Безопасность - процесс непрерывный

Делегация из НИКИЭТа была самой молодой на международной научно-технической конференции, проходившей 2-4 октября 2007 года на ЛАЭС. За уран-графитовым реакторам канального типа (РБМК) после аварии на Чернобыльской АЭС закрепилась дурная слава, что мешает видеть их нереализованный потенциал. Расточительным стереотипам, из-за которых может произойти растранжиривание инноваций, противостоят преемственность в науке и оптимизм, свойственный молодости. Сообщение о перспективах отечественного канального реакторостроения сделал тридцатилетний научный сотрудник НИКИЭТа В.Е.Гмырко.


- Владимир Евгеньевич, какие преимущества реакторов канального типа делают необходимым развитие этого направления?
- У канальных аппаратов есть очень хорошее свойство. Это дезинтегрированность конструкции – отсутствие единого крупногабаритного оборудования, такого, например, как корпус реактора, которое сложно изготавливать, транспортировать, монтировать и эксплуатировать. Благодаря дезинтегрированности конструкции канальные реакторы могут относительно легко производиться различными заводами, что имеет значение при современном состоянии машиностроительной базы России. В СССР именно потребность ежегодно вводить примерно два гигаватта и невозможность сделать это только за счет корпусных реакторов и продиктовали создание РБМК. По безопасности современные канальные реакторы не уступают реакторам других типов, и, в тоже время, имеют свойства самозащищенности, которые принципиально недоступны другим аппаратам.

- Чтобы обратить внимание на РБМК часто используют штамп – реакторы «чернобыльского типа», который, напротив, призван говорить об опасности.
- Разработка энергоблоков с РБМК началась в середине 60-х годов ХХ века. Тогда не было таких высоких требований к безопасности энергоблоков, как сегодня, методики и инструменты для анализа безопасности были недостаточно развиты. К сожалению, физика аппаратов получилась не очень благоприятной, а разработанные компенсирующие мероприятия не уберегли нас от Чернобыльской катастрофы. Сразу после нее была проделана большая работа: определены дефициты безопасности и проведены мероприятия по повышению безопасности всех энергоблоков с РБМК.

В первую очередь были изменены нейтронно-физические свойства реакторов, повышена их самозащищенность. В частности, введено новшество – применение в топливе выгорающих поглотителей в виде эрбия, что повышает безопасность РБМК, позволяет поднять обогащение топлива и дает положительный экономический эффект. Была проведена модернизация систем безопасности реакторов. В результате достигли очень хороших показателей, которые выражаются в частоте повреждений энергоблоков.

По нашим нормативным документам и руководящим документам МАГАТЭ вероятность повреждения активной зоны реактора не должна превышать 10-4 событий в год, что эквивалентно одному событию в течение 10 тысяч лет. Специалисты ЛАЭС привели на конференции данные, согласно которым после модернизации вероятность повреждения активной зоны РБМК первой очереди станции составляет примерно 10-5 событий в год, то есть событие в 100 тысяч лет.

Цифры такого малого порядка лучше соотносить с какими-либо редкими явлениями – например, сравнить с метеоритными атаками на Землю. Известно, что примерно раз в 50-250 тысяч лет на нашу планету падает метеорит с километровым диаметром в поперечнике, что вызывает катаклизмы глобального масштаба. То есть вероятность тяжелых аварий на наших атомных станциях вышла на уровень подобных – весьма редких – природных явлений. И мы не останавливаемся: поскольку повышение безопасности – процесс непрерывный, специалисты атомной индустрии всегда работают над улучшением надежности и безопасности реакторов.

- Может развитие атомной энергетики прерваться?
- Ее специфика такова, что там, где началось развитие, остановить его сразу практически невозможно, поскольку это связано с выводом из эксплуатации больших мощностей. Даже в тех странах, где решили отойти от атомной энергетики, например в Германии или Италии, АЭС не закрыли, они доработают положенный срок. Пожалуй, самое радикальное решение в отношении атомной энергетики приняла Литва. Там останавливают энергоблоки Игналинской АЭС, которые дают ей более 80 процентов электроэнергии. Это исключительно политическое решение, не имеющее ничего общего с безопасностью или экономикой. Взамен европейские компании собирались построить в Литве новые генерирующие мощности, но пока эти планы не реализованы.

Во всем мире перспективы атомной энергетики значительные. Мы знаем о планах строительства новых энергоблоков в США и в Евросоюзе, об интенсивном развитии атомной энергетики в странах так называемого третьего мира. По инициативе Президента России, в нашей стране планируется повышение доли энергии, получаемой от атомных станций, и Федеральное агентство по атомной энергии планирует достаточно интенсивно вводить новые энергоблоки.

Атомная энергетика не в последнюю очередь связана с экспортом технологий, где с нами конкурируют компании Европейского Союза, США и Канады, идет серьезная борьба за контракты. Это подтверждают тендеры на поставку реакторов в Финляндию, Румынию, Болгарию и другие. Канальное направление, кроме нас, развивает канадская фирма AECL – одна из самых успешных по экспорту реакторов в мире.

Развитие национальной атомной индустрии способствует наращиванию промышленности, машиностроения. Способствует развитию науки и техники. Дает рабочие места нашим согражданам. Формирует высококвалифицированные кадры в этой области высоких технологий. Это наше достижение, наше достояние.


Интервью взяла Ольга ПЕТРОВА, отдел информации ЛАЭС

назад

Материалы из архива

3.2008 Нужна ли России морская стратегия

Развитие военно-морской стратегии (ВМС) с древнейших времён и до наших дней шло параллельно с практикой  применения сухопутных и  военно-морских сил. В России основы ВМС заложили Пётр I , Г.А.Спиридов, Ф.Ф.Ушаков, Д.Н.Сенявин. Период первой и второй мировых войн внёс свой вклад в военно-морское искусство и способствовал развитию военно-морской стратегии. Как создавалось военно-стратегическое направление в нашей стране , рассказывает Владимир Георгиевич  Лебедько, к.в.н., проф., контр-адмирал в отставке,  в течение ряда лет руководивший ведущими управлениями оперативно-стратегических штабов флота и сухопутных сил.

12.2008 Лучшей заменой АЭС в Литве будет газ

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности: - Атомные станции очень сложно и дорого строить. Есть опасения, что заявленные "советские" темпы - по два реактора в год - соблюдаться не будут, тем более в условиях кризиса. У нас в этой сфере достаточно много проблем - и в машиностроении, и у всех остальных участников производственной цепи. Надо понять, кто будет строить реакторы, кто будет строить станции, и надо помнить, что мощностей для строительства реакторов очень мало,..

2.2008 Бомба для масс-медиа

Е.О.Адамов, бывший министр атомной промышленности РФЯ требовал, чтобы меня освободили, чтобы я вернулся в Россию и имел возможность, во-первых, опровергнуть все обвинения, которые, как я понимаю, изначально тогда выдвигали, чтобы вернуть меня в Россию, и потом таким же образом поехать в США и с теми обвинениями разделаться. Начнем с США Там два, по сути, обвинения. Одно обвинение – что украли средства у института моего родного, которым я руководил 12 лет, прежде чем стал министром, в который вернулся после того, как обокрал его…