К новой парадигме энергетического сознания

О роли ИНПРО в развитии инновационной атомной энергетики в России и в других странах­членах МАГАТЭ на вопросы редакции журнала «Атомная стратегия» отвечают заместитель генерального директора МАГАТЭ, руководитель департамента атомной энергетики, менеджер ИНПРО Юрий Соколов и эксперт от России в МАГАТЭ, член международной координационной группы ИНПРО Михаил Хорошев.

— Для нас понятие «энергетическая безопасность» в значительной мере определяет суть проекта ИНПРО, над которым мы сейчас работаем. ИНПРО, опираясь на традиционную трактовку энергетической безопасности, анализирует роль атомной энергетики в более широком смысле — в смысле устойчивого энергоснабжения, необходимого для устойчивого развития человечества. В 1987 г. международной комиссией по окружающей среде и развитию был сделан доклад (известный как доклад Брутланд по имени председателя комиссии) «Наше общее будущее». В докладе, подготовленном группой политических деятелей, государственных служащих и экспертов по окружающей среде и развитию из разных стран, устойчивое развитие определено как развитие, которое способно удовлетворить потребности настоящего, не ставя под угрозу право будущих поколений на удовлетворение их собственных потребностей. Это определение полностью соответствует духу и характеру ИНПРО. Естественно, что достижение этой цели будет сопровождаться множеством конфликтов. Устойчивое развитие – это и есть поиск разумного компромисса в их преодолении.

— В чем суть методологии ИНПРО?

— Для разработки и внедрения инновационных ядерных энергосистем (ИЯЭС) необходим анализ вопросов экономики, безопасности, охраны окружающей среды, обращения с радиоактивными отходами, защищенности от распространения ядерных технологий военного предназначения, инфраструктуры, включая законодательную, экономическую, социально-политическую. Уделяя серьезное внимание каждому из этих аспектов, методология ИНПРО позволяет удостовериться в том, что оценка потенциала ИЯЭС производится с необходимой степенью детализации и, одновременно, принимаются во внимание все измерения концепции устойчивого развития. Результаты такой оценки обеспечивают важные исходные данные для определения стратегии развития, а также для определения краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных планов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в поддержку развития и развертывания данной инновационной системы или отдельных её компонентов.

Положительная динамика в ядерной энергетике в России и мире налицо. Администрация США выступила с инициативой международной программы партнерства Global Nuclear Energy Partnership (GNEP) и пригласила Россию войти в консорциум стран­обладателей ядерных энергетических технологий в рамках GNEP. Ведущими национальными ядерными центрами в США создан совет по конкурентоспособности ядерной энергетики (The American Council on Global Nuclear Competitiveness) с целью восстановления лидирующей позиции США в мировой ядерной энергетике. В январе 2006 года Президент России выступил с инициативой о создании глобальной инфраструктуры, обеспечивающей недискриминационный доступ всем заинтересованным странам к атомной энергии; ключевым элементом такой инфраструктуры предложена система международных центров по предоставлению услуг ядерного топливного цикла под контролем МАГАТЭ. Росатом начал разработку Новой Технологической Платформы ядерной энергетики, долженствующей стать программой освоения инновационных ядерных энергетических систем и топливных циклов в России. Во всех инициативах подчеркивается важность скоординированных международных усилий по развитию атомной энергетики.
По мнению многих экспертов, наиболее эффективно международная кооперация сейчас может быть реализована только при такой постановке задачи, как предлагает ИНПРО – международный проект по инновационным ядерным реакторам и топливным циклам (International Project on Innovative Nuclear Reactors and Fuel Cycles, INPRO). Не случайно, в документах, подготовленных к саммиту Большой восьмерки, приветствуются результаты, уже достигнутые в рамках ИНПРО, и даны рекомендации по кооперации усилий ИНПРО с другими международными проектами, такими как форум «Четвертое поколение» и «Глобальное партнерство в ядерной энергетике», инициированными США.

