''ОЯТ - это «золотая» кладовая России''

Вопрос о технологической готовности России к выходу на международный рынок услуг по обращению с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) не вызвал всплеска активности наших читателей. Этот факт косвенно подтверждает результаты опроса – о российских технологиях в этой области слишком мало объективной информации. И, как правило, по этому поводу высказываются с «зеленых» позиций. Попробуем восполнить этот пробел...

В.И.Поляков, д.т.н., профессор Димитровградского института технологии, управления и дизайна Ульяновского государственного технического университета

Соглашение с США о мирном использовании атомной энергии если и будет готово в течение года, то его содержание неизвестно. Будет ли там речь об ОЯТ, чьём ОЯТ, каких технологиях (транспортировка, хранение, переработка, «захоронение») и т.п. Поэтому развязанные журналистами домыслы ставят телегу впереди лошади, мешают реальному обсуждению проблемы специалистами. Не понимая глубины проблемы, эти домыслы разжигают радиофобию и оказывают давление на политиков, которые, тоже не очень подкованные в ней, уже вырабатывают предвзятое мнение. Ведь политик – это «слуга народа», думающий прежде всего о выборах.

Это ярко проявилось при принятии Думой закона, разрешающего ввоз в Россию «отработанного ядерного топлива», изготовленного в СССР и России. Сколько было демонстраций и призывов в газетах «защитить Россию от ядерных могильников!» «спасти народы от радиоактивных свалок!» и т.п.! Сколько было выступлений депутатов против этого закона! А ларчик открывался просто: обычная, обусловленная некомпетентностью населения радиофобия была крепко подогрета (даже в стенах Думы) вливаниями конкурирующих на рынке изготовления и переработки ядерного топлива западными кампаниями.

Сейчас, в решении проблемы с ОЯТ тоже, похоже, превалирует политическая подоплёка с экономической подстилкой. Вот некоторые высказывания в прессе: «США меняют Иран на радиоактивные отходы!», «Ангарск не станет ядерной свалкой?», «Россия занимается «не своим делом», пытаясь строить реакторы за рубежом, ей следовало бы задействовать свои территориальные ресурсы для решения проблемы захоронения ОЯТ», «Для заключения соглашения о ядерном сотрудничестве США потребуют активного участия России в блокировании стремлений Ирана», «Отмена антидемпинговых пошлин на продажу российского урана на американском рынке в обмен на поставки ОЯТ американского происхождения в Россию».

Чиновники Росатома уже встали на защиту «чистоты своих замыслов», основанных на идеях «зелёных», которых знакомый учёный из Обнинска точно назвал «с недостатком серого (в мозгу)»: «Россия не планирует ввозить отработанное ядерное топливо из других стран, в том числе из США, для переработки на своей территории…Россия не будет ввозить отработанное ядерное топливо американского производства на свою территорию для захоронения!» Кто бы вам его отдал!!! Россия поставляет ядерное топливо в США по программе «ВОУ-НОУ», но вряд ли США направят нам своё отработанное топливо, в котором накоплен плутоний. Разговоры об этом – политическая трескотня. Плутоний – это лучшее, чем уран ядерное топливо, а также и заряды для бомб. Именно возможности получения плутония из отработанного топлива АЭС в Иране боятся США! Поэтому по соглашению с США Россия обязана сокращать запасы своего плутония. Поэтому для США не может быть и речи о поставке в Россию своего отработанного топлива, из которого ещё на заре атомной эры в России были разработаны технологии по выделению плутония. Плутоний стоит в сотни раз дороже золота (я не знаю точных данных), но его получение и последующее безопасное обращение с ним требуют знаний и опыта.

Американские политики переигрывают российских, выдавливают экономические уступки, выталкивают с рынка наукоёмких технологий, продолжают политику разоружения и экономического закабаления. Выигрыш России в этом торге, связанный с отменой антидемпинговых ограничений и увеличением цены за поставки нашего урана может быть только краткосрочным экономическим. В этом суть принятия современных политико-экономических решений: выгода – сейчас, а «после нас, хоть потоп».

