Семиодинамика как предтеча синергетики

Р.Г.Баранцев, д.ф.-м.н., проф. СПбГУ

Говоря о синергетике, обычно упоминают бельгийскую школу диссипативных процессов, немецкую школу лазерной физики и (к сожалению, реже) российскую школу нелинейной динамики.

А предшественницами теории самоорганизации справедливо называют тектологию, кибернетику и общую теорию систем. Однако ближайшей предтечей синергетики как новой парадигмы по существу была семиодинамика, возникшая в 1980 году на берегах Невы.

Междисциплинарный методологический семинар по семиодинамике, работавший при Совете молодых ученых ЛГУ, объединял представителей самых разных специальностей: математиков и лингвистов, физиков и философов, биологов и педагогов. Общие закономерности возникновения, развития и отмирания естественных систем в знаковом представлении – так был определен предмет семиодинамики. Интерес к динамике синтеза целостных образований оказался мощным двигателем плодотворной деятельности творческого коллектива.

Сборник трудов семинара был представлен в издательство ЛГУ 05.10.82 и получил весьма благоприятные отзывы рецензентов: лингвиста Г.П. Мельникова и философа Б.Т. Алексеева. Однако затем его передали на дополнительное, более «бдительное» рецензирование в Головной совет по философии, откуда пришел разгромный отзыв В.Г. Иванова с обвинением в покушении на марксистско-ленинскую диалектику. В результате сборник был арестован и до 23.10.87 хранился в сейфе парткома ЛГУ. Опубликовать его удалось лишь в 1994 году за счет пенсии ответственного редактора [1].

В годы борьбы за право на существование творческая работа не прекращалась, но была значительно осложнена гонениями на предмет и участников семинара. Перипетии этой борьбы нашли отражение в ряде газетных и журнальных публикаций [2].

Ситуация несколько разрядилась, когда методологические обретения семиодинамики оказались востребованными в синергетике, более удачливой в общественном признании. Науке о самоорганизации открытых систем потребовалась соответствующая, т.е. тоже открытая методология. Именно такая методология была подготовлена семиодинамикой [3].

Предмет исследований оказался общим – качественные изменения сложных систем. И синергетика, и семиодинамика занимаются изучением механизма синтеза целостных образований [4]. Небольшое различие состоит в том, что семиодинамика по предмету шире, так как не ограничивается процессами самоорганизации, а по методу несколько уже, так как ограничивается знаковым представлением. Но эта узость как раз и обеспечила быстрое продвижение в разработке методов, нужных для синергетики. Сходства между ними гораздо больше. Согласно Ю.А. Данилову [5], синергетика изучает возникновение, жизнь и гибель структур. Эта формулировка почти полностью совпадает с данным выше определением предмета семиодинамики.

Но семиодинамика, рожденная в своем отечестве, не нашла понимания и признания, а синергетика, изобретенная за рубежом, стала восприниматься как новое перспективное направление, способное возглавить смену парадигмы. История не слишком оригинальная, но в очередной раз пройденная и достаточно поучительная в своих деталях, тем более, что сохранились документальные свидетельства этих не столь уж давних событий [6].

Семиотика, как известно, есть теория знаковых систем. Методологически она родственна математике. Изучая знаки, семиотика абстрагируется от их содержания, так же как математика отвлекается от предметного содержания чисел и фигур. Переход от постоянных величин к переменным произвел в математике настоящую революцию и открыл невиданные ранее горизонты. В семиотике такой переход происходит позднее, потому что мир знаков сложнее мира чисел. Приближение к жизни вносит возрастающие трудности.

Благодаря знаковому подходу семиодинамика сумела быстро охватить широкий круг сходных явлений и выработать некоторые методологические принципы, востребованные в синергетике [3]. Это, во-первых, необходимость преодоления бинаризма, во-вторых, принцип неопределенности-дополнительности-совместности, и в-третьих, освоение фундаментального понятия целостности. Эта методология оказалась полезной и при становлении курса «Концепции современного естествознания», дающего целостное представление о мире, о законах, которые являются общими для природы, человека и общества. Общность проявляется в структурных закономерностях, которые изучаются отвлеченно от предметного содержания, так же, как знаки в семиотике, числа и фигуры в математике, причем структуры эти рассматриваются в динамике, в движении, в качественных превращениях.

Элементарная структура анализа, диада, позволяет осуществлять операцию дихотомии, т.е. расщеплять объект на две части. Но бинарными актами невозможно описать коллективные взаимодействия и объяснить механизм синтеза. Для этого нужна по меньшей мере тройная связка, триада, причем не одномерная, которая структурно не богаче диады, и не переходная, которая только заявляет о возможности синтеза, а системная, состоящая из трех равноправных элементов одного уровня общности [7]. В ней каждый элемент может служить мерообразующим фактором при разрешении спора между двумя другими, опосредуя процесс формирования синтеза.

