Талантливы во всём

Е.А.Шашуков, директор музея ГУП НПО «Радиевый институт им. В.Г.Хлопина»

Обращаясь к судьбам ученых, внесших весомый вклад в развитие науки, невольно задаешь себе вопрос о том, каковы истоки их незаурядных способностей, их крупных творческих достижений. И, отвечая на него, не можешь не отметить, что способности к научной работе являются следствием их общего культурного развития. Интерес к науке, к научному познанию окружающего мира, как правило, сочетается у таких людей с более широкими интересами в области литературы, поэзии, музыки и других видов художественного творчества.

Важно подчеркнуть, что этот «вненаучный интерес» определяется не только, и даже не столько, необходимостью отдыха от научных занятий. Он (этот интерес) является важнейшим элементом научного поиска, часто ограниченного и даже бесплодного без всестороннего восприятия окружающего мира.

В одном из писем академика В.И.Вернадского читаем: «На меня лучше всего действует художественный эстетический интерес... Я сливаюсь тогда с чем-то более высоким, и чувствую себя сильным, и мысль приобретает необходимую широту...». Слияние ученого и художника определяло целостный взгляд Вернадского на окружающий мир: на природу, Землю, Вселенную. Он не раз признавался, что никогда не жил одной наукой, а интересовался всеми проявлениями жизни, особенно искусством.

В качестве примера можно привести восторженное отношение ученого к творчеству немецкого живописца, гравера и рисовальщика эпохи Возрождения Альбрехта Дюрера. Оценивая его картину «Четыре апостола», Вернадский пишет: «Передо мной до сих пор стоят некоторые образцы Дюрера, и я редко видел что-нибудь более могучее, более чудное, чем фигуры апостолов».

Из поэтов, соединивших в себе научное, художественное и философское начало, Владимир Иванович высоко ценил Гёте, Омар Хайяма, Тютчева. Огромное впечатление оказало на Вернадского творчество русских художников, представленных, в частности, в Третьяковской галерее.

Подчеркивая связь научного и художественного начал, можно привести его высказывание, датированное 1887 годом: «Ученые – те же фантазёры и художники; они не вольны над своими идеями; они могут хорошо работать, долго работать только над тем, к чему лежит их мысль, к чему влечет их чувство. У них идеи сменяются; появляются самые невозможные, часто сумасбродные; они роятся, кружатся, сливаются, переливаются. И среди таких идей они живут и для таких идей они работают». И этому настрою служит искусство.

Зачастую научные работники и сами не лишены способностей к созданию незаурядных образцов художественного творчества. Такие способности были свойственны, в частности, соратникам и продолжателям дела Вернадского в основанном им Радиевом институте.

Ярким примером вненаучной деятельности является живописное творчество одного из авторов открытия спонтанного деления тяжелых ядер профессора Константина Антоновича Петржака. В молодые годы у него проявились незаурядные художественные способности. Он даже расписывал фарфор на одном из фарфоровых заводов. Интерес к художественному творчеству сохранился у Петржака на всю жизнь. Среди созданных им полотен в музее Радиевого института представлены портреты И.В.Курчатова, В.Г.Хлопина, И.Е.Старика. В экспозиции находятся также фотографии картин, находящихся в его доме. Среди них многочисленные пейзажи любимого им Карельского перешейка.

Любил Константин Антонович также скрипку и гитару. Он часто играл на них в кругу своих сотрудников и друзей, принимал участие в художественной самодеятельности.

Уж коли речь зашла о музее, то нельзя не вспомнить скульптурные портреты, созданные сотрудницей института, кандидатом химических наук Анной Георгиевной Самаруевой. Среди них портреты Вернадского, Эйнштейна, Дидро и др. При посещении в 1962 году Радиевого института председателем Комиссии по атомной энергии США Гленом Сиборгом Анне Георгиевне удалось договориться с ним о создании его скульптурного портрета. Этот портрет был исполнен и отправлен Сиборгу, который тепло благодарил автора за этот подарок. Один из рабочих вариантов этой скульптуры представлен в музее института.

Наука и искусство всегда шли рядом в жизни многих сотрудников института. Памятны замечательные спектакли художественной самодеятельности, в которых участвовали ведущие сотрудники института: В.Г.Хлопина, М.А.Пасвик-Хлопина, А.П.Ратнер, В.Р.Клокман, И.Е.Старик, А.Г.Самаруева и др.

Из спектаклей особенно запомнилась постановка «Гамлета» с измененным текстом, отражающим жизнь научного коллектива. Автором текста и постановщиком спектакля был профессор Александр Петрович Ратнер. Он же исполнял роль Гамлета, а профессор Иосиф Евсеевич Старик был тенью отца Гамлета.

Драматический коллектив сотрудников института и институтский хор прославились не только в Ленинграде, но и в пределах всего Северо-Запада, включая Прибалтику, имеющую высокую хоровую культуру.

Научные коллективы, возглавляемые талантливыми учеными – это необычная среда. В этой среде часто проявляются незаурядные способности людей. Достаточно вспомнить о замечательных капустниках, вечерах самодеятельности, различных встречах по случаю юбилейных дат и т.д., наполненных высоким содержанием.

