Экологический взгляд на энергетическую безопасность

В.И.Поляков, д.т.н., профессор УлГТУ, академик РАЕ

Энергетическая безопасность страны предполагает возможность развития энергетических мощностей для обеспечения промышленности и коммунальных услуг населению в длительной перспективе. В соответствии с популярными экологическими правилами Б.Коммонера: «Всё связано со всем!», «За всё надо платить!», «На всех не хватит!» следует определиться какой рост промышленности и услуг следует обеспечить и на какой срок.

Россия остается первой мировой державой по запасам органического топлива: первое место в мире по запасам природного газа (33% от мировых), 2-е место по запасам нефти (13%), 3-е место в мире по запасам угля (30%), 1-е место по лесным запасам (в 3 раза больше, чем в Канаде, в десятки раз больше, чем в Швеции, США, Финляндии), очень далекое место по запасам урана (разведанных запасов в мире 20 млн т, в России – менее 100 тыс. т).

Опираясь на эти запасы, правительство видит безопасность России в обеспечении энергоресурсами стран, в которых их не хватает. Президент РФ В.Путин на встречу «группы восьми» в Санкт-Петербурге в июле 2006 г. вынес проблему глобальной энергетической безопасности. Он доказывает, что «энергетический эгоизм – тупиковый путь… Необходимо признание того, что, поскольку энергетика стала глобальной, энергетическая безопасность неделима. Общая энергетическая судьба означает общую ответственность, общие риски и выгоды». Глава «Газпрома» А.Миллер транслировал эту позицию на 28-м Мировом газовом конгрессе в Амстердаме (06.06.06): «Не бывает безопасности для потребителя газа без безопасности его производителя. Формула энергетической безопасности не станет иначе жизнеспособной…».

А.Миллер гордо именует свою компанию «производителем» того, что создавала Природа миллиарды лет назад. Эти запасы ограничены: «Все природные ресурсы конечны» – аксиома экологии. Объявленная ресурсная база «Газпрома» (60% от общероссийских) равна 29000 млрд м3; в 2005 году добыто 548 млрд м3, из них продано в Европу 156 млрд м3. Разрабатываемых запасов хватит на 30–40 лет, планируемый прирост запасов к 2030 г. составит 23500 млрд м3, а прирост с 2010 г. планируется за счет освоения шельфа арктических морей и Ямала [www.gazprom].

Оптимистические планы прироста используемых запасов газа могут оказаться недостаточными для обеспечения потребностей из-за очень высоких инвестиционных затрат на их освоение и в связи с ростом потребностей газа. Сейчас доля газа в потреблении энергоносителей составляет в мировой экономике 27%, но его экологические преимущества и невысокая стоимость привели к изменению в энергетической политике стран: к 2030 г. ожидается, что его потребление в мире возрастет на 70–130%.

Хватит ли на это газа? Следует учитывать невозможность выкачать весь газ из месторождений, многократное возрастание его стоимости на шельфе и Ямале, потери при транспортировке. Поэтому можно предполагать более-менее экономичную добычу газа в течение не более 20–30 лет. При сохранении современных тенденций около 1/3 газа уйдет за границу, а остальной газ будет «пущен на ветер» в собственной стране, где в ближайшие 15 лет предполагается его доля в топливном балансе более 2/3. Отметим, что КПД наших котельных и ТЭЦ составляет 12–40% и мы «топим печи ассигнациями», напрямую выбрасывая тепло в биосферу.

Может у нас много нефти? Запасы нефти в России составляют 16120 млн т, добывается ежегодно примерно 400 млн т, и при таких темпах, с учетом не полного извлечения, ее хватит на 16 лет. В 2005 году был опубликован прогноз, что в России разведанных запасов нефти хватит на 11 лет, а разведать и обустроить новые месторождения – задача на десятилетия.

Сравнение разведанных запасов и добычи органического топлива в мире на 1989 г. позволили сделать прогноз об исчерпании нефти к 2030 г., газа к 2049 г., угля – к 2315 г. В настоящее время запасы нефти стран ОПЕК составляют 705000 млн баррелей (113000 млн т), добыча в апреле 2005 г. составляла 25 млн бар/сут. С учетом того, что суммарная добыча составляет 30–40% от прогнозных запасов, истощение запасов нефти в странах ОПЕК предполагается через 30–40 лет.

