Ядерное будущее страны Восходящего Солнца

Атом после расщепления ядра становиться бессердечным. С этой частицей связаны крупнейшие достижения и трагедии.

Петренко Андрей Васильевич, аспирант Российского государственного торгово-экономического университета (РГТЭУ), e-mail: petrenkoandrey22@mail.ru

В основе долгосрочной программы развития атомной энергетики Японии лежит концепция постепенного перехода в течение ближайшего десятилетия к замкнутому ядерному циклу, обеспечивающему более рациональное использование ядерных материалов и снижающему остроту проблемы обращения с радиоактивными отходами. Одна из стратегических целей этой программы – перевод всех АЭС Японии к 2030 году на ядерное топливо с плутониевым компонентом (МОХ-топливо). Так, уже к концу 2010 финансового года планируется использование МОХ-топлива на 16-18 реакторах [20].



Атомные электростанции Японии

Сегодня по количеству атомных реакторов Япония занимает третье место в мире после США (105 реакторов) и Франции (59 реакторов). В настоящее время на 55 реакторах Японии  вырабатывается 49 580 мегаватт электроэнергии (рис.2). Причем все японские реакторы легководные: 23 реактора на теплоносителе под давлением (PWR), 28 ректоров на кипящем теплоносителе (BWR) и 4 усовершенствованных реактора на кипящем теплоносителе (ABWR). И практически все они построены японскими компаниями-лицензиатами, импортирующими технологии американских компаний. Так, компания  Mitsubishi  поставляет в Японию  технологию  PWR, разработанную Westinghouse. А компании Hitachi  и Toshiba  являются

обладателями лицензии технологии BWR, разработанной американской компанией General Electric (GE). Лишь несколько первых японских реакторов были куплены непосредственно у GE, а остальные заказаны у Hitachi и Toshiba. Современной разработкой этих компаний совместно с обладателем технической лицензии компанией GE является усовершенствованный реактор ABWR, который относится к реакторам третьего поколения. Эти реакторы отличаются стандартизированной конструкцией для каждого типа, что облегчает лицензирование, снижает капитальные издержки и сокращает сроки строительства. Кроме этого, у реакторов ABWR самый большой срок эксплуатации – примерно 60 лет.

Первые два японских реактора ABWR мощностью 1,356 МВт были запущены в эксплуатацию в 1996 и в 1997 годах, причем, стоимость строительства составила 3236 долларов за киловатт для первого энергоблока и 2800 долларов за киловатт для второго, что значительно выше предварительных расчетов [15].

Растущая проблема энергодефицита в Японии вынуждает существующие АЭС работать более эффективно: увеличивается надежность работы оборудования реакторов, повышается качество и сокращаются сроки ремонтных работ, что способствует росту коэффициента использования установленной мощности (КИУМ) японских АЭС (таблица 1).

Таблица 1.

Средний КИУМ АЭС Японии (в %)

Год

2003

2004

2005

2006

КИУМ

60

70

71

69

Источник: Sumitomo, July 2007.

Стоит отметить, что увеличение КИУМ на 1% приводит к росту прибыли на 2 млрд. йен во всей электроэнергетике страны.

Сегодня энергетика Японии самостоятельна всего лишь на 4% (с учетом атомной энергетики – менее 20%). Это самый низкий уровень среди развитых стран. Даже продовольственная безопасность Японии составляет 40% [20]. Страна вынуждена импортировать практически всю потребляемую в стране нефть, и, кроме того, Япония является одним из крупнейших импортеров природного газа. В этих условиях гарантом энергобезопасности страны может стать атомная энергетика..

Согласно прогнозам, в Японии АЭС могут стать крупнейшими источниками производства электроэнергии, обеспечивая к 2014 году до 41% потребностей страны с текущих 29%. Совокупная генерирующая мощность японских АЭС возрастет с 47,59 ГВт на конец 2005 года до 62,86 ГВт к 2030 году.  Планируется, что в период с 2008 года по 2015 год в Японии будут введены в строй 8 новых энергоблоков (таблица 2), а в период 2015 – 2025 годов – еще шесть реакторов:

Таблица 2.

Будущие атомные электростанции Японии

Название электростанции

Компания 

владелец

Общая мощность (МВт)

Тип реактора

Планируемый ввод в действие (год)

Maki – 1

TOHOKU

825

BWR

2012

Tsuruga – 3

JAPCO

1538

APWR

2011

Tsuruga – 4

JAPCO

1538

APWR

после 2011

Tomari – 3

HEPCO

912

PWR

2008

Ohma – 1

EPDC

1383

ABWR

2009

Shimane – 3

CHUGOKU

1373

ABWR

2010

Kaminoseki – 1

CHUGOKU

1373

ABWR

2012

Kaminoseki – 2

CHUGOKU

1373

ABWR

2015

Всего 8 электростанции

10315

Источник: WNA News Briefing, 2006.

