Взрослеть сердцем

Е.Е.Кунин, психолог, консультант в области социального проектирования и подготовки кадров, Санкт-Петербург

Практика социального проектирования и подготовки кадров на различных фирмах позволила сделать вывод, что сотрудники любой организации делятся на две категории:

• персонал – люди – функции, которых эксплуатируют как неразвивающихся и востребуют именно в этом качестве и сами они согласны пребывать в этом состоянии;

• кадры – сотрудники, находящиеся в постоянном развитии, проходящие определенные этапы эволюции.

Способность быть инициативным, свободным, творческим внутренне присуща человеку-субъекту. Только ее не надо подавлять или разрушать на различных жизненных этапах. Преградой к развитию субъектности, самостоятельности, творческой инициативы может явиться даже наследственная информация, передаваемая, что называется, с генами. В нашей стране целые поколения сталинской и постсталинской эпохи получили сильное «послание» от родителей: «Не сметь взрослеть, погибнешь!». Потому что зрелый человек, воспринимая реальность адекватно, не сможет ни исповедывать ее, а это ведет к верному моральному и даже физическому уничтожению.

Реализуя программу выживания, индивид сохраняет инфантильность на долгие годы, несмотря на физический возраст. Надевая «скафандр взрослости», из своего покорного детского мирка он боится сделать шаг в сторону от нормативов, инструкций, предписанных «старшими» по чину. А присущая по природе потребность к развитию постепенно подавляется, уступая место уютной, необременительной функциональности – посредственности.

В создание индифферентных душ свой вклад вносит школа, занимаясь почасовым информационным «накачиванием» по предметам, с неотвратимостью дамоклова меча переключая по звонку восприятие ребенка с биологии на алгебру, с литературы на физкультуру. В результате по В.В. Розанову образуется «чиновничья душа» с портфелем, в котором катехизис соседствует с арифметикой. Примерно в то же время Д.И. Менделеев писал: «Все несчастья России в наших чиновниках, воспитанных на канцеляризме. Их головы напичканы так называемыми классическими знаниями, засорившими их мозги всяким ненужным хламом. Этот хлам и мешает им видеть истинные нужды России» [1].

Возникает своеобразный сговор, что это и есть «профессиональная зрелость», взрослая деятельность, на самом же деле, имеет место реализация инфантильного поведения с разной степенью инфантильности – от полной неспособности к самостоятельным действиям до вполне сносных «почти взрослых» результатов.

Сопротивление человека стать субъектом деятельности, а не объектом манипулирования, готовым к выполнению любой работы в любой сфере, одна из психологических проблем, выявленных при глубокой психотерапии.

Для того, чтобы раскрыть летаргически спящий потенциал субъектности, повзрослеть, человек должен встретиться с реальностью своего внутреннего мира, увидеть самого себя как деятеля, а не только результаты своей деятельности.

Но… самой наследственной информацией, последующим школьным воспитанием они оказываются фрустрированы на постижение мира живым сердцем, а не информационным рассудком. Индифферентной душе все равно, где и над чем работать – на макаронной фабрике или в сфере искусства, лишь бы побольше платили. Не-субъект деятельности не соединяет себя с ней, не открывает процесс сердечного постижения, отношения творчества.

Только когда человек встречается с миром через сердце, происходит процесс постижения. Человеку по природному устроению положено быть сердечно-разумно-волевым. Сердце – универсальный инструмент постижения мира. Научить детей постижению – одна из главных задач общественного образования.

Переходя от образования детей к образованию взрослых, имеет смысл остановиться на таком понятии как «психологический возраст», который далеко не всегда соответствует возрасту биологическому.

В определенных типовых ситуациях каждый человек ведет себя в соответствии со своими возрастными возможностями. По основному диапазону ключевых состояний взрослого человека он проверяется как работник, родитель, сексуальный партнер и т.д. По мнению Хиллари Клинтон, неприятности Билла Клинтона, ставшие главной темой обсуждения всей планеты, связаны с трудным детством ее мужа, которые теперь проявились в качестве подросткового синдрома. Аналогичный синдром (с неизвестным анамнезом) проявился и у друга Билла – Б.Н. Ельцина. Возможно, это была эра мирового правления 13–14-летних подростков? А теперь наступает период управленческого повзросления?

