Развитию нужны новые представления

М.Ватагин, к.э.н

Выносимая на читательский суд тема частично уже освещалась автором в цикле статей «Три тумана вокруг урана». Заметных изменений в отношении к предмету рассмотрения, как и следовало ожидать, не происходит. Вместе с тем негативные проявления  спокойного бездействия «законодателей моды» явно активизируются, не позволяя обходить их вниманием.


Атомная энергетика явилась миру во второй половине двадцатого столетия сферой деятельности, производной от процесса использования атома в военных целях. Конечным продуктом подготовительной стадии был высокообогащенный уран, плутоний и другие трансурановые элементы, образующиеся в результате цепной ядерной реакции деления, реализуемой в реакторах на тепловых нейтронах.  К тому же в процессе подготовки образовывалось существенное количество первичного тепла, не использовать которое в обычном хозяйственном обороте представлялось просто неразумным. Но производимая энергия расценивалась только в качестве побочного продукта основного производства, который  накапливался в специальной таре – тепловыделяющей сборке[1] (ТВС), которая с самого начала развития ядерной энергетики была принята в качестве единицы учета ядерного топлива.


Относительный параметр оценки использования потенциала ядерного топлива был найден и назван глубиной выгорания[2] (ГВ) с измерением в МВт*сутках первичной тепловой энергии в расчете на 1 кг урана. Зная вес урана в целом можно было определить только общий энергетический потенциал изделия. Но, не имея представления об обогащении[3] ядерного топлива, начальных весовых параметрах ТВС[4], фактическом времени работы изделия в активной зоне реактора и, самое главное,  о динамике изменения изотопного состава[5] в процессе полезного использования невозможно было точно узнать количество элементов, содержащихся в тяжелом металле ТВС на выходе.

Таким образом, поставленная задача вполне разрешалась. И общее представление имеется, и точные значения количественных параметров установить невозможно. Поэтому  система  измерения энергетического потенциала ЯТ, которую, учитывая историю развития, можно было бы назвать «бомбанутой» успешно прижилась в мировом сообществе с подачи производителя ядерной продукции. При этом интересы производителей энергии рассматривались как второстепенные и, в расчет не принимались. Тем более, что точное количественное соответствие между расходом ресурса и произведенной энергией могло быть даже вредным с позиции изготовителя топлива, т.к. давало очевидную возможность проведения доказательного сравнения преимуществ и недостатков конкретной конструкции.

Раз вредно – значит не нужно. И не важно, что признание ТВС в качестве единицы измерения ядерного топлива имело недостатки с точки зрения возможности точного установления соответствия производственных запасов ресурса и количеством готового продукта. Измерение ядерного топлива в такой единице, как ТВС, приводит к тому, что, по сути, признается:
1.      Запасом не само топливо, как энергоресурс, но тара для его транспортировки, использования и хранения;
2.      Неизменность весовых значений и внешнего вида топлива на входе и на выходе несмотря на то, что внутреннее содержание изменилось в ходе производства энергии
3.      Превышение срока полезного использования, по результатам которого можно количественно оценить качественные изменения над длительностью отчетного периода о хозяйственной деятельности.

Реализация данного подхода вызвала негативные последствия при организации финансового и управленческого учета у пользователя, осложнила возможность  достоверного планирования и прогнозирования технико-экономических показателей работы АЭС. Таких следствий несколько.
 
Первое: неизбежно возникают различия в количественной и стоимостной оценке величины запасов ядерного топлива. Реализуется принцип «в бухгалтерии одно – у физиков другое». Причина проста - ТВС используется в активной зоне несколько лет, после чего определенное время находится в бассейне выдержки и только потом отправляется на переработку или длительное хранение. Только в этот момент можно достоверно соотнести фактические данные об изменении изотопного состава с количеством произведенной тепловой энергии.  При этом соответствие с количеством отпущенной потребителю энергии все равно будет носить весьма приблизительный характер.

Возникает потребность установления некоего условного значения для постепенного переноса стоимости ТВС на стоимость готового продукта. Эта условность вполне может отличаться от фактического состояния, что на практике и происходит с завидной регулярностью. Но финансовая отчетность должна составляться каждый отчетный период (месяц, квартал, полугодие или год). Полученные результаты ложатся в основу определения базы налогообложения. Налоги уплачиваются и в дальнейшем вряд ли возможно их изменить, даже если возникнет такая необходимость.
 