Думаем, что методология ИНПРО может быть использована для подготовки потенциально продуктивных для РФ решений. Например, в той части, которые касаются инфраструктурных изменений для содействия развитию ядерной энергетики в мире и в развивающихся странах, включая создание международной сети организаций ядерного топливного цикла. В рамках ИНПРО рассматривается потенциал международных центров ядерного топливного цикла (ЯТЦ), определяются инфраструктурные и технические аспекты их реализуемости, учитываются особенности национальных и региональных условий, и все это делается при участии развивающихся стран.

— Какие факторы влияют на энергобезопасность?

— Их немало. Они связаны с конкуренцией за ресурсы, с нестабильностью региональной и мировой политической и социальной ситуаций, с ростом потребностей развивающегося мира. Эти проблемы отражаются и преломляются в проблемы развития атомной энергетики, такие как обращение с радиоактивными отходами, обеспечение гарантированного уровня безопасности технологий для целей военного применения, оптимизация экономики ядерной технологии с учетом вышеперечисленных факторов и т.д.

Помимо необходимости согласия среди пользователей АЭ важно признать, что энергобезопасность достигается не только через разнообразие источников энергии, но и путем их взаимодополнения. Одна из идей глобального характера, к которой постепенно приходит ИНПРО, состоит в том, что в области энергетики стоит уйти от конкуренции различных способов производства энергии и продемонстрировать преимущества их мирного сосуществования. Например, инновационная атомно-водородная энергетика, способна продлить существование действующих энерготехнологий на ископаемом органическом топливе – нефти, угле и газе. Внедрение атомно-водородной энергетики позволит сохранить инфраструктуру нефтяной, газовой и угольной промышленности для нужд химической промышленности и перейти на производство экологически чистого топлива — водорода, например для транспортных нужд.

— Сегодня говорят о «новом режиме» использования ядерной энергии. В чем его суть?

— Основой организации проекта ИНПРО и включения его в программу работ МАГАТЭ стало политическое заявление Президента РФ В.В.Путина на Саммите тысячелетия (ООН, сентябрь 2000 г.), в котором он сделал предложение об объединении под эгидой МАГАТЭ международных усилий по обеспечению стабильного энергетического развития на основе ядерных технологий.

В ИНПРО важнейшей задачей для решения проблем энергетической безопасности видится разработка и внедрение инновационных ядерных энергосистем, способных внести существенный вклад в общую энергетическую корзину, в общее глобальное развитие энергетики, отвечающей требованиям устойчивого развития. В отличие от других технологий ядерная энергетика способна удовлетворить требованиям устойчивого развития, поскольку ее безопасность и приемлемость с самого начала ее развития основывались на принципах локализации отходов, получаемых при производстве энергии (в отличие от других энерготехнологий на ископаемом топливе, которые только сейчас начали рассматривать возможности локализации отходов, например, секвестрации).

— По долгу службы вам наверняка часто приходится общаться с представителями западных ядерных держав. Как они оценивают сегодняшнее состояние российской атомной энергетики?

— Пока достаточно высоко. Ядерный научный и технический потенциал России может обеспечить не только интересы национального энергетического развития, но и быть фактором развития АЭ в других странах, особенно тех, для кого АЭ позволяет решать не только энергетические проблемы, но и способствовать социально-экономическому развитию.

Особенность сегодняшнего положения России в том, что из всех стран, обладающих ядерными технологиями, только в России имеются ресурсы органических топлив, которые позволяют не только удовлетворять собственные потребности, но и экспортировать их. Тем самым обеспечивается собственное развитие и возможность закупки технологий за рубежом для такого развития. Российские углеводородные ресурсы могут также служить источником инвестиций в масштабное развитие ядерной энергетики как элемента энергоструктуры России, позволяющего перейти к принципиально новым (по доступности и качеству) ресурсам органического топлива.

Как нам кажется, развитый при разработке методологии ИНПРО комплексный метод анализа уже способствовал разработке новой технологической платформы России, ориентированной на ускоренное развитие атомной энергетики России и доведение ее доли до 25 процентов в энергобалансе России к 2030 году.