Оптимисты всегда надеются на открытие новых месторождений, например, на шельфе океанов. Однако стоимость такой нефти, даже в благоприятных условиях Мексиканского залива, где она добывается в тепле и на глубине 300 м, в 65 раз выше себестоимости нефти, производимой на Ближнем и Среднем Востоке. Какими долларами можно будет оплатить добычу нефти и газа в глубинах Северного Ледовитого океана?

Из приведенных данных следует сделать вывод, что для обеспечения энергетической безопасности России на ближайшие десятилетия целесообразно строить экономическую политику на быстрейшее развитие атомной энергетики и надеяться на поддержку угольного топливного цикла. В России запасы угля достаточно велики. По данным 1996 г. они составляют 202 млрд т (всего в мире 1750 млрд т) , а добыча угля в 2000 г. составляла 260 млн т (мировая добыча 4600 млн т). Угля в России хватит на сотни лет. Поэтому для энергетической безопасности следует начинать перестройку энергетики, и вместо прокладки труб для газификации сёл и деревень строить угольные котельные с энергетически эффективными и экологическими технологиями сгорания и системами очистки газов, планировать реконструкцию транспортных путей и развитие добычи угля.

Предлагаемый возврат к возрастанию доли угольной энергетики является вынужденным атавизмом, обусловленным невозможностью быстрого наращивания мощностей более экологичной и экономичной атомной энергетики. Шансы последнего десятилетия ХХ века, когда научные разработки безопасной ядерной энергетики были подкреплены созданной промышленной базой («Атоммаш» и др.), были похоронены политикой перестройки и раздутой некоторыми учеными и журналистами радиофобией. Первейшая задача для ренессанса ядерной энергетики сейчас – выращивание кадров ученых, конструкторов, ответственных рабочих и техников: слесарей, сварщиков, токарей, фрезеровщиков, строителей, монтажников и эксплуатационного персонала станций от рабочих до главных инженеров. При проектировании и строительстве сотни блоков АЭС в ХХI веке желательно пересмотреть и некоторые концептуальные принципы, удорожающие АЭС и ухудшающие их экологическую безопасность (необоснованно многократно ужесточенные нормативные требования по ограничению радиационного воздействия, по защите АЭС и предприятий от практически невероятных событий, дорогие и не экологичные технологии обращения с радиоактивными отходами). Экологические преимущества АЭС несомненны: энергоемкое топливо, малое количество радиоактивных отходов и реальная возможность обеспечения их безопасности для биосферы, низкая стоимость энергии в сравнении со всеми другими источниками, меньшее изменений ландшафтов, не сжигается кислород, практически отсутствуют вредные выбросы… Только ядерная энергетика с замкнутым топливным циклом при возрастании ее доли до 70–80% сможет гарантировать энергетическую безопасность России на столетия.

Ущербность современной энергетической политики с экологических позиций обусловлена следующими факторами.

• Ошибочна установка на непрерывное нарастание энергетических мощностей. Неограниченный рост мировой энергетики в ХХ веке привел человечество к тупику развития.

• Ошибочна установка на неисчерпаемость природных ресурсов.

• Ошибочно восприятие запасов органики в биосфере (уголь, нефть, газ, торф, сланцы) как топлива для человечества ХХ и ХХI века.

• Энергетическая безопасность стран Европы и Америки не должна ущемлять аналогичные права России. Для обеспечения среднепланетарного уровня жизни в наших климатических условиях Россия должна производить 18,9 т усл. топлива на человека. Следовательно, для 145 млн граждан России необходимо 2,7 млрд т, а добыто в 2002 г. 1,49 млрд т усл. топлива [12]. Не похожа ли эта ситуация на исторические прецеденты, когда индейцы несли завоевателям золото за бутылку водки или когда нищий крестьянин дарил урожай помещику за разрешение и дальше использовать поле?

• Экономический аспект. Продавая свои ограниченные энергетические ресурсы, следовало бы использовать доходы на поддержание здоровья и благополучия, на образование граждан страны, а также на развитие замещающих энергетических технологий, в частности ядерной, для будущих поколений. А что происходит реально? В 2005 г. общий экспорт нефти из России составил 220 млн т, газа – 199 млрд м3. Доход страны при стоимости нефти 50 $/баррель составил 66 млрд долларов в год. Экспорт газа примерно удвоил эту цифру до 100–150 млрд долларов. Где деньги на науку, образование, здравоохранение, развитие новых технологий, строительство АЭС? Они пошли на яхты и бриллианты миллиардеров, на производство труб для дальнейшего выкачивания ресурсов, а остаток осел в неприкосновенном фонде г. Кудрина. Стоимость ресурсов закономерно возрастает и доллары, на которые мы меняем нефть и газ, подешевели за последние годы по сравнению с ними в несколько раз. Страна теряет и ресурсы, и миллиарды долларов. По расчетам экономиста С.Глазьева «в последнее десятилетие Россия стала крупнейшим донором мировой экономики, подарив миру более 500 млрд долларов, вырученных от экспорта нефтепродуктов и вывезенных за рубеж. Российские инвестиции в долларовую финансовую пирамиду в 3 раза превышают вклад Банка России в собственную экономику».