Возможным и, к слову сказать, используемым в ряде стран способом компенсации отрицательных влияний противоречивости учета является либерализм стандартов финансовой отчетности, допускающих возможность учета обесценивания активов. При этом стоимость ТВС изначально принимается равной фактическим расходам на приобретение, увеличенным на расчетное значение  потерь от «замораживания» средств на продолжительность технологического цикла. Часть полученной величины, подлежащая отнесению на стоимость энергии в отчетном периоде, определяется пропорционально количеству отработанных эффективных суток.
 
Измерение расхода ресурса производится по параметрам стоимости и времени, что само по себе не очень соответствует, а точнее совсем не соответствуют таким принципам бухгалтерского учета и финансовой отчетности как осмотрительность, начисление и соответствие доходов и расходов, превалирование сущности над формой[6]. Но подобная вольница позволяет хотя бы минимизировать явные экономические потери.

Второе. При строгости учетных стандартов[7] и естественном изменении текущих цен на ТВС в результате инфляции, колебаний цен на продукцию и услуги ядерно-топливного цикла или согласованного с потребителем изменения качественных параметров изделия проявляется стоимостной дисбаланс ядерного топлива (СДЯТ). СДЯТ выражается в превышении суммы оборотных средств, потребных на приобретение свежего ядерного топлива (СЯТ) для обеспечения текущих перегрузок энергоблоков, над величиной топливной составляющей себестоимости электроэнергии, произведенной в отчетном периоде. Величина СДЯТ показывает размер вынужденного отвлечения  прибыли на пополнение оборотных средств для закупки СЯТ. Прибыль направляется на указанные цели только после выполнения соответствующих бюджетных обязательств[8]. По сути, при наличии СДЯТ удельные расходы на приобретение ЯТ следует определять, исходя из полезного отпуска энергии и стоимости приобретения материального ресурса, увеличенного на величину возникающих, вследствие необходимости пополнения оборотных средств за счет прибыли, бюджетных обязательств. В условиях рыночных отношений наличие СДЯТ снижает конкурентоспособность АЭС.
 
При замене таковых государственным ценовым регулированием – дополнительный груз ложится на плечи потребителей энергии. О масштабах и динамике «бедствия», например, в украинской атомной энергетике можно судить по  первому тематическому приложению к данному материалу. Проблема хорошо известна не только специалистам АЭС, но и на уровне правительства. Существенное негативное влияние на экономическую устойчивость и инвестиционный потенциал атомной энергетики совершенно очевидно и потому попытки исправить положение предпринимались неоднократно. Но воз и ныне там. И причина не только в том, что отсутствуют заинтересованность атомщиков[9], способность выполнить разработку и экономическая ответственность перед потребителями.

Прежде необходимо понять, осознать и принять простую истину, что если изначальное положение  неверно, то никакие методологические ухищрения не способны привести к правильному результату. Поэтому сначала следует определить сущностную основу для приближения к соответствию, и только потом заниматься подбором допусков, ограничений, значений, параметров, критериев и нормативов. Иначе, как говорил классик: «Вроде все делаем на заводе правильно: и партийные собрания проводим, на субботники выходим, спартакиады организовываем, а включаешь пылесос – не работает».
 
Третье. Сложившийся подход не позволяет оперировать понятием удельного расхода топливного ресурса на единицу отпущенной потребителю энергии. Оно (понятие) широко и, главное, весьма результативно используется традиционной энергетикой для оценки качества работы энергетического оборудования и персонала, планирования стоимостных и количественных параметров ресурсного обеспечения производства, расчета эффекта от внедрения новшеств в теплоэнергетическом цикле или определении параметров повышения качества самого топлива, проведения адекватного сравнения с альтернативными видами топливных ресурсов, выбора наиболее предпочтительного варианта нового оборудования или энергоблока из имеющихся альтернатив и т.д., и т.п. Как говорится «на нет и суда нет», со всеми вытекающими отсюда последствиями, прежде всего, для самой атомной энергетики.

Следует подчеркнуть, что наличие понятно определенного критерия в виде показателя удельного расхода условного топлива для целей сравнения преимуществ технологии производства энергии на АЭС может быть крайне неудобно производителям продукции, т.к. отчетливо демонстрирует ее преимущества и недостатки. Это относится и к удельному расходу урана на производство энергии. Очевидно, что этот параметр  полезен заказчику, выбирающему энергоблок или топливо, и обладателю технологии с относительно лучшими характеристиками. 