Мировая энергетическая конъюнктура меняется достаточно динамично. Меняются и взгляды правительств на перспективы развития АЭ. Ответом на новые реалии роста интереса к АЭ и озабоченности распространением ядерных технологий двойного применения являются последние инициативы МАГАТЭ, США и России по созданию новых международных механизмов развития и регулирования такой деятельности.

— По потреблению электроэнергии на душу населения Россия находится на уровне развивающихся стран, а по экспорту энергоресурсов – одна из первых. Можно ли в таком случае нашей стране претендовать на роль энергетической супердержавы? Или западные страны рассматривают Россию в качестве дешевого поставщика электроэнергии и только?

— Не можем согласиться с тем, что Россия на уровне развивающихся стран по электропотреблению. Россия потребляет на человека больше, чем Италия, в 4 раза больше Китая и в 12 раз больше Индии. Во многом это определяется климатическими условиями и географическими размерами нашей страны. Надо улучшить структуру и эффективность потребления энергии в России.

Суть вопроса в том, не становится ли Россия энергетическим придатком? Первое, мы владеем ресурсами и ими надо эффективно распорядиться для собственного развития. Мы уже говорили об этом. Другая сторона этого вопроса – эффективно экспортировать энергоресурсы.

В предыдущей статье в «Атомной стратегии» (см. выпуск за март 2006 г. – прим. ред.) уже отмечалось, что обсуждение энергетической безопасности часто сводится к обсуждению доступа западных компаний к месторождениям нефти и газа (в том числе российским) вместо поиска путей долговременного решения энергетических проблем на нынешнее столетие. Такое одностороннее рассмотрение проблем энергетики представляется неприемлемым. Необходимо комплексно обсуждать энергетическую стабильность с учетом всего многообразия проблем мирового развития, интересов как развитых, так и развивающихся стран, в том числе путем оказания им конструктивной поддержки.

Необходима новая энергетическая концепция, включающая развитие новых энерготехнологий как для частичного замещения неэффективных углеводородных источников энергии, так и для их добычи и кондиционирования. Ведущие индустриальные страны мира способны существенным образом повлиять на выработку новой парадигмы энергетического сознания, уделив должное внимание обсуждению вопросов энергетики, в особенности атомной энергетики. И здесь, мы уверены, очень пригодится и будет востребован опыт ИНПРО по разработке методологии для комплексной оценки ядерных энергосистем в концепции устойчивого энергоснабжения и опыт оценки ИЯЭС по этой методологии.

— Насколько эффективно Россия использует свои возможности по развитию ядерной энергетики?

— Здесь еще большие нереализованные возможности. России, в силу ее природных особенностей, необходим полный спектр элементов структуры ядерной энергетики:

• ограниченное количество урана вынуждает как можно быстрее переходить на замкнутый ядерный топливный цикл с использованием быстрых реакторов и эффективного обращения с отходами;

• крупная централизованная система электроснабжения требует наличия реакторов большой мощности;

• огромные регионы России, слабо или совсем не связанные с единой энергосистемой, требуют реакторов средней и малой мощности как для производства электричества, так и тепла различного потенциала;

• необходимы реакторы малой мощности для автономного энергоснабжения, добычи нефти и газа в удаленных регионах и на шельфах арктических морей, газификации угля и перевода угля и других низкокачественных ресурсов в жидкие топлива.

— Насколько актуальна выдвинутая Президентом России идея создания международных ядерных центров и насколько вероятно ее реальное воплощение в жизнь?