четыре построит компания TEPCO (Fukushima-7,8 и Higashidori-1,2), один – TOHOKU (Higashidori-2) и еще один – KYUSHU (Sendai-3) [21].

В Японии процесс согласования и получения разрешения на строительство нового реактора может длиться до двадцати лет, но, начавшись, строительство идет очень быстро (обычно четыре года) и не превышает сметы.

Среди реакторов, находящихся в процессе строительства, два энергоблока являются первыми в Японии усовершенствованными реакторами с водой под давлением (APWR) мощностью 1538 МВт каждый, разработанные компаниями  Mitsubishi  и Westinghouse совместно с четырьмя японскими фирмами. Стоимость строительства этих реакторов оценивается в 7,4 млрд. долларов [14]. А строящийся компанией EPDC усовершенствованный кипящий реактор (ABWR) мощностью 1383 МВт будет первым японским энергоблоком, специально спроектированным для использования в нем МОХ-топлива с рециклированным плутонием.

Впервые Япония начала применять ядерное топливо с плутониевым компонентом на первом в мире термальном реакторе Fugen, построенном в 1970 году. Это был экспериментальный энергоблок мощностью 165 МВт,  но его остановили в марте 2003 года, планируя вывести из действия и демонтировать к 2028 году при общих расходах в 70 млрд. йен [21].

Кроме реактора Fugen еще два энергоблока работают с использованием МОХ-топлива – это реакторы Mihama-3 и Takaxama-4, которые принадлежат второй по величине японской энергетической компании Kansai Electric Power Company. Однако функционирование этих реакторов столкнулось с рядом проблем. Так, Mihama-3 был остановлен 9 августа 2004 года после гибели 5 человек и возобновил свою работу через два с половиной года. Из-за этого инцидента были заморожены работы по переводу Takaxama-4 на МОХ-топливо, хотя разрешение от властей префектуры Фукуи, на территории которой находится реактор, было получено еще в марте 2004 года. Теперь компания KEPCO должна подтвердить безопасность эксплуатации Mihama-3, чтобы продолжить использование смешанного уран-плутониевого топлива на своих реакторах.

Fugen стал вторым отключенным реактором в Японии, первым в марте 1998 года был отключен энергоблок Tokai-1 мощностью 160 МВт – первый коммерческий реактор Японии. Он проработал почти 32 года (с июля 1966 по март 1998 года). Демонтаж реактора планируется завершить к 2018 году. Общая сумма расходов составит 93 млрд. йен, из которых 35 млрд. йен пойдет на демонтаж, а 58 млрд. йен – на переработку и захоронение радиоактивных отходов [21].

Согласно отчету МАГАТЭ в 2005 году средний возраст японского реакторного парка составлял 24 года, и в настоящее время METI исследует предложения о продлении срока эксплуатации реакторов до 60 лет. Японское правительство в рамках «Национального плана японской атомной энергетики» предоставляет префектурам, на территории которых находятся реакторы, эксплуатирующиеся уже более 30 лет, гранты в общем объеме 2,5 миллиарда йен [20].

Кроме 55 легководных реакторов, в Японии построены исследовательский  реактор-размножитель на быстрых нейтронах Monju мощностью 280 МВт и небольшой экспериментальный энергоблок Joyo мощностью 140 МВт.

В Японии предполагалось создать гигантский промышленный цикл, состоящий из тысячи бридерных реакторов и множества заводов, перерабатывающих нерасщепляемый уран U-238 в плутоний Pu-239. Однако технология таких реакторов чрезвычайно дорога, технически не до конца проработана и менее безопасна, чем технология обычных легководных энергоблоков.

Так, японский реактор-размножитель Monju был остановлен в декабре 1995 года после крупной утечки натрия. Строительство этого реактора обошлось стране недешево – в 4 млрд. евро [12]. И вот теперь энергоблок не работает уже более десяти лет. Планируется возобновить эксплуатацию Monju в 2008 году, причем предполагается его совместное использование с Францией.: Япония, таким образом, продемонстрирует, что не стремится монополизировать результаты исследований.

