев технологий казахи намерены к 2014 году полностью прекратить поставку на внешний рынок, включая Россию, природного урана, заменив его экспортом готового продукта с высокой добавленной стоимостью – тепловыделяющих сборок, собранных не по российским, а по западным стандартам.

8.2009 Альтернатива вертикали

Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития: - Остается одно-единственное: строить параллельные структуры. Как известно, Петр I не стал модернизировать стрелецкое ополчение, а с нуля сформировал по самым современным тогдашним образцам регулярную армию, перенеся на русскую почву даже такую, казалось бы, несущественную деталь обмундирования, как букли. Петр I не стал даже пытаться переделать Москву в столицу европейского государства, а соорудил посреди невских болот Санкт-Петербург… Что можно сделать сейчас?