Химия и жизнь среди отходов

«Фонд будущих поколений» - слишком пафосно звучит. И как-то неопределенно, допускает множество толкований. Например, «фонд будущих поколений ученых», так как нынешнее поколение не придумало эффективной технологии безопасной утилизации радиоактивных отходов и обращения с ОЯТ. Или «фонд будущих поколений чиновников», способных с толком и умом распорядиться этими средствами во благо россиян. Или «фонд будущих поколений мутантов», который потребуется, если не найдется ни ученых, ни чиновников необходимого качества.

Будет ли у нас более благоприятный момент для того, чтобы разобраться с негативными последствиями эпохи становления ядерной России? Что для этого нужно и чего у нас не хватает?

Нужна уверенность власть предержащих в том, что их дети и внуки будут жить на этой территории. А также присущая цивилизованному человеку чистоплотность: убери за собой или заплати за уборку и живи дальше в пристойных условиях.  Нужны новые безопасные технологии обращения с РАО, их хранения и захоронения. Ну и конечно, оборудованные комплексы и хранилища. Проекты имеются, но когда дело доходит до их реализации… На Смоленской АЭС запускается комплекс по обращению с твердыми радиоактивными отходами. Согласно проекту эти низкоактивные отходы должны сжигаться в двухкамерной плазменной печи, после чего объем их многократно уменьшается, активность золы, естественно, увеличивается. Дальше радиоактивную золу цементируют и в контейнерах – на захоронение. Точнее, пока на длительное хранение, поскольку могильника еще нет. По идее это позволит высвободить объемы в существующем пристанционном хранилище, которое уже заполнено.

Пробное сжигание партии отходов выявило удивительные вещи. Оказывается, для предварительной сортировки отходов в перчаточном боксе требуются операторы с удлиненными верхними конечностями, поскольку требования безопасности предписывают установку защиты толщиной не менее 60 см. Какой длины должны быть руки оператора?

Парадокс, но только во время испытаний выяснилось, что при использовании в качестве плазмообразующего газа воздуха, обогащенного кислородом, горение сопровождается выделением большого количества окислов азота. Лет 20 назад любой старшеклассник знал, что воздух состоит почти на 80 % из азота. В рассматриваемом случае это установили опытным путем, причем ценой развалившихся насосов и с ущербом для прочего оборудования. Поскольку отходящие из печи дымовые газы направлялись на мокрую газоочистку, упомянутые насосы вынуждены были качать азотную кислоту, о высокой активности которой раньше также рассказывали в школе на уроках химии.

Над проектом работали весьма солидные институты, он защищался на секциях НТС. Об одном из проектных институтов достоверно известно, что в прошлом туда раcпределяли выпускников с красными дипломами. Где сейчас эти бывшие отличники? Кто сегодня разрабатывает и согласовывает проекты? Кто отвечает за их качество?

Тем не менее, переполненность пристанционных хранилищ и отходы, поставляемые ядерным оружейным комплексом – реальная проблема, требующая срочного решения. Фотографии с Сайды или Гремихи производят сильное впечатление.  К счастью, не только на меня - европейские налогоплательщики готовы раскошелиться на генеральную уборку российского Севера.

Нельзя сказать, что проблема радиоактивных отходов  беспокоит только «зеленых»: на отраслевых конференциях непременно вспоминают Доктрину обращения с РАО, которая будто бы проходит бесконечный путь доработок и согласований. 

Следуя здравому смыслу, впредь в смету строительства очередного объекта использования атомной энергии необходимо включать расходы на обращение с РАО и ОЯТ, а в удельную стоимость кВт/часа –  также затраты на вывод из эксплуатации. Но в расчетах руководства Росатома цена строительства энергоблока не превышает $ 1,5 млрд – эта лукавая цифра явно не обеспечивает ни сооружения комплексов по кондиционированию ТРО и ЖРО, ни хранилищ отходов.

Применительно к планируемым АЭС теоретически можно ставить вопрос о том, что за счет продажи вырабатываемой электроэнергии можно накопить денег на эти цели. Но станции, которые уже заканчивают свой жизненный цикл, не имеют таких накоплений, более того, по словам депутата ГосДумы В.Б.Иванова, фонда, обеспечивающего их вывод из эксплуатации, в России нет. Очевидно, что без целевого бюджетного финансирования проблему РАО не решить.

Кстати, о каких будущих поколениях печется наше правительство, относятся ли к ним сегодняшние маленькие россияне? Может быть, они уже имеют какие-то права на чрезвычайные нефтяные доходы и  оплаченную ими нормальную среду обитания? Чтоб росли, осознавая себя частицей новой России, а не сорняками на свалке.

назад

Материалы из архива

10.2007 Программный комитет ярмарки «Атоммед-2007» провел первое заседание

Программный комитет ярмарки «Атоммед-2007» провел первое организационное заседание. В его работе приняли участие представители Российского агентства по здравоохранению, Комитета Государственной Думы по образованию и науке, Комитета Государственной Думы по охране здоровья, Главного военно-медицинского управления Министерства Обороны, Торгово-промышленной палаты РФ, ОАО «Российские железные дороги», Московского научно-исследовательского Онкологического института им. П.А. Герцена

10.2006 Искать точки соприкосновения

Мухтар Джакишев, президент Национальной атомной компании «Казатомпром» Дефицит уранового сырья заставляет ведущие мировые ядерные державы все чаще поглядывать в сторону Казахстана. Бывшая республика Советского Союза занимает второе место в мире по запасам урана, третье – по добыче. Выиграв судебный процесс по антидемпинговому разбирательству с американской компанией USEC, Казахстан, в отличие от России, продает уран в США по свободным мировым ценам.

8.2007 Ядерная энергетика в космосе

Юрий Зайцев, действительный академический советник Академии инженерных наук В системах энергоснабжения космических аппаратов сегодня преобладает солнечная энергетика. Вместе с тем, несмотря на то, что КПД солнечных элементов за последнее время значительно вырос, они фактически достигли пределов своего технического развития и могут оставаться главным источником электроэнергии только на околоземных орбитах и то лишь при определенных ограничениях ее потребления бортовой спутниковой аппаратурой.