Для проведения новых исследований на реакторе Monju в бюджете 2007 года заложено 4 миллиарда йен  [20]. Однако министерства Японии, энергетические компании и Агентство по атомной энергии заинтересованы не только в продолжение исследовательских работ, но и в ближайшей коммерциализации реактора на быстрых нейтронах. В настоящее время в стране работает лишь экспериментальный реактора-размножитель Joyo, но в 2008 году, по заказу японского правительства, концерн Mitsubishi приступит к разработке и строительству первого коммерческого бридерного  реактора.

Ядерный топливный цикл Японии

Одной из основных стратегических целей «Национального плана японской атомной энергетики», принятого в 2006 году, является дальнейшее развитие ядерного топливного цикла Японии (рис.1). В соответствие с этим планом японское правительство стимулирует префектуры, готовые строить на своей территории предприятия ядерного топливного цикла, путем предоставления грантов в общем объеме 6 млрд. йен, начиная с 2006 года [20].

Рис. 1. Ядерный топливный цикл. (OECD Nuclear Energy Agency, 2006.)

Безусловно, проблемой атомной энергетики Японии является отсутствие собственных месторождений урана, что порождает зависимость экономики страны от импорта сырья. А это немалые объемы. Например, в 2007 году Япония должна будет импортировать 8872 тонн природного урана [21]. В 2004 году 96% этого импорта приходилось на 5 стран: Австралию, Канаду, Намибию, Нигер и США (рис. 2). Однако сегодня на одну из основных позиций среди стран-поставщиков природного урана в Японию выходит Казахстан.

Рис. 2. Доли стран-поставщиков природной U3O8 в Японию. (Energy in Japan, 2006, р. 15)

Так, в 2007 году Казахстан добудет 7630 тонн природного урана, а к 2100 году Астана планирует увеличить добычу до 15000 тонн  и выйти по этому показателю на первое место в мире, обогнав при этом мировых лидеров – Австралию и Канаду, на долю которых сегодня приходится 24% и 28% мировой добычи [10]. При этом представители казахской государственной компании «Казатомпром» уже давно заявляют о том, что переориентация урановых поставок на рынки США, Европы и Азии является для Казахстана стратегическим направлением развития бизнеса.

 В Японии предусматривается финансовая помощь частным компаниям, занимающимся разведкой урановых месторождений, с дальнейшим получением прав на их использование. На эти цели в бюджете  2007 финансового года впервые выделено 1,3 миллиарда йен [20]. Кроме этого, крупнейшие японские компании готовы инвестировать миллиарды йен в иностранные урановые рудники. Так, японские компании KEPCO и Sumitomo Corporation вложили средства в казахскую государственную компанию «Казатомпром» для строительства новых и расширения действующих урановых рудников. В этом проекте 65% капитала принадлежит «Казатомпрому», 25% – Sumitomo Corporation и 10% – Kansai Electric Power Company. В 2006 году с «Казатомпромом» начал сотрудничество и торговый дом Itochu. Был заключено соглашение на приобретение 3000 тонн урана в течение более чем 10 лет. А в 2007 году торговый дом Marubeni совместно с энергокомпанией Tokyo Electric Power Co. приобрели 40% Харасанского рудника в Казахстане, что позволит получить 2000 тонн урана [12].

Обогатительная отрасль Японии начала развиваться с 1959 года, когда в стране приступили к разработке центрифуг. За основу базового модуля пилотного завода была взята центрифуга, разработанная западноевропейским концерном Urenco. Однако после заявления США о разработке и первых успешных испытаниях сверхмощных усовершенствованных центрифуг в 1974 году Япония приняла решение о дополнительных исследованиях возможности использования центрифуг с повышенной производительностью. Изготовление большой центрифуги потребовало длительного времени: лишь в 1980 году были проанализированы технико-экономические показатели центрифуг с большим и меньшим диаметром, и сравнение оказалось в пользу центрифуг с меньшим диаметром. В связи с этим, концепция 1974 года по созданию промышленного предприятия с центрифугами больших диаметров была переориентирована на развитие центрифуг с меньшим диаметром с металлическим ротором, которыми и были оснащены демонстрационный завод и промышленное предприятие по обогащению урана компании The Japan Nuclear Fuel Ltd. (JNFL).

Компания JNFL была создана в 1985 году японскими энергетическими компаниями для строительства и эксплуатации обогатительного завода в Rokkasho. С конца 1985 года началось строительство, и в 1988 году завод достиг  мощности 200 тыс. ЕРР[1]. В настоящее время производственные мощности компании JNFL оцениваются в 900 тыс. ЕРР и в ближайшее время (с 2100 года) планируется довести их до 1,5 млн. ЕРР в год. При этом общие потребности Японии в услугах по обогащению урана постоянно растут и  в 2007 году составят около 5,7 млн. ЕРР [21].