Производителям топлива, при непротивлении слабо подготовленного заказчика, обходящегося общими рассуждениями, относительными утверждениями и размытыми в общем параметрами, целесообразно не углубляться в детали эксплуатационных выгод – это будет дешевле, проще и безопасней. Именно так и происходит.

Более того, естественным стремлением производителя становится возможное противодействие по передачи Заказчику продукции отчетливого представления о наличии определенного критерия адекватного выбора. При этом следует принять во внимание, что торможения прояснение ситуации, объективно будет и фактически выступает, прежде всего, менеджмент эксплуатирующей организации и, с его подачи, служащие причастных ведомств. Они имеют прямую экономическую выгоду от приобретения топлива, за которое гарантированно заплатит потребитель. Интерес к экономии на создании и эффективной эксплуатации объективно имеет только потребитель и общество в целом. Точное представление и соответствующие знания необходимы, прежде всего, заинтересованным заказчикам, владельцам АЭС и государственному регулятору цен на  производимую энергию.

Сегодня атомная энергетика становится важным игроком на энергетическом рынке, с безопасностью и экономической эффективностью которого человечество связывает задачи энергообеспечения жизненных потребностей, социального и экономического развития. Важными являются задачи нераспространения, основой которых является, в том числе и возможность точного и адекватного учета ядерного материала. Раз это так, то по всей вероятности уже наступила пора пересмотра действующей, устаревшей методологии учета и планирования расхода ЯТ на производство энергии.
 
Даже общий анализ ситуации требует признать, что принятая сегодня учетная единица измерения количества и стоимости запаса ядерного топлива несовместима с понятием МЕРА расхода ресурса на производство энергии и требует замены. Добиться эквивалентности понятий «мера» и «единица учета»  применительно к ядерному топливу, идентифицируемому с ТВС, невозможно, т.к. для этого необходимо выполнение начального условия - возможности измерения в реальном времени количественного соответствия расхода «единицы учета» произведенной продукции.
Как показала практика и проведенные в 2000-2007 гг. в рамках реализации Проекта «Экономика ядерного топлива» это:
          • Технически целесообразно
          • Методологически  возможно
          • Экономически  необходимо
Разработанный  в 2004-2005 гг. проект Стандарта учета расходов на ЯТ, адаптированный к требованиям международных стандартов финансовой отчетности, в 2006 г. опробован применительно к энергоблокам Кольской АЭС с энергоблоками ВВЭР-440 с использованием фактических показателей  работы в течение 14 реакторо-лет. В апреле 2007 г. результаты частично представлены на очередном заседании постоянной консультативной группы Генерального директора МАГАТЭ по атомной энергии. В мае 2007 г. НТС МТЭ Украины одобрен и рекомендован для использования Порядок стоимостной оценки количества ядерного топлива для проведения текущей перегрузки энергоблоков АЭС. Остается разобраться с востребованностью и заинтересованностью.

Первые шаги сделаны: цель определена, дорога к ней в целом ясна, способы достижения в основном понятны. Осталось только услышать восточную мудрость подсказывающую: «для того, чтобы пройти любой путь необходимо сделать хотя бы первый шаг» и при этом «дели путь на отрезки, соединяй отрезки и достигнешь цели».


