Глобальное партнерство: возможные потери и выгоды

"Тяжёлый удар по российскому атому может быть нанесён извне, в случае согласия России на участие в так называемом Глобальном партнёрстве по ядерной энергии (GNEP), разрабатываемом в Вашингтоне. В США рассчитывают, что новая система в будущем заменит ДНЯО и де-факто, а возможно – и де-юре, узаконит запрет на производство ядерного топлива в большинстве стран мира, за исключением участников GNEP. Вхождение России в состав GNEP в качестве одного из партнёров США приведёт к существенному ограничению свободы действий российских атомщиков на зарубежных рынках и, возможно, к полной потере иностранных заказов на строительство новых энергоблоков. И хотя президент России Владимир Путин продолжает настаивать на принципе «недискриминационного доступа» к ядерному топливу для всех государств как условии участия нашей страны в подобного рода партнёрских программах, ещё не рождённая GNEP уже смогла фактически похоронить российско-иранские ядерные переговоры по созданию уранового СП (IranAtom.Ru)

Юрий Александрович Юдин, директор Аналитического центра по проблемам нераспространения:
- GNEP или какие-либо другие международные инициативы в области многосторонних подходов к ядерному топливному циклу скорее могли бы стать дополнением ДНЯО. Хотя нельзя не признать, что потребовался бы пересмотр (или, по крайней мере, всеобщее признание некого нового толкования) отдельных положений ДНЯО, в частности статей III и IV Договора. Если бы такие многосторонние подходы были бы реализованы на основе равноправного и партнерского участия ведущих мировых ядерных центров (США, ЕС, Россия, Япония, возможно Китай) и на них согласились бы "ядерно-неразвитые страны", то для России они сулили бы определенные выгоды. В России мог бы быть создан крупный международный центр по обогащению урана, поскольку наша страна располагает самыми большими в мире мощностями по его обогащению. На базе ГХК в Железногорске мог бы быть создан международный центр по хранению и переработке ОЯТ. Если бы разрешился вопрос с ядерным топливом, то были бы убраны самые значительные препятствия на пути развития международного сотрудничества в строительстве новых энергоблоков.
Основным препятствием на пути реализации Глобального партнёрства и других возможных многосторонних подходов к ЯТЦ является позиция "ядерно-неразвитых стран". Захотят ли они, чтобы существующая уже 36 лет в рамках ДНЯО "ядерная дискриминация", распространялась не только на военный, но и на мирный атом? Думаю, что убедить их в необходимости подобной жертвы будет не так просто, в особенности, если они при этом не увидят прямых выгод для себя.

назад

Материалы из архива

10.2007 Диверсия или теракт, ядерный или радиоактивный?

Ю.А.Рогожин, директор Центра радиационно-химической безопасности. Будучи постоянным участником семинаров в московском отделении Центра Карнеги по проблемам нераспространения ОМУ, я заметил, что коллеги, которым я признателен за плодотворные дискуссии, зачастую смешивают понятия "диверсия" и "террористический акт".

7.2008 Вне нобелевской игры

Сергей Лесков, обозреватель газеты «Известия»: - В России из всех наук более всего уважают физику… Но все наши нобелевские достижения сделаны в 1950-е годы… Наши ученые на первых ролях, но они делают науку не в России. Академия же наук самоустранилась от науки - ее занимают выборы, назначения, бюджет, привилегии. Молодые ученые в круг этих интересов не входят и даже в тягость своей назойливой активностью, их лучше спровадить подальше.

5.2009 Перспектива развития энергетики с точки зрения науки

Н.Н.Пономарев-Степной, вице-президент Курчатовского института, академик РАН: - Наверное, 47 лет назад… я летал на самолете с атомным реактором. Вы знаете, тогда действительно атомная отрасль накопила очень могучие силы и мозговые, и интеллектуальные, и производство, и хотела попробовать эти силы в самых разных направлениях. В том числе, это атомный самолет, атомная ракета, т.е. ракета с ядерным двигателем, и космические установки… Я назову это ближайшее время…