Атомная станция – это не коттедж

В.Н.Кармачев, президент ОАО «Спецатоммонтаж», ген. директор ОАО «Электрон»

Строительно-монтажный комплекс одним из первых в атомной отрасли вышел на вольные хлеба. Не от хорошей жизни – от отсутствия строительных заказов в атомной энергетике. В рыночной вольнице начала 90-х удержались немногие.

Новосибирский «Электрон» не просто выжил, а превратился в ведущее предприятие строительно­монтажного комплекса отрасли, поставляющее на энергетический рынок самое разнообразное электрооборудование, от проводов и кабелей различных сечений и назначений, до комплексных трансформаторных подстанций, низковольтных и высоковольтных распределительных устройств. В конце 2005 года «Электрон» наградили главной всероссийской общественной премией «Российский национальный Олимп» как предприятие, занимающее лидирующее положение по объемам производства и прибыли в масштабах сибирского региона.

Нет нужды представлять директора «Электрона» В.Н.Кармачева руководителям строительно­монтажного комплекса атомной отрасли. Валерий Николаевич известен не только в сибирском регионе (недавно ему присвоили звание «Почетный житель Новосибирска»), но и во всей атомной отрасли страны. Не зря 40 строительно­монтажных предприятий на протяжении десяти лет избирают его президентом холдинга «Спецатоммонтаж». Идея создания холдинга на базе 12 Главка Минатома тоже принадлежит Кармачеву. 22 процента акций «Спецатоммонтажа» находятся в собственности государства. Что-что, а соблюдать баланс интересов государства и частного бизнеса Кармачев умеет.

В начале 90-х убедил тогдашнего министра атомной энергетики В.Ф.Коновалова разрешить выкупить трудовому коллективу 50 процентов акций «Электрона», не позволил директорам объединения «Химэлектромонтаж», правопреемником которого стал «Электрон», разбиваться на отдельные предприятия.

Естественно, нам интересно было узнать точку зрения этого человека на процессы, происходящие сегодня в атомной отрасли.

– Валерий Николаевич, насколько реальны задачи, которые ставит перед атомной отраслью новая команда Росатома во главе с Сергеем Кириенко?

– Сергей Кириенко – способный человек, он взялся за очень серьезное дело. Его оптимизм мне импонирует. Лишь несколько настораживают лозунговые методы работы. В целом же программа его действий правильная. Кириенко просит у правительства на развитие отрасли 34 миллиарда рублей. Просит реальные деньги, они позарез нужны. Еще чуть-чуть и мы опоздаем, даже эти деньги нам тогда не помогут. – Никто из специалистов не подвергает сомнению необходимость масштабного инвестирования в атомную отрасль. Многих лишь смущает, что руководство Росатома не очень внятно говорит о методах достижения поставленных целей?

– Понимаю вас, вопросов, действительно, много, а информация скудна. Можно подумать, что в правительстве сидят люди, которые всю жизнь занимались атомной энергетикой. Их же убеждать надо. Кроме государственного инвестирования, в Росатоме рассматривают другие варианты финансирования, например, привлечение средств промышленных потребителей под гарантированные поставки дешевой электроэнергии. Газпром заинтересован в развитии атомных генераций. Как известно, один атомный энергоблок мощностью 1000 МВт позволяет сэкономить ежегодно до 2 млрд кубометров газа.

Такой механизм инвестиций вполне реален, его нужно создавать.

– Допустим, деньги поступили. Но ведь их еще нужно эффективно использовать?

– Если сдавать в эксплуатацию по два блока в год, как написано в программе развития атомной энергетики, то надо начинать строить сразу девять блоков одновременно. Потому что должен быть задел – достраиваем Волгодонский блок, Калининский уже на подходе. Сейчас по Индии я делаю поставки оборудования на 1 блок АЭС «Куданкулам». Поставляем туда трубопроводы и электротехническое оборудование. И мы связаны по рукам и ногам темпами проектирования. А все потому, что нет четко отлаженной системы управления проектом. «Атомстройэкспорт» как генеральный подрядчик должен получить от проектировщиков все документы. Когда техническое задание есть, выдается спецификация исполнителям: строителям, монтажникам всех мастей, поставщикам оборудования. Вот такая должна быть рабочая схема.

– Какая структура должна ее контролировать? Возможно, этим будет заниматься холдинг «Росатомстрой», в котором происходят сегодня большие структурные изменения?

– «Росатомстрой» выбрал правильную стратегию, объединив вокруг себя проектировщиков, изыскателей. Но надо идти дальше. Чтобы задействовать весь этот механизм: проектировщиков, строителей, монтажников, поставщиков оборудования, – нужны не просто хорошие управленцы, а люди, прошедшие большую школу строительства в атомной отрасли. Меня беспокоит, что нынешние управленцы немножко не доходят до рабочих моментов, не понимают, что атомные станции – это не коттедж. А серьезнейший дорогой объект, связанный с большущими условиями безопасности. От того, как строители­монтажники, поставщики оборудования выполнят свою работу, зависит надежность эксплуатации энергоблока. (Все это, конечно, рядовые рабочие моменты, не влияющие в целом на качество исполнения проекта, но лучше, если бы их не было).