Психологический возраст действующего российского Президента оценивается в 24–25 лет, т.е. уже достаточно зрелый человек, отвечающий за свои действия. И народ, не очень разбирающийся в психологических тонкостях, проголосовал на выборах за его вменяемость. А в одном из интервью иностранным журналистам на вопрос о причине его жизненной успешности, В.В.Путин ответил: «Меня в детстве очень любили родители».

Прекрасный совет современным родителям, подменяющим вскармливания детского сердца любовью оплатой дорогостоящей мишуры и престижного досуга. Сердца родителей не дают сердцам детей то, что необходимо для взросления. И пожизненно такой обделенный безвозмездной любовью человек остается в «песочнице», не преодолевая всех этапов развития, на которых происходит постижение мира.

Особая предрасположенность к обдумыванию житья, к освоению того, как устроен мир и его отношения с миром впервые проявляется у детей в возрасте 4–6 лет. И важно не упустить этот момент, установить живую связь с его сердцем, соответствовать излучению нарождающегося мыслителя.

Сегодняшний инфантилизм достигает катастрофических масштабов. Люди ходят на работу, имеют «как бы» семьи, а им еще нет и четырех лет! Поэтому они не откликаются на ценность и возможность постижения, не обнаруживают этого на практике. 4-6-летний нормально развивающийся ребенок откликается на заинтересованного собеседника. И результаты его постижения откликаются в нем самом, как отраженные через общение. Отсутствие потребности в этом, нечувствительность к «взрослому» собеседнику – проявление души индифферентной, «чиновничьей», неосознанно демонстрирующей инфантилизм.

Следующий этап – юность обдумывает жизнь в 18-19 лет. Для большинства населения (более 80%) психологический возраст не достигает юношеского. И потребности в познании устройства мира, отношений, любви не возникает. Они не любознательны. Эти проблемы их не трогают.

Следующий период, когда человек уже пожил и откликается через опыт своей жизни – 28-29 лет. Консультанты и психотерапевты знают, что наибольшее число обращений клиентов происходит именно в этом возрасте. Прожил уже 30 лет, вроде все есть – работа, карьера, семья, деньги, а чего-то не хватает. И, вообще, жить не хочется. Потому что нет живого процесса постижения. Пусто. И тогда идут за помощью к психологу, чтобы помог избавиться от внутренних мучений. На предложение – давай разберемся, повзрослеем, наиболее частый ответ – нет. И в этом возрасте он остается не обращенным к постижению мира. И прежде всего, мира людей.

А после 45 лет, как правило, возникает стагнация и редко кто идет на преодоление кризисов, болезненных встреч с собой реальным. В эти годы либо ты уже по жизни разобрался и до последнего вздоха не свернешь с тропы развивающегося человека, либо начинается биологическое доживание.

Отсутствие потребности в постоянной образовательной практике у взрослого человека, таким образом, может быть связано с отчужденной системой школьного обучения, формирующей индифферентные души, а также с состоянием инфантилизма, в результате которого человек не добирается до внутреннего этапа взросления – постижения мира и консервируется в детско-подростковом состоянии.

Взрослый человек задается вопросом: кем я являюсь? Я сын в родительской семье, муж, отец – в семье собственной, представитель рода – в своем роду, я – представитель своего народа. И тогда я могу обнаружить себя как представитель рода человеческого. Если человек не добирается до этого состояния (он не народ, не представитель Человечества, а просто электорат, население), то говорить о его психологическом возрасте как взрослого человека – не приходится.