В музее института сохраняется адрес, посвященный 60-летию академика Александра Абрамовича Гринберга – известного и у нас в стране, и за рубежом химика-комплексника. В нем представлены образцы поэтического творчества, созданные ведущей сотрудницей института кандидатом химических наук Эсфирь Моисеевной Иоффе, влюбленной и в науку, и в искусство.

Одно из стихотворений, вошедших в этот адрес, восхваляет женское начало вообще и химию, в частности:

«Роль женщины в Вселенной быть
Не может нами преуменьшена:
Все, что положено любить,
Все уместится в слове «женщина».
Все, что содержится в слове культура,
Наука и техника, литература,
Музыка, песня, фантазия, ода,
Все, что прекрасно – все женского рода.
Разом их все же объять невозможно:
Каждый одну выбирает по вкусу.
Выбрав, ей надо служить непреложно,
Не поддаваясь другому искусу.
Самая близкая дама с комплекцией
Дама, которая Вас вдохновляет
В лаборатории или на лекции.
Дама, которая не увядает.
С радостью здесь назову ее имя я
Трудная, вечная, милая ХИМИЯ».

В отрывке из другого стихотворения, представленном в этом адресе, говорится о комплексной соли, как живом образе любимой юбиляром химии комплексных соединений:

«Одна объемистая соль,
Как все комплексные созданья,
Сыграть решив в науке роль,
И, чтоб привлечь к себе вниманье,
Вдруг заявила, что она
В воде не будет растворяться:
Она свободной рождена,
Свободной хочет и остаться.
Вода – банально, «моветон»,
И в ход был пущен ацетон.
Куда там – соль зажала нос
И разобиделась до слез!
Вода в смятении душевном
Вкруг ацетона обвилась
И в состоянии плачевном
В него немножко пролилась.
И неудачник ацетон
К воде прильнул с живым участьем
И хнычут оба в унисон,
Что им не по дороге с счастьем!
Расстались или растеклись
Сказать верней, по разным склянкам,
Но каждый нес в себе следы
И память по чужим останкам.
Когда ж с минуты роковой
Соль растворить пытались снова,
И с ацетоном, и с водой
Она на все была готова.
И, изменив привычке к спеси,
Решила раствориться в смеси…».

В завершение темы позволю себе небольшое отступление личного характера. Недавно я встречался со своими друзьями-однокурсниками, с которыми пятьдесят лет тому назад окончил химический факультет Ленинградского университета. Среди них были профессора Санкт-Петербургского университета Алексей Никольский, Ким Бурков, Анатолий Белюстин. Приехали наши однокурсники, живущие за границей: Алексей Баев – профессор химии из Белоруссии, Хуан-Цзи-Тао – в недавнем прошлом заместитель министра атомной промышленности Китая, Винфрид Питтель – в 80-90-е годы декан факультета естественных наук и математики Политехнического института в Дрездене (Германия) и другие.

Мы вспоминали, в частности, своих замечательных университетских преподавателей, которые на экзаменах часто задавали нам вопросы, не имеющие отношения к выбранной нами специальности. Они интересовались нашим общим культурным развитием. Особенно отличались этим профессора химии. Помню, что Борис Николаевич Долгов обратим внимание на мои способности к лекционной работе и советовал заняться этим делом, а Юрий Витальевич Морачевский искал в моей фамилии уральские корни.

Сергей Александрович Щукарев задавал вопросы нашим иностранным однокурсникам о знании ими истории своих стран, об истории происхождения названий химических элементов и т.д. Мои друзья сошлись во мнении, что при оценке способностей молодых людей к фундаментальной науке, вероятно, следует обращать внимание не только на специальные знания, но также на общую начитанность, вкусы и интересы в области литературы, музыки, поэзии, художественного творчества. Это необходимое условие достижения успехов в научном поиске, так как наука и искусство неразделимы.

Журнал «Атомная стратегия» № 24, август 2006 г.

назад

Материалы из архива

10.2006 Новости РНЦ «Курчатовский институт»

О международных центрах ядерного топлива • Выступая на открытии ежегодного симпозиума Всемирной ядерной ассоциации (WNA) 7 сентября в Лондоне, глава Росатома С. Кириенко сказал, что Россия готова к концу 2006 г. обеспечить мощности для пуска прототипного международного Центра ядерного топлива (МЦЯТ) на своей территории, и сообщил подробности о том, как будет функционировать предполагаемый Центр.

5.2009 Система АЭС малой мощности как фактор национальной безопасности России

Т.Д.Щепетина, к.т.н., нач. лаб. ИЯР РНЦ «Курчатовский институт» Но никогда ИМ не увидеть НАС      Прикованными к веслам на галерах!В.Высоцкий, «Еще не вечер»Концепция национальной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности… в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах.

3.2008 Нужна ли России морская стратегия

Развитие военно-морской стратегии (ВМС) с древнейших времён и до наших дней шло параллельно с практикой  применения сухопутных и  военно-морских сил. В России основы ВМС заложили Пётр I , Г.А.Спиридов, Ф.Ф.Ушаков, Д.Н.Сенявин. Период первой и второй мировых войн внёс свой вклад в военно-морское искусство и способствовал развитию военно-морской стратегии. Как создавалось военно-стратегическое направление в нашей стране , рассказывает Владимир Георгиевич  Лебедько, к.в.н., проф., контр-адмирал в отставке,  в течение ряда лет руководивший ведущими управлениями оперативно-стратегических штабов флота и сухопутных сил.