Росатомстрой в новой конфигурации

А.В.Бутов, ген. директор ФГУП ИСК «Росатомстрой»

До недавнего времени о существовании ФГУП «Росатомстрой» знали немногие в атомной отрасли. Небольшая управляющая компания в структуре Росатома – не более того. С назначением Артема Бутова на должность руководителя Росатомстроя, а особенно после того, как в состав компании вошли НИКИМТ и Томский ВНИПИЭТ, стало ясно, что инвестиционно­строительный концерн «Росатомстрой» претендует на роль значительно большую той, что отводилась ему прежде.

Какое место займет ФГУП ИСК «Росатомстрой» в строительно­монтажном комплексе атомной отрасли, мы попросили рассказать руководителя компании Артема Бутова.

– Какую бы оценку вы дали сегодняшнему состоянию строительно-монтажного комплекса атомной отрасли?

– Если коротко, то на сегодняшний день нужно честно сказать, что строительно-монтажный комплекс не готов к выполнению тех глобальных по масштабу задач, которые поставлены перед отраслью Президентом РФ. Мы знаем, как воссоздать комплекс, знаем, как строить свою работу. Понимаем, что это невозможно сделать за один день, понимаем, что на это потребуется немало времени, ресурсов и т.д. Специальный доклад на эту тему был представлен на форуме «ТЭК России в XXI веке». Известно, что в системе Министерства среднего машиностроения СССР одних только монтажников насчитывалось тридцать тысяч. После аварии на Чернобыльской АЭС, когда строительство новых мощностей было фактически заморожено (за прошедшие 20 лет мы достроили только три энергоблока), этот потенциал был почти разрушен. Сейчас нужно собирать все фактически заново.

– Можно ли рассматривать реформу Росатомстроя как желание государства взять под свой контроль строительно-монтажный комплекс атомной отрасли? Насколько связана эта реформа с процессом дальнейшего огосударствления российской экономики?

– Преобразования, которые идут в Росатомстрое, – это воссоздание и развитие строительно-монтажного комплекса Росатома. Реструктуризация, как вы сами понимаете, – это не самоцель. Прежде всего, это создание инструментов для решения государственной задачи обеспечения энергетической безопасности страны и, что еще важнее, в перспективе, в том числе посредством сооружения АЭС. Два энергоблока в год – это очень амбициозная задача для строителей, поскольку на такие темпы и объемы строительства гигант Минсредмаша выходил лишь однажды. Для того чтобы отрасль могла реализовать поставленные задачи, она должна представлять собой единый отлаженный, хорошо управляемый механизм, одним словом, инфраструктура должна быть готова выполнить госзаказ.

Я не очень хорошо понимаю, что вы имеете в виду, говоря «огосударствление». Применительно к предприятиям Росатома – этот тезис не имеет смысла, поскольку атомная отрасль России как была, так и останется стопроцентно государственной. Акционером будущего АО будет государство. Не стоит забывать о специфике атомной отрасли, например, о вопросах ядерной и радиационной безопасности. Эта специфика делает отрасль отличной от других.

– Какая роль отводилась в Росатоме до недавнего времени Росатомстрою, и какая должна отводиться в будущем?

– До сегодняшнего дня роль Росатомстроя не являлась и не могла являться сколько-нибудь существенной: ведь если нет задачи много строить, то и роль будет соответствующей. Компания была создана 5 лет назад и в основном работала по нескольким проектам в рамках реализации Российско-американского договора о прекращении производства оружейного плутония и строительстве замещающих мощностей ТЭЦ. Если предположить, что Росатомстрой станет организацией, призванной как раз соорудить в стране те самые 40 блоков-тысячников, которые обеспечат экономику страны необходимым объемом энергии до 2030 года и далее, то роль строительного подразделения трудно переоценить. Потом не следует забывать, что геополитически мы должны занять свою нишу на мировом рынке строительства АЭС, а это еще 60 блоков за рубежом. Без очевидных успехов в строительстве у себя дома мы не сможем выйти на внешний рынок. Необходимо показать и доказать, что мы умеем строить с должным качеством и в срок.

– Почему для укрупнения Росатомстроя выбор пал на НИКИМТ и Томский ВНИПИЭТ?

– Мы всегда сотрудничали и с НИКИМТом, и с Томским ВНИПИЭТом, хорошо знаем друг друга. Сегодня оба института стали нашими филиалами, нашим ресурсом. ФГУП ИСК «Росатомстрой» в новой конфигурации должен представлять собой строительный комплекс полного цикла, способный выполнять как сложные проектные задачи, так и воплощать эти проекты в жизнь собственными силами.

– Не приведет ли создание строительного холдинга под эгидой Росатома к монополизации строительного комплекса атомной отрасли?

– Создание строительного комплекса под эгидой Росатома, т.е. концентрация рычагов управления в одних руках, приведет, прежде всего, к его: 1) возрождению; 2) лучшей управляемости; 3) упорядочению ведения работ; 4) появится возможность выстраивать приоритеты, 4) контролировать качество и соблюдение сроков.

Журнал «Атомная стратегия» № 22, май 2006 г.

назад

Материалы из архива

8.2008 Дайджест за июль 2008 г. от РНЦ «Курчатовский институт»

Глава «Росатома» о мировой ядерной энергетикеВ статье, опубликованной в немецкой газете «Frankfurter Algemeine  Zeitung» генеральный директор ГК «Росатом» С. Кириенко заявил:· Продовольственный кризис, глобальное потепление и неравномерное распределение ресурсов для развития частично являются результатом энергетического дефицита и вызванного им роста цен на энергию.

6.2008 Реформы не ради реформ

Редакционная статья «Независимого военного обозрения»: - В Минобороны запланировано совещание, где будет определяться облик Вооруженных сил страны. Это станет как минимум пятой попыткой реформирования Российской армии… Покойный маршал России Игорь Сергеев пытался выйти из кризиса, создать стратегические силы сдерживания, объединить под единым руководством РВСН, авиационные и морские СЯС, СПРН, Систему контроля космического пространства.

1.2009 Верные штыки вертикали

Александра Самарина, «Независимая газета»: - Лояльность прессы становится в годы кризиса особенно востребованной властью. В то время как независимые от государства СМИ терпят убытки, часто несовместимые с жизнью, прикормленные издания получают миллионные дотации. Рынок прессы подорван, читатель лишен объективной информации и вынужден довольствоваться дозированной и отфильтрованной печатной продукцией.