Взрослый человек – гражданин мира во внутриличностном содержании, человек, которого лично заботит все, происходящее в мире. И тогда человека не надо заталкивать в образование ни в школе, ни в вузе, ни в культурно-просветительских программах, ни в постдипломном образовании. Потребность в обучении, саморазвитии живет в нем перманентно. Отсюда возникает интерес к мировой живописи, к литературе, науке, к космосу. Тогда возникает тот тип образованности, которым хотели бы обладать мы сами и предложить своим детям.

Чему можно и нужно научить взрослого человека?

Постижению мира реальности, мира людей и прежде всего самого себя. А вот этой темы нет ни в одной учебной структуре. И в советское время миллиарды рублей выбрасывались на курсы повышения квалификации впустую, потому что преподносилась информация, в лучшем случае повышающая эрудицию. Строчились конспекты. Создавалась иллюзия освоения новых знаний, а слушатель, на самом деле, даже не приближался к этому.

Задачей постдипломного образования является не эрудиция, не информация, а создание системы влияния человека – преподавателя, результатом которой станет повзросление сердца обучающегося. На этом и должна строится вся методология образования, постдипломного, в том числе. А дальше необходимо создание соответствующих условий и обстоятельств.

Жизнь представителя персонала-функционала протекает по схеме «работа – быт – досуг» или «работа – работа – быт». Время для развития образования не заложено вообще, если иметь ввиду не повышение эрудиции, поглощение информации или хобби, а существенные изменения в самом себе, изменение своих жизненных возможностей. А это очень большая нагрузка, требующая серьезного квалифицированного труда.

В пространстве жизни персонала нет места для саморазвития, образования взрослого человека. Для превращения «персонала» в «кадры» должна быть внутренняя готовность отодвинуть часть досуга и заняться своим образованием.

При работе с кадрами, для их развития мы организуем трехнедельный выезд в своеобразный пансионат образования взрослых, где собирается 150–200 человек разных возрастов. Для детей там же создана родительская школа – детский лагерь, где дети в возрасте от 5 до 17 лет продвигаются к подлинной образованности и полноценной личной картине мира. Люди собираются в пансионат не для целей досуга, а для саморазвития. Через совокупность влияний обучающих создается возможность для каждого обучающегося выйти на свой мотив образования. При этом приходится преодолевать определенное сопротивление, для того чтобы без психологического насилия, начетничества, менторства перевести его в ответное состояние. Обучающему важно стать для слушателей авторитетом, неформальным лидером. А это требует усилий и с той, и с другой стороны.

Для того, чтобы изменить ситуацию, чтобы на должность управленцев, принимающих решения, от которых зависит жизнедеятельность больших групп людей, попадали «кадры», а не «персонал», необходимо по всей России и особенно с Севера подобно старателям из тонн пустого песка отбирать «золотые песчинки» живых ребят – молодых предпринимателей, не утративших вкуса к жизни, живому общению и постижению мира.

Совместный просмотр философских фильмов, затрагивающих корневые проблемы бытия, общение с мастерами слова, микрогрупповые походы в Третьяковку, Эрмитаж, картинные галлереи – все это работает на раскрытие спящего потенциала субъектности, превращение «персонала» в представителя рода человеческого, не способного ради прибыли нанести вред планете.

назад

Материалы из архива

12.2007 РЕТРО энергичного АТОМА - «сказка - быль, да в ней намек»

По случаю 87-й годовщины плана ГОЭЛРО, 41-го по счету празднования дня Энергетика и в честь тридцатилетия атомной энергетики Украины. Может быть, нам все-таки, следует научиться обращать внимание на кажущиеся мелочами обстоятельства. Во-первых, говорят, что мелочей не бывает вовсе. Во-вторых, на практике убедились, что любое хорошее с виду начинание губится именно мелочами.

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…

12.2007 Колонка редактора: "Инновационная среда"

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» Как назойливые мухи зреют в массах национальные идеи, жужжат и мешают покою власти. Когда терпение наконец-то кончается, власть объявляет идею федеральной, приобщает к списку  предвыборных мероприятий и реализует на практике.