Однако Япония не планирует в ближайшем будущем расширение этого сектора ядерно-топливного цикла на своей территории. Это связано с рядом обстоятельств. Во-первых, Япония придерживается трех принципов: не иметь, не производить и не ввозить ядерное оружие, а высокообогащенный уран, как известно, считается оружейным. Во-вторых, обогащение урана – процесс весьма дорогостоящий и энергоемкий, сопровождающийся выделением большого количества обедненного урана (так называемые хвосты), причем каждое обогатительное предприятие производит несколько тысяч тонн этого материала в год. Следовательно, сразу появляется новая проблема: переработки либо захоронения радиоактивных отходов. Исходя из этого, Япония предпочитает покупать ядерное топливо, несмотря на то, что  стоимость услуг по обогащению урана в последнее время существенно увеличилась.

Стратегическим направлением энергетической политики Японии является создание к 2025 году замкнутого ядерного цикла, но без развитой бридерной технологии непрерывная переработка отработанного ядерного топлива (ОЯТ) невозможна. В настоящее время в мире в эксплуатации находится лишь несколько перерабатывающих заводов, проектная производительность которых показана в таблице 3.

Таблица 3.

Предприятия по переработке ОЯТ

Страна

Местоположение

Производительность (т/год)

Франция

Ла-Аг (UP2-800)

1000

Ла-Аг (UP3)

1000

Великобритания

Селлафилд (B205)

1500

Селлафилд (THORP)

1200

Россия

Челябинск (RTI)

600

Япония

Токай Мура (Tokai)

400

Индия

Тарапур (PREFRE)

400

Калпаккам (KARP)

100

Источник: WISE-Paris

На самом деле таких объемов переработки ОЯТ в год ни один из заводов не достигает. Реальная наибольшая производительность французских заводов – 800 тонн в год, английских – не превышала 600-700 тонн за 10 лет эксплуатации заводов.. Когда Япония в 1993 году начинала строительство завода в Rokkasho мощностью 800 тонн в год, его стоимость оценивалась в 6,2 млрд. долларов, в 1998 году она выросла до 15,9 млрд. долларов, а год спустя уже до 17,8 млрд. долларов. В настоящее время стоимость завода оценивается в 2,4 трлн. йен (20 млрд. долларов). Для сравнения: строительство французских заводов UP2 и UP3 обошлось в 3 млрд. долларов каждый, а на строительство российского РТ-2 (ориентировочный ввод в действие 2020 – 2025 годы) планируется затратить 2,5 млрд. долларов [21].

Срок окончания строительства завода в Rokkasho постоянно отодвигается, и по последним данным его планируют ввести в коммерческую эксплуатацию в августе 2007 года, что будет способствовать, по мнению японского правительства, укреплению стабильности топливных поставок.

В ближайшее время многие энергетические компании Японии планируют использовать МОХ-топливо на своих реакторах. Так, в 2006 году компании Shikoku Electric Power Co. и Kyushu Electric Power Co. получили одобрение от местных властей на использование МОХ-топлива на одном из своих энергоблоков, начиная с 2010 года. При этом загрузка МОХ-топлива составит 25% от активной зоны реактора.

Стоит отметить, что производство МОХ-топлива обходится в несколько раз дороже обычного обогащенного урана. Например, для Японии – в 20 раз, а для Франции – в 5 раз. По данным Комиссии по атомной энергии Японии (октябрь 2004 года) использование МОХ-топлива увеличит стоимость 1 кВт*час электроэнергии на 40%, тем не менее, переход на смешанное уран-плутониевое топливо неизбежен не только для Японии [1]. Ведь запасы относительно дешевого урана не безграничны, и рано или поздно придется переводить ядерную энергетику на делящиеся материалы, содержащиеся в отработанном ядерном топливе, например, плутоний. Кроме этого, переход на МОХ-топливо решает две важные задачи: утилизацию накопленного плутония и использование в ядерном топливном цикле урана-238, который составляет свыше 99% природного урана и 95% ОЯТ. Технология МОХ-топлива, безусловно,  увеличит энергоресурсный  потенциал ядерной энергетики Японии и позволит не зависеть от импорта обогащенного урана.