А вы бы тоже отказались, если бы вам предложили поставить несколько эшелонов золота, к которому подмешан ядовитый мышьяк? При этом вам и уплатят несколько миллионов(миллиардов), если Вы его будете хранить или как-то утилизируете. Что ж, отказывайтесь, если не думаете о внуках!

Итак, давайте отделим эмоции и политические решения от экологического и дисконтированного (рассмотренного в длительной перспективе) экономического содержания проблемы.

Моё принципиальное мнение: ОЯТ - это «золотая» кладовая России, её энергетическая «палочка-выручалочка» через одно-два десятилетия и гарант обеспечения безопасности, а запугивание опасностью «радиоактивных отходов» - преднамеренная или безграмотная ложь. В основе этой позиции -  четыре десятилетия работы в области радиационной  и экологической безопасности на реакторных установках, в Чернобыле, на радиационно-загрязнённых территориях России. В её основе - опыт

-             эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах (внедрения разработок на БОР-60, БН-350, БН-600, контакты со специалистами Франции, США, Японии, Великобритании…),

-             многолетнего использования отработанного и переработанного ядерного топлива в повторных циклах на реакторе БОР-60,

-             обращения с радиоактивными отходами,

-             хранения ОЯТ исследовательских реакторов.

Обобщение этого опыта на основе общих принципов и законов экологии, где «всё связано со всем», «за всё надо платить», «экологичное – всегда экономично», «в природных циклах нет отходов» и других, позволяет представить некоторые тезисы по обращению с ОЯТ.

Ø         Двухстороннее соглашение с США «о мирном использовании атомной энергии» возможно только в случае долговременной выгоды для России. Оно ни в коем случае не должно быть аналогом соглашений о разделе продукции или рынков внедрения технологий типа «мы – вам, вы – нам». Энергетическая и экологическая безопасность России – приоритет.

Ø         Развитие ядерной энергетики – безальтернативная перспектива; при исчерпании запасов органического топлива (нефть, газ) «угольная пауза» может поддержать экономику с ущербом для экологической обстановки, а иные возобновляемые источники (Солнце, ветер, гидро) не соответствуют представлениям об экологической чистоте и не способны обеспечить свыше 10 % потребностей в энергии.

Ø         Обеспечение энергетической безопасности России в XXI веке, её суверенитета и территориальной целостности невозможно без ускоренного и мощного развития ядерной энергетики, строительства АЭС, развития инновационных технологий замкнутого топливного цикла и обращения с радиоактивными отходами.

Ø         Технологии замкнутого топливного цикла – это исполнение экологических требований. ОЯТ, извлечённое после цикла  в  реакторе, содержит значительную часть не выгоревшего топлива – 235U и образовавшегося 239Pu.   При очень высокой стоимости ядерного топлива считать это ОЯТ радиоактивными отходами, подлежащими «захоронению», - экологическое и экономическое преступление.

Ø         Переработка ОЯТ для повторного использования топлива – сложные и дорогостоящие технологии. В России они разработаны. Выдержка ОЯТ в течение нескольких десятков лет позволяет снизить радиационную опасность, упростить процедуры. За эти десятилетия возможно усовершенствование технологий, в частности, может быть достигнуто кардинальное снижение объёмов радиоактивных отходов в циклах переработки за счёт выделения и утилизации дефицитных химических элементов из ОЯТ.

Ø         В России разработаны, апробированы и доказали безопасность и экологические преимущества реакторные установки на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем, установки и технологии сухой пиролитической переработки облучённого топлива с дистанционными технологиями изготовления из него  тепловыделяющих сборок для следующего цикла использования, а также предложены инновационные технологии, приближающие к решению проблемы «Ядерная энергетика – без радиоактивных отходов».

Ø         Ограниченность запасов природного урана в России и их постепенное истощение в мире при бурном строительстве АЭС делают необходимым развитие направления реакторов на быстрых нейтронах, способных из «нетопливного» 238U, составляющего свыше 99 % в природной смеси изотопов, производить 239Pu – отличное топливо для этих же реакторов. В этом случае ресурсов ядерного топлива хватит на тысячу лет.

Ø         Внедрение замкнутого топливного цикла для АЭС – реальная задача, обеспеченная соответствующими научными разработками и способная обеспечить топливом АЭС на века при минимуме радиоактивных отходов и других факторов воздействия на окружающую среду. В этом случае отработанное ядерное топливо  любых АЭС (Российских, Иранских, Тайваньских, США, Европы и пр.) – отличные ресурсные материалы. Технологии уже существуют, для их совершенствования есть время, пока хватает природных запасов 235U.

Ø         Технологии транспортировки и длительного безопасного «сухого» хранения ОЯТ  апробированы и также могут совершенствоваться. Например, безопасное хранение на период снижения радиоактивности и возможности экономически выгодной переработки для изготовления новых ТВС из ОЯТ возможно обеспечить на территории АЭС при минимуме затрат и абсолютной безопасности, например, в глинистых формациях или приповерхностных «мавзолеях». Возможна и централизация: хранилище ОЯТ, сооружённое при экономическом содействии США на ПО «МАЯК», отвечает всем международным требованиям безопасности.

Ø         Законодательный запрет на ввоз в страну  «чужого ОЯТ» и другие  юридические ограничения, принятые депутатами, наносят экономический и экологический вред стране. Если этот законодательный нонсенс не будет отменён в ближайшее время, наши технологии могут быть потеряны (как уже потеряны многие десятки технологий оборонного комплекса), а рынок ядерных услуг полностью захвачен конкурентами России. Отказ от «чужого топлива», за которое не надо платить, за которое нам ещё доплатят, которое можно подержать на складе, а когда наступит зима (через несколько десятков лет) «порубить и бросить в печку», - это юридический нонсенс или злонамеренная политика.

Ø          Таким образом, Россия может и должна использовать в своей стране и за рубежом свои наработанные технологии в области мирного использования ядерной энергии.  Это может быть и в рамках двухстороннего договора с США, а можно и без него.

назад

Материалы из архива

2.2006 Выход один – акционирование

Отраслевая система повышения квалификации – эффективный инструмент реализации амбициозных планов руководства Росатома Ю.П.Лисненко, ректор ГРОЦ Уже два года отраслевая система повышения квалификации лихорадочно ищет способы сохранения своего потенциала в рамках проводимой реформы науки и образования. Шесть отраслевых институтов повышения квалификации (ИПК) не обеспечены отраслевыми заказами, заявки предприятий отрасли на образовательные услуги ничтожно малы, что вынуждает ИПК привлекать сторонних заказчиков.

1.2009 Мировое хозяйство или глобальная экономика?

В.М.Коллонтай, д.э.н., проф., гл.н.с., Институт мировой экономики и международных отношений РАН, МоскваО глобальной экономике говорят сейчас очень много. Этот термин как бы призван обобщить те новые явления, которые возникли в мировом хозяйстве за последние десятилетия. При этом каждый вкладывает в него свое собственное содержание. Поэтому начнем с уточнения подходов. Если под глобальной экономикой подразумевать результаты бурного роста международной торговли и инвестиций, то здесь явно есть обширная тема для разговора.

4.2008 Колонка редактора: Атомные металло- нефтевозы

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» И зачем Росатому эта обуза – атомный флот? «Радиационная безопасность и утилизация реакторов» как-то не убеждают. Представляю, если бы кто-нибудь по аналогии предложил передать здания на Ордынке 2426 какому-нибудь предприятию ЖКХ только по той причине, что там имеются туалеты и трубы иногда необходимо чистить. И аргументы  привел бы весомые, например, нецелевое расходование средств,  срыв программ строительства энергоблоков, отсутствие инновационного тысячника.