— Идея очень актуальна. Мы уже говорили о необходимости третьего шага – создания «нового режима» использования и развития атомной энергетики. Инициатива Президента России В.В.Путина отражает динамику мирового развития. Однако реализация потребует дальнейших шагов как политических, так и технологических. МАГАТЭ, в том числе и проект ИНПРО, рассматривало и рассматривает технические аспекты многонациональных подходов к реализации ядерного топливного цикла. Некоторые технические аспекты создания многосторонних центров топливного цикла, прорабатываются настоящее время в МАГАТЭ, в том числе в исследованиях, проводимых по линии ИНПРО. Однако призыв воздержаться от развития собственных автономных топливных циклов и воспользоваться международными центрами встречает определенное сопротивление на политическом уровне, поэтому пока идет лишь концептуальная проработка идей межгосударственного, многостороннего подхода к организации ядерных топливных циклов. Возможно, в ходе совместного исследования ИНПРО (Россия, Франция, Индия, Китай, Корея, Украина) эти подходы найдут свое отражение в качестве элементов инфраструктуры, необходимой для устойчивого развития ядерной энергетики. Здесь Россия может быть представлена всеми компонентами ядерной энергетики от реакторов до неводных технологий переработки топлива и компактирования отходов. ИНПРО мог бы содействовать изучению потенциала международных центров ЯТЦ, определению инфраструктурных и технических аспектов их реализуемости. Однако продвижение этой идеи будет проходить постепенно, и для этого потребуется длительное время.

Проект ИНПРО является площадкой, где многие заинтересованные страны могут конструктивно обсудить пути практической реализации и выработать приемлемые условия для шагов, определенных в инициативе Президента В.В. Путина. Таким образом, ИНПРО может стать практическим инструментом реализации инициативы Российского Президента, поддержанным международным сообществом и обеспечивающим лидерство России. Создание в России такого международного Центра даст возможность загрузить российские предприятия, занимающиеся обогащением урана, производством и переработкой облученного ядерного топлива иностранными заказами и внести вклад в решение проблемы ядерного распространения.

Есть и другие международные инициативы. Генеральный директор МАГАТЭ д­р Эль Барадей неоднократно предлагал создание международных механизмов контроля за чувствительными технологиями, не ограничивая государства в мирном использовании АЭ. Инициатива американского президента о глобальном ядерно­энергетическом партнерстве (Global Nuclear Energy Partnership – GNEP), объявленная Министерством энергетики США, является примером, отражающим те же мировые тенденции и предлагающим свои решения.

— Почему европейские страны участвуют в международных мегапроектах — в частности, в строительстве газопровода по дну Балтийского моря — касающихся в основном углеводородной, а не ядерной энергетики? Насколько выгодно подобное сотрудничество России? Не затрагивает ли оно, в конечном счете, нашу энергетическую безопасность (запасы газа, нефти не бесконечны, как, впрочем, и запасы урана)?

— В настоящее время одной из самых обсуждаемых политэкономических тем является тема глобальной энергобезопасности и роли России в обеспечении справедливого доступа стран потребителей к различным источникам энергии. Россия хочет утвердиться в статусе гаранта стабильных поставок энергетической продукции для ведущих индустриальных стран мира. Однако Соединенные Штаты и Евросоюз обеспокоены тем, что европейские страны могут попасть в зависимость от России в связи с тем, что Москва обладает значительными энергетическими ресурсами. Об этом говорится в итоговой резолюции, которая была принята по окончании их саммита в Вене 21 июня 2006 г. С другой стороны, европейские страны заинтересованы в расширении доступа к российским углеводородным ресурсам. Но в обмен российские компании должны получить доступ на розничные рынки углеводородов западных стран. На короткий период это возможно и принесет определенную выгоду России, но в среднесрочном и долгосрочном плане необходима другая платформа.

Лидеры как развитых, так и развивающихся стран все чаще высказываются в последнее время о необходимости построения новой энергетической концепции развития. Эти заявления скорее носят характер экстраполяции нынешней ситуации на энергетическом рынке на будущее, тем самым решение проблемы просто отодвигается. Пока эти высказывания не содержат даже общих черт концепции, которая могла бы стать основой устойчивого развития. В этих условиях очень важно сформулировать общее видение пользователей, как будет развиваться энергетика при тех или иных граничных условиях. Этим и занимается ИНПРО.