Перед Японией, как и перед любой страной, эксплуатирующей атомные электростанции, стоит вопрос о хранении отработанного ядерного топлива. В 2005 году власти префектуры Aomory приняли решение разрешить компаниям Tokyo Electric Power Co. и Japan Atomic Power Co. строительство временного хранилища ОЯТ на территории провинции. Максимальная вместимость хранилища составит 5 тысяч тонн облученного топлива [27]. ОЯТ может находиться в хранилище в течение 50 лет, пока его не подвергнут процессу регенерации. Исследования, проведенные японским правительством в 2004 году, показали, что в ближайшие 60 лет расходы по переработке отработанного топлива  составят 1,6 йен на 1 кВт*час, что значительно выше, чем его захоронение, расходы по которому составят 0,9-1,1 йен на 1 кВт*час [21].

До настоящего времени переработка японского ОЯТ осуществлялась, в основном, во Франции (AREVA NC) и в Великобритании (BNFL), при этом обогащение урана, полученного при переработке, там не производилось из-за высокой стоимости этих услуг. В результате, сейчас в хранилищах этих стран остается 6400 тонн переработанного урана. Великобритания же давно настаивает на том, чтобы Япония вывезла радиоактивные вещества с её территории. В 2007 году, наконец, была достигнута договоренность между Россией и Японией о том, что российский «Атомэнергопром» будет заниматься обогащением этого урана для японских энергетических компаний.

Как подчеркнул представитель японской энергокомпании TEPCO на международной конференции «Ядерно-топливный цикл 2006» в Гонконге, в настоящее время перед Японией стоит проблема трех «Э» – Экономический рост, Энергетическая безопасность и сохранение Экологии. Именно эти цели лежат в основе дальнейшего развития японского ядерного топливного цикла.

Выполнение Японией Киотского протокола

Нефтяные энергетические кризисы 1970-х годов стимулировали японское правительство перейти к форсированному развитию атомной отрасли в целях защиты политического и экономического суверенитета Японии. Доля атомной энергетики в выработке электроэнергии страны выросла с 1% в 1973 году до 29% в 2006 году [16]. В свою очередь доля нефти, используемой в качестве топлива для выработки электроэнергии, снизилась с 77% в 1973 году до 50% в 2006 году. И сегодня японское правительство ставит перед собой задачу уменьшить долю этого энергоносителя до 40% [1]. Это не только обезопасит Японию от возможных нефтяных кризисов, но и позволит снизить к 2012 году объем выбросов парниковых газов согласно  Киотскому протоколу на 6% от уровня 1990 года. И именно атомная энергетика имеет решающее значение для выполнения страной этих обязательств, ведь она дает более низкий выброс СО2 по сравнению с углеводородными источниками энергии (рис. 3).

Рис. 3. Выброс CO2 при выработке электроэнергии в зависимости от вида топлива (в г CO2/кВт*час) (Energy in Japan, 2006, р. 15.)

Как известно, углекислый газ считается одним из сильнейших парниковых газов, которые способствуют глобальному потеплению. Затраты на сокращение выбросов 1 тонны СОв разных странах существенно отличаются. Так, в Японии, в большинстве случаев, они составляют 100-300 долларов. Для сравнения: в Западной Европе – 65-200 долларов, в США и Канаде – 20-150 долларов, а в России – 1-10 долларов [2].

Для достижения целей, поставленных Киотским протоколом по снижению выбросов углекислого газа, японское правительство ввело налог на углеводородные источники энергии, который поступает на специальные энергетические счета METI, увеличивая общие налоговые поступления на 10 млрд. йен с октября 2003 года. В то же время METI снижает налог на развитие энергетики, в том числе и атомной, на 15,7%, что составляет 50 млрд. йен [21]. Кроме этого, до конца 2007 года планируется создать сложную систему природных налогов, среди которых будет и налог на углекислый газ. Тем не менее, несмотря на предпринимаемые меры, в действительности с 1990 года выбросы парниковых газов в Японии выросли на 12% [9].

Сотрудничество Японии в области мирного использования атомной энергии

С момента создания Международного агентства по атомной энергии в июле 1957 года Япония стала членом этой международной организации и с тех пор тесно сотрудничает с МАГАТЭ. В 1998 году Япония подписала дополнительный протокол МАГАТЭ, в соответствии с которым страна соглашалась на предоставление агентству всеобъемлющих полномочий по проверки ядерной деятельности страны. На начальном этапе сотрудничества контроль за обеспечением безопасности на японских ядерных объектах составлял практически треть мероприятий МАГАТЭ, но уже в 2004 году агентство сократило свой контроль на 50 японских реакторах до минимума – с ежеквартального до одного раза в год [18].

Являясь участником международных институтов, которые занимаются контролем за экспортом ядерных материалов и технологий, таких как Лондонская группа ядерных поставщиков (NSG) и Комитет Цангера, Япония гарантирует не только жесткое соблюдение условий нераспространения, но и играет активную роль в повышении эффективности этих международных организаций по обеспечению глобальной безопасности.