Смысловое различие компонент определяется универсальной семантической формулой

интуицио

рацио эмоцио,

отражающей природную способность человека мыслить одновременно и понятиями, и образами, и символами. Эта формула позволяет осознанно ориентироваться в смысловом пространстве, достраивая монады и диады до целостных тройных комплексов. Так диада “материя-идея” разрешается в области эмоцио через человека, а оппозиция “порядок-хаос” – в области интуицио через творчество. Трихотомия понятий путем различения указанных аспектов ведет к их тернарной дефиниции [8]. Например, система – это элементность-связанность-целостность, асимптотическая математика – это точность-локальность-простота, синергетика – это нелинейность-когерентность-открытость [9].

Тернарный опыт человечества достаточно богат и интерес к нему возрастает. В двух томах Международной библиографии тринитарной литературы [10] собрано около шести тысяч работ по триадическим структурам типа nosse-velle-esse, т.е. cognition-acting-being, или

бытие

познание действие,

соответствующего нашей семантической формуле. Целостные триады, сложившиеся в разных культурных традициях, состоят из слов, привязка которых к предлагаемому эталону не всегда очевидна. При смене структурной парадигмы содержание понятий приходится переосмысливать в новой системе отношений. И тогда открывается удивительная общность семантической формулы системной триады, которая проявляется во всех основополагающих открытиях науки, в гениальных произведениях искусства, в жизнеспособных религиях мира [11]. В социальной сфере на эту гомологию обратил внимание В.В. Иофе ([12], с. 297-305).

Проблема «Восток-Запад» – это проблема сближения, единения, синтеза двух культур, и роль России здесь чрезвычайно велика. Интуицио Востока и рацио Запада могут быть совместимы лишь через эмоцио России [13]. В наших внутренних проблемах ведущую роль тоже играет эмоциональная компонента. Человеческий фактор, замыкая старые оппозиции типа «рацио-интуицио», становится штурманом синергетики на пути к целостности сквозь системные триады. Через человека разрешается пресловутый «основной вопрос» философии. С помощью красоты обретают целостность истина и добро. Человеческий потенциал составляет основную долю национального богатства страны [14], так что главной проблемой становится нравственное воспитание людей.

Различая три компоненты образовательного пространства: информационное, воспитательное и развивающее, М.Т. Громкова пишет: «Субъект впитывает то, что интересно и возвышает разум… Воспитание отличается от впитывания, как восхождение от хождения, воспевание от пения и т.п. Осознание – проникновение бытия в сознание… Процесс осознания меняет внутренний образ и, следуя семантике, может называться образовательным» [15]. Таким образом, системная триада образования, выполняя синтезирующую роль, должна включать в себя и передачу знаний (рацио), и воспитание стиля (эмоцио), и развитие умения (интуицио). Целостно образованный человек ощущает себя понимающим («счастье – это когда тебя понимают»), участвующим («без меня народ не полон»), творящим (синергия - соработничество человека с Богом).

Организуя систему образования, нельзя переходить “рубеж Планка” [16], если не хотим уйти от целостности жизни к полноте модели. Главное достоинство российской школы – человеческий талант учителей. А самая эффективная школа – школа жизни. Достаточно вспомнить университеты М. Горького, В. Высоцкого, Ф. Шаляпина.

Появление семиодинамики именно в России видимо не случайно. В русской тройке коренная лошадка – эмоцио. А эмоциональная доминанта означает приоритет структуры, динамики, жизни.

Геометрический образ системной триады в виде правильного горизонтального треугольника – двумерный. Однако в динамике жизни каждая компонента может меняться самостоятельно по своей оси, так что проявленная триада имеет три измерения. Также и диада: фиксированная – одномерна, действующая – двумерна.

Неизбежность перехода от бинарных структур к тернарным при стремлении к целостности вполне очевидна. Но, будучи необходимой, является ли системная триада достаточной настолько, чтобы вместе с Т.П. Григорьевой [17] мы могли сказать: «Триединое и есть логика целого»? Ведь существуют и более сложные комплексы: тетрады, пентады и т.д. [18]. Конечно, можно сослаться на принцип простоты и бритву Оккама. Можно аргументировать общностью семантической формулы системной триады, которая проявляется всюду, в то время как семантика более сложных плеяд весьма локализована и универсальный архетип в них пока не обнаружен. Но существуют и более глубокие основания сфокусировать внимание на тернарных структурах.

Природа, в отличие от бравого рассудка, избегает уходить в дурную бесконечность. Формального умножителя всегда настигает коллапс. В синергетике это называют самоорганизованной критичностью. Коридор эволюции достаточно узок. В истории Вселенной когда-то произошел фазовый переход от начальной многомерности к трехмерному пространству, обеспечивший рост разнообразия структурных форм [19]. В физике еще в 1917 г. П. Эренфест обнаружил, что трехмерность обладает определенными преимуществами, так как при меньшей размерности не могут возникать сложные структуры, а при большей не могут существовать устойчивые атомы и планетные системы. В многомерных моделях физических пространств дополнительные измерения оказываются свернутыми.

Создавая новую парадигму в облике синергетики, семиодинамика принадлежит не столько прошлому, сколько будущему, являясь методологической опорой для решения имманентных проблем теории саморазвития [9]. Будучи предтечей, она все больше раскрывается и как перспектива [20].