• Политический аспект. В понимании энергетической безопасности правительство под лозунгом «общей выгоды», сдает суверенитет и территориальную целостность страны. Допуск иностранных компаний к добыче нефти и газа на российских месторождениях – это государственная политика в рамках вступления в ВТО. Она оправдывается допуском российских компаний на рынки этих стран, которые, расширяя свой бизнес, получат в ближайшие годы прибыль. Но что произойдет через 10–15 лет, когда закономерное снижение добычи нефти и газа потребует их для энергообеспечения нашей страны? Вся мощь НАТО встанет на защиту собственности иностранных государств. Это и будет полный конец безопасности России. Наши политики-капиталисты к тому времени соорудят себе уютные гнездышки в самых приятных уголках земного шара, а «россиянам» придется еще туже затянуть пояса, свернуть свою промышленность, уменьшить подачу тепла и электричества в дома, и под бдительным контролем иностранных хозяев обеспечивать их энергобезопасность.

Политика распродажи остаточных ресурсов зашла уже далеко. Договоры с разными странами заключены на десятки лет вперед. При этом удорожание добычи нефти и газа не учитывается. Президент «заботится» о потомках: «Мы обязаны оставить нашим потомкам такую «архитектуру» мировой энергетики, которая сбережет их от конфликтов, от неконструктивных форм борьбы за энергообеспеченность». Защита своей экологической ниши признается неконструктивной, хотя в экологии это закон: «Популяции обладают групповым пространством, обеспечивающим их достаточными пищевыми и абиотическими ресурсами, возникающим в результате активной его защиты». Организмы и популяции, не защищающие своей территории, обречены на вытеснение и вымирание.

Современная политика России – капитуляция перед ультиматумом Запада. Премьер-министры Великобритании Д.Мэйджор и М.Тэтчер заявляли в прессе: «Задача России после проигрыша в «холодной войне» обеспечить ресурсами благополучные страны» и «на территории России экономически оправдано проживание 15 млн человек». Академик Н.Н.Моисеев писал: «Россию никогда особенно не любили на Западе – мы всегда были для него неприятной альтернативой… Теперь на Западе облегченно вздохнули. И было от чего: Великое Государство само по себе, без всякой борьбы сдалось на милость победителей. Причем, увы, далеко не благородных…». Таким образом, современная политэкономия псевдокапитализма в России не способна обеспечить энергетическую безопасность уже на ближайшие десятилетия – для первого поколения детей России ХХI века.

Журнал «Атомная стратегия» № 24, август 2006 г.

назад

Материалы из архива

2.2006 Энергетика России: проблемы и перспективы

Ф.М.Митенков, академик РАН, научный руководитель ФГУП «ОКБМ» В конце минувшего года состоялась научная секция общего собрания Российской Академии наук, посвященная состоянию энергетики России, ее проблемам и перспективам развития. Актуальность и важность этой темы подчеркивается уже тем, что чуть ли не впервые сессия Академии наук носила столь целенаправленный и достаточно полный конкретизированный характер обсуждения вопросов энергетического обеспечения страны.

10.2008 ВОУ-НОУ: упущенная выгода

Александр Шусторович, президент компании «Плеядес»: - Ахиллесова пята ВОУ – НОУ – вопрос о так называемой природной составляющей. По существу, американцы оплачивают лишь технический процесс по производству энергетического урана… России было предложено распоряжаться этим природным ураном по своему усмотрению, но с тем условием, что вывезти его из страны невозможно, поскольку экспорт ядерных материалов из США в РФ запрещен…

9.2007 ГРУ контролирует глубины океанов

Владимир Иванов "Независимая газета"6 сентября власти города Саров Нижегородской разгласили закрытую информацию объявив, что на верфях в Северодвинске построена субмарина проекта 20120. Как выяснилось подлодка - суперсекретна. Получить какие-то достоверные комментарии по данному поводу ни одному из представителей прессы так и не удалось. Производители и разработчики сохраняли молчание. Не распространялись по данному вопросу и военные моряки.