Тише едешь, дальше будешь?

Иранский заказ для Ижорских заводов (ИЗ) был своего рода проверкой на профпригодность. ИЗ изготовили оборудование для АЭС после колоссального перерыва – десятилетнего «атомного» простоя. Бушер позволил сохранить специалистов: вернуть тех, кто уже покинул завод, привлечь новых. Благодаря иранскому заказу завод смог изготовить оборудования для китайской и индийской АЭС. По мнению Сергея  Фролова, ведущего специалиста Управления планирования проектов ИЗ, ни  Иран, ни Россия не заинтересованы в скорейшем пуске Бушерской АЭС.


- В мае 2004 года я и еще трое моих коллег с Ижорских заводов прилетели в Бушер, чтобы проводить там контрольную сборку реактора. Обычно эту операцию наши специалисты проводят непосредственно на заводе. Так было с двумя китайскими блоками, а затем и с индийскими. Иран пошел по другому пути. Чувствовалось, что российское и иранское руководство очень торопятся как можно быстрее доставить корпус реактора в Бушер. Однако это не помогло ускорить сроки строительства АЭС. Между доставкой корпуса реактора и контрольной сборкой прошло четыре года. За это время мы сделали для Китая два корпуса реактора, которые находятся сегодня в коммерческой эксплуатации.

Я не хочу сейчас анализировать политические причины. Но по тому, что я видел в Иране, у меня сложилось впечатление, что сами иранцы не особенно заинтересованы в скорейшем пуске АЭС. В Иране, в отличие от Китая, нет дефицита электроэнергии, там много построено ТЭЦ. Бушерская площадка нередко используется иранцами в качестве научно-технической учебной базы. Ко мне постоянно водили на экскурсии студентов. Сначала я старательно им все рассказывал, а потом чувствую, что на основную работу не остается времени и потихоньку свернул преподавательскую деятельность.

Не заметил я большого желания ускорять темпы строительства и у украинских строителей. Кстати, их на Бушере значительно больше, чем представителей других национальностей. Украинские специалисты приехали с Южно-Украинской, Хмельницкой и других АЭС. Многие из них живут в Бушере семьями, сажают картошку, которая, кстати, здесь прекрасно растет. Возвращаться на Украину, где у них нет работы, им, естественно, не хочется, хотя бытовые и климатические условия в Иране достаточно суровые.

Я приехал в Бушер в мае. В это время года здесь устанавливается очень сильная жара, в сочетании с высокой влажностью она действует изнуряюще. К тому же в мае начинается брачный период у гюрз, кобр. Поэтому местные жители нас предупредили не особенно увлекаться пешеходными экскурсиями по окрестностям Бушера. Гулять в одиночку по городским кварталам Бушера не рекомендовала и российская служба безопасности. В случае конфликтной ситуации защитить своих соотечественников российским властям будет непросто, так как у Ирана и России нет договора на выдачу преступников.

Все иностранные строители живут в специально построенном немцами для строителей городке. Причем немцы построили жилье из морских контейнеров, в котором привозили оборудование. Вот она, немецкая практичность!

В Бушере я впервые попробовал необычное рыбное блюдо, которое поначалу принял за испорченное, уж очень зеленым был цвет костей рыбы, поданной к столу. Но иранцы объяснили: «Это блюдо приготовлено из рыбы-иглы,  в костях которой содержится много йода.

- Каков уровень жизни рядовых иранцев? – спрашиваю Сергея.

- Мне он не показался высоким. Если российские строители получали в день в среднем 60 долларов, то иранские рабочие 2-5 доллара.

- Как же они питались?

- Лепешки горячие покупали, макали их в соус и водой запивали.

Но оплата труда иранского инженера, уточняет Сергей, достаточно высокая. Разрыв в зарплате между ним и простым рабочим очень большой.

И хотя по современным меркам российские специалисты получают в Иране не ахти какие деньги (около двух тысяч долларов в месяц), Сергей говорит, что с удовольствием бы поехал снова в Иран.


Подготовила Надежда Степанова

назад

Материалы из архива

4.2008 Колонка редактора: Атомные металло- нефтевозы

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» И зачем Росатому эта обуза – атомный флот? «Радиационная безопасность и утилизация реакторов» как-то не убеждают. Представляю, если бы кто-нибудь по аналогии предложил передать здания на Ордынке 2426 какому-нибудь предприятию ЖКХ только по той причине, что там имеются туалеты и трубы иногда необходимо чистить. И аргументы  привел бы весомые, например, нецелевое расходование средств,  срыв программ строительства энергоблоков, отсутствие инновационного тысячника.

1.2008 Атом имени Ломоносова

Александр КулешовРазговоры о строительстве атомной теплоэнергоцентрали (АТЭЦ) в Архангельске велись еще в 80-х годах прошлого столетия. Однако Чернобыльская катастрофа поставила жирную точку на проекте, не смотря на то, что площадку под строительство уже начинали готовить. Неподалеку от Архангельска до сих пор можно наблюдать несколько заросших, частично асфальтированных дорог, ведущих к горам песка. Больше здесь ничто не напоминает о начавшемся когда-то строительстве.

11.2009 Щит будущих поколений

Евгений Трифонов, gazeta.ruОдин из главных вопросов оборонной политики России – разумно ли ядерное разоружение страны в условиях появления все новых и новых ядерных держав. Чуть более полумесяца остается до 5 декабря, когда Россия и США должны представить согласованный Договор по стратегическим наступательным вооружениям, но сблизить позиции двух стран пока не удается. Вашингтон желает сохранить жесткий контроль над российскими мобильными межконтинентальными баллистическими ракетами «Тополь», с чем не согласны в Москве.