Литература
1. Семиодинамика. Труды семинара. СПб, 1994. 192 с.
2. Преловская И.С. Ярлык // Известия № 150 за 30.05.87. А тень осталась // Известия № 291 за 18-10-87. Максимова Н.К. Встретимся через 900 лет // Новая сибирская газета № 8 за 26.11.94. Гордин Я.А. «Дело Баранцева» // Звезда, 2000. № 4. С. 19-28
3. Баранцев Р.Г. Открытым системам – открытые методы // Синергетика и методы науки. СПб: Наука, 1998. С. 28-40.
4. Баранцев Р.Г. Синергетика и семиодинамика // Синергетика и методы науки. СПб: Наука, 1998. С. 412-415.
5. Данилов Ю.А. Возникновение и эволюция понятия «самоорганизация» // Синергетика. Труды семинара. Том 4. М.: МГУ, 2001. С. 80-83.
6. Баранцев Р.Г. Семиодинамика в истории синергетики // История идей как методология гуманитарных исследований. СПб, 2001. Часть 1. С. 113-125.
7. Баранцев Р.Г. Системная триада – структурная ячейка синтеза // Системные исследования. Ежегодник 1988. М.: Наука, 1989. С. 193-210.
8. Баранцев Р.Г. Системная триада дефиниции // Международный форум по информации и документации. М., 1982. Т. 7. № 1. С. 9-13.
9. Баранцев Р.Г. Имманентные проблемы синергетики // Вопросы философии. 2002. № 9. С. 91-101. Новое в синергетике: Взгляд в третье тысячелетие. М.: Наука, 2002. С. 460-477.
10. Bibliotheca Trinitariorum. International Bibliography of Trinitarian Literature. Ed. By E.Schadel. M?nchen e.a., 1984, v.1, 624 p., 1988, v.2, 594 p. Рецензия: Баранцев Р.Г., Хованов Н.В. Философские науки, 1990. № 4. С. 141-143.
11. Баранцев Р.Г. Универсальная семантика триадических структур в науке-искусстве-религии // Языки науки – языки искусства. М.: Прогресс-Традиция, 2000. С. 61-65.
12. Иофе В.В. Границы смысла. СПб: Норд-Вест, 2002, 329 с.
13. Баранцев Р.Г. Культурная стезя России // Мост, 2003, № 55. С. 7-8.
14. Колин К.К. Информационная глобализация общества и гуманитарная еволюция // Глобализация: синергетический подход. М.: РАГС. 2002. С. 323-334.
15. Громкова М.Т. Синергия духовного и материального в условиях глобализации // Глобализация: синергетический подход. М.: РАГС. 2002. С. 166-172.
16. Баранцев Р.Г. Принцип неопределенности-дополнительности-совместности в тринитарной методологии // Научные труды РИМЭ. Рига, 2001. Вып. 5. С. 91-95.
17. Григорьева Т.П. Синергетика и Восток // Синергетическая парадигма. М.: Прогресс-Традиция. 2000. С. 215-242.
18. Bennett J.G. The Dramatic Universe. Vol.3. Man and his Nature, Charles Town, 1987. 315 c.
19. Новиков И.Д. Как взорвалась Вселенная. М.: Наука, 1988, 175 с.
20. Баранцев Р.Г. Синергетика в современном естествознании. М.: Едиториал УРСС, 2003, 144 с.

назад

Материалы из архива

12.2008 Огонь — главный враг подводника

Е.В.Лаухин, капитан I ранга в отставкеВ обеспечении пожарной безопасности атомных подводных лодок (АПЛ) давно наступил кризис, требующий не только принятия неординарных мер, но и осознания роли всех составляющих в предотвращении и устранении пожара. Неправильно поставленные цели приводят к неправильной постановке задач. Изучение обстоятельств тяжёлых аварий на АПЛ и их гибели от пожаров позволяют выработать новые подходы для достижения победы над огнём.

1.2007 Про отходы, доходы и отложенные решения

Главная проблема в том, что пока никто в мире не придумал, как безопасно обращаться с ядерными отходами. Нет такой технологии. Никто не знает, что с ними делать дальше. Вот и хоронят — до лучших, как говорится, времен. Ученые, не смущаясь, называют это отложенной проблемой будущих поколений… Существует и еще один вид радиоактивных отходов, которые ввозятся в Россию – так называемые урановые «хвосты». Урановые «хвосты» хранятся в баллонах, емкость каждого более 12 тонн.

2.2007 Без прошлого нет будущего

В декабре 2006 г. курские атомщики отметили сразу три профессиональных праздника: тридцать лет со дня ввода Курской атомной станции в эксплуатацию, продление срока службы энергоблока № 1, День энергетика. 19 декабря 1976 г. началась промышленная эксплуатация Курской атомной станции. За пуском первого энергоблока последовал ввод в эксплуатацию второго, третьего, четвертого… Вклад Курской АЭС в энергетический фундамент страны среди атомных станций России – один из самых крупных.