С 1976 года Япония является участником Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и выступает с инициативами по сокращению ядерных вооружений,  всеобщему и полному запрещению ядерных испытаний. Кроме этого, Япония подписала ряд двусторонних соглашению по мирному использованию атомной энергии (с США, Францией, Великобританией, Австралией, Канадой, КНР), в рамках которых она взяла на себя дополнительные обязательства по соблюдению режима нераспространения и контроля. Эти соглашения являются дополнительной гарантией безопасности ее ядерных программ.

В настоящее время ведутся переговоры между Россией и Японией о заключении межправительственного соглашения о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии. Этот вопрос стал одной из главных тем обсуждения на 40-й конференции Японского атомного промышленного форума в апреле 2007 года. Россия и Япония надеются подписать это соглашение до конца 2007 года, и хотя этот документ имеет много плюсов, он не разрешает некоторых противоречий. Так, России это соглашение необходимо, прежде всего, потому, что в настоящее время именно из-за его отсутствия российская компания «Техснабэкспорт», обеспечивающая примерно 12% японского импорта низкообогащенного урана (по экспертным оценкам – от 30 до 50 млн. долларов в год), используемого для производства топлива для АЭС, вынуждена поставлять уран в Японию через третьи страны. Соглашение же позволит увеличить долю поставок атомного топлива российской компанией до 25%. Сейчас ведутся переговоры между Россией и Японией о заключении долгосрочных урановых контрактов до 2017 года, причем, в ценах 2007 года речь может идти о новых контрактах еще на 30 – 50 млн. долларов в год [5].

Для Японии подписание этого документа также важно, потому что она собирается наращивать долю атомной генерации в энергобалансе страны, а значит, нужно серьезно подумать об обеспечении топливом, и Россия здесь может быть важным партнером. Кроме этого, стратегической целью Японии, как сообщается в авторитетной японской газете «Йомиури симбун», является участие во всем ядерном энергетическом цикле на территории России – от добычи урана до его превращения в топливо для АЭС [5]. Это позволит укрепить энергетическую безопасность Японии.

Однако стоит отметить, что соглашение о сотрудничестве в области атомной энергетики между Россией и Японией вряд ли снимет конкуренцию структур «Атомэнергопрома» и японских компаний на рынке строительства новых АЭС. Конечно, японскому концерну Toshiba, поглотившему в конце 2006 года американскую Westinghouse, сотрудничество с Россией по оборудованию менее интересно, чем конкуренция на рынке строительства АЭС. Ведь стоимость одного атомного энергоблока сейчас составляет не менее 800 млн. долларов [5]. Ключевым рынком для такой конкуренции может стать Казахстан, планирующий построить несколько энергоблоков до 2025 года. Однако в настоящее время российские атомщики чувствуют себя на территории Казахстана в относительной безопасности. Ведь неразвитая сетевая инфраструктура не позволяет Казахстану строить мощные энергоблоки, которые есть у Westinghouse, и поэтому первые АЭС в стране, скорее всего, будут российскими мощностью около 300 мегаватт. Тем не менее, по данным японских СМИ, в настоящее время казахская государственная компания «Казатомпром» ведет переговоры с японской  Toshiba о выкупе у нее 10% акций американского атомного гиганта Westinghouse примерно за 488 млн. долларов [10].

Ядерная энергетика интернациональна по своей природе, и ее дальнейшее развитие должно идти при тесном международном сотрудничестве. Процессы глобализации, затрагивающие все сферы жизнедеятельности человечества, наиболее эффективно проявляются именно в ядерной энергетике. Так, Япония в рамках предложенной США инициативы «Глобальное ядерное энергетическое партнерство» (ГЯЭП) определила ряд основных направлений сотрудничества с американской стороной. Особый интерес для Японии представляют конструкторские разработки, связанные с предприятиями ядерного топливного цикла в США; совместная разработка топлива с использованием японских реакторов на быстрых нейтронах Monju и Joyo; разработка конструкционных материалов для ядерных реакторов небольшого размера; а также разработка парогенераторов для реакторов с натриевым теплоносителем. Стратегической программой инициативы ГЯЭП является оказание услуг в области ядерного топливного цикла, что позволит развивающимся странам получить доступ к атомной энергии при сведении к минимуму риска распространения ядерного оружия.

Проблемы атомной энергетики Японии.