[1]Тепловыделяющая сборка (ТВС) специальная машиностроительная конструкция, предназначенная для обеспечения  технической возможности использования в АЗ РУ энергетического потенциала ЯТ для производства энергии при условии соблюдения допустимых пределов эксплуатации, правил и норм безопасности.
[2] Глубина выгорания ЯТ в ТВС – характеристика энергетического потенциала ЯТ, выраженная в МВт-сутках первичной тепловой энергии, образуемой в активной зоне реакторной установки  в результате цепной ядерной реакции деления в расчете на один килограмм урана в ТВС определенной модификации и типа  за все время ее полезного использования.
[3] Обогащение СЯТ (уранового) – выраженная в процентах доля первичного нуклида 235U в единице веса чистого урана (смеси 238U и 235U), содержащегося в двуокиси урана (UO2) до начала полезного использования ТВС конкретной модификации и типа в АЗ РУ.
[4] Для конкретных модификаций ТВС как правило устанавливаются нормативные весовые параметры и значения обогащения по 235U, но на практике в конкретном изделии они незначительно отличаются друг от друга.  Это подтверждается паспортными данными более 1000 ТВС, рассмотренными в ходе настоящего исследования. Модификация ТВС – группа ТВС, предназначенных для конкретного типа реактора и имеющих одинаковые технологические наименования,  конструктивные и весовые характеристики, геометрические размеры и технические параметры.
[5] Изотопный состав – содержание изотопов первичного и вторичного нуклидов, искусственно образовавшихся  в процессе ядерных реакций изотопов элементов к настоящему моменту завершения полезного использования ТВС в АЗ РУ в общей смеси изотопов, выраженное в граммах на единицу веса или процентах к весу тяжелого металла.
[6] Статья 4, раздела 1 Закона Украины «О бухгалтерском учете и и финансовой отчетности в Украине» № 996-XIV от 16.07. 1999 г.
[7] По крайней мере, применительно к законодательным условиям Украины и России. Условия других государств подробно не изучались.
[8]Для каждого государства состав бюджетных обязательств различен и определяется соответствующим законодательством. Применительно к Украине можно говорить определенно о государственных дивидендах из чистой прибыли, оценочно – о налоге на прибыль вследствие прироста балансовой стоимости запасов и условно – о налоге на добавленную стоимость пропорциональном величине пополнения оборотных средств за счет прибыли предприятия. Впрочем, каждая из составляющих весьма значительна сама по себе, чтобы стимулировать активизацию усилий по ликвидации диспропорции за счет проведения соответствующих изысканий и исследований.
[9] Более подробно взгляд автора на причины проявления забывчиво-равнодушного безразличия относительно  рассматриваемой тематики излагаются во втором тематическом приложении к данному материалу.

Первое тематическое приложение к статье
«Развитию нужны новые представления»

Масштабы и динамика украинского СДЯТ XXI века
 
Кратко обрисуем ситуацию относительно стоимостного дисбаланса ядерного топлива, используемого в атомной энергетике Украины для производства энергии.
За семь с половиной лет с 2000 по 2007 гг. СДЯТ АЭС Украины составил 2459 млн.грн. или в среднем 328 млн.грн. в год, что эквивалентно его приросту на 898,6 тыс грн. каждый  божий день или на 37,4 тыс.грн. в час. При этом стоимость закупки свежего ядерного топлива (СЯТ) ежегодно на 25,5% в среднем превышала величину топливной составляющей себестоимости энегии (ТСС), отражаемую в финансовой отчетности лицензиата.

В 2006 г. СДЯТ увеличивался уже на 1,15 млн.грн. ежедневно. В первом полугодии текущего года дисбаланс оценивается в 417 млн.грн., что эквивалентно превышению закупки над ТСС на 46.5%.



Часовая скорость прироста
таким образом возросла до 95,2 тыс.грн
Если так пойдет и дальше, то на приобретение СЯТ на запланированную в тарифе 2007г. сумму 2627,3 млн.грн. понадобится привлечь из прибыли уже 741,9 млн.грн. против 418,6 млн. в прошлом году. Топливные затраты в себестоимости можно соответственно ожидать на уровне 1885,4 млн.грн при условии соответствия фактического отпуска энергии плановой величине.

Если исходить из требований законов для всех, то данное обстоятельство означает, что у ЭО должны будут возникнуть дополнительные бюджетные обязательства по налогу на прибыль, государственным дивидендам и соответственной величине НДС в общем размере 356,1 млн.грн. или 975,7 тыс.грн. в расчете на одни календарные сутки. И тогда суммарные расходы на приобретение СЯТ следует оценивать величиной 2983,4 = 2627,3+356,1 млн.грн. что эквивалентно 3,5 коп/кВт*час при том, что в себестоимость единицы энергии будет включено как ожидается только 2,2 коп или около 63% суммарной величины. Так должно было бы быть согласно требований Закона. Но хорошо известное правило пользования украинского законодательства «Закон для всех, а для меня исключения» позволяет несколько смягчить ситуацию для атомщиков. Дело в том, что начиная с 2001 г. согласно письменному разъяснению заместителя ГНАУ НАЭК Энергоатом не учитывал и не учитывает сегодня соответствующий величине СДЯТ прирост балансовой стоимости запасов ЯТ в активных зонах реакторов в качестве составляющей базы налогообложения по налогу на прибыль. Если бы определение обязательств по налогу на прибыль производилось в четком соответствии с Законом, а не согласно сомнительного по сути разъяснения налоговиков[1], то дополнительные бюджетные обязательства составили бы за 2000-2007 гг. 666,1 млн.грн. ведь любому мало-мальски знакомому с топливной кухней АЭС известно узлы свежего топлива (УСТ) служат для приемки и входного контроля ТВС, которые подлежат размещению в активной зоне реактора во время ближайшей перегрузки. Сколько изделий вошло в УСТ – столько должно выйти[2].

Очевидно, что остатки ЯТ в УСТ в нормальных условиях будут практически нулевыми или иметь очень незначительные колебания. Балансовая стоимость прирастающих запасов, которая кстати неминуемо находит свое отражение в соответствующей строке баланса и рассматривается у обычного налогоплательщика основанием увеличения базы для исчисления налога на прибыль, формируется в активных зонах реакторов. В принципе конечно государство имеет право распоряжаться своим, но почему своим так, а чужим с точностью до наоборот. Но это уже риторика. Как бы выглядели расходов из прибыли НАЭК, связанные с приобретением топливного ресурса при наличии СДЯТ, если использовать общий подход показывает следующая диаграмма.


Возвращаясь к теме. Понятно, что не последнее значение в активизации процесса сыграл рост цены приобретения СЯТ с 893 $/кгU в 2000 г.  сначала до с 1018 $/кгU в 2005 г. (на 14%) и затем до отметки 1880 $/кгU в 2007 г. (общий рост в 2,1 раза). 
Но следует отдавать себе отчет, что при существующих недостатках методологии учета затрат на ЯТ,  даже в случае менее значимого роста цены дисбаланс все равно бы имел место. Арифметику, знаете ли не обманешь. И сколько ни делай умное выражение, все равно если умножить два на два будет четыре. А относительно такого специфического объекта учета, каковым, несомненно, является ЯТ, все едино в формировании средней удельной стоимости единицы запаса будут одновременно участвовать и тепловыделяющие сборки (ТВС) из последней партии загрузки и те что были загружены три года назад. Для иллюстрации можно обратиться к данным таблицы 1.

 
Сложившееся
в последние годы положение хорошо известно отраслевым специалистам и управленцам, ценовому регулятору, органам государственного контроля т.е. практически всем, включая Верховную Раду, Правительство и СНБО. Она совершенно очевидна своей ненормальностью, негативными следствиями при полном несоответствии не только простой логике, но и элементарному здравому смыслу. Схожие по возникновению с российскими причины оплачиваемого потребителями спокойствия и безмятежности полностью ясны и совершенно понятны.

При этом для ликвидации негатива не требуется ни гигантских инвестиций, ни длительных научно-технических изысканий и исследований, ни политических согласований или международной помощи. Необходимо лишь ответственное намерение изменить методологию учета расхода ядерного топлива и относительно малые усилия на внедрение нового подхода. Но этого, не смотря на неоднократные подсказки и предложения, не происходит. Почему ? Это уже отдельная тема.


[1] ГНАУ письмом от 18.10.2001 № 6694/6/15-1116 «Про налоговый учет балансовой стоимости запасов», подписанным заместителем руководителя г-ном Оперенко Г.М и подготовленным в ответ на запрос НАЭК от 15.08.2001 № 8257/15 разъяснило, что «при ведении плательщиком налога – НАЭК Энергоатомом учета прироста (убыли) балансовой стоимости ядерного топлива для реакторов типа ВВЭР-1000, ВВЭР-440, РБМК учитывается балансовая стоимость остатков таких запасов в узлах свежего ядерного топлива». Результатом подобного невинного и лукавого, а по сути не соответствующего национальным интересам, требованиям экономической безопасности государства и установленным стандартам учета разъяснения, стала реальная потеря многих сотней миллионов законного дохода государственного бюджета.  При этом все ладком и мирком.
[2] Данное правило естественно распространяется на обычную деятельность, не связанную с созданием стратегического запаса ЯТ.


Второе тематическое приложение к статье
«Развитию нужны новые представления»

Природа забывчиво-равнодушного безразличия

 
Если в каком то деле участвует больше одного человека, то неизбежно возникают частные отношения. Когда дело принимает характер видимой с государственной позиции деятельности, то количество участников отношений возрастает. В этом варианте, кроме того, кто делает (производителя) и того, кто сделанное использует (потребителя), проявляются владелец начального актива (собственник) и государство, представляемое чиновниками, которые по определению должны действовать в интересах всего сообщества (общество). С этого момента в отношениях участвующих завсегда возникают сложности, обуславливаемые разницей интересов, которые в свою очередь задают вектора направленности действия. Круг интересов производителя, потребителя и собственника в целом понятен.  Относительно же интересов общества можно только сказать, что они бесконечно разные.  В том числе и потому, что представители первых трех групп одновременно имеют отношение к последней совокупности.
  
В контексте настоящего рассмотрения следует учесть, что любые общественные цели, принципы, нормы, правила, законы или методы основаны на определенных условностях и приемлемых допусках. Вопрос только в том чтобы они как можно более реалистично отражали существо происходящего, обеспечивали возможность достоверной оценки соответствия и предполагали ответственность за результаты.
 
Относительно той или иной методологии[1] достижения принятых целей в рамках установленных принципов нужно то всего лишь договориться о терминах, определить соответствующие численные значения, установить функциональную зависимость связанных параметров и выбрать подходящую меру измерения. Казалось бы, мелочь, но без этого не обойтись, ибо сказано, улучшить можно только то, что возможно измерить. Правда, необходимо выполнить еще маленькое начальное условие. Сформировать ответственное намерение т.к. именно оно определяет возможность начала осмысленного движения. Только тогда может появиться  надежда на изменения или улучшения.Но именно с этим пустячком каждый раз[2] происходит  заминка.  
И это в общем понятно.

Во-первых, до того ли ? Не для того к рубильникам управления государственным добром прорывались, чтобы тратить время на какие то там методики, для создания которых надо еще соответствующие знания иметь и слова незнакомые выучить.. Плохо было до того – ничего не произойдет, если и сейчас не станет лучше. Никто не спрашивал раньше – не спросят и сейчас.  Есть дела и поважнее, вне всякого сомнения, более доходные  для отдельных лиц ограниченного срока пребывания. С точки зрения устоявшейся ориентации исключительно на удержание в текущем моменте своих относительных прав и вымышленных полномочий, ограниченное весьма короткими промежутками времени, подобное отношение рассматривается как закономерное явление. Более того, по другому и быть не может.

А уж поразмыслить над подсказкой Эмерсона относительно того, что «Выгоды богатства остаются у того, кто производит богатство, а не у того, кто получает его даром» и вовсе не досуг. Надо успеть извлечь максимальную выгоду за отпущенный срок. Иначе ради чего старались обещая и пробивались не взирая.
Получается, что от того это, что не того им.
Во-вторых, а зачем собственно ? Министерство вынуждено поддерживать и защищать виновных в беспорядке т.к. в его ведомстве плохо быть не может по определению. А то, знаете ли, должность политическая и соответственно любая мелочь может сократить срок пребывания на ней. Особенно в современных реалиях политической толкотни.
Ценовой регулятор, не имеющий достаточных знаний по специальности, не располагающий ресурсами для привлечения известных специалистов и квалифицированных экспертов, да еще и ощутимо зависимый от расположения верхних чиновников, которые к слову имеют непосредственное отношение к назначению отраслевого делителей, вынужден безропотно учитывать в устанавливаемом тарифе фактическое состояние дел. Пока цену на электроэнергию АЭС устанавливает некий дядя от имени государства, самим атомщикам тоже совершенно ни к чему напрягаться. Доказать этому дяде что угодно или надавить при необходимости гораздо легче, чем работать эффективно.
 
Безропотный и ко всему привыкший потребитель пока не способен консолидироваться. Задать простой вопросы – а почему собственно и до коих пор, позвольте узнать ? – времени не хватает или не припекло еще. Не имея стремления отстоять свои законные права, он все равно заплатит за энергию столько, сколько скажут.

Вот и получается, что чиновникам совсем не обязательно, а большинству не стало необходимым.

Да и Никколо Макиавелли предостерегал, что: «Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми. Всегда ожидает враждебность тех, кому выгодны старые порядки, и холодность тех, кому выгодны новые. Эта холодность объясняется отчасти страхом перед противником, на чьей стороне – законы; отчасти недоверчивостью людей, которые на самом деле не верят в новое, пока оно не закреплено положительным опытом».
В-третьих, а кто может то, что не можем даже мы, самые умные ? И этот вопрос совсем не праздный. Более того, он весьма значим т.к. попросить помощи – значит расписаться в собственном бессилии. А это уже вопрос принципиальный и при чем тут общие потери, если речь идет о собственном достоинстве и убежденности в своей непогрешимости. Принять меры к исправлению ситуации  украинское Правительство требовало[3] от НАЭК, МТЭ, НКРЭ, Госстандарта и Минфина Украины еще в конце 2000 г. Но спецы компании явно не могли самостоятельно предложить что-нибудь приемлемое, хотя вероятнее всего искренне этого хотели. Но хотеть еще не означает мочь.  Видимо просто оказались не способны от природы и наглядно это продемонстрировали.  И хотя Приказом МТЭ Украины № 331 от 01.06.2004 г в действовавшую методику были внесены отдельные изменения[4] с 01.07.2004 г. Но как и ожидалось, ситуация практически не изменилась. СДЯТ сохранился, а скорость его нарастания увеличилась. Таким образом, нечаянное поручение государственного руководства, по сути, так и осталось не выполненным.

Впрочем
Тот, кто ничего не делает, делает дурное.
У того, кто ничего не делает, всегда много помощников.
Л.Н.Толстой
К слову сказать, о Приеме умолчания
С рождества Христова история  убедительно свидетельствует о постоянном, неизменном и публичном провозглашении в сфере открытого общения подсказанных пророками идей добра, равенства и справедливости. Но во все времена так же стабильно в качестве инструментов достижения сказочных намерений выбирались лицемерие, угнетение и грабеж. На словах всегда выражалась приверженность благим устремлениям, а реальными действиями подтверждалась правомерность насилия. Никто не оспорил заповеди Христа о непротивлении злу насилием. Наоборот, с этим во все времена соглашались. И тут же собирали войско, назначали суд, строили тюрьму или крепость.При этом утверждалось, что - дескать мысль конечно правильная, по сути, но добиться сего на практике никак не возможно, ибо людей много и мысли у них разные. Но всем поровну добра не хватит, поэтому надо, прежде оградить собственное благополучие от мнящихся посягательств. Поэтому «Не могу быть  добрым потому, что сильно опасаюсь других, которые вероятно похожи на меня, не видящего другого варианта, нежели использование принадлежащего соседу». Вот и получается в итоге «себя изменить не могу т.к. очень себя опасаюсь».
 
Во все времена находились активные личности, не считающие возможным молчать относительно отчетливо проявляемого несоответствия. Они убедительно рассказывали, смиренно подсказывали и аргументировано поучали. В лучшем случае их внимательно слушали, не спорили и кивали головами. Но менять что-либо не торопились.
С одной стороны дозированное появление новизны полезно для целого. Для саморазвития системы необходим инструмент автоматического стимулирования. Не будет стороннего раздражителя, ощущаемого дискомфорта и временного неудобства, множеству станет хорошо и уютно, но оно перестанет расти. Отсутствие развития означает остановку и смерть. А вот этого уж целому точно не надобно. С другой боязливое стремление большинства не обращать внимания на очевидное выступает определенной страховкой от ошибок резких изменений. Тогда и поговорка «Хотели как лучше, а получилось как всегда» приобретает защитный оттенок. И наконец, подобное опасение само по себе служит целому определенным активатором внутреннего роста через доказательство невозможности дальнейшего использование устаревшего без его изменений. Опасаясь худшего, терпим плохое. Убеждаясь начинаем менять когда стало уже совсем невмочь. В этом контексте выражение «Чем хуже – тем лучше» скорее носит позитивный характер, нежели обвинительный.
В целом природная доля активатора очень не велика и составляет всего чуть менее процента. То же вполне относится и человеческому обществу. В результате «бунтарей», способных внятно изложить новое видение совсем не много.
Кроме того, прежде чем говорить или писать надо самому понять видимое, овладеть навыками доступного изложения и уговорить себя в необходимости действия, которое почти наверняка не принесет заметных результатов. Это труд и время. В итоге количество претендентов на отторжение еще уменьшается.

При этом всегда есть те, кому интересно и выгодно сохранение существующего положения. Причем их гораздо больше чем первых. Самой распространенной реакцией численно превосходящей группы сотоварищей, заинтересованных в неизменности провозглашаемого массам несоответствия реальному содержанию происходящего,  является успешно применяемый, многократно проверенный на практике и очень простой в использовании прием безразлично-равнодушного умолчания.

В основе лежит самый эффективный способ одухотворенного разрушения – равнодушие или определение явления мысленной обоснованностью сохранения неизменности, направленное на нейтрализацию его (явления) силы.
Равнодушие почти гарантированно приносит желаемые плоды общей успокоенности если относительно возмутителя спокойствия занята позиция превращения его в невидимку т.е. без видимых различий в обычном течении событий.

Дальше совсем просто молчи и ничего не делай. Тогда прежде всего, слова твои гарантированно перестанут расходиться с делами, что само по себе не вредно. Кроме того, многократно повышается вероятность, что речей, пусть справедливых, обращений пусть искренних, подсказок, пусть полезных, но всего одного, пусть даже не глупого или нескольких, пусть даже убежденных, большинство, от которого в конечном итоге зависит благополучие молчащего, попросту не услышит и правил своего жизненного поведения не изменит. В каждый данный момент времени, как правило, именно этого и нужно. А там впереди «либо шах помрет, либо же ишак, надорвавшись. сдохнет».


[1] Являющаяся предметом настоящего рассмотрения методология планирования и учета затрат на ядерное топливо при производстве энергии на АЭС представляется всего лишь частным случаем общей закономерности
[2] Здесь имеется в виду частая и ставшая уже регулярной смена высшего топменеджмента НАЭК. С 1997 г. до настоящего времени руководство компании менялось восемь раз со средней периодичностью 15 месяцев. За такой ограниченный период руками вождения не то  что стратегию развития атомной энергетики осмыслить, но и выучить до сей поры незнакомые слова и определения представляется делом непростым.

[3] Пункт 1 Протокола совещания у Вице-Премьер министра  Украины от 03.10.2000 г. №м16792/98
[4] По сути, следом за российским примером решили всю стоимость перегрузки относить на себестоимость энергии в течение первого года пропорционально времени работы реактора на номинальной мощности, сделав, по сути, мерой расхода топлива единицы стоимости и времени. Ну и что, что ТВС служит 3-4 года, ну и что, что вообще пропадает соотнесение расхода ресурса на производство продукции, а сама ТВС начиная со второго года имеет нулевую стоимость, зато может реальные потери снизятся. НТС Минтопэнерго при рассмотрении проекта методологического новшества предупреждал что, при таком подходе  дисбаланс как был так и останется и указывал на целесообразность дальнейшего поиска приемлемого решения. Но своя рука владыка, а осторожные всегда были и будут.., да не они решают.

назад

Материалы из архива

4.2008 Колонка редактора: Атомные металло- нефтевозы

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» И зачем Росатому эта обуза – атомный флот? «Радиационная безопасность и утилизация реакторов» как-то не убеждают. Представляю, если бы кто-нибудь по аналогии предложил передать здания на Ордынке 2426 какому-нибудь предприятию ЖКХ только по той причине, что там имеются туалеты и трубы иногда необходимо чистить. И аргументы  привел бы весомые, например, нецелевое расходование средств,  срыв программ строительства энергоблоков, отсутствие инновационного тысячника.

9.2007 Ториевый цикл. Выбираем реактор

С.А.Субботин, к.т.н.,  РНЦ «Курчатовский институт»Впервые в этом году в программе  секции   НТС №1 обсуждалась ториевая энергетика. Однако в ФЦП в разделе «Инновации»  ториевая  энергетика  не значится. Это противоречие легко объяснимо.   ФЦП разработана до 2010 года.  А высокотемпературные реакторы,  на которые делают  ставку многие ученые в реализации ториевого проекта,  планируется вводить в эксплуатацию не ранее 2020 года.

8.2009 Альтернатива вертикали

Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития: - Остается одно-единственное: строить параллельные структуры. Как известно, Петр I не стал модернизировать стрелецкое ополчение, а с нуля сформировал по самым современным тогдашним образцам регулярную армию, перенеся на русскую почву даже такую, казалось бы, несущественную деталь обмундирования, как букли. Петр I не стал даже пытаться переделать Москву в столицу европейского государства, а соорудил посреди невских болот Санкт-Петербург… Что можно сделать сейчас?