Отложенные долги

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия»

«Сначала делай дела важные, потом неотложные». Если бы мы чаще следовали этой мудрости, то избежали бы многих ошибок, сохранили бы жизни многих наших соотечественников и жили бы не хуже, чем наши западные соседи..

Мы не приняли бы многих непродуманных импульсивных решений, избежали бы многих авантюр и амбициозных ура-проектов, запущенных без должной проработки, на авось, без учета общественного мнения, отвлекающих силы и средства и дискредитирующих имидж страны. К сожалению, таким непроработанным проектом был и созданный в интересах обороны атомный проект, или, как называют его сегодняшние руководители атомной отрасли, «Атомный проект 1» (возможно, желая отмежеваться от грехов отцов-основателей). При всей его грандиозности и важности некоторые вопросы решались просто безответственно, решение других откладывалось. Может быть, потому, что главную скрипку играли не ученые, а политики.

Сегодняшние проблемы отрасли давно известны – это отсутствие государственной стратегии по обращению с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами, большое количество РАО и ОЯТ, отсутствие важных объектов инфраструктуры обращения, решений по окончательной изоляции радиоактивных отходов. Инженерные системы ряда предприятий отрасли уже отработали 50-60-лет, поэтому требуют расходов по приведению в соответствие современным требованиям безопасности. Остановлены, но окончательно не выведены из эксплуатации ядерно- и радиационно- опасные объекты Росатома (4 блока АЭС, 10 промышленных уран-графитовых реакторов и свыше 110 ядерно-опасных и радиационно-опасных объектов иного назначения), Роспрома и других ведомств (до 50 объектов). Поддержание безопасности этих объектов требует увеличивающихся затрат. Промежуточные хранилища радиоактивных отходов не рассчитаны на обеспечение надежной изоляции РАО от окружающей среды в течение нескольких десятилетий (более 1170 пунктов хранения). Требуется модернизация действующих хранилищ и создание новых пунктов окончательной изоляции радиоактивных отходов.

Большие объемы радиоактивных отходов не изолированы от окружающей среды — Теченский каскад водоемов, бассейны-отстойники и хвостохранилища предприятий ядерного топливного цикла. Безопасность их содержания требует также постоянных и затратных усилий.

Накоплено свыше 18 500 тонн отработавшего ядерного топлива. Близкое к критическому заполнение хранилищ отработавшим ядерным топливом на АЭС с реакторами типа РБМК, ЭГП-6, пристанционных хранилищ радиоактивных отходов ставит под вопрос дальнейшую эксплуатацию этих станций. Источники ионизирующих излучений используют более 15 000 организаций различных ведомств и форм собственности, что существенно повышает их уязвимость в отношении террористических угроз.

Не созданы организационно-правовые механизмы экономически эффективного обращения с радиоактивными отходами, сопровождающие текущую хозяйственную деятельность. Не получили законодательного, нормативного и технологического решения проблемы реабилитации объектов, образованных ядерными взрывными технологиями (объекты мирных ядерных взрывов). Российской Федерацией ратифицированы основные Конвенции в области ядерной и радиационной безопасности, выполнение которых требует реализации комплекса мероприятий.

В этом номере журнала мы не претендуем на глубокое исследование темы РАО, да и вряд ли это нужно в популярном издании. Тема настолько обширна и многоаспектна, что системно рассматривать ее сегодня без взаимосвязи с четкой и понятной программой развития атомной отрасли России, да и всей страны, некорректно, да и вряд ли возможно. Обширный материал по территориям и производствам представлен в четвертом докладе экологического объединения «Беллона» («Российская атомная промышленность. Необходимость реформ. 2004 год.» «Красная книга»), хотя и эта работа не учитывает взаимосвязь накопившихся сегодня проблем с реальными возможностями страны.

Мы всего лишь соприкоснулись с темой РАО с позиции спецкомбинатов «Радон», относящихся к ведению Росстроя. Но даже и деятельность «Радонов» намного шире, чем анонс обложки нашего журнала, поскольку кроме низкоактивных отходов охватывает еще и среднеактивные, в том числе и жидкие РАО. Может быть, кому-то обложка покажется слишком напряженной, но это всего лишь гипербола, попытка дизайнера показать к чему может привести невыполнение важных дел.

В этой статье не будет никаких выводов это дело специалистов. Но по работе спецкомбинатов «Радон» каждый может сделает их сам, прочитав материалы С.А. Дмитриева о ГУП МосНПО «Радон» Правительства Москвы (взгляд изнутри), А.Семеновой о Ленинградском спецкомбинате «Радон» (взгляд снаружи) и В.Б.Иванова о программе развития отрасли (взгляд сверху).