Японская атомная энергетика, конечно, сталкивается и с факторами, которые осложняют ее развитие. Одним из них является рост недовольства в японском обществе из-за многочисленных сообщений о проблемах с безопасностью, остановках реакторов и о сокрытии информации. Так, крупнейшая энергетическая компания страны Tokyo Electric Power Co. признала, что фальсифицировала данные по всем своим АЭС на протяжении трех десятилетий с целью ослабить контроль со стороны правительственных инспекторов и подтвердила 200 случаев подлогов в технической информации на трех АЭС в период с 1977 года по 2002 год [13]. В декабре 2006 года Министерство экономики, торговли и промышленности Японии потребовало от TEPCO проведения ревизии данных прошлых лет, после того как вскрылся факт фальсификации на АЭС Fukushima, допущенный еще в конце 80-х годов. Кроме этого, компания в 1992 году сфабриковала результаты испытаний на АЭС Kashiwazaki-Kariwa, когда произошел сбой одного из насосов прямо в ходе правительственного инспектирования. А в 2002 году председателю и президенту TEPCO пришлось подать в отставку из-за скандала, связанного с сокрытием информации. Каждый такой факт, безусловно, подрывает доверие японцев к атомной энергетике и создает определенные трудности при попытках энергетических компаний заручиться поддержкой местных властей при строительстве новых АЭС.

Япония, безусловно, добилась успехов в политике эффективного использования переработанного урана и плутония в качестве атомного топлива, однако, коммерческая эксплуатация бридерных реакторов, которые работают на таком топливе, небеспочвенно, вызывает сомнения в своей безопасности. Подтверждением этому является остановленный почти 12 лет назад реактор Monju. И японская программа по использованию МОХ-топлива также испытывает серьезные трудности из-за противодействия местных властей. Так, на референдуме в префектуре Ниигата в мае 2004 года жители проголосовали против использования  МОХ-топлива на АЭС Kashiwazaki-Kariwa – одном из крупнейших в мире реакторов для сжигания именно этого вида топлива. Протесты жителей были связаны, прежде всего, с отсутствием у них гарантий в отношении уровня безопасности использования МОХ-топлива. Такие опасения обоснованы: с 1986 года по 2004 год на японских АЭС произошло девять достаточно серьезных аварий, в результате которых пострадало более 500 человек [1]. Однако несмотря на протесты в отношении использования МОХ-топлива, правительство планирует наращивать масштабы его использования, потому что если все программы по переработке топлива будут выполнены, то Япония уже через десять лет станет первой в мире державой по запасам плутония – 80-90 тонн (30 тонн – экспорт из Европы, 6 тонн получат в результате переработки ОЯТ на заводе в Tokai и 50 тонн – на заводе в Rokkasho).

Усугубляет ситуацию и не совсем благоприятная для атомной отрасли сейсмологическая обстановка. Например, весной 2006 года население Японии, проживающее в непосредственной близости от реактора Shika-2 (последнего  из введенных в эксплуатацию реакторов), обратилось в суд с иском о его остановке как не соответствующего требованиям безопасности по параметрам защиты от землетрясения. Для того чтобы избежать в дальнейшем таких прецедентов, Министерство экономики, торговли и промышленности Японии выделило в своей структуре специальное подразделение, отвечающее за соответствие существующих и будущих реакторов минимальным антисейсмическим стандартам. Кроме этого, Комиссия по ядерной безопасности Японии в сентябре 2006 года внесла изменения в нормы сейсмической безопасности ядерных реакторов: теперь АЭС, расположенные неподалеку от активных разломов, должны проектироваться с учетом землетрясения минимум в 6,8-6,9 баллов по шкале Рихтера (старые нормы предусматривали землетрясение в 6 баллов).

В «Национальном плане японской атомной энергетики» проблема безопасности АЭС рассматривается как ключевое условие их эксплуатации. В рамках этого плана предусмотрен переход к более эффективной проверке – проведение с 2008 года постоянных инспекций каждого из действующих и остановленных реакторов, а также осуществление радикальных реформ, связанных с увеличением их срока службы.

Для Японии, являющейся одним из крупнейших потребителей электроэнергии в мире, атомная энергетика может стать гарантом энергетической безопасности страны. А создание замкнутого ядерного топливного цикла и воспроизводство плутония повышает уровень энергетической независимости страны с точки зрения получения ядерного топлива для атомных электростанций. Однако при этом Япония получает возможность собственными силами регулировать выработку и масштабы накопления плутония, который может быть использован не только в мирных целях.

