Инновационные исследования не интересны бизнесу

А.Ф.Грачев, директор НИИАРа 1998–2006 гг., депутат Законодательного Собрания Ульяновской области

Наука и безопасность. Как им предстоит сосуществовать и развиваться в будущем Атомпроме? Своими мыслями на эту тему мы попросили поделиться А.Ф.Грачева, в недавнем прошлом директора Научно-исследовательского института атомных реакторов (НИИАР) г.Димитровграда.

– Какие основные направления научных исследований обеспечивают безопасность объектов использования ядерной энергии?

– Известно, что атомные объекты потенциально являются объектами повышенной опасности. Это обусловлено не повышенным риском аварий на них, а тяжелыми последствиями аварий. Все исследования по снижению вероятности аварий направлены на обеспечение безопасности объектов использования ядерной энергии. Это, прежде всего, исследования по развитию ядерных технологий, включая реакторное материаловедение и обращение с облученным топливом и радиоактивными отходами, а также совершенствование конструкций и схемных решений установок.

– Сегодняшние реформаторы пытаются вынести за скобки (передать РАН или Минобразу) фундаментальные направления научной деятельности отраслевых НИИ. Может ли такой подход к реформированию науки оказать негативное влияние на энергетическую безопасность отрасли, или подобные опасения напрасны?

– Деление науки на фундаментальную и прикладную или отраслевую, на мой взгляд, является изобретением чиновников. Настоящий ученый рассматривает науку как систему получения новых знаний, и неважно, где и как получены эти знания, в академических или отраслевых НИИ, в результате теоретических расчетов или экспериментальным путем. Безусловно, с точки зрения внедрения, новые знания могут быть использованы или в какой-то одной отрасли, или в нескольких сразу, а могут являться фундаментом для создания новых отраслей. Поэтому лишь результат научных исследований можно рассматривать, и то достаточно условно, как фундаментальный или прикладной.

В Росатоме создана уникальная экспериментальная база, на которой проводятся не менее уникальные исследования, направленные на получение как фундаментального, так и прикладного результата. Примером этого могут служить исследовательские ядерные реакторы. Вокруг экспериментальных установок сложились научные школы специалистов. Выделение фундаментального направления может привести и к потере ряда уникальных установок, и к развалу сложившихся научных школ, что, безусловно, отрицательно скажется и на энергетической безопасности страны. Например, специалисты в реакторном материаловедении занимаются изучением свойств различных материалов под воздействием различных факторов (реакторного излучения, температуры, давления и т.д.) с разработкой рекомендаций по созданию новых материалов. Выделение этого направления с передачей в другие ведомства приведет к тому, что конструкторы, занимающиеся разработкой новых более безопасных ядерных энергетических установок, останутся без новых материалов.

– Каким вам видится будущее ядерной науки в структуре Атомпрома?

– Атомпром – это холдинг гражданских предприятий Росатома, создание которого направлено на повышение эффективности деятельности этих предприятий. Акционирование энергогенерирующей компании «Росэнергоатом» – один из этапов создания этого холдинга. Содержание науки в рамках Атомпрома неизбежно будет связано с затратами и приведет к уменьшению прибыли холдинга, а это вступает в противоречие со стратегическими целями создаваемого холдинга. Поэтому в рамках Атомпрома может функционировать лишь небольшая часть науки, которая будет заниматься исследованиями, направленными на решение текущих проблем. Основные исследования, имеющие инновационный характер или двойное назначение, в том числе и технологии по ядерной медицине, которые не связаны с получением быстрой окупаемости, не могут представлять большого интереса для создаваемого холдинга. Справедливости ради следует отметить, что это не беда отрасли, а беда всей российской науки. Наука, оставаясь в государственном секторе, не вызывает большого интереса у приватизированной отечественной промышленности. К сожалению, в государстве на сегодня не выработаны эффективные механизмы регулирования взаимоотношений между государственной наукой и частными промышленными компаниями. Отнесение затрат, связанных с научными исследованиями, не на прибыль, а на себестоимость продукции, безусловно, повысило бы заинтересованность частных компаний в научных исследованиях и внедрении их результатов.

– С переходом на рыночные отношения должна ли измениться роль надзорных органов? Что необходимо сделать, чтобы они стали по-настоящему независимыми?

– Надзорный орган – это, прежде всего, регулирующий орган государства. В связи с приватизацией объектов энергетики ответственность государства, прежде всего, в вопросах соблюдения норм и правил по безопасности, должна возрастать. Предоставив собственникам право на получение прибыли, государство должно жестко контролировать, чтобы это достигалось не за счет снижения безопасности объектов. Для того чтобы сделать надзорные органы независимыми, необходимо, прежде всего, повысить социальное положение работников этих органов.

– Почему именно российское руководство вышло с инициативой создания на территории России международных центров по оказанию услуг ЯТЦ?

– Создание международных центров по оказанию услуг в ядерно­топливном цикле направлено, прежде всего, на снижение угрозы распространения ядерного оружия. В условиях возрастания угрозы ядерного терроризма создание таких международных центров имеет чрезвычайно большое значение для всего человечества. Россия и США, как первооткрыватели ядерной эры, должны взять на себя основную ответственность за снижение угрозы распространения ядерного оружия. Для этого необходимо, на мой взгляд:

1) признать ядерными странами все страны, де-факто обладающими на сегодня ядерным оружием;

2) объединить усилия ядерных стран по нераспространению ядерного оружия, обеспечив всем странам, развивающим атомную энергетику, полный комплект услуг по ядерному топливу от его предоставления до полной утилизации;

3) разработать систему международных гарантий по предоставлению услуг ядерно-топливному циклу (ЯТЦ);

4) разработать единые международные нормы и правила по деятельности международных центров по оказанию услуг ЯТЦ;

5) обеспечить контроль со стороны МАГАТЭ за деятельностью этих международных центров.

Только объединенными усилиями всех ядерных стран с привлечением различных правительственных и неправительственных организаций во всем мире и различных религиозных концессий можно остановить «расползание» ядерных материалов по миру и снизить угрозу ядерного терроризма.

– Возможно ли по аналогии с Объединенным институтом ядерных исследований г.Дубна придать статус международных научно-исследовательских организаций некоторым отраслевым НИИ? Каковы в данном случае плюсы и минусы международной интеграции?

– Получение новых знаний требует с каждым годом все больших финансовых вложений и по многим направлениям становится уже не под силу какой-либо одной стране. Примером этого могут служить объединенные усилия американских и российских ученых в освоении космического пространства, работы по созданию международного термоядерного реактора ИТЭР.

В области атомной энергетики на сегодня имеются несколько международных программ, наиболее значимыми из которых являются Generation-4 и INPRO. Эти программы направлены на разработку инновационных проектов атомной энергетики и требуют большого объема исследований по ядерным технологиям на сложных и дорогостоящих экспериментальных установках.

В России, в частности в Государственном научном центре НИИ атомных реакторов (НИИАР, г.Димитровград), имеется необходимая экспериментальная база (исследовательские реакторы, материаловедческая и радиохимическая лаборатории), на которой можно обеспечить проведение необходимых исследований по инновационным проектам.

Опыт совместных исследований, проводимых в НИИАР с крупнейшими научными центрами США, Франции, Японии, Китая, Германии, Кореи, свидетельствует о том, что:

• исследования выполняются на современном мировом уровне;

• себестоимость исследований за счет уникальной инфраструктуры НИИАР значительно ниже, чем при выполнении в различных зарубежных научных центрах.

Учитывая, что экспериментальные возможности НИИАР значительно превышают потребности российских заказчиков, а содержание экспериментальных установок становится обременительным, создание на базе НИИАР международного научного центра по ядерным технологиям отвечало бы как национальным, так и международным интересам.

Такая интеграция позволила бы специалистам всех стран:

• не строить новых дорогостоящих экспериментальных установок;

• за счет привлечения дополнительных заказов снизить себестоимость проводимых научных исследований;

• сократить время на достижение научного результата;

• обеспечить подготовку высококвалифицированных специалистов для различных стран.

Безусловно, тесное взаимодействие специалистов различных стран в рамках единого международного центра и обмен опытом способствовали бы ускорению внедрения более безопасных инновационных ядерных технологий во всем мире и росту национальных научных специалистов.

Журнал «Атомная стратегия» № 24, август 2006 г.

назад

Материалы из архива

1.2007 Про отходы, доходы и отложенные решения

Главная проблема в том, что пока никто в мире не придумал, как безопасно обращаться с ядерными отходами. Нет такой технологии. Никто не знает, что с ними делать дальше. Вот и хоронят — до лучших, как говорится, времен. Ученые, не смущаясь, называют это отложенной проблемой будущих поколений… Существует и еще один вид радиоактивных отходов, которые ввозятся в Россию – так называемые урановые «хвосты». Урановые «хвосты» хранятся в баллонах, емкость каждого более 12 тонн.

9.2006 Решения должны быть разные

(Послесловие к колонтаевскому семинару) Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. Курчатовского института, e-mail: tds@dbtp.kiae.ru Участие в семинаре по малой энергетике в подмосковном Колонтаево многое прояснило и потребовало еще более расширить горизонт отражения «науки» на «практику», и если уж не поменять точку зрения, то главным образом сменить акценты в нашей «разъяснительной деятельности» относительно судьбы и роли АСММ.

5.2009 Перспектива развития энергетики с точки зрения науки

Н.Н.Пономарев-Степной, вице-президент Курчатовского института, академик РАН: - Наверное, 47 лет назад… я летал на самолете с атомным реактором. Вы знаете, тогда действительно атомная отрасль накопила очень могучие силы и мозговые, и интеллектуальные, и производство, и хотела попробовать эти силы в самых разных направлениях. В том числе, это атомный самолет, атомная ракета, т.е. ракета с ядерным двигателем, и космические установки… Я назову это ближайшее время…