– А к продукции «Электрона» и концерна «Спецатоммонтаж» со стороны заказчиков имелись какие­то замечания?

– По трубным сборкам было одно маленькое замечание, по электрооборудованию – ни одного, а поставлено море номенклатуры. Запросили китайцы ЗИП, мы и ЗИП поставили. Я уже сделал на первый индийский блок щиты постоянного тока, они у меня на двух заводах «Электрона» стоят, готовые к отправке.

– Два года назад, давая интервью нашему журналу, вы говорили о том, что в тендерах не всегда побеждает сильнейший, иногда победителя выбирают «по интересу», величина которого всегда четко оговаривается. Изменилось ли что­то с тех пор?

– Трудно сказать. В масштабах страны, думаю, мало что изменилось. В масштабах отрасли к некоторым руководителям приходит понимание, что тендер далеко не всегда дает объективное представление о тех, кто в нем участвует. Я на эту тему беседовал с президентом «Атомстройэкспорта» Сергеем Ивановичем Шматко. Убеждал, что нецелесообразно иметь десять поставщиков оборудования, лучше иметь одного, но надежного. И к ценовой политике надо подходить разумно. А то вот начинают торговаться: «Ты дорого дал, нет, ты дорого дал…» Я подписал в сентябре договор о части поставки кабельных конструкций по 2,8 доллара за кг на АЭС. Меня убедили взять этот заказ, так как желающих поставлять продукцию за такую цену не нашлось. А куда мне было деваться? Если у меня уже два завода были задействованы на выполнение этой программы. Еле-еле мы вышли тогда на себестоимость, но прибыли заработали – фиг.

– Но проводить тендеры тот же «Атомстройэкпорт», вероятно, обязывают инструкции?

– К инструкциям тоже надо творчески подходить. Китайцы на втором блоке уже поставили условие: «Поставщики те же самые». У меня 600 прекрасных наладчиков по АСУ ТП. Зачем приглашать кого-то со стороны? Если мы хотим строить 60 атомных станций за рубежом, то давайте определяться по серьезным поставщикам, по цене и качеству изделий.

– Валерий Николаевич, если бы вас спросили, с чего необходимо начать возрождать строительно­монтажный комплекс, как бы вы ответили?

– Сначала я посоветовал бы заняться инвентаризацией строительно­монтажного комплекса, определиться с предприятиями, с кадрами. Людям нужно платить достойную зарплату, а главное – подтянуть молодежь, сварщиков, электриков… Чубайс, когда начал строить станции, первым делом спросил своих подчиненных, какие нужны социальные гарантии строителям, какие зарплаты нужно им платить.

Организационно­практический вопрос самый главный, самый сложный. Не грех нынешним молодым управленцам обратиться за советом к руководителям старой минатомовской школы.

– Какая роль, по вашему мнению, в структуре строительного комплекса будет принадлежать Росатомстрою?

– Росатомстрой, с моей точки зрения, должен выступать в роли генподрядчика, он должен объединить вокруг себя все субподрядные строительные организации. Сейчас очень сложно влиять на них. Все стали ОАО, ООО. Прежде у нас все строительные организации были минатомовские и выполняли все работы добросовестно.

– Не опасаетесь, что Росатомстрой начнет диктовать цены?

– Будет, конечно, диктовать. Я не против этого. Я против того, чтобы кто вкалывает, тому доставались крохи.

Журнал «Атомная стратегия» № 22, май 2006 г.

назад

Материалы из архива

11.2008 Еще раз о стоимостном дисбалансе ядерного топлива или 4ДИС

М.Ю.Ватагин, к.э.нСтремление к сбалансированности в природе принято считать нормальным и естественным. Дисбалансы в технике обычно рассматриваются в качестве угрозы ее разрушения. Если их не определять и своевременно не устранять, то неприятности неизбежны. Энергетикам, врачам и водителям это известно лучше, чем кому бы то ни было.

2.2006 Энергетика России: проблемы и перспективы

Ф.М.Митенков, академик РАН, научный руководитель ФГУП «ОКБМ» В конце минувшего года состоялась научная секция общего собрания Российской Академии наук, посвященная состоянию энергетики России, ее проблемам и перспективам развития. Актуальность и важность этой темы подчеркивается уже тем, что чуть ли не впервые сессия Академии наук носила столь целенаправленный и достаточно полный конкретизированный характер обсуждения вопросов энергетического обеспечения страны.

3.2006 Принцип СП: ваш продукт – наши технологии

"Урал может стать местом реализации совместного российско-иранского проекта в сфере атомной энергетики. О нем в конце февраля принципиально договорились в Тегеране… При этом не исключается, что заказы, имеющие отношение к иранской ядерной программе, получат и другие предприятия отрасли, расположенные в Уральском округе" (ИА REGNUM)