Список литературы:

1. Арбатов А., Михеев В. Ядерное распространение в Северо-Восточной Азии. Московский Центр Карнеги, 2005.
2. Байдаков В. Киотский протокол – новые инвестиционные и технологические возможности. / Наука в Сибири, 2005, № 12.
3. Боровик А.С. Будущее энергетики. Реакторы на быстрых нейтронах с замкнутым топливным циклом. Ростов-на-Дону: ОАО «Ростиздат», 2006. – 128 с.
4. Доклад МАГАТЭ, 2006 / www.iaea.org.
5. Корнышева А. Атомная энергетика. / Коммерсантъ, апрель 2007.
6. Материалы ежегодной конференции Японского атомного промышленного форума, апрель 2007 / www.Nuclear.ru.
7. Муратов О. О неизбежности развития ядерной энергетики. / Бюллетень по атомной энергии, 2005, № 10.
8. Никонов Б. Ядерной энергетике нет альтернативы. / Бюллетень по атомной энергии, 2005, № 5.
9. Пихтерева З. Конференция надежды. / Бюллетень по атомной энергии, 2005, № 2.
10. Сергеев М. Россию оттесняют от казахстанского урана. / Независимая газета, июль 2007.
11. Токио рассчитывает на начало консультаций по соглашению об обогащении урана. / Вести, февраль 2007.
12. Токио ставит на атом из-за дороговизны нефти // RBCdaily.
13. Хисане Масаки  ШОС и ситуация в Азии. / OhmyNews, 2007.
14. Ядерная энергия, человек и окружающая среда./Центр общественной информации РНЦ «Курчатовский институт», 2005.
15. Ядерная энергия. Миф и реальность, 2006 / www.boel.ru.
16. Energy in Japan 2006.
17. Fuels 2006 - 2007 Business Developments, Tokyo Electric Power Company.
18. IEAE to cut reactor checks within Japan // The Daily Yomory. – 2004. – June 6.
19. Kyodo News, March 2006.
20. Main Points and Policy Package in “Japan’s Nuclear Energy National Plan”, METI, September 2006.
21. Nuclear Power in Japan, March 2007, World Nuclear Association.
22. Nuclear Power Plant in Japan 2006 / www.Japannuclear.com.
23. OECD Nuclear Energy Agency, 2006.
24. Outlook of Electric Power Supply plan, METI, March 2006 FY / www.meti.org.
25. Sumitomo, July 2007.
26. The Enrichment Market Outlook, 2006, No. 10.
27. Ux Weekly, October 2005.


[1] ЕРР – единица работы разделения. Хотя ЕРР не имеет веса, поскольку она определяет работу, промышленность практически везде использует ЕРР в килограммах (кг ЕРР). ЕРР является условной единицей для определения фактических затрат (электроэнергия, амортизация оборудования, зарплата персонала, затраты на природоохранные мероприятия и пр.) на получение определенного количества обогащенного урана определенной степени обогащения при заданном содержании U-235 в хвостах.

назад

Материалы из архива

9.2008 Наша деятельность требует высокой квалификации

С.А.Адамчик, заместитель руководителя Ростехнадзора. — Сергей Анатольевич, кого сегодня в нашей стране волнует безопасность атомной отрасли? — Наверно, в большей мере население. Хотя у меня такое впечатление складывается, что ему уже все равно – оно не очень активно. Его провоцируют на формирование отдельных мнений, особенно в районах строительства атомных станций, а в целом наше население проявляет активность только, если что-то случается. Даже достаточно страшное событие – Чернобыльская катастрофа – сегодня уже стало забываться.

7.2009 Распорядиться по-хозяйски

И.И.Никитчук, д.т.н., сотрудник РФЯЦ-ВНИИЭФ в 1969—1995 гг., депутат Госдумы РФ 2-го и 3-го созывов                      Природные ресурсы России являются частью ее национального богатства. В России живет менее 3% населения планеты, а сосредоточено на ее территории 35% мировых энергоресурсов и более 50% стратегического сырья. При их суммарной оценке каждый гражданин России оказывается в 3-5 раз богаче американца и в 10-15 раз - любого европейца.

9.2009 Ядерный полураспад

Руслан Горевой, газета «Наша Версия»Авария на Саяно-Шушенской ГЭС застала врасплох и российских энергетиков, и тех, кто планировал государственный бюджет текущего года. Устранение последствий катастрофы обойдётся казне в 40 млрд. рублей. Впрочем, реально истратить на энергетику придётся в десятки раз больше. Всё дело в том, что вслед за «РусГидро», восстанавливающим разрушенную СШГЭС, в очередь за государственными миллиардами готовы выстроиться и ядерщики.