Нельзя сказать, что сегодняшний Росатом не занимается проблемой РАО и ОЯТ. Есть там опытные специалисты, и они предлагают грамотные решения. Приняты «Основы государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу» До конца 2006 года еще действует федеральная целевая программа «Ядерная и радиационная безопасность России» на 2000-2006 годы (далее – «Программа до 2006 года»). Ее цель определялась как «комплексное решение проблемы обеспечения ядерной и радиационной безопасности государства, направленное на снижение до социально приемлемого уровня риска радиационного воздействия на человека и среду его обитания объектов использования атомной энергии и источников ионизирующего излучения техногенного и природного происхождения». Финансирование «Программы до 2006 года» было начато в 2001 году, но в течение 2001-2004 годов бюджетное финансирование не превышало 28 % от запланированного уровня. Финансирование мероприятий по обеспечению ядерной и радиационной безопасности в ее рамках составляло менее 2 % от суммарных затрат эксплуатирующих организаций на данные цели. (Для сравнения, в США расходы государства на реабилитацию составляют в год по Министерству энергетики - 6 млрд. долл., Министерству обороны - 1,5 млрд. долл.). Таким образом, «Программа до 2006 года» не могла существенно повлиять на уровень обеспечения безопасности текущей деятельности и, тем более, обеспечить организацию работ по решению накопленных проблем ядерного наследия. Так вот мы относимся к важным делам.

Сегодня готовится новая Концепция федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года». Будет ли это четкая и продуманная программа действий, обеспечивающая массовый вывод из эксплуатации отработавших свой срок атомных реакторов и предстоящий «Ядерный ренессанс», пока неизвестно.

Вообще, в отрасли на протяжении десятилетий шло накопление системных проблем в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности, главным образом, в сфере обращения с ОЯТ и РАО. При этом не выполнялся общепризнанный принцип, определяющий приоритетность защиты интересов будущих поколений. В советский период подход к решению проблем обращения с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом и выводу из эксплуатации в целом основывался исключительно на практике отложенных решений.

В России из-за экономического кризиса 1990-х годов деятельность по долгосрочному обеспечению ядерной и радиационной безопасности также практически не осуществлялась. Большие усилия предпринимались только в отношении утилизации атомных подводных лодок. За период с 1998 года темпы работ по их утилизации возросли более чем в 10 раз. В 2005 году на эти работы было выделено 4 875,8 млн. руб., в том числе 1 936,7 млн. руб. средств федерального бюджета, 324,6 млн. руб. средств от реализации продуктов утилизации атомных подводных лодок и 2 614,5 млн. руб. средств безвозмездной технической помощи (содействия) иностранных государств в рамках межправительственных соглашений. Подобные темпы позволяют прогнозировать реализацию основного объема работ по утилизации к 2011-2015 годам.

В других сферах обеспечения ядерной и радиационной безопасности ситуация иная — Государство не выделяло средства на изоляцию накопленных отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов, создание безопасных их хранилищ, инфраструктуры по обращению с ними, а также на создание государственных систем в области обеспечения и контроля ядерной и радиационной безопасности.

Если мы и в дальнейшем будем делать только неотложные дела, забывая о важных, то потеряем последних специалистов-атомщиков и столкнемся с социальной неприемлемостью развития атомной энергетики.

назад

Материалы из архива

1.2008 Росатом обрел статус госкорпорации

А.И.Иойрыш, д.ю.н., В.Г.Терентьев, д.т.н.Сегодня мы впереди планеты всей лишь по добыче и продаже сырьевых ресурсов. В то же время анализ состояния отраслей экономики не вызывает оптимизма. Прежде всего, это - неэффективность работы производственных структур. Однако уже найден рецепт преодоления застоя - создание в важных секторах экономики государственных корпораций. За последний период возникли такие некоммерческие организации, учрежденные Российской Федерацией.

2.2007 Без прошлого нет будущего

В декабре 2006 г. курские атомщики отметили сразу три профессиональных праздника: тридцать лет со дня ввода Курской атомной станции в эксплуатацию, продление срока службы энергоблока № 1, День энергетика. 19 декабря 1976 г. началась промышленная эксплуатация Курской атомной станции. За пуском первого энергоблока последовал ввод в эксплуатацию второго, третьего, четвертого… Вклад Курской АЭС в энергетический фундамент страны среди атомных станций России – один из самых крупных.

3.2009 Зарплата, жилье и «что-нибудь для души»

Яна Янушкевич, «Вестник ГХК»Государственная корпорация «Росатом» особое внимание уделяет профессиональному становлению молодежи. Среди ключевых показателей эффективности, установленных руководством отрасли, есть один, касающийся молодых специалистов. В течение 2009 года, как гласят требования, необходимо добиться того, чтобы средний показатель количества молодых специалистов в возрасте до 35 лет по предприятиям «Росатома» достигал 26,5%. На ГХК доля работников данной категории уже достигает этой цифры.