— Одним из веских аргументов в пользу развития ядерной энергетики служит создание замкнутого топливного цикла. Сможет ли Россия в одиночку его создать? Насколько продвинулись в достижении этой цели западные страны?

— Россия уже сейчас имеет многие элементы замкнутого топливного цикла. Отработанное ядерное топливо реакторов ВВЭР440 и подводных лодок после переработки повторно используется в реакторах РБМК. Но это еще не тот топливный цикл, о котором мы говорим. Мы говорим о цикле, включающем переработку всего ОЯТ тепловых реакторов и многократное использование переработанного топлива в быстрых реакторах. Технологически Россия может решать эту проблему и в одиночку, у нас есть необходимые заделы — проблема в ресурсах и сроках.

В США, например, признают, что для организации замкнутого топливного цикла у них в стране потребуются настолько существенные затраты, что они будут сравнимы с затратами на уже созданную действующую инфраструктуру. Поэтому в международной кооперации это будет намного эффективнее.

— В каких областях энергетики наиболее целесообразно развивать сегодня международное сотрудничество?

— Есть несколько подходов к ответу на этот вопрос. Крупнейшие держатели ядерных технологий объединились в рамках проекта по созданию реакторов следующего поколения Generation IV (GIF, или GenIV). Они выбрали 6 реакторных технологий, покрывающих основные направления развития ядерных технологий. В этом проекте не участвуют Индия и Китай, другие развивающиеся страны, где есть потребность и интерес к использованию АЭ, но где нет достаточного потенциала для развития. Россия недавно получила приглашение присоединиться к GenIV.

– В отличие от GenIV ИНПРО открыт для всех желающих войти в него стран, в том числе и для тех, кто не имеет атомной энергетики. Не слишком ли либеральны условия для вхождения?

— Мы так не считаем. Напротив убеждены, что эффективное развитие АЭ должно включать интересы развивающихся стран. Невозможно навязать решения, ограничивающие и противоречащие национальным и экономическим интересам стран. Проект ИНПРО в этом смысле уникален. Он способствует развитию АЭ на недискриминационной основе. Сегодня в ИНПРО входят 26 стран, 5 из которых не имеют АЭ.

— По каким направлениям, с вашей точки зрения, должны вестись совместные международные исследования?

— Одним из направлений совместных исследований ИНПРО может стать совместное генерирование образа ИЯЭС на основе замкнутого топливного цикла с реакторами различных типов, выполняющих три основные функции системы:

• Реакторы на быстрых нейтронах, несомненно, будут ключевой компонентой системы, отвечающей за выполнение функции наработки нового ядерного горючего, необходимого для обеспечения устойчивого обеспечения ресурсами, а значит, и устойчивого развития всей ИЯЭС. У России имеется опыт по различным концепциям быстрых реакторов, и сейчас при вынесении имеющихся концепций на оценку по методологии ИНПРО необходимо определить приоритеты их рассмотрения как внутри страны, так и на международном уровне.

• Выполнения другой важной функции – комплексного удовлетворения энергетических нужд потребителя – может быть возложено как на быстрые, так и на тепловые ректоры.

• Третьей функцией системы является дожигание выгоревшего топлива, выжигание продуктов деления, трансмутация актинидов.

Задача генерации образа ИЯЭС, выполняющей все три функции, является комплексной проблемой, которую трудно будет реализовать в полном объеме в одном исследовании. Однако представляется возможным решить ее совместными усилиями всех стран-участниц ИНПРО путем проведения исследований в ряде стран. Стоит определиться, в каких исследованиях была бы заинтересована Россия, и к каким национальным исследованиям других стран России стоит присоединиться. Совместныe исследования представляют возможность оценить выбранные концепции, и в дальнейшем объединить усилия нашей страны и стран-участниц проекта в ходе 2-й фазы ИНПРО для реализации тех вариантов, которые в результате оценки по методологии ИНПРО будут признаны необходимыми компонентами ИЯЭС, соответствующими требованиям, предъявляемым к будущим ИЯЭС.

Среди концепций предложенных другими странами можно назвать: высокотемпературные реакторы, способные обеспечить высокопотенциальное тепло для нужд химической промышленности, в частности, для производства водорода, реакторы-выжигатели для целей эффективного дожигания продуктов деления и трансмутации актинидов на основе жидкосолевого реактора. ИНПРО приветствует проведение подобных исследований в странах-участницах.

Другим примером является идея организации межгосударственных центров ядерного топливного цикла (ЯТЦ), о которых мы уже говорили. Она занимает особое место в ИНПРО. Такие центры, управляемые международными организациями ЯТЦ, были бы способны решить ряд важнейших задач по развитию инфраструктуры ядерной энергетики:

• эффективное использование всех нуклидов (сырьевых и делящихся);

• снижение остроты проблемы нераспространения;

• решение проблемы окончательного захоронения продуктов деления и уменьшения объемов захоронения;

• создание рыночной мотивации при совершенствовании процедур замыкания ядерного топливного цикла.

Далее, использование системы малых ядерных станций, обладающих повышенной безопасностью и простотой управления, позволит расширить сферу применения ИЯЭС. Предложения по развитию сети АЭС малой мощности существуют в различных странах и в различных корпорациях. Объединение таких предложений и проведение всесторонней оценки ИЯЭС с реакторами малой и средней мощности по методологии ИНПРО – одна из задач проекта. Все системы, предлагаемые для разработки и последующего внедрения, требуют обслуживания и решения ряда проблем от организации единого топливного цикла до лизинга. Здесь можно эффективно использовать опыт России, которой пришлось сначала развивать инфраструктуру производства атомных подводных лодок (АПЛ), а затем использовать ее для утилизации отработавших блоков АПЛ. Эта инфраструктура потенциально может стать основой сервисной сети малой атомной энергетики.

Все направления рассматриваемых инновационных систем требуют существенных вложений в НИР и НИОКР, и в соответствии с современными рыночными тенденциями требуют раннего привлечения промышленности к таким разработкам. При этом государства должны играть решающую роль в решении задач создания устойчивой энергетической системы.

В связи с этим, ИНПРО приобретает особую роль в организации международного сотрудничества в области аналитических исследований с целью активного и грамотного влияния на выработку энергетической политики государств на долгосрочную перспективу.

Журнал «Атомная стратегия» № 24, август 2006 г.

назад

Материалы из архива

5.2007 Атомная тройня

Дмитрий Кудряшов "РБК daily"Росатом выведет клонов «Атомстройэкспорта»Хотя структура «Атомэнергопрома» (АЭП) еще не определена, у чиновников уже появилось понимание, что в новый холдинг должно входить сразу несколько компаний, способных заниматься возведением новых АЭС под ключ. Такие структуры могут возникнуть на базе проектных НИИ в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, после акционирования они могут быть усилены инжиниринговыми, монтажными и строительными активами.

1.2008 Атом имени Ломоносова

Александр КулешовРазговоры о строительстве атомной теплоэнергоцентрали (АТЭЦ) в Архангельске велись еще в 80-х годах прошлого столетия. Однако Чернобыльская катастрофа поставила жирную точку на проекте, не смотря на то, что площадку под строительство уже начинали готовить. Неподалеку от Архангельска до сих пор можно наблюдать несколько заросших, частично асфальтированных дорог, ведущих к горам песка. Больше здесь ничто не напоминает о начавшемся когда-то строительстве.

5.2007 Новости РНЦ «Курчатовский институт»

18 апреля 2007 г. Президент РФ В.В.Путин посетил Российский научный центр «Курчатовский институт». Это первое посещение Главой государства Курчатовского института за всю его историю. Генеральная схема размещения АЭС Правительство РФ 19 апреля приняло за основу генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2020 г. Генеральная схема предполагает максимальное увеличение доли атомной генерации, гидрогенерации и угольной энергетики в общем объеме выработки электроэнергии в стране и сокращение доли газовой генерации.