Глобальный ядерный рынок и стратегии Атомэнергопрома в дележе «ядерного пирога»

 А.В.Кацай, ЦНИИАТОМИНФОРМ, В.Н.Нуждин, Проектный офис АЭС-2006, А.А.Просвирнов, ВНИИАЭС

На сегодняшний день на рынке ядерных технологий сформировались три крупных альянса: AREVA NP–Misubishi Heavy Industries, Toshiba-Westinghouse Electric Co., Hitachi-General Electric. Указ Президента России Путина В.В. о создании Госкорпорации и ОАО "Атомный энергопромышленный комплекс" (Атомэнергопром) на базе предприятий Росатома зафиксировал момент, начиная с которого Россия заявила о серьезных намерениях участвовать в процессе дележа мирового энергетического пирога.


7 июля 2007 года подписано распоряжение Правительства РФ, утверждающее Устав созданной государственной компании ОАО "Атомный энергопромышленный комплекс" (Атомэнергопром) [12]. По уверениям С.В. Кириенко [2] Россия хотела бы претендовать на 20% мирового рынка ядерных технологий. Альянс американских и европейских компаний с японскими не случаен. Японские корпорации имеют на сегодняшний день самую передовую технологию и современный опыт строительства АЭС. Например, срок сооружения АЭС с энергоблоком более 1000 МВт в Японии составляет 36 месяцев. Для компании, заказывающей атомную станцию, это означает существенное сокращение срока до начала возврата инвестиций и получения прибыли.

В то время, как в США и Европе происходила стагнация ядерной отрасли, Япония планомерно строила энергоблоки единичной мощностью 1300-1600 МВт. В июне с.г. создана компания под именем GE — Hitachi Nuclear Energy, которая на 60% принадлежит GE (США) и на 40% — Hitachi (Япония). Ее возглавляют руководители ядерного бизнеса GE. Сфера деятельности — строительство АЭС во всех регионах кроме Японии.  Компанию Hitachi — GE Nuclear Energy, в которой 80% принадлежит Hitachi, а 20% — GE  возглавят руководители ядерного бизнеса Hitachi. Новая компания будет также предлагать оборудование и для реакторов с водой под давлением. Обе фирмы уже несколько десятилетий сотрудничают в разработке реакторных проектов. С 1980-х годов GE и Hitachi вместе разрабатывали усовершенствованные кипящие реакторы в Азии [11].

Россия тоже строит блоки с реакторами типа ВВЭР-1000, но при этом следует помнить, что тендеры в Китае и Индии во многом были выиграны не за счет более эффективного проекта или коротких сроков сооружения, а за счет государственного кредита Российского правительства. По сути мы строим в надежде рано или поздно получить отдачу в виде массового коммерческого заказа АЭС по российским проектам. Нельзя и недооценивать реальную роль этих проектов. По сути, они являются спасением для отечественной атомной отрасли. Они буквально оживили умирающие предприятия и позволили найти точку опоры перед возможным рывком. Появилась надежда у предприятий к развитию. Политика подачек, когда им давали деньги без требования реальных работ (только чтобы не умерли), принесла только вред. Деньги проедались, а никому не нужные отчеты ставились на пыльные полки. И только работа на реальный проект, где планка ответственности перед Заказчиком высока, позволила выправить положение и взять направление на развитие многим предприятиям. Конечно монополизм, оставленный нам с советских времен, играет отрицательную роль. Та высокая стоимость оборудования (иногда выше зарубежных аналогов), которую мы сегодня платим нашим производителям, объясняется полным отсутствием конкуренции.

Получается классический монопольный рынок поставок основного оборудования, где крупные игроки диктуют цены. Да, действительно, какие-то ограничения на поставки зарубежного оборудования должны быть на первых порах, но эти ограничения должны иметь экономический, а не административный характер. В тендерах на поставку оборудования для АЭС должны на равных участвовать и зарубежные компании, иначе атомную отрасль ждет печальная участь автомобильной промышленности, которая при отсутствии конкуренции деградировала до полной неконкурентоспособности. Как представляется, именно этот аргумент сыграл не последнюю роль в решении о заключении стратегического альянса между ОАО «Атомэнергомаш» и французской компанией Альстом на поставку тихоходной турбины и другого оборудования для энергетики.

На сегодняшний день ОАО «Атомэнергопром» сориентирован на следующие циклы:

·       Строительство АЭС, производство электроэнергии, тепла и опреснение воды

·       Ядерно-топливный цикл: продажа ядерного топлива, изотопов, услуги по обогащению топлива, переработке отработанного ядерного топлива (ОЯТ), безопасному обращению с радиоактивными отходами (РАО) и др.

·       Проведение НИОКР, поставка в отрасль и на внешние рынки высоких технологий, новых материалов и инновационных решений.

Указом В.В. Путина определено, что в качестве приоритетных направлений деятельности открытого акционерного общества "Атомный энергопромышленный комплекс", его дочерних и зависимых акционерных обществ являются проектирование, размещение, сооружение, эксплуатация, гарантийное и сервисное обслуживание, модернизация, ремонт и вывод из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ; проведение научных исследований в области использования атомной энергии, внедрение новых технологий и разработок в данной области; сооружение, эксплуатация и гарантийное обслуживание атомных электростанций, включая объекты, расположенные за пределами Российской Федерации; производство  электрической и тепловой энергии на атомных электростанциях; разведка и добыча полезных ископаемых, содержащих ядерные материалы и радиоактивные вещества; изотопное обогащение урана и других ядерных материалов; разработка, производство и реализация тепловыделяющих сборок ядерных реакторов; экспорт и импорт товаров и услуг, связанных с использованием атомной энергии; подготовка специалистов в области использования атомной энергии.[12]

По сравнению с конкурирующими консорциумами новообразованное ОАО «Атомэнергопром» сориентировано на узкий сектор атомного энергопроизводства, сужающий пространство для маневра. Если посмотреть структуру таких фирм, как Misubishi Heavy Industries, Toshiba, Westinghouse Electric Co., General Electric, то львиная доля их производства приходится на энергомашиностроение и производство оборудования тепловых электростанций и газотурбинных установок промышленной мощности.

Конкурентоспособность российских АЭС определяется в основном качеством и технологическим уровнем поставляемого энергооборудования. На сегодняшний день в России сформировалось несколько крупнейших энергомашиностроительных холдингов, производящих оборудование для АЭС: «Силовые машины», «ОМЗ», «Энергомашкорпорация» и «ЭМАльянс». Пока это российские компании, но «в ближайшие годы доля международных компаний в капитале ведущих российских холдингов вырастет. Покупка 25% акций «Силовых машин» концерном Siemens в 2006 году и партнерство «ЭМАльянса» и французской Alstom с возможной покупкой блокпакета россиян в будущем - начало иностранной экспансии» [7]. Энергомашиностроительные холдинги уже столкнулись с проблемами роста цен на нержавеющую сталь (на 91% за 2006 год в Европе), недостатком современных ресурсосберегающих технологий, дефицитом квалифицированных кадров. И если проблему современных технологий можно решить покупкой их (частично за счет своих акций) у иностранных компаний, то проблемау с кадрами придется решать только за счет форсированного развития и задействования внутренних ресурсов. Сомнительно, что квалифицированные кадры в большой массе захотят приехать в Россию, и нам придется довольствоваться низкоквалифицированнным потоком рабочей силы из Средней Азии.

Кроме этого, если с начала 1990-х и до 2006 года отечественные энергомашиностроители большую часть своей продукции экспортировали в Индию, Китай, Иран, Болгарию и другие страны из-за незначительности внутреннего спроса, то уже за период 2006 - 2010 гг. РАО ЕЭС собирается потратить $26,2 млрд. на закупку теплоэнергетического оборудования. По прогнозу Кирилла Таченникова [7] доля российских заказчиков в структуре портфеля заказов отечественных энергомашиностроителей к 2013 году повысится до 75%. Это означает, что внутренняя борьба между тепловой и атомной энергетикой за продукцию машиностроительных корпораций ожесточится и подхлестнет рост цен. Например, только РАО ЕС в 2006 - 2010 гг. планирует ввести 34,2 ГВт новых энергогенерирующих мощностей, при этом компании принадлежит блокирующий пакет акций концерна «Силовые машины». Ведущий производитель котельного оборудования для паровых и газовых ТЭС и АЭС, холдинг «ЭМАльянс», также готовится принять большую часть заказов РАО ЕЭС. Инвестиционная программа холдинга «ЭМАльянс» в объеме более $100 млн. позволит увеличить производство котельных мощностей с 8 ГВт до 15 ГВт к 2010 году [7].

Лидером российского энергетического машиностроения является концерн «Силовые машины», который, вероятно, окажется одним из центров вертикальной интеграции в отрасли. Если инвестиционной программа концерна «Силовые машины» будет реализована, то он сможет ежегодно производить энергетическое оборудование суммарной мощностью до 17 ГВт к 2010 году вместо 8,8 ГВт в 2006 году [7].

Основного производителя оборудования для атомной энергетики и горнодобывающей промышленности - холдинг «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ) в ближайшие годы ожидает серьезная реструктуризация бизнеса. Его атомные активы, которые приносят значительную часть выручки и прибыли, могут быть выведены из-под контроля холдинга в интересах нового главного акционера [7].

Комапании Siemens, Alstom, GE и другие активно внедряются на наш рынок. Siemens собирается построить собственный завод по производству газовых турбин, Alstom готов поставлять турбины собственного производства без оглядки на созданное СП с «ЭМАльянс».

Некоторые транснациональные корпорации (ТНК), например, «General Electric», распоряжаются средствами, превышающими размер национального дохода многих суверенных национальных государств, а международный характер операций ставит их практически вне контроля любых национальных органов власти [6]. Крупнейшие в мире транснациональные корпорации все больше проникают на российский рынок. В последние годы заметными игроками на мировом рынке стали компании из Китая (в частности, Shanghai Electric, которая контролирует около 8% мирового рынка). Поскольку китайский рынок бурно растет, в ближайшие несколько лет местные производители будут вынуждены работать на внутренний рынок. Но впоследствии они смогут составить серьезную конкуренцию и на российском рынке [7]. Пример автопрома здесь очень нагляден и может быть весьма поучительным.

Национальный капитал в нашей стране также стремится структурироваться в мощные образования, в том числе в финансово-промышленные, адекватные международным аналогам. [6]. Центрами консолидации в энергомашиностроении, на наш взгляд, выступят четыре крупнейших энергомашиностроительных холдинга: «Силовые машины», «ОМЗ», «Энергомашкорпорация» и «ЭМАльянс» [7]. Чтобы продолжать успешно конкурировать с международными грандами отрасли, отечественным компаниям потребуется государственная поддержка и лоббирование их интересов. Недавно РАО «ЕЭС России» заявило о возможности продажи своих акций ОАО «Силовые машины»,стратегическому инвестору, поскольку данный актив является непрофильным для бизнеса госхолдинга. Для недавно созданной атомной корпорации ОАО «Атомэнергопром» было бы стратегически правильно выкупить этот пакет, чтобы не допустить концентрации контрольного пакета у Siemens или другой иностранной компании и иметь в будущем значимые рычаги влияния в энергомашиностроительном секторе.

Компании, с которыми Атомэнергопром собирается делить мировой рынок ядерных технологий, более защищены от рисков, так как развивают технологии в диверсифицированных секторах. Siemens и GE являются одними из ведущих мировых лидеров по производству газо-турбинных установок и проводят интенсивные исследования в области геотермальной энергии. Toshiba имеет одну из самых совершенных газовых турбин мощностью 334 МВт. Siemens разработал самую мощную и эффективную газовую турбину и приступил к ее испытаниям.

Такое распределение направлений бизнеса ориентируется на будущий расклад спроса среди основных секторов энергетики. По оценке американских экспертов доля АЭС в производстве электроэнергии в мире снизится к 2020 г до 4% (8% в 1999г.), а доля газа увеличится до 28% (23% в 1999 г). На рис. 1 это представлено наглядно [2].



Рис. 1 Оценка распределения выработки электроэнергии между различными источниками [3].

Заявленная правительством США программа Vision-21 предусматривает к 2015 году разработку проектов электростанций на базе комбинированных установок с газотурбинными установками (ГТУ) и топливными элементами с КПД больше 75% (75-80% для комбинированного производства электроэнергии и тепла) и с нулевым выбросом вредных и тепличных газов в атмосферу. Таким образом к моменту прекращения государственного субсидирования федеральной целевой программы развития атомной энергетики в 2015 году на рынок выйдет высокоэффективный конкурентный продукт. Конечно, существует риск, что частный инвестор предпочтет вкладывать деньги в инновационный продукт, обладающий более высокой эффективностью выработки электрической и тепловой энергии, чем атомная промышленность. Спрогнозировать к этому году рост цен на газ, делающих технологию Vision – 21 неконкурентноспособной при заявленной эффективности, не представляется возможным. Требуется предпринимать упреждающие действия по повышению эффективности энергопроизводства в ядерном цикле, уменьшению стоимости АЭС, выходе на рынок альтернативных источников энергии, например, рынок геотермальной энергии, рынок аккумулирования энергии, ресурсосбережения и предоставления услуг инновационной деятельности. Таким образом, можно сформулировать среднесрочные задачи, которые смогли бы разнообразить продукцию ОАО «Атомэнергопром» и повысить в будущем ее конкурентоспособность. На базе научно-технического потенциала отрасли вполне по силам за 7-8 лет разработать до уровня серийного производства конкурентные образцы техники в областях:
·       Аккумулирование электроэнергии и тепла [5];
·       Использование альтернативной энергии (например, геотермальной);
·       Ресурсосбережения;
·       Применения комбинированных источников энергии [4];
·       Обеспечения энергоэффективных циклов производства электроэнергии.

Рынок аккумулирования энергии и предоставления услуг по регулированию частоты сети оценивается в 10-20% установленной мощности. На сегодняшний день используются в основном гидроаккумулирующие станции. Недостатком этого вида аккумулирования является большие потери и требуемый перепад высот не менее 100 метров, что в равнинной части России найти затруднительно. В последнее время инновационные компании США собираются выйти на рынок аккумулирования энергии и источников бесперебойного электропитания с новым оборудованием на базе супермаховиков. Лидером является фирма Beacon Power. Это направление может быть очень перспективным для ОАО «Атомэнергопром», так как в Росатоме имеется задел в области конструирования центрифуг и налаженное однотипное производство. Это направление может конкурировать и с водородной энергетикой, так как более безопасно и не требует тех гигантских вложений, которые предприняты в водородной энергетике. Если же учитывать рынок гибридных автомобилей и электромобилей, то перспективы огромны. Значительную выгоду в части аккумулирования энергии, ресурсосбережения, повышения надежности работы энергосистем, регулирования частоты и модности смогут принести технологии сверхпроводимости, в частности, использование сверхпроводящих индукционных накопителей.

Объем запасов геотермальной энергии оценивается в 40000 млрд. т.у.т./год. При этом имеется ввиду не точки геоактивности, где наблюдается выход энергии на поверхность (Исландия, Камчатка), а свойство повышения температуры пластов в зависимости от глубины. На глубине 3-4 км температура пластов составляет около 200оС, и этот потенциал с помощью циклов Калины или Organic Ranking Cycle (ORC) может быть использован для выработки электроэнергии в любой точке Земли. Компания Siemens ведет интенсивные исследования в этой области. GE за 250 млн. долларов купила лицензию на цикл Калины. Конкуренты не дремлют. В Росатоме накоплен бесценный опыт по подземным мирным ядерным взрывам, которых в СССР было произведено около 50 (больше всех в мире). Формирование подземных теплых озер может быть очень эффективным средством аккумулирования тепловой энергии и выработки электрической энергии в требуемое время.

В отрасли сложилось устойчивое мнение, что ресурсосбережение приведет к снижению потребности в электроэнергетике и снижению заказа на АЭС. Однако в США, например, создана система, когда энергогенерирующим компаниям выгоднее внедрять ресурсосберегающие технологии, чем строить дополнительные энергогенерирующие мощности, и многие компании предоставляют энергосберегающие приборы и оборудование в лизинг и в долг, с целью получения долговременного эффекта в будущем. Уходить с такого рынка нерационально. В статье [4] показан выигрыш от комбинированного энергопроизводства. Поиск наиболее оптимальных соотношений мошностей атомного и газового способов энерговыработки может послужить основой плана энергозамещения старых блоков ТЭС на комбинированные с АЭС установки, с одновременным резким повышением энергоэффективности выработки электроэнергии комбинированным способом.

Научно-технический потенциал отрасли должен быть востребован в цикле инновационных услуг. Создание специальных органов по поиску заказчиков на научные и опытно-конструкторские разработки как в России, так и за рубежом и размещение заказов на предприятиях отрасли может принести значительную прибыль. На западе уже сформированы компании, которые занимаются только подобными работами. Те заделы, которые сделаны учеными и конструкторами, у нас пока во многом  не могут найти потребителя. Нужен слой менеджеров, умеющих на одном языке разговаривать и с учеными-разработчиками, и с потенциальнвыми заказчиками инновационной продукции. К сожалению, заказчик готов вкладывать деньги только при наличии образца, а основные риски лежат в секторе идея-расчет-экперимент-опытный образец. И здесь роль ОАО «Атомэнергопром», как направляющей силы, концентрирующей исследования на наиболее перспективных направлениях и субсидирующей эти работы до прихода основного заказчика, может быть определяющей. Например, GE и Siemens ведут интенсивные исследования по повышению КПД циклов. Американское правительство выдало значительный грант фирме WOW Energy на разработку установки с бинарным циклом на базе ORC цикла. По уверениям представителей компании использование подобной технологии позволяет повысить КПД цикла обычной ТЭС на 25% [8]. Подобные исследования необходимы, иначе поражение в конкурентной борьбе будет неизбежно.


Заключение

Для успешной конкуренции на мировом рынке возможно потребуется альянс ОАО «Атомэнергопром» с зарубежными энергомашиностроительными фирмами. Перспективными для нас могут быть фирмы Южной Кореи и Китая, но этот вопрос требует отдельного изучения. В последнее время относительно молодая атомная отрасль Южной Кореи демонстрирует устойчивое внедрение инновационных проектов, типа SMART, DUPIC-технология и другие. Необходимо присмотреться и к фирмам Индии. Альянс с точки зрения покупки новых технологий безусловно зависит от стратегического направления будущего развития атомной энергетики. На ближайшую перспективу – это технология ВВЭР. Выгодно ли купить АР1000 или IRIS, или все же поднатужиться и разработать собственный не уступающий приведенным примерам проект, например, на базе ВБЭР-300? А может быть более перспективен SWBR? Это должны решить специалисты. Не надо забывать, что досконально изученная технология ВВЭР имеет и ряд недостатков: низкий КПД, неэффективный топливный цикл. Будущее за быстрыми реакторами, но нельзя ограничивать эту технологию только реакторами с натриевым теплоносителем. Потребуется параллельная разработка в международной кооперации реакторов 4 поколения: быстрых с газовым теплоносителем и с другими типами теплоносителей, например, с тяжелыми металлами, только эти разработки должны носить планомерный характер с четко очерченными сроками и обязательной постройкой пилотного образца. В условиях, когда через несколько десятилетий видно исчерпание запасов урана-235 для широкомасштабной атомной энергетики, необходимы технологии, которые задействуют более значительные ресурсы урана-238 и тория. Сейчас основная проблема перед принимающими решения лицами – сформировать правильные критерии выбора с точки зрения долгосрочных глобальных интересов России в атомной энергетике и сделать на их основе правильный отбор технологий.


Литература:
  1. С.В. Кириенко, «Атомная отрасль: стратегия развития», журнал «Росэнергоатом», 2006г. №11
  2. С.В. Кириенко, «Российская атомная отрасль должна стать самоокупаемой», «Советник президента», 2007г. №45
  3. В.Н. Нуждин, А.А. Просвирнов, «Ожидания от проекта ''АЭС-2006», «Атомная стратегия»,03.2007
  4. В.Н. Нуждин, А.А. Просвирнов, «Союз атома и газа», «Атомная стратегия»,04.2007
  5. В.Н. Нуждин, А.А. Просвирнов, Новая жизнь центрифуги или аккумулирование энергии», «Атомная стратегия»,02.2007
  6. И.Г. Владимирова, «Исследование уровня транснационализации компаний», журнал «Менеджмент в России и за рубежом», №6 2001,
  7. Кирилл Таченников, «Энергетическое машиностроение: спрос на мощность», журнал «Энергетическое машиностроение», 28.03.2007, f
  8. Presentation to DOE&EPA by WOW Energy, Inc, Houston, Texas, April 15, 2004
  9. В.Б. Христенко, «Промышленная стратегия для инновационного пути развития российской энергетики», Доклад на IV Всероссийском энергетическом форуме «ТЭК России в XXI веке», журнал «Росэнероатом», №5, 2006г
  10. Ф. Белова, «Будущее рождается сегодня», Доклад на IV Всероссийском энергетическом форуме «ТЭК России в XXI веке», журнал «Росэнероатом», №5, 2006г
  11. Новости РНЦ «Курчатовский институт», 05/07/2007,
  12. http://www.minatom.ru/News/Main/view?id=46688&idChannel=343

назад

Материалы из архива

12.2006 Информационная безопасность РФ: постановка проблемы и возможные ее решения

С.Д.Гаврилов, ДЕКОМ Инновационные технологии, Москва Нарушение информационной безопасности Российской Федерации, ее союзников и третьих стран, конфиденциальности их корпораций и фирм, обусловленные современной глобализацией и открытостью общества как социально-экономической системы, разделенной на страты с трудно проницаемыми границами, – среди наиболее проблемных аспектов сохранения суверенности государств.

2.2007 Без прошлого нет будущего

В декабре 2006 г. курские атомщики отметили сразу три профессиональных праздника: тридцать лет со дня ввода Курской атомной станции в эксплуатацию, продление срока службы энергоблока № 1, День энергетика. 19 декабря 1976 г. началась промышленная эксплуатация Курской атомной станции. За пуском первого энергоблока последовал ввод в эксплуатацию второго, третьего, четвертого… Вклад Курской АЭС в энергетический фундамент страны среди атомных станций России – один из самых крупных.

6.2007 Наноядерная электроэнергетика; проект PIFAHOR

Е.А.Филиппов, д.т.н.,профессор, В.Л.Ломидзе, к.ф.-м.н, вед.н.сотр.Атомная энергетика нуждается в коренной реконструкции. Существующая администрация Росатома, ведомственные НИИ и Проектные институты расписались в своей административной и научной немощи, пойдя на дополнительное штатное допущение расплава активной зоны АЭС (такого раннее и не предпологалось) и последующего сбора кориума в контейнмент под корпусом АЭС во время ядерной катастрофы… (